Автор: Leto
Опубликовано: 11.11.2013

У меня двое детей — шестилетний сын по имени Сашанеори и годовалая дочь по имени Леначтотыделаешь?!

Кто-нибудь умеет перепрошивать шестилетних мальчиков? Срочно, согласна дорого. Орет и орет, орет и орет, оретиорет… Говорят, в мальчиках этого года выпуска задизаблить внутреннего беса еще невозможно, но, может, хотя бы перевести его в режим вибрации? Ну невозможно же.

Поехала с ними двумя в дом отдыха. «Давай, передохни», — провожал нас муж, «готовить не надо, убираться не надо».

Далее один день из жизни.

День не задался с самой ночи. Нас трое, кроватей две. Я с сыном в одной комнате сплю только где-то в поездках, поэтому для меня было сюрпризом, что во сне он разговаривает. Громко, на разные темы, всю ночь. Иногда орет. Да, даже ночью оно орет.»В атакууу!». Или просто «аааа!». Или очень громко и четко произносит какое-нибудь слово. Раза три за ночь. Каждый раз я просыпаюсь.

Только не надо думать, что я про собственного ребенка ничего не знаю. Например, я знаю, что он во сне падает с кровати. Кто-нибудь в курсе, в каком возрасте ребенки перестают падать с кровати? А то я уже опасаюсь, что у него это будет всю жизнь. Так вот, дома кровать у нас с бортиками, а в отелях выкручиваемся, как можем. На этот раз я пододвинула к кровати столик и пуфик. Просыпаюсь от грохота. Где ребенок? А, вот он. У Сашинеори ноги лежат поперек кровати, живот на столике, голова свисает вниз. Спит. Расшевелила, затащила на кровать. Просыпаюсь — грохот. Голова лежит на краю кровати, ноги на полу. Спит, как убитый. Расшевелила, затащила. В промежутках между падениями просто взбрыкивает всем телом. От каждого взбрыка я просыпаюсь.

Леначтотыделаешь?!, напротив, спит очень чутко. Это пипец, как чутко она спит. Издашь звук при повороте с боку на бок — просыпается. Дотронешься случайно до руки — просыпается. Скрипнешь дверью — просыпается. Во время ее сна я отключаю домофон, телефоны, плотно запираю все двери. В ближайшие две комнаты, боже упаси, не захожу вообще. Кто-нибудь умеет прошивать годовалых девочек? У нас переход в спящий режим глючит. Срочно, согласна дорого.

И вот рядом с Леной всю ночь взбрыкивают, вскрикивают, идут в атаку и падают с кроватей в причудливые позы. Причем Лена тоже падает с кровати (дурная генетика, да). Поэтому приходится класть ее посредине рядом с Сашей. В половине случаев ее приходится заново укладывать, но, если повезет, она испуганно вскакивает и падает поперек кровати. А трогать, как помнит внимательный читатель, ее нельзя. Так что мне остается полоска кровати сантиметров 30 в ширину, на которой я должна спать, не касаясь ее. И, желательно, не переворачиваясь с боку на бок.

Вставать приходится по будильнику, чтобы не проспать завтрак. Почему-то во всех постсоветских санаториях завтрак крайне рано. У всех отпуск ассоциируется с желанием вставать рано по будильнику эври дей?

Пока я рисую на лице красавицу прямо поверх невыспавшейся мамы, выясняется, что — а) Лена умеет открывать пятилитровые бутыли и б) — если открыть на кровати пятилитровую бутыль с водой, то кровать становится ужасно мокрой.

— Лена, что ты делаешь?! — кричу я, хватая полотенце.
— Пото-о-п! Наводне-е-ение!! Спасите! Нас сейчас смоет!! — вопит Сашка.
— Саша, не ори! — прошу я.

Оставляем кровать сохнуть, идем на завтрак. Хотя бы в столовой Леночка вела себя ангельски. Тихо сидела в стульчике, сама ела ложкой и вилкой, пила из кружки. Под конец завтрака, правда два раза огласила столовую мощным рыком и сбежала от нас на улицу.
«Какая буйная девочка у вас растет», — сказала официантка. Кажется, они все-таки что-то подозревают.

Гулять пошли на детский городок. Там — о чудо! — Сашка встретил своего детсадовского другана. На площадке пусто, им скучно. Стали упрашивать меня поиграть с ними.

— Я большой крокодил, сейчас вас покусаю! — взвыла я басом, изображая щелкающую пасть двумя вытянутыми перед лицом руками с растопытенными пальцами-зубами.
— Не-ет, ты — зомби, и охотишься за нашим мозгом! — пояснил Сашкин друг.
Мы в шесть лет в такое не играли.

Ну, назвался зомби — полезай на городок. Мы со страшными криками пробегали по двухэтажному городку час, в процессе я лазила по тоннелям, скатывалась с горок и взбиралась по шведским стенкам, параллельно страхуя Леночку на ступеньках, ловя ее с горок и подсказывая, где держаться на висячей дорожке. Через час у меня уже натуралистично вывалился язык и выкатились глаза. Пацаны вопили от счастья.

«Клевая у тебя мама!» — задыхаясь, выпалил Сашкин друг. «Я даже не думал, что она так быстро бегает!»

На обед была тушеная свекла. Лена ела ее сама. Здесь уместно ввернуть комплимент гениальному конструктору тамошнего детского стульчика. Вместо столешницы — узенькая перекладина шириной сантиметров десять. То есть, кормить ребенка не предполагается, только запереть. Так вот, Лена сама ела свеклу с этой жердочки. Представьте результаты.

Ну вы хило как-то представили, придется помочь. Разложите свеклу вокруг тарелки, придавите сверху рукавами. Набросайте на штаны, побольше. Вымажьте лицо так, чтобы были видны только глаза. Разлейте под столом бордовые лужи, как после убийства, уроните две вилки и ложку. Руки вытрите о волосы с правой стороны. Попросите у мамы котлету, откусите, бросьте на пол. Вытрите руки о волосы с левой стороны. В довершение со страшным грохотом разбейте граненый стакан. Удовлетворенно отметьте, что на звук обернулась вся столовая.
— Лена, ну что ты делаешь…- вздыхаю я.
Параллельно Саша поминутно просит ему что-то налить, порезать, намазать, передвинуть, заменить рыбу на котлету. Пытаюсь между обслуживанием двух детей что-то закидывать в собственный рот. Уже даже неважно, что именно.
— Мам! Ты так долго ешь! Вечно ты последняя и тебя ждать приходится! -комментирует сын в конце трапезы.

После обеда вожделенный для меня сончас. Мечтаю рухнуть и спать, спать… Сашанеори орет, что он не хочет спать. Делаю ему внушение, страшные глаза и команду сидеть без звука, пока Лена не заснет. Саша изнывает. Ему хочется бегать и орать. Когда сестренка уже почти заснула, он начинает скрипеть пальцем по тумбочке. Или постукивать ногой по кровати. Или спрашивать свистящим оглушительным шепотом: «Ма-ам! Заснула? Заснула, я говорю? Ма-ам!». От безысходности отправляю его в холл на диванчик с аудиокнигой. Через полчаса наконец дочь засыпает чутким сном, я с мысленным (вслух нельзя) стоном счастья откатываюсь вбок, закрываю глаза, уже поплыли перед глазами титры первого сна, уже…
Громкий щелчок двери. Зычно: «Мама! У меня батарея в телефоне села!» Дверь при этом остается нараспашку, многочисленные проходящие с интересом осматривают меня, лежащую полураздетой на кровати.
Я судорожно прикладываю указательный палец к губам и жестом изображаю закрывание двери.
«Мам! Аудиокнига перестала работать!» — реагирует на мою пантомиму сын.
— Закрой дверь! — тихо шепчу я.
— Дверь закрой! — голосом погромче.
— Саша! Закрой дверь!
На очередном прохожем я ору:
— Блин, Саша, закрой дверь наконец, кому говорю!!!
Лена просыпается и плачет. Все, выспались, можно вставать. Пока я расчесываюсь, доча обнаруживает мой смартфон, ввиду единственного доступа к розетке нагло лежащий на тумбочке. Мамин телефон! Она отсоединяет шнур и старательно тащит его маме. Когда она отдает мне вещь, она всегда разжимает руку раньше, чем я успеваю взять. На этот раз передача происходит над унитазом.
-Плюх! Бульк! — говорит телефон.
-Лена, что ты делаешь!? — кричу я.

После милисекундных раздумий (чистый унитаз, чистая вода) я выхватываю телефон. Еще милисекунду во мне борется аккуратная женщина (предмет после унитаза должен быть промыт с мылом) с инженером (какая, мать вашу, еще промывка?). Инженер побеждает. На рабочем столе у меня установлена фотка с Мальдив. На экране поверх фото воды при наклонах перетекает вода настоящая. 3D-фото, очень красиво!

Ужин не слишком отличался от обеда (это я про Лену). На вечерней прогулке она вела себя как обычно — съела две горсти песка (совком очень удобно, как ложкой), спрятала за щекой камень и погрызла две палки. НАДОСЛЕДИТЬЗАРЕБЕНКОМ, я знаю.

Вот и еще один день прошел. Здравствуй, беспокойная ночь. Кровать, кстати, так и не высохла.

Вчера разбирала книжный шкаф. Нашла советскую энциклопедию домашнего хозяйства. Открыла наугад. На букву «О» там значилось:
«Общая комната — предназначена для отдыха всей семьи, в ней можно просматривать телепередачи, прослушивать звукозаписи, читать художественную литературу и периодику.»

Неужели где-то существует параллельный мир, в котором люди отдыхают, что-то просматривают, прослушивают и прочитывают?!

Я мечтаю стать лекарством. Дорогим ненужным лекарством. Чтобы меня положили в сухое прохладное темное место и не трогали. И чтобы на мне была надпись: БЕРЕЧЬ ОТ ДЕТЕЙ.

Источник
Просмотров: 1340

Яндекс.Метрика