Школьная жизнь

Школа самоопределения Александра Тубельского

Школа самоопределения Александра Тубельского


Введение

Александр Наумович Тубельский — президент Ассоциации демократических школ, директор московского научно-педагогического объединения «Школа самоопределения», кандидат педагогических наук. «Школа Тубельского» — одна из самых известных в России и в мире демократических школ, имеющая свою конституцию. Преобразования здесь начались в 1985 г. с приходом Александра Наумовича (а вообще в образовании он работает более 40 лет). Семинары, сборы, ролевые игры, ночные десанты по уборке школы, зимние и летние трудовые лагеря, индивидуальные образовательные планы, творческие и проектные работы, эксперименты и экспертизы, проблемные группы и педагогические пленумы, новые издания школьных сборников — вот далеко не полный список того, чем живет «Школа самоопределения».

Одна из книг, которые Тубельский написал вместе со своими коллегами, называется «Учитель, который работает не так». Все считают, что ребенку нужны твердые знания, а учитель Тубельский считает, что ребенку прежде всего нужен внутренний стержень, а уж потом — знания. Все считают, что ребенок должен отличаться усердием и послушанием, а Тубельский считает, что на самом деле каждый ребенок уже отличается от всех изначально и нельзя детей сравнивать друг с другом, а нужно растить у каждого его собственную «самость». «Демократически воспитанный человек — это не тот, который делает то, чего хочет, а тот, который может сам ставить себе границы. Границы хорошего и плохого, границы поведения в разных ситуациях, границы между знанием и незнанием. В этом смысле мы понимаем и термин “самоопределение” — умение ставить себе пределы», — говорит Александр Тубельский.

По материалам www.migdal.ru

В этой школе есть своя конституция, свои органы власти и свои законы. А также свой суд чести, перед которым предстают виновные в нарушении законов. В общем, можно сказать, что здесь уже много лет создают свою собственную модель общества, обращаясь время от времени к опыту прошлых эпох. Речь идет об известной "Школе самоопределения" Александра Тубельского, в экспериментальном предназначении которой попыталась разобраться Наталия Тютюненко.

Первый взгляд

С точки зрения внешней презентабельности широко известная "Школа самоопределения" как-то не впечатляет: обычное серенькое, далеко не новое здание. Единственное, что бросается в глаза,- цельная железная конструкция из кругов, лесенок и всяческих перекладин, соединенных между собой во дворе школы. На конструкции повисли несколько обычных школьников лет двенадцати. У них переменка.

Обращаю внимание на эту конструкцию, как оказалось позже, не зря. Она построена по специальным схемам уникальным мастером Олегом Померанцевым, который как раз и занимается нестандартными конструкциями из металла. Построена потому, что Тубельский уверен: у детей должно быть как можно больше жизненного пространства - места, где дети могли бы играть, отдыхать, развиваться умственно и физически. Деньги попечительского совета идут на инвентарь. В том числе и спортивный.

В остальном все на первый взгляд просто. Обычные, правда, довольно уютные классы, не блещущие супердорогой техникой. Скорее поражающие отсутствием таковой, хотя компьютерный класс в школе есть. Обычная столовая, где за 11 рублей можно подкрепиться стаканом сока с булочкой. Обычные ученики. В общем, самая обычная школа - делаю вывод, бегло осмотревшись, забывая об одном маленьком уточнении: экспериментальная. Как выясняется, забываю напрасно.

Слово о погружении

Из школьной столовой выходят двое мужчин в сандалиях на босу ногу, обернутые в простыни. Они бурно жестикулируют, обсуждая что-то, видимо, крайне важное. Они бы жестикулировали еще активнее, если бы не тарелки с пирожками в руках. Окружающие не обращают на них внимания. Просто в одном из классов идет погружение в античный период. А это - учителя, которые решили подкрепиться на переменке.

Погружение - один из любимых терминов учителей и учеников школы Тубельского. Погружение - это система обучения, при которой всю неделю или несколько дней подряд изучается один и тот же предмет. Например, если у шестого класса идет погружение в математику, то в расписании стоит по четыре-пять уроков математики (правда, уроки здесь длятся всего 35 минут). История, география, словесность на этот период отодвигаются на второй план и появляются в виде редких довесков к основному предмету, только если это необходимо для повторения.

Погружение "по Тубельскому" - это система обучения, при которой всю неделю или несколько дней подряд изучается один и тот же предмет.

После погружения в математику идет погружение в словесность и т. д. Правда, физкультуры, рисования и ритмики изменения, связанные с погружениями, не касаются: они дают возможность немножко отдохнуть от предмета и сменить вид деятельности.

Сам термин и общие принципы погружения известны давно. Их в своей книге "Объять необъятное" раскрыл академик Михаил Щетинин. Но здесь эти общие принципы реализуются в конкретных условиях. Каждый раз с новыми детьми, то есть каждый раз с чистого листа. Поэтому - эксперимент.

- Пять уроков по одному и тому же предмету, наверное, выдержать очень сложно? - осторожно интересуюсь у ученицы десятого класса, которую мне выделили в качестве экскурсовода.

- Я сюда только год назад пришла, мне сначала было сложно,- объясняет она.- Потом привыкла. Зато удобно делать уроки: в старой школе надо было пять предметов готовить, а здесь только один.

- Учиться здесь труднее? - продолжаю разведку.

Девочка на минуту задумывается.

- Наверное, здесь просто интереснее.

Директора школы № 734 Ольгу Лебедеву мой приход огорчил. Точнее, не сам факт моего появления (к журналистам здесь относятся дружелюбно, но без пиетета: привыкли), а то, что я не застала лицейской недели, во время которой школа № 734 преображается до неузнаваемости. Лицейской эта неделя называется потому, что она посвящена пушкинской эпохе и, в частности, периоду его обучения в Царскосельском лицее.

Структура учебного дня варьируется. Решение - что будем делать сегодня - принимается голосованием, в котором участвуют и учитель, и ученики.

На время лицейской недели здесь трансформируется практически все. В школу ходят в длинных платьях и гусарских костюмах. Мальчики и девочки, как и полагалось в XIX веке, учатся раздельно. Дамы посещают "пансион благородных девиц", а кавалеры грызут гранит науки в "университете". В расписании значатся предметы "Моя родословная", "Кино" (естественно, о пушкинской эпохе) и "Верховая езда", один из самых любимых мальчишками уроков, так как после изучения теории есть часы, отведенные практике. Практика проходит здесь же, в соседнем Измайловском парке. Лошадь - настоящая.

- В этом году из мальчиков решили сделать гусар, - рассказывает Ольга Лебедева. - В результате пришлось повозиться с костюмами. Попробуйте найти, например, подходящие пуговицы для гусарских мундиров. Метались по всему городу, перенервничали, но нашли. Обучение в начальной школе ведется в индивидуальном для каждого ребенка темпе.

В конце лицейской недели - первый бал. Приглашения на мазурку и полонез (настоящие, по всем правилам - этому тоже учат), выбор партнерши вслепую по ленточкам, собранным у девочек, обсуждение нарядов - все "как взаправду". И то, что у "дамы" бальное платье сочетается с кроссовками, уже как-то не важно. Заигрываются все, и в первую очередь сами педагоги.

Это - тоже погружение в рамках научно-образовательного эксперимента. Погружение, ставшее многолетней традицией. Как результат - эмоциональный опыт: у ребенка появляется собственное отношение к изучаемой эпохе, формируется целостное представление о ней. Во всяком случае, тот, кто провел не один час, разучивая мазурку, вряд ли забудет, что это такое.

Нестандарт

Главное определение того, что здесь происходит,- нестандарт. Стандартов здесь не любят. Господин Тубельский - известный противник любой стандартизации школьного образования. Мотивирует это тем, что ни ребенка, ни педагога нельзя загонять в рамки. "Почему у нас в школах так мало преподавателей-мужчин? - рассуждает генеральный директор "Школы самоопределения", заведующий лабораторией педагогики самоопределения Александр Тубельский, которого я еле успела выдернуть для беседы в перерыве между заседанием совета школы и лекциями в каком-то вузе. - Потому что для мужчины творчество необходимо. Ему сложно представить себе, что он из года в год будет заходить в один и тот же класс, объяснять, а потом спрашивать один и тот же параграф. Скучно!"

Педагогам "Школы самоопределения", а среди них предостаточно мужчин, скучать не приходится. Сегодня коллектив учителей, работающих с учениками одной параллели (например, с пятыми классами), может выбрать любую форму проведения занятий (погружение, обычные уроки и т. д.) и по-своему расставить акценты, что, собственно, и делают. На то это и "Школа самоопределения". И Тубельский, и директор школы Ольга Лебедева педагогам доверяют. Тем более что "из интереса" здесь работают преподаватели, которых приглашают читать лекции в вузы. В школе же их удерживает именно свобода творчества.

Отрицание стандартов и свобода творчества начались еще 18 лет тому назад, когда, собственно, в школу № 734 пришел Александр Тубельский и школа начала превращаться в НПО - научно-педагогическое объединение. Сегодня НПО включает в себя детский сад № 869, школу № 734, а также научно-исследовательское подразделение.

Поэтому у этой школы свой язык. Его специально, конечно же, никто не придумывал. Просто постепенно в ходе эксперимента термины "погружение", "жизненное и образовательное пространство", "разновозрастные группы", "самоопределение", "суд чести" стали понятными и необходимыми для всех. Кроме посторонних, разумеется.

От трех до десяти...

В обстановку эксперимента дети попадают еще в детском саду, куда принимают в трехлетнем возрасте. Здесь не готовят к школе в общепринятом смысле, не учат чтению, счету и т. д. Здесь выращивают растения, занимаются ручным трудом, музыкой, физкультурой, учат взаимодействовать с другими людьми (именно поэтому обучение идет в разновозрастных группах, чтобы ребенок, приходя в школу, имел опыт общения и со сверстниками, и со старшими или младшими детьми). Составлять планы занятий с детьми педагоги отказываются принципиально. Воспитатели ориентируются на "сегодняшнюю потребность ребенка".

В школе эксперимент продолжается. Начальная школа может быть здесь трех-, четырех- и пятилетней. Это зависит от решения учителей. Обучение счету и письму ведется в индивидуальном для каждого ребенка темпе. Сама структура учебного дня тоже варьируется. Решение - что будем делать сегодня - принимается голосованием, в котором участвуют и учитель, и ученики. В школе № 734 экспериментируют все - и учителя, и ученики.

Попадаю в один из третьих классов посреди урока. Парты расставлены буквой "П". В центре - девочка с самодельной аппликацией. На доске довольно странный список, включающий пункты "Диктант", "Таблица умножения", "Чай с Никитиным пирогом", "Чтение своих книг", "Планы на завтра" и "Пресс-конференция", на которую я, собственно, и попала. Это план рабочего дня.

- Господа журналисты, у кого-нибудь еще есть вопросы? - обращается к классу учительница.

Вопросы есть.

- Скажите, как долго вы работали над этой картиной?

- Какое у вас при этом было настроение?

- А погода влияла на то, какие вы выбрали цвета?

- Считаете ли вы себя творцом данной картины?

Ответы - не менее серьезные:

- Я не считаю себя творцом, потому что не смогла сделать картину такой, какой придумала, все получилось хуже.

"В такой форме мы учим детей презентовать себя,- поясняет мне учитель Татьяна Меньшова после урока. - Они учатся задавать вопросы и отвечать на них, учатся держаться перед аудиторией и защищать свои проекты". Это как раз те самые универсальные умения, о которых говорит Тубельский.

...И старше

Следующий урок - в актовом зале. Седьмые классы делятся на "университетских" и "ремесленников", то есть выбирают, какие предметы изучать дополнительно. Снова идет самоопределение. "Ремесленные" предметы - батик, гончарство, столярное и слесарное дело, шитье. "Университетские" - информатика, иностранный язык, кулинария, проектирование. Буря эмоций, когда два выбранных предмета идут в одно и то же время, и попасть на оба никак не получится.

Средняя школа - время, когда ученики Тубельского пробуют себя в разных сферах, изучают разные предметы, пытаются разобраться, что им интересно, что нет. "Ищут свой пол и потолок", как любит говорить Александр Тубельский. Начиная с девятого класса они должны определиться и изучать те предметы, которые, по их мнению, понадобятся им для поступления в вуз и для жизни.

Примечательно, что отметок в школе № 734 не ставят вплоть до седьмого класса. Впрочем, этим продвинутого родителя сегодня не напугаешь. За отмену отметок выступают многие, начиная со сторонников вальдорфской педагогики и заканчивая маститыми педагогами вроде Шалвы Амонашвили. Вместо отметок - "качественно-содержательная характеристика", в которой отмечаются все продвижения ребенка и даются указания, над чем ему нужно поработать. Примечательно, что успехи ребенка сравнивают только с его собственными прошлыми результатами. Уважают личность.

В конце учебного года - творческие экзамены, на которых проходит защита самостоятельной работы - она готовится в течение всего учебного года. Работа показывает, чему научился школьник за этот год. При этом присутствовать на защите работы может кто угодно - родители, друзья - но при условии, что защищающийся пригласит их сам.

Жизнь в законе

Меня все время мучил вопрос: как здесь удерживают дисциплину, если на детей не кричат, не наказывают, двоек не ставят и т. д. Я, конечно, не изверг, но прекрасно понимаю, что дисциплину как-то поддерживать нужно.

Вот тут и выясняется, что в "Школе самоопределения" действует своя собственная конституция, совет школы и суд чести. Которым гражданам школы приходится подчиняться.

Есть, например, закон "О защите чести и достоинства", где записано, что помимо рукоприкладства, шантажа, запугивания и всевозможных моральных издевательств запрещается "унижение человеком своего собственного достоинства в глазах окружающих людей". То есть "появление в состоянии алкогольного опьянения", "истязание животных", "добровольное принятие на себя образа и функций раба ("шестерки")", "распространение заведомо ложных измышлений (клеветы), порочащих честь и достоинство личности". Особенно оживленно обсуждается такой животрепещущий законопроект, как "Положение о дискотеке". Хотелось бы чаще, но пока только по праздникам.

В предвыборном выступлении на вопрос из зрительного зала: "Будут ли выборы честными?", один из политиков отшутился: "Честные выборы могут быть только в 734-й школе". Речь шла о выборах в совет школы и суд чести. Все как полагается: выдвижение и самовыдвижение кандидатов, избирательная комиссия, регистрация кандидатов, агитация с распространением листовок и митингами в школьном вестибюле и, как результат баталий,- выборы тайным голосованием. Важно отметить, что в совет школы выбирают из 12 человек пятерых взрослых и семерых детей. Причем детей в обязательном порядке должно быть больше. То же самое касается органа судебной власти - суда чести.

Решения совета школы и суда чести могут быть самыми плачевными для нарушителя. Могут выгнать. Могут отстранить от школы. Но это в теории. Ольга Лебедева в последние несколько лет случаев, когда учеников за нарушение исключали, не припомнит. Конфликты возникают (в какой школе дети, к примеру, не дерутся?). Бывало, что директор принимала решение об исключении. Но все виновные пользовались правом оспорить это решение на совете школы, находили поручителей и защитников и... оставались в школе.

В конце пребывания в школе начинаю понимать, почему мне трудно сформулировать для себя ее суть. Потому, что она напоминает трансформер: все постоянно меняется, подстраивается под интересы детей и учителей. Родителей, приводящих сюда своих чад, к такой экспериментальной неуравновешенности подготавливают заранее. А детям, по моим впечатлениям, это нравится и без подготовки.


Автор статьи - Наталия Тютюненко
Источник: www.edu-all.ru