Сказки для девочек

По душам о душе. Философские разговоры, психология и вопросы взаимоотношений.

Модератор: IrmaP



Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 17 май 2012, 01:03

Я вредная
Спасибо!!! :da:
Я уже давно понял, что одни к сказке могут быть равнодушными, а кому-то то, что доктор прописал...
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
Волшебная Затейница
Сообщения: 6823
Зарегистрирован: 21 апр 2008, 18:24
Профиль Vkontakte: https://vk.com/clubvolshebnic_tomsk

Re: Сказки для девочек

Сообщение Волшебная Затейница » 17 май 2012, 10:00

MAMONTH
С интересом слежу за темой, хоть и перечитала почти все сказки Эльфики с ее сайта, но иной день зайдешь в эту тему почитать - и прямо на душу ляжет! И думаю - почему Вы именно сегодня именно Эту сказку выложить решили? Как выбираете, что так в точку попадаете? Спасибо :vo:

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 17 май 2012, 12:44

Васильковая ✿ܓ писал(а):MAMONTH
С интересом слежу за темой, хоть и перечитала почти все сказки Эльфики с ее сайта, но иной день зайдешь в эту тему почитать - и прямо на душу ляжет! И думаю - почему Вы именно сегодня именно Эту сказку выложить решили? Как выбираете, что так в точку попадаете? Спасибо :vo:

Если честно - то подряд. Иначе наступает путаница. :)
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
Prosto_Maria
Сообщения: 313
Зарегистрирован: 27 фев 2008, 14:38
Откуда: пр-т Фрунзе

Re: Сказки для девочек

Сообщение Prosto_Maria » 17 май 2012, 16:43

:vo:

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 17 май 2012, 17:30

ГОРА

Она вышла из лесу, когда солнце уже встало. У подножья Горы было хорошо – луг, перламутровый от утренней росы, солнечные блики, бабочки порхают и птички поют. Господи, если бы было можно сесть где-нибудь на камушке у ручья и сидеть, созерцать бег струй! Но нет, ее ждала Гора, и времени на отдых не было. «В движении – жизнь!», — пробормотала она, окидывая взглядом предстоящий подъем. Коротко вздохнула и двинулась к Горе.
Сизиф был на месте, сидел воле своего камня, щурился на солнышко, явно наслаждаясь короткими минутами отдыха.
- Здорово, подруга! – крикнул он ей. – Утро-то какое, а?
- Утро что надо, - согласилась она, подходя к камню. – Славное утро. Хочется в нем раствориться.
- Так растворись! – с энтузиазмом предложил Сизиф. – Быть частью всего этого… ветерком! Лучиком! Цветком! Что может быть прекраснее?
- Ага. Только не могу. Лезть надо.
- Слушай, давно хотел спросить. Ну зачем тебе на Гору? Ладно – я, мне кара такая Богами определена, да и поделом – пофестивалил я в свое время ого-го! Но хоть знаю, за что страдаю. А ты – сама, добровольно, каждый день… Ты-то себя за что наказываешь?
- Ничего и не наказываю! – нахмурилась она. – Надо, вот и лезу.
- Кому надо-то? – не понял Сизиф. – Только не говори, что тебе! Никогда не поверю, чтобы столь прекрасная юная дева обрекла себя на бесконечный подъем, бессмысленный и беспощадный!
- Я не обрекла, я так решила, — объяснила она. – Я должна достичь определенных высот, взять свою вершину, понимаешь?
- Кому должна-то? – продолжал недоумевать Сизиф.
- Всем. Себе в первую очередь, — строго сказала она. – Вставай, пора!
Сизиф с кряхтением поднялся, поплевал на руки, взялся за свой камень.
- Ну, покатились, что ли? – крякнул он и стал толкать камень в гору. Девушка пошла рядом. Начался подъем. На нее сразу навалилась тяжесть, как будто она тоже толкала камень, только незримый.
- Ты как? – искоса глянул на нее Сизиф.
- Ничего, справляюсь пока, — сквозь зубы ответила она.
На самом деле ей уже было плохо. Вот так всегда: только начнешь подъем, а уже и тревога какая-то, и под ложечкой сосет, и тоска вырастает-разливается, и безнадега поднимает свою змеиную голову… Но она каждый раз призывала на помощь всю свою силу воли и упорно лезла наверх. Гора должна была ей покориться, и точка.
Вскоре подъем стал круче. Сизиф пыхтел, толкал свой камень. Она шла за ним, считая шаги. «Девятьсот сорок восемь… девятьсот сорок девять… девятьсот пятьдесят…».
- Перекур, — объявил Сизиф, приостанавливаясь. – Ну что, сегодня полегче?
- Нет, — коротко сказала она. Сизиф был свой, почти родной, перед ним не надо было «держать лицо» и притворяться, что все хорошо и лезть в гору ей все равно что семечки щелкать.
- Бледная ты, — обеспокоенно всмотрелся в ее лицо Сизиф. – Нехорошо выглядишь, нерадостно. Может, не полезешь дальше?
- Полезу, — упрямо сказала она. – Надо пройти хотя бы на пару метров больше, чем вчера. Тогда день, считай, не зря прожит. Можно радоваться жизни.
- Странные у тебя представления о радости жизни, — неодобрительно заметил Сизиф, но спорить не стал. – Ну, двинулись?
Теперь Гора стала словно бы наваливаться на нее сверху, давить, душить. Разумеется, это была иллюзия, игры воображения, но ей от этого было ничуть не легче. Дыхание сбивалось и горло перехватывало вполне реально, и внутри нарастал панический ужас перед Горой, которая вот-вот засыплет, поглотит, похоронит под осыпью камней.
- Зачем ты пугаешь меня, Гора? – тихо спросила она, не разжимая губ.
- Чтобы ты сюда не ходила, — глухо пророкотала где-то в голове Гора. – Дурочка, тебе сюда не надо.
- Мне надо, — непреклонно возразила она. – Раз лезу, значит надо!
- А зачем, зачем? – прошелестела Гора.
- Другие лезут, и я лезу, — устало отрезала она, и Гора умолкла.
- Постоим, что ли? – спросил Сизиф, подпирая камень плечом. – Ну, ты в порядке? Сейчас еще круче будет.
- Вроде ничего, жить можно, — скупо усмехнулась она. – Если это, конечно, жизнью называть…
- Вот и я говорю, — подхватил Сизиф. – Смотря что называть жизнью? Это ведь у всех по-разному! Одиссей вон всю жизнь на странствия положил и был этим счастлив. Пенелопа его всю жизнь ждала – и тоже счастлива была, в легенды вон вошла. Хотя со стороны посмотреть – чего счастливого, вдовой при живом муже проживать? Но она так решила… Я вот вызов Богам бросал, мне обвести их вокруг пальца за счастье было. И знал ведь, что рано или поздно ответить придется – а не мог отказать себе в таком удовольствии. И не жалею! А ты-то чего? Тебе что за счастье лезть в Гору по бездорожью?
- Счастье – в преодолении, — подумав, сказала она. – Взобраться… достичь… покорить вершину. Там, наверху, и будет счастье.
- Э, неееет, — с сомнением протянул Сизиф. – Это ты ошибаешься. Там, наверху, будет момент триумфа. Но сколько он продлится? Мгновение, два? А потом что? Ты же не будешь стоять на вершине всю жизнь? Придется спускаться, искать другие вершины, ходить по другим дорогам. На это и уходит время. Потому точно тебе скажу: если ты не получаешь счастья от самой дороги, на кой тебе вершина? Так от триумфа до триумфа уйма времени пройдет, а где же радость жизни?
- А ты много знаешь о Радости Жизни? – не удержалась от язвительного замечания она.
- Я – знаю, — немедленно подтвердил Сизиф. – Если бы я не черпал радость жизни из всего, что вокруг меня, каково бы мне было таскать этот камень до скончания веков?
- И когда ты испытываешь счастье? Когда достигаешь вершины или когда отдыхаешь внизу, у подножья Горы?
- А я его всегда испытываю, — широко улыбнулся Сизиф. – Это моя такая месть Богам. Они думали, что все, ущучили меня на веки вечные. А вот фигу им спелую! Подняться на вершину – это ерунда. А вот когда камень катится вниз, я следом спускаюсь, неспешно так, пейзажами любуюсь, горным воздухом дышу… Тишина, покой, простор! И потом, у подножья, пока к новому подъему готовлюсь – сяду, глаза закрою, расслаблюсь, и так мне хорошо! Хоть минутки – да мои. Боги думали, что это кара. Но не существует кары для того, кто любит Жизнь во всех ее проявлениях!
- Красиво рассказываешь, — вздохнула она. – Даже завидно.
- О Боги, рыдайте! Сизифу позавидовали! – фыркнул он. – Ладно, пора. Идешь?
- Иду, — зашевелилась она, разминая затекшие ноги.
Она лезла и прислушивалась к себе. Нет, никакой радости жизни она не ощущала. И счастья тоже. И даже простого энтузиазма. «Зачем я лезу?, — спросила она себя. – Ну вот зачем, зачем? Ведь можно было по канатке подняться, в двух километрах всего, со всеми удобствами, 15 минут – и на вершине. Или на автобусе, по серпантину. Но я почему-то вновь и вновь выбираю вот этот долгий, трудный и безрадостный путь. Почему?».
«Нечего искать легких путей. Это не по-комсомольски», — сказал незнакомый Голос внутри нее. «Ты должна всем доказать, что ты чего-то стоишь», — шепнул другой Голос. «Уважение надо сперва заслужить», — включился третий. «Тяжело в ученье, легко в бою», — хихикнул четвертый. «Мы лезли, и ты лезь, — наперебой стали поучать ее Голоса. – Покой нам только снится. На том свете отдохнем. Мало ли чего ты там хочешь? Надо, надо! Должна!».
«Заткнитесь все! Я не хочу вас больше слышать!», — мысленно завопила она и рванулась вверх. Голоса испуганно умолкли и отстали. Зато гулко билось сердце и пульсировало в висках. Но она упорно карабкалась, уткнувшись взглядом в тело Горы.
- Приехали! Вершина! – жизнерадостно объявил Сизиф, останавливаясь.
- Как «вершина»? – удивилась она. – Я что, дошла???
- Славься же, юная дева, достигнув вершины, белым хитоном сметая остатки сомнений… — воздев руки, с пафосом и нараспев затянул хвалебную оду Сизиф.
Камень с грохотом покатился вниз, увлекая за собой множество камешков поменьше.
- Зачем ты его отпустил? – вскрикнула она. – А вдруг он там, внизу, кого-нибудь пришибет?
- Значит, такова его судьба, — беспечно ответил Сизиф, щурясь в небо.
- Но ты… Разве тебе не хотелось хоть минуточку насладиться тем, что вон он, камень, на вершине горы?
- А смысл? – философски пожал плечами Сизиф. – Он столько раз уже был на вершине этой горы… А сколько еще будет! Я наслаждался ощущением камешков под моими сандалиями. Короткими остановками в пути. Обществом прекрасной девы, которую Боги послали сопровождать меня в пути. Нашими интересными беседами. А камень… Что ж камень? Он ведь существует только в моем воображении. Кара за некоторые… мммм… запретные удовольствия при жизни.
- А мой камень? Тот, который словно висит на мне, пугает меня и мешает подниматься? Который наполняет тоской и отнимает надежду? Он тоже существует только в моем воображении? – спросила она.
- Разумеется, — кивнул Сизиф. – Весь мир существует только в нашем воображении. Как вообразим – так и существуем.
Она наконец-то посмотрела вниз. Да, это была вершина. С нее открывалась великолепная панорама – во все стороны. Были видны долины, поселения, ниточки рек.
- Ну и как? – заинтересованно спросил Сизиф.
- В принципе, красиво, — кисло отозвалась она. – Хотя знаешь… Вот стою я на вершине, и думаю: ну и что? Вот я поднялась, все прошла, все преодолела, а радости-то особой нет. Ну, может, облегчение, что все кончилось, немного гордости за то, что все-таки смогла. И все!
- Я же тебе говорил, — покашлял Сизиф. – Если ты не находишь радости в самом процессе, цель ее тоже вряд ли принесет. Это так.
- Но почему? – чуть не плача, спросила она. – Почему ты, обреченный Богами на бессмысленное закатывание камня, счастлив и благословляешь свой Путь, а я – нет???
- Потому что я выбрал эту дорогу, понимаешь? – тихо сказал Сизиф. – Какой бы она ни была, но она – моя. А ты, о дева, похоже, идешь не своей дорогой.
- А какая она, моя? – с тоской закусила губу она.
- А вот для этого и существуют Минуты Тишины. Когда все мысли уходят из головы, когда есть только двое – Ты и Вселенная. Тогда ты можешь наконец-то услышать себя… Здесь, на вершине, очень хорошо слушать тишину. Попробуй!
И она, вытянувшись в струнку и закрыв глаза, замерла, прислушиваясь к звенящей горной тишине, которая сейчас наполняла ее изнутри, от кончиков ногтей до кончиков волос.
«Может быть, за этим ты и стремилась на вершину, девочка? – подумал Сизиф. – Чтобы здесь, на Горе, наедине с собой, понять, куда тебя по-настоящему зовет твое сердце? И где он, твой Истинный Путь?».

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/gora/1150
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
Я вредная
Сообщения: 1580
Зарегистрирован: 22 ноя 2011, 20:14

Re: Сказки для девочек

Сообщение Я вредная » 17 май 2012, 21:11

MAMONTH писал(а):Я вредная
Спасибо!!! :da:
Я уже давно понял, что одни к сказке могут быть равнодушными, а кому-то то, что доктор прописал...



Я все сказки стараюсь к себе примерить, но вот эта - прям четкое описание моих 17-20 лет :hihi:

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 18 май 2012, 09:49

А эта сказка про меня. :)

РЕШАЮЩАЯ БИТВА

- Чудо-Юдо, выходи, биться будем!!!
У Обители Зла, по виду — небольшой пещеры, стоял Илья Муромец, красавчик, кровь с молоком, румянец во всю щеку, косая сажень в плечах. Стоял, мечом булатным поигрывал, ножкой в нетерпении притопывал.
- Ну, тут я… — раздалось из пещеры, лениво так, и там кто-то зашевелился, заворочался.
- Вылезай, кому говорю! – прикрикнул Илья Муромец. – Что ж такое неповоротливое, а, Чудо?
- Какое есть, — флегматично отозвалось Чудо-Юдо. – Уродилось я такое, так что ж теперь?
- Биться будем, не на жизнь, а на смерть! – жизнерадостно огласил программу дня Муромец.
- Опять биться… — недовольно заметило Чудо. – Что ж ты такой… беспокойный? Чего тебе на месте не сидится и мирно не живется?
- Это потому, что в мире еще много Зла! – объяснил Илья. – Пока все не искореню, не успокоюсь! На то я и Богатырь, предназначение у меня такое.
- Слушай, ну чего тебе надо? – заныло Чудо, выгребаясь из пещеры на свет божий.
Илья привычно содрогнулся. Чудо-Юдо всегда вызывало у него самые неприятные чувства. Было оно какое-то неопределенно-аморфное, бесформенное, студенистое и вроде как даже слизистое. Такая куча трясущаяся, ползучая, и цвет противный – где черный, где серый, а где вовсе белесый какой-то. Только глаза у Чуда были красивые: большие, трогательные, с длинными ресницами. Но вот было бы их поменьше хоть раза в три – а то выглядывают то тут, то там, помаргивают тревожно, а у Ильи от этих глаз меч сам собой опускается и весь боевой азарт проходит, как и не было.
- Давай-давай, собирай себя в кучу, — поторопил Илья. – Солнце уже высоко, а ты только из логова своего выгребаешься. Непорядочек! Давно бы уже закончили Решающую Битву и по домам пошли.
– Вот сижу я в норе, ничего не делаю, никого не трогаю, претензий не предъявляю, какого от меня рожна всем богатырям надо?
- Про всех не знаю, а мне лично надо с тобой разделаться, — строго сказал Богатырь.
- А зачем?
- А чтобы впредь неповадно было!
- Да что я тебе сделало-то, что?
- А то-то и оно, что ничего не сделало! Запряталось там, затаилось. Сидишь, молчишь, гадости всякие, небось, думаешь. И пользы от тебя миру – ноль! Созидать надо, трудиться! За правое дело горой стоять! А ты как медуза какая, тварь дрожащая, ненавижу я тебя.
- Ну вот, вроде добрый, а ненавидишь… Зачем ты так? Тебе ж любить положено, или нет?
- Я и люблю! Я люблю жизнь, движение, порядок! Людей люблю! И еще справедливость. Мне надо, чтобы все по справедливости было! И по правилам. Все, что не по правилам – изничтожить, растереть и забыть, вот!
- Ага, мечом-то махать – оно конечно, легко! Ррраз! – и уничтожил! Нет человека – нет проблемы!
- Ну ты это мне брось! – сурово насупился Илья Муромец. – Я мечом только по делу машу! Меня люди любят! Я всем на помощь прихожу, от меня Миру одна сплошная польза. А ты? Только зазря небо коптишь.
- Ничего и не зазря… Ксенофобия у тебя, Илюшенька. Тебе бы все, что в твои представления не укладывается, смести с лица земли. А вдруг оно полезное?
- Да кончай ты свою болтологию! – осердился богатырь. – Чем оно, скажи на милость, полезное??? Вот ты лично чем полезно? Ты ж по жизни приспособленец, непротивленец и соглашатель! От тебя ни «да», ни «нет» не дождешься! С тобой разговаривать-то страшно – ты любую мысль заболтаешь и окончательно все запутаешь!
- Так не разговаривай, Илюшенька, я ж никому не навязываюсь, ко мне сами люди идут!
- А это потому что Зло привлекательно!
- Ну так я ж не убиваю никого, ты что?
- Еще как убиваешь! От тебя все беды людские. Чего ж хорошего, когда люди перестают действовать, двигаться, залегают на печи и начинают в носу глубокомысленно ковырять, о судьбах Мира думы думать. А Мир в это время хоть тресни – им до него и дела нет! Им бы только поговорить об этом…
- Дык не все же Героями быть, кому-то и полежать полезнее. Вон ты ж сам на печи 30 лет и 3 года пролежал, и ничего…
- Очень даже «чего»! Да если бы я до того времени на ноги встал, разве я бы допустил, чтобы сильные слабых обижали, враги границы нарушали, злодеи жертв убивали?
- Так слабые в борьбе свою силу получают, враги границы защищать заставляют, а про убийства… Тут вопрос многогранный! Ты ж тоже меня убить пришел, разве нет?
- Точно! И мозги себе запудрить не дам! Даже и не старайся. Я тебя не слышу.
- Вот оно и плохо, что не слышишь. Ты ж только себя и слушаешь, Илья-богатырь. Есть два мнения – твое и неправильное. А люди ко мне идут, потому что разобраться хотят, понять…
- Что они там у тебя почерпнуть могут, Чудо-Юдо ты поганое? Только как пузо чесать да раздумья размышлять!
- Ну и пусть себе размышляют, разве это плохо? Зато вреда тоже никакого не причинят.
- Плохо! Вот от таких, как ты, все Зло! Очень уж привлекательно это – бездействие да самоуглубление. Эвон какую норищу соорудил – небось, до центра Земли докопался! И сам окопался в ней, лопатой не выковырнешь! Тушу-то вон нарастил – глядеть тошно! Образ у тебя какой-то… Безобразный, вот! Тебе самому-то не противно???
- Нет, мне – нет. Я ж чистый разум, мне образ ни к чему! Живу в недрах, вылезаю только когда богатыри тревожат. А там, в норе, бесформенным быть удобнее – растечешься, все пустоты собой заполнишь, и так органично в пейзаж впишешься, что полная гармония!
- Так некрасиво же!!! – взвыл богатырь, судорожно хватаясь за меч. – Красота спасет Мир, это общеизвестно, понятно тебе, чудовище???
- Илюш, кроме красоты, есть целесообразность, если ты слово такое слышал… Ко мне ж не жениться сюда приходят, а за мудростью. Посидеть, поговорить, подумать, в себе разобраться. А ну как я на Василису Прекрасную было бы похоже, о чем бы ты сейчас думал?
- О любви, вестимо, — невольно усмехнулся Муромец.
- Так Василису-раскрасавицу любой дурак полюбит, а ты вот меня полюбить попробуй! Да не в смысле жениться, а как явление природы и носителя разума. Со всей моей бесформенностью и на тебя непохожестью.
- Нужно мне больно – тебя любить! – возмущенно фыркнул Илья. – С чего бы я вдруг тебя любить начал, ежели я тебя Злом считаю?
- А ты попробуй во мне найти ну хоть что-нибудь хорошее, — попросило Чудо-Юдо. – Глядишь, и просветление тебе выйдет.
- Нет в тебе ничего хорошего, — непримиримо сдвинул брови Илья. – И все, кончай бодягу! Начинается Решающая Битва! «Это ееесть наш послееедний и решииительный бооой!», — затянул Илья Муромец, замахиваясь двуручным мечом.
Первый удар разрубил чудовище надвое, оно хлюпнуло и тут же сомкнулось за лезвием. Второй удар пришелся наискось – только брызги во все стороны полетели. Потом удары посыпались градом, Илья только меч заносить-опускать успевал.
Вскоре Чудо-Юдо было изрублено в капусту. Хотя – нет, какая капуста? Лужей растеклось у могучих богатырских сапог. Даже не пузырилось.
- То-то! – горделиво сказал Илья, утомленно утирая лоб. – Вот так мы, богатыри, поступаем со всем Злом на Земле.
Он еще немного полюбовался на дело рук своих, вытер меч о траву, вложил в ножны и отправился прочь от пещеры – на отдых.
- Умаялся, бедный, — посочувствовало Чудо-Юдо, открывая один за другим все свои глаза. – Это сколько же у нас Решающих Битв было с начала лета? Пожалуй, третья уже… Да, нелегка жизнь богатыря, нелегка. Сначала Зло найти, потом на бой вызвать, да искоренить, а оно все появляется да появляется.
Чудо-Юдо потихоньку стало собираться в кучку, принимать какую-никакую форму, а потом неторопливо втягиваться в нору.
- «Красота спасет мир», — вспомнило оно напоследок. – Это да, это конечно! Только красота – в глазах смотрящего! Как бы нашим богатырям такую простую штуку понять?
С этими словами Чудо-Юдо окончательно скрылось в своей Обители Зла, и вокруг вновь воцарились тишина и умиротворение.
… Илья Муромец напарился в баньке, истопленной матушкой, взял кружку с квасом и вышел, весь благостный, на лавке посидеть, обсохнуть. По дверному окоему вверх ползла гусеница – мохнатая, зеленая. Поравнявшись с богатырской головой, подняла голову, рожками повела, словно поздоровалась, и степенно двинулась дальше.
- А глаза у этой туши все ж таки красивые, не хуже, чем у Василисы, — задумчиво промолвил Илья. – Тьфу! О чем это я? Какие на фиг глаза??? Опять мозги мне запудрило Чудо-Юдо поганое! Нееет, надо хорошенько подготовиться – и устроить ему Решающую Битву! Чтобы впредь неповадно было богатырям головы морочить!!! Уж это мне Мировое Зло!
В тот же час «мировое зло» в лице Чуда-Юда, уютно растекшись по норе, размышляло о том, что если есть Герой – Злодей просто обязан появиться. А то с кем Добро будет биться за правое дело, как ему еще закаляться? Интересно, а можно ли обойтись без Зла, при этом сохранив Миру Героев? Мысль была интересная, ее следовало тщательно рассмотреть со всех ракурсов. До следующей Решающей Битвы еще оставалось много времени, и Чудо-Юдо, располагаясь поудобнее, с удовольствием подумало: «Отец мой Создатель! Как все-таки интересно жить!».

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/reshayushhaya-bitva/1213
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 21 май 2012, 16:20

АМНИСТИЯ. СКАЗКА ПРО СТРАХИ

Весть об амнистии разнеслась по тюрьме мгновенно.
- Амнистия! Амнистия! – раздавалось то тут, то там.
Заключенные были возбуждены, и каждый лелеял тайную надежду, что вот теперь-то – его очередь. Надзиратели сохраняли хмурый вид, но внутренне тоже надеялись, что выпустят побольше: тюрьма была переполнена, камер не хватало, энергии уходила уйма.
- А в чем дело? В честь чего амнистия? – жадно интересовался молодой и глупый Страшок Старости.
- Ты не мельтеши. Ты здесь недавно появился, тебе еще сидеть да сидеть, силу набирать, бороду отращивать, — посмеивался Страх Темноты. Он был одним из самых старых заключенных, его еще в раннем детстве посадили.
- А чего сразу я? – заныл Страх Старости. – Может, еще выпустят?
- Щас, — с садистским удовольствием сказал огромный, тучный Страх Одиночества. – Тюрьма-то чья? Во-во. Женщины, знаешь, они такие… Старости боятся до самой старости…
- А в старости чего боятся? – не унимался юный Страшок.
- А там тебя амнистируют, а на твое место посадят, например, Страх Смерти. Так что сиди и жди! – пообещал Страх Одиночества.
Под сводами тюрьмы раздался зычный голос:
- Собрание! Собрание! Все на собрание!
Залязгали двери камер, заключенные потянулись на голос. Развлечений в тюрьме было мало, собрания любили. Можно было потрепаться, новости узнать, амнистию обсудить.
- Граждане заключенные! Страхи и Страшки! – начал речь Главный Надзиратель. – Сообщаю вам, что хозяйка Тюрьмы решила ее немножечко разгрузить. И поэтому кое-кто из вас сможет освободиться.
- Ты нам тут тюльку не гони! – забузил нахально-иррациональный, в приблатненной кепочке, Страх Мышей и Крыс. – Ты дело говори. Кого на свободу, почему на свободу.
- Ты помолчи, тебе не светит, у тебя вообще пожизненное, — урезонил его Надзиратель. – Сам ведь не знаешь, кто тебя и за что посадил. Не знаешь ведь?
- Да бабы дуры! – наехал Мыше-Крыс. – Кошек не боятся. Хомяков не боятся. А крыс-мышей – боятся! А спроси, почему – ведь сами не знают! А меня, мальчишечку, замели ни за что. «Таганка, я твой бессменный арестант!» — затянул было Страх, но Надзиратель властной рукой заткнул ему рот.
-Художественная самодеятельность будет на Новый год, а сейчас мы про амнистию. А амнистия вот в честь чего: наша Хозяйка записалась на прием к психологу, хочет поработать над собой. Сами знаете, это всегда заканчивается освобождением части Страхов.
Заключенные радостно загудели. Такое уже случалось, психолога в тюрьме считали в законе и очень уважали.
- Да, освобождение! Но не для всех! – строго сказал Надзиратель. – Давайте-ка перекличку сделаем. На свободу – с чистой совестью, так сказать… С левой крайней камеры – начинай!
- Страх Темноты, сижу с детства, — монотонно забубнил Страх Темноты. – За что сел – не знаю, вернее, не помню. Под амнистию не попадал.
- Страх Боли, — представился изящный хлыщ во фраке и с бабочкой на тощей шее. – Посадили после аппендицита. Сама дотянула почти до перитонита, а я остался виноватым, — усмехнулся он. – Теперь боится любой боли – хоть зубной, хоть душевной. А я регулярно ей эту боль поставляю, — рассмеялся Страх Боли.
- Как это – поставляет? – шепотом спросил Страх Старости.
- Ну ты и темный! – удивился Страх Темноты. – Ты чего, не знаешь – каждый Страх, который попадает в заключение, притягивает ситуации по своей теме.
- Зачем??? – еще больше удивился Страх Старости.
- Ну как «зачем»? Конечно, чтобы выпустили! Нет страха – нет ситуаций, что тут непонятного? – с досадой сказал Страх Темноты. Ему очень хотелось на свободу, но им никто не занимался – все к нему привыкли.
- Так мне что, надо Старость притягивать? А как? – озаботился юный Страшок.
- Ну, это просто, — вмешался в разговор Мышино-Крысиный Страх. – Будешь ей морщинки новые в зеркало показывать. Целлюлит опять же. Седые волоски. Чем больше она будет пугаться, тем сильнее будешь становиться ты. Ее страх – твоя пища, дуралей!
Тем временем перекличка шла своим чередом.
- Страх Одиночества, сел лет в 25, попадал под амнистию, когда она замуж выходила, год на свободе, потом развод – и я снова в камере.
- Жалобы есть? – рявкнул Надзиратель.
- Никак нет, Хозяйка кормит исправно. Каждый день боится! Даже когда спит! – радостно сообщил Страх Одиночества.
- На свободу-то хочешь? – смягчился Надзиратель.
- Конечно, хочу! – загрустил Страх Одиночества. – Кто ж не хочет? Только не светит мне…Уж очень она от окружающих зависит. Одна вообще боится одна оставаться, даже хоть на часик. То на телефоне висит, то к подружкам бегает, то к себе зазывает…Мужики какие-то левые все время крутятся… А чем больше она меня питает, тем больше у нее Одиночества в жизни. А чем больше Одиночества – тем больше страха. Меня уже раздуло, еле в камеру пролезаю. Мне бы на диету…А она меня все подкармливает…Надоело! – плюнул с досады Страх Одиночества.
- Ну, ты того…не унывай, — сочувственно кашлянул Надзиратель. – Надежда, как говорится, умирает последней. Давайте дальше!
- Страх Ошибки, — выступил вперед длинный тощий старичок с бородкой клинышком. – Посадили в 9 классе, когда учитель математики стал насмешки строить. В институте благодаря доцентам-профессорам срок добавили. С тех пор, как устроилась на работу к начальнику-зверю, 5 дней в неделю получаю усиленную пайку.
- Ничего себе устроился! – позавидовал Страшок Старости.
- Не завидуй, ничего тут хорошего нет, — осадил его Страх Темноты. – Жить без ошибок человеку невозможно, это ведь просто опыт. А если ошибок бояться – то как тогда вообще жить?
- Говорят, есть такой маньяк-убийца – Страх Жизни, — задумчиво сообщил Страх Одиночества. – Он самый страшный Страх на свете. Если его посадят, тогда и начнется…
- Что начнется? – спросил заинтригованный Страх Старости.
- Паралич жизни начнется. Того боишься, этого боишься. Жить боишься! Этот пахан нас всех тут построит. Никаких тогда амнистий. Будем все в куче, друг к другу жаться, спрессовываться. Кормить, конечно, станут на убой – но это еще хуже. Мы разрастемся, а тюрьма не резиновая. Начнем сами задыхаться и Хозяйку душить. Слышал такое выражение – «страх душит?» — вот, как раз из этой серии…
- Ужас какой! – содрогнулся Страшок.
- Тише там! – приказал Надзиратель. – Кто следующий?
- Страх Осуждения, — заговорил невзрачный мужичонка в помятом костюме. – Меня с подачи родителей посадили, они все время говорили «а что люди скажут?», «какое ты мнение о себе создаешь?», «никто тебя такую любить не будет». Сижу тоже с детства, прочно так сел. На свободу страсть как хочется, — вдруг хлюпнул носом он. – Посодействуйте…
- Да ты что, родной? – участливо спросил Надзиратель. – Как будто не знаешь, что тут Хозяйка решает, с кем хочет расстаться, а с кем – не очень.
- Да я что? – вскинулся мужичонка. – Я ведь ей подсказывал, как со мной расстаться. Это же просто, на меня просто надо наплевать – и я таять начну. А она не плюет!!! – и Страх Осуждения разрыдался, утираясь полой затертого пиджачка.
- Ну, не плачь, не плачь, - стали утешать его соседи. – Ты сиделец уважаемый, мы тебя все любим…
- Да? Правда? Вы меня не осуждаете? – воспрял духом Страх Осуждения. – Ну тогда что ж…Потерплю. Посижу еще.
- А ты кто, что-то я тебя раньше не видел? – грозно спросил Надзиратель, указывая на красавчика со щегольскими усиками, в просторном черном плаще и пижонской шляпе.
- А я – извращенец, — скромно сообщил новичок. – Я Страх Страха.
- Неужели и такое извращение есть? – удивился Страшок Старости.
Новичок продолжал:
- Я пока еще не ваш, забрел с ознакомительными целями.
- Как это забрел? – вопросил Надзиратель, хватаясь за дубинку.
- Да вы не бойтесь, меня Хозяйка впустила. Но мы с ней еще не в контакте. Не сконнектились, так сказать. Может быть, позже?
- Не дай Бог! – отверг такую мысль Надзиратель.
- Иди отсюда! Извращенцев нам не хватало! – зашумели страхи. – И так в тесноте, в обиде, а тут еще в гости будут всякие ходить!
- Я ухожу, но могу и насовсем вернуться, — пообещал Страх Страха, пробираясь к выходу. Но было видно, что он испугался.
Надзиратель с облегчением засунул дубинку на место.
- Будем завершать, — распорядился он. – Еще раз вспомним правила внутреннего распорядка. А ну, по очереди!
Страхи бодро зарапортовали Правила:
- Страхи попадают в заключение только по желанию Хозяйки!
- Страх действует по вдохновению: подступает, накатывает, душит, давит, охватывает, парализует, в зависимости от реакции Хозяйки на ситуацию.
- Страхи существуют, пока Хозяйка не принимает решение с ними расстаться.
- Любому Страху может быть либо добавлен срок, либо объявлена Амнистия в любое время.
- Страхи питаются эмоциями Хозяйки. Если питание не производится – Страх умирает.
- Отпущенные на свободу Страхи вновь становятся Чистой Энергией Жизни.
Страхи чувствовали небывалое единение. Надзиратель был явно доволен.
- Ну что ж, граждане Страхи! По камерам! И дружно ждем амнистии! – провозгласил Надзиратель.
Страхи потянулись к местам отсидки.
- А все-таки, ну вот зачем мы ей? – недоуменно спросил Страх Старости. – Ведь столько энергии на нас тратит!
- Все просто, молодой человек, — пояснил тихий, интеллигентный Страх с большими печальными глазами и такой же печальной лысиной. – Мы ей нужны, чтобы случайно не стать счастливой. Она думает, что быть счастливой – это неприлично, ведь в мире еще столько несчастья!
- Что за бред? С чего вы это взяли? – оторопел Страшок Старости.
- Поверьте, юноша. Уж я-то знаю. Ведь я – Страх Счастья.
Страшок хотел было еще задать вопрос, но шумящая толпа разнесла их в разные стороны.
Впереди была амнистия. Впереди была надежда! И освобождение…

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/amnistiya-s ... rakhi/1228
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
Hasta Manana
Сообщения: 3474
Зарегистрирован: 27 фев 2008, 14:02
Откуда: издалека
Контактная информация:

Re: Сказки для девочек

Сообщение Hasta Manana » 21 май 2012, 17:04

MAMONTH писал(а):А эта сказка про меня. :)
Да, вы очень похожи. :da:
Кто я? Чо я такой дерзкий? С какова я раёна? (С)

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 23 май 2012, 10:12

СТРАХОВОЙ АГЕНТ

Когда мне плохо, я всегда иду на набережную. Я давно там обнаружила в одном месте скамеечку, которая оказывает на меня ну очень благотворное действие! Скамеечка эта притулилась в естественной нише: с одной стороны – бетонный изгиб парапета, с другой – кусты живой изгороди. В общем, самой набережной и людей оттуда не видно – видно реку, и другой берег, и дома на нем. Слышно плеск воды, далекую музыку, гудки катеров, крики птиц – чудно! И можно представить, что ты одна во всем мире, и какое-то время не думать ни о чем. Зато потом, когда встаешь и возвращаешься в «большой мир», такие интересные мысли посещают! В общем, удивительно полезная скамеечка.
И вот сегодня я почувствовала, что все меня достали. И я срочно нуждаюсь в своем укрытии. «Так, все побоку! На скамеечку, и побыстрее!», — думала я, отключая сотовый и ускоряя шаг.
Но уже подходя к скамеечке, я поняла, что и здесь не светит мне покой. На подходах к ней стояли и бурно ссорились мужчина и женщина. Вернее, говорила женщина, а мужчина покорно слушал и время от времени кивал поникшей головой.
Разумеется, я немедленно бы ушла – больно нужно мне чужие ссоры слушать, своих хватает. Но случилось неожиданное: каблук попал на камень, и нога моя с отчетливым хрустом подвернулась в лодыжке. Я схватилась за парапет и зашипела от боли. Да что за день сегодня такой!
День, честно говоря, выдался нелегкий. С утра позвонил Андрей и кротко спросил, приняла ли я решение. В его кротости очень даже зримо клокотала ярость. Он был прав: я откладывала решение уже раза три, и ему это, видимо, перестало нравиться. Я трусливо пискнула, что на совещании и перезвоню, и вот уже вечер, а я все еще не решила.
В обед позвонила мама и долго рассказывала мне, что и как у нее болит, и что сказал доктор, и что она ответила… Мама обладает лошадиным здоровьем, что позволяет ей азартно лечиться и обнаруживать в себе все новые и новые болезни. А я – благодарный слушатель, потому что мама умело играет на моих дочерних чувствах. В общем, обеденный перерыв вместо отдыха принес мне только головную боль. Наверное, мама по телефону заразила.
А потом Алка, моя подруга, мы с ней в соседних кабинетах сидим, зашла на минуточку и полчаса долбила меня тем, что Витька – это мой последний шанс, и что он меня любит, и если не за него, то уже и ни за кого. Ее понять можно: Витька – ее двоюродный брат, и она за него радеет. А за меня? Или она права, и он – спасение одинокой утопающей?
В общем, я так нуждалась в скамеечке!
А тут еще эти скандалисты… И нога…
Первый вал боли схлынул, включились звуки, и я услышала, о чем говорит женщина.
- В общем, это все из-за тебя. Если бы я тогда тебя не послушалась, если бы я сделала по-своему, то все было бы нормально!
Мужчина покивал и шмыгнул носом.
- Ты мне всю жизнь испортил! Понятно?
Мужчина понурился.
- Ты сволочь, обманщик, ничтожество!
Мужчина тяжело и долго вздохнул.
- Чтоб ты провалился! Ненавижу тебя, понял? Урод!
Женщина размахнулась и влепила ему сочную, тяжелую пощечину.
Мужчина даже не попытался ни защититься, ни оправдаться. Только голову еще ниже опустил. Да, это надо было прекращать.
- Эй, люди! – подала голос я. – У меня тут травма! Может кто-то помочь?
Женщина бросила на меня взгляд, фыркнула, вскинула голову и гордо прошествовала мимо, никак не отозвавшись на мой призыв. Зато мужчина тут же переключился на меня, помог мне доковылять до скамеечки, снять босоножку и даже осмотрел ступню, распухающую на глазах.
- Вывих, — диагностировал он. – Так больно?
- Уууууиииии! – взвыла я.
- Минуточку. Сейчас все будет в порядке, — рассеяно пообещал он, устраивая меня как-то вкривь и поперек скамейки.
Потом он очень ловко навалился мне на колени и одновременно сильно дернул за ступню. В голове фейерверком взорвалась боль, и я отключилась. Когда я снова пришла в себя, он участливо поддерживал мою обмякшую тушку и держал наготове бутылочку с минеральной водой.
- Вы чего? С ума сошли? – с трудом проговорила я. – Вы же мне ногу сломали!
- Да нет. Наоборот. Пошевелите ступней.
Я пошевелила. Как ни странно, она шевелилась, хоть и через боль. И отек заметно спал.
- Я что, в обмороке была? – спросила я, отбирая у него бутылочку.
- Совсем недолго, — сообщил он. – Голова как, не кружится? Дайте-ка я вас поудобнее усажу.
- Ой, спасибо, — выдохнула я. – Теперь хорошо. А вы что, доктор?
- Нет, я не доктор, — грустно усмехнулся он. – Я – страховой агент.
- Страхуете от несчастных случаев? – спросила я. Почему-то мне показалось, что он врет. Ну не вязался он у меня со страховым бизнесом!
- Не совсем. Хотя… Можно и так сказать, — смешался он.
- А это кто с вами тут был? Жена, да? – продолжала я.
- Нет, не жена. Клиентка. Наступил страховой случай. И вот…
- Что, страховку не выплатили? – насмешливо спросила я. – Хотя погодите… Она ведь как-то не так говорила! Не про страховку. А что вы ей всю жизнь испортили. И обманули. Это что же за страховой случай такой? Который пощечиной заканчивается?
- А вы, я смотрю, девушка решительная. Без комплексов! И без излишней милости к падшим, — заметил он и потер заметно покрасневшую щеку.
Я устыдилась. И скисла. С комплексами у меня все было в порядке – полный набор одинокой стареющей девушки. И решительной я не была – уж совсем нет! И вообще, он мне помог, а я…
- Болит? – спросила я, кивнув на щеку.
- Ага, — признался он. – Так залепила с правой… Прямо как Кличко.
- Надо холодный компресс. Погодите, вот у меня носовой платок есть. Вы его намочите и приложите, — предложила я.
- Спасибо, — сказал он и стал возиться с платком.
В принципе, он был симпатичный. Только странный какой-то. Вроде как обреченный.
- Ну вот, проявила милость к падшему сотруднику Госстраха, — пошутила я, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.
- Хорошо. Вам все равно надо посидеть, пока нога придет в норму. Время есть. Если вы не против, я вам расскажу о своей работе, — вдруг решился он.
- Конечно, я с удовольствием послушаю, — заторопилась я. Мне и правда хотелось ему чем-то отплатить, ну хотя бы вниманием.
- Я – не сотрудник Госстраха. Я – страховой агент. Агент по страхам, понимаете?
- Нет, — честно призналась я.
- И еще я – ангел. Падший ангел.
Так. Ну вот. Еще мне шизиков не хватало. Приплыли. И ведь не вскочишь, не убежишь – лодыжка все еще дает о себе знать тупой пульсирующей болью. Он не увидел моего смятения – он смотрел не на меня, а туда, на реку и еще дальше. Почти как я сама, когда приходила на скамеечку. Это вызывало симпатию.
- Ангелы живут на небе, а на Земле работают, несут охранную функцию. Поработал – и на отдых, Домой. А падшие ангелы – и живут, и работают на Земле. Хотя функции тоже охранные… Понимаете, я страхую от неправильных решений.
- Как??? – вырвалось у меня. – То есть вы хотите сказать…
- Ну да, — не дослушал меня он. – Люди часто не могут принять решение. Боятся, что могут ошибиться. Выбрать не тот путь. Сказать «да», когда нужно было сказать «нет», и наоборот. Или еще бывает страшно обидеть кого-то. В общем, оказаться крайним. Так вот, я – и есть этот «крайний».
- То есть как «крайний»? – не поняла я. – Вместо самого человека, что ли?
- Именно, — согласился он и снова намочил платок. – Ведь если человек примет решение сам, вся ответственность ложится на него, да? И потом винить некого. А если посоветовал кто-то другой, тот и виноват. И если что, можно на него все свалить. Я-то, мол, молодец, а вот ты, гад, обманул, не сдержал, не то посоветовал…
- Да, я слышала, — машинально кивнула я. Вот так штуки! Интересные вещи говорил он, этот падший агент…
- А что мешает человеку принять ответственность на себя? – продолжал он. – Страхи! Конечно же, страхи. Страх ошибиться. Страх осуждения. Страх будущего. Вот тут и приходим мы, страховые агенты. Чтобы избавить человека от этого выбора, взять ответственность на себя. И при наступлении страхового случая – мы и виноваты.
- Вот оно значит, как, — неуверенно протянула я. В голове был полный сумбур, мысли неслись вскачь и сталкивались между собой. – А что за страховой случай был у этой женщины? Конечно, если не секрет.
- Да теперь уж не секрет, — невесело усмехнулся он и потер щеку. – Лет 20 назад она стояла перед выбором: с кем судьбу свою связать. За ней двое ухаживали: Вовчик и Жорик. Вовчик молчаливый был, обстоятельный, цветы ей дарил, в доме все чинил, смотрел с обожанием и катал на лодке. А Жорик – весельчак, анекдотчик, на гитаре играл в ансамбле, одевался модно. Ей тогда родители нашептывали: «За Вовчика, за Вовчика!», а подружки визжали: «Ой, только за Жорика!». Ну вот она и металась… Боялась ошибиться, продешевить.
- А вы ей кого-то одного посоветовали? – предположила я.
- Ну да. Вовчика. Сказал ей, что Жорик по ресторанам играть будет, сопьется потом, а за Вовчиком – как за каменной стеной. Тем более родители одобряют….
- И что? – в нетерпении подпрыгнула я.
- Ну вот, прошло 20 лет. Жорик теперь звезда, музыку пишет, диски выпускает, с концертами ездит. В общем, состоялся. А Вовчик – наоборот, спился. Вот за это она мне и того… навесила плюху. Можно сказать, по контракту!
- Но как же вы могли так ошибиться? Если вы ангел? Хоть и падший… — возмутилась я.
- Да не ошибся я! – с досадой сказал он и аж рукой по коленке хлопнул. – Если бы она с Жориком жить стала, то он бы спился. С ней бы кто угодно спился, понимаешь? Это не они такие, это она такая!
- Ну делааааааа, — пораженно выдохнула я. – Но вот знаете, я в жизни наблюдала, что виноватыми обычно остаются дети, или родители, или учителя. В общем, обычные люди. Это что же, не к каждому приходит такой вот… страховой агент?
- А мы и есть обычные люди. Падшие ангелы. Кто принимает на себя вину за чужие решения и ошибки – тот из нашего агентства.
- А…за что вас так наказали? – робко спросила я.
- Это не наказание, — твердо сказал он и посмотрел мне прямо в глаза. – Это – наш собственный выбор. И последствие наших собственных ошибок.
- Каких? – продолжала я, впрочем, не надеясь на ответ. Но он ответил.
- Если ангел ошибся, струсил, просмотрел, прошляпил, не помог человеку, его крылья темнеют и становятся тяжелыми. Тогда он «падает» с Неба вниз, на Землю. Это и называется «падший», — тихо сказал он. – А здесь ангел становится страховщиком, чтобы принять на себя чужие страхи. Только так можно снова сделать крылья белыми. И вернуться.
- Могу я как-то помочь вам? – спросила я. – Ну, хоть чем-то?
- Не надо. Я должен сам, — сказал он, и было видно, что это решение обдуманное и взвешенное. – Может, тебе нужно принять какое-то решение? Может, нужна страховка?
- Нет, спасибо, — покачала головой я. – Не надо. Я тоже… должна сама.
- Как нога? – переменил тему ангел.
- По-моему, нормально, — ответила я и попробовала встать. Лодыжка действительно уже выглядела неплохо и была готова к несению службы.
- Тогда я полетел? – то ли спросил, то ли известил он. Поднялся, сделал несколько шагов вперед – и распахнул крылья, а потом взлетел. Он взмыл туда, где кружили птицы, видимо еще не мог взлетать высоко, потому что кончики крыльев все еще были черными. Зато остальная часть оперения сверкала невероятной, сияющей белизной. Наверное, он давно уже работал страховщиком, этот Падший Ангел. И скоро сможет вернуться туда, Домой.
Я вынула телефон, включила. И первым делом позвонила маме. Не дав ей начать повествование про очередную болезнь, я сообщила, что перехожу на другую работу, куда меня давно зовет Андрей, и в связи с этим переезжаю в Москву. Мама попыталась поиграть в истерику, но я отключилась.
Потом я позвонила Андрею и сообщила, что завтра приду оформляться. Андрей взревел от восторга. Он всегда говорил, что использовать мои таланты так, как я это делаю – все равно что компьютером гвозди забивать. В общем, меня ждала Москва и интересная, высокооплачиваемая работа. А мама выберет себе другой объект для своих вечных жалоб. Потом я позвонила Витьке и честно сказала, что уезжаю, поэтому говорю «нет». Может быть, это и было ошибкой – но я готова была за нее ответить, даже через 20 лет.
Алке я даже звонить не стала – я уже приняла решение, что теперь обсуждать?
А потом я вышла из своего укрытия и пошла по набережной. Уже темнело, но здесь всегда гуляет много людей. Они шли, смеялись, разговаривали, ссорились и мирились, и каждый из них ежесекундно делал какой-нибудь выбор. И большинство – без страховки.
Словно в подтверждение моих мыслей, из магнитофона какой-то компании донесся обрывок песни Высоцкого: «Посмотрите, вот он без страховки идет, чуть левее наклон – упадет, пропадет, чуть правее наклон, все равно не спасти, но спокойно – ему остается пройти всего две четверти пути».
В небе кружилась одинокая птица – высоко, очень высоко. Я помахала ей рукой. Возможно, это мой Падший Ангел одолевал свои две четверти до возвращения Домой.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/strakhovojj-agent/1237
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 24 май 2012, 08:59

КОРНИ

Старая Анна в Емелиной Слободке – местная достопримечательность. Когда она здесь поселилась, никто не помнит, потому что никого старше ее там нет, а сама она не говорит – усмехается только. Да и какая, в принципе разница? Потому как слава от возраста не зависит, а слава Старой Анны давно уже по свету разнеслась.
И народ к ней тянулся со всего города, и даже из области приезжали, тропинка к ее дому натоптана была, как проезжий тракт, а очередь еще по темноте занимали. Слободские мужики даже лавки вдоль ее забора поставили, чтоб народ на проезжей части не толпился да ноги себе не отстоял.
Анна ничего такого особенного не делала: не колдовала, не лечила, рук не накладывала и боль не заговаривала. Просто слушала человека да советы давала. Но советы эти были такие – словно вглубь она смотрела, туда, где у человека душа. Болтали про Старую Анну, что после визита к ней судьба у многих круто меняется, и даже прозвище у нее в народе такое – Старуха-Судьба.
В общем, без клиентов Анна не оставалась никогда. Еще только солнце взошло, а на лавке уже человек 10 сидит, на прием к Старой Анне. Все напряженные, серьезные, ведь каждый со своей проблемой явился. И среди них – женщина молодая, явно не из местных. Видать, издалека приехала. Подошла она позднее всех, наверное, с первой маршруткой добралась.
Стукнула калитка, вышла Анна, оглянула очередь орлиным взором.
- Ты и ты – не сидите, не приму! С глупостями пришли. Сами все решить можете, да только пошевелиться лень. Ты вот, парень – встань и иди, никакой хвори в тебе нет, это твоя мамаша не хочет, чтобы ты в армию шел. А ты иди, не бойся, там и выздоровеешь, и судьбу свою найдешь.
- Спасибо, бабушка! – облегченно кивнул молодой человек. – Я и сам думал…
- А и молодец, гвардеец, — одобрила Старуха-Судьба. – Остальных приму.
Тут ее взгляд упал на неместную женщину.
- Тебя первой приму, — решила Анна. – Проходи, девка.
Очередь перечить не посмела, только завистливыми взглядами проводила счастливицу.
- Случай у тебя непростой, — пристально вгляделась в ее лицо Анна. – Ох, непростой… Но ничего, разберемся. Не с таким разбирались! Рассказывай давай.
- Я про мужа. У нас проблемы! Вернее, не у нас, а у него. То есть из-за него и у нас проблемы… Ой, я, наверное, путано рассказываю?
- Еще как путано! Сама не знаешь, чего хочешь. В голове у тебя полный кавардак.
- Да, правда. Кавардак такой, что просто не знаю, с чего начать.
- Дык с чего началось, с того и начни.
- Ну, тогда так… Полтора года назад мы переехали в другую страну, мы так хотели, мечтали, планировали. И устроились мы в новом городе хорошо, бытовая сторона урегулирована, сын с удовольствием в школу ходит, нравится ему все. Но у мужа душа не на месте, переезд не оправдал его ожидания, и все блага, которые его окружают, не милы — ни море, ни теплый климат, ничего его не радует.
- А чем занимается?
- Да ничем и не занимается. Не может он себя здесь реализовать, да и не стремится к этому, никаких шагов не предпринимает. Просто сидит и жалеет о сделанном шаге, говорит, своими руками свою жизнь сломал. Знаков кучу навспоминал, которые тормозили его переезд. А у меня с детьми, наоборот, все шло как по маслу. Разочарование полное у него и выхода не видит. Все, что я ему предлагаю, соглашается, но ничего не делает.
- Ну, и?..
- И все… Вот за этим я к вам и пришла! Помогите, пожалуйста!
- В чем помочь-то?
- Ну как в чем? Я ж рассказала?
- Ага, рассказала. С событиями мне все ясно. А хочешь-то что?
- Ну, чтобы как-то все изменилось!
- «Как-то»? – прищурилась Старая Анна. – Ну давай! Например, ты заболеешь, ребенок свяжется с плохой компанией, а муж уйдет к другой. И все как-то изменится! Хочешь?
- Нет! Нет! Что вы! – замахала руками женщина. – Нет, я совсем не то имела в виду!
- А раз имела, так говори четко и ясно, — строго сказала Анна. – Тут твое «как-то» не прокатывает. Судьбу-то изменить не проблема, а вот будет ли от этого счастья больше – это еще вопрос…
- Я хотела вас попросить, чтобы вы как-то помогли моему мужу, — объяснила женщина.
- Аааа… Ну понятно. А чего он хочет?
- Он? – и женщина надолго задумалась. – Не знаю. По-моему, ничего.
- Ну так «ничего» он и так имеет, — усмехнулась Старая Анна. – И доволен при этом.
- Нет! Ну, мне кажется, что он и сам не рад, — торопливо заговорила женщина. – Сидит, ничего не делает, тоскует…
- Раз сидит – значит, нравится, — безжалостно отрезала Анна. – Иначе бы давно что-нибудь делать начал.
- Да я не могу смотреть спокойно, как он в диван врастает! Уже корни скоро пустит! Прямо в растение превращается! – отчаянно сказала женщина.
- О… Корни! Это ты, голубушка, в точку попала! Вот тебе и причина…
- Причина чего?
- Причина всего.
- Ой, я не понимаю. Вы мне объясните, пожалуйста!
Старая Анна осуждающе покачала головой.
- Что ж ты, сама не понимаешь? Корней он лишился. И почва новая для него неподходящая оказалась. Вот и чахнет твое растение…
- Корней? – растерялась женщина. – Как так – «корней»? Он же все-таки не гладиолус какой-нибудь, а человек…
- Человек-то человек… А только и человек без корней жить не может! Питаться ему нечем, понимаешь?
- Ну как же нечем? Да мы питаемся в 100 раз лучше, чем на старом месте! Все свеженькое, вкусненькое! – возмущенно замотала головой женщина.
- Да не про то я… Это для тела вашего питание, а когда через корни – для души. Сила земная через них вливается!
- Это что же получается, моему мужу для души питания не хватает?
- Так и получается, — кивнула Анна.
- Но нам-то, нам всем хорошо! Я – как на крыльях летаю. Детки счастливы, как будто тут с рождения жили! И никаких проблем с корнями!
- Значит, почва для вас плодородной оказалась, — объяснила Старая Анна. – Сразу укоренились, зацепились за место, прирастать начали, побеги пустили. А он – нет. Так бывает…
- И что ж теперь делать? – запечалилась женщина. – Помогите нам, пожалуйста!
- Да пожалуйста! Вернуться ему надо на родную землю. Там опять расцветет.
- Как – вернуться??? Мы только что устроились, и нам назад вовсе не хочется!
- А вас-то кто гонит? Оставайтесь, раз нравится!
- Ну нет, мы без него не хотим. Мы хотим вместе жить! Но вот возвращаться… А по-другому нельзя?
- Можно и по-другому. Что хочешь-то? – пожала плечами Анна.
- Чтобы папочка наш тоже на новом месте прижился, корни пустил! Может, вы какой-то особенный рецепт знаете? Ну, что в таких случаях помогает?
- Удобрение, вестимо. Попробуй новую почву удобрить – глядишь, корни и приниматься начнут.
- А каким удобрением пользоваться? Органикой удобрять? Или химией какой?
- Не органикой, и не химией. Тут особенный рецепт нужен! Бумага-ручка есть? Ну, записывай! Значит, так: берешь Любовь. Наполняешь ею душу. Не бойся переборщить, Любви много не бывает. Потом добавляешь Нежности, это по вкусу. Потом Благодарность – полной мерой. Поблагодари его, что поехал с вами, хоть и чувствовал душой, что тяжко ему будет. Значит, любит вас… Дальше приправь это все Терпением. Оно обязательно надо: времени может много уйти на укоренение. Вот ты все это перемешай, да не забудь окрасить все Смирением. Это очень важный компонент!
- Бабушка Анна, я про все почти поняла, зачем оно, а вот для нужно Смирение?
- А это самое важное… Ведь может случиться так, что корни у него так и не приживутся, не найдут себе опоры под ногами, да? Так вот затем и нужно Смирение, чтобы заранее принять и такой результат. Записала?
- Записала! А дальше что? Как это все применять?
- Дык как удобрение применяют? Поливай его каждый день, с ног до головы, от всей души, и пусть он будет купаться в Любви и Благодарности, ничего еще мир не придумал лучше этого удобрения!
- Ой, я, кажется, поняла! Раз у него питание через корни пока не поступает, надо сверху усилить, да? Листовая подкормка, я знаю!
- Ну, можно и так сказать. В общем, пробуй! Да помни: человек предполагает, а Бог располагает. Если не получится – не вини ни себя, ни его. Значит, судьба…
Анна встала, распахнула дверь, пошла гостью проводить до калитки.
- А вот я спросить хочу… Вы знаете, что вас в народе называют Старуха-Судьба?
- Знаю, конечно. Пусть болтают, мне не жаль.
- А вы и правда судьбу насквозь видите?
- Я-то? Я тебе вот что скажу: никому судьбу целиком видеть не дано. Это потому что она из разных нитей состоит, еще несотканных. Кто ж заранее скажет, какую ты нитку через час выберешь? Может, красную, а может, желтую, а то и вовсе черную. Так что не верь, если кто тебе скажет: «вот такая твоя судьба, и ничего не поделаешь». Всегда можно выбрать, какой ее сотворить.
- Вы такая мудрая! Кажется, что про все на свете знаете!
- А так и есть. Только и ты про все на свете знаешь. Просто я себя слышу, а ты пока нет. Ну ничего, поживешь с мое – научишься.
- Вам бы в Москву перебраться, или хоть в областной центр! А то живете здесь, на отшибе, кое-как вас нашла! Знаете, сколько у вас клиентов было бы?
- Нет… Клиенты – вон они, с утра до вечера лавку полируют. Кому надо, сам доберется. А кто не добрался – тому и не надо, стало быть. И на что мне твоя Москва?
- Там все-таки и культура, и наука, и образование…
- Ну, мож, для вас, молодых, это и подходит. А я здесь, в Емелиной слободке, всю жизнь прожила, и науку прошла, и культуру постигла, и образование получила. А главное – корни у меня здесь, понимаешь? Корни! От них и Сила моя…
Гостья вышла за калитку, обернулась еще раз «спасибо сказать», а Старая Анна уже вроде и забыла про нее, окинула взглядом сильно увеличившуюся очередь и указала:
- Вот ты, ты и те двое! И не ждите, не приму! Что за народ такой, все норовят в рай на халяву въехать! А ты, красавчик, зря меня уговаривать пришел – я в твой оздоровительный центр работать не пойду, и не проси. Тем более что он долго не протянет, потому как до денег ты дюже жадный, а вдаль глядеть не умеешь.
- Старуха-Судьба зря не скажет, — с уважением шептались в очереди, замирая в ожидании: на кого в этот раз упадет Перст Судьбы.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/korni/1267
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 25 май 2012, 11:17

БУНТ ШВЕЙНЫХ МАШИНОК

Для вечно худеющих дам.
Антонина пребывала в горе. За неделю – третий бытовой прибор отказывался работать. И на прошлой неделе дважды приходилось мастера вызывать. Никогда еще такого не было!
- Сначала швейная машинка закапризничала. Потом микроволновка самовольно отключаться стала. А теперь вот и холодильник начал трястись, как припадочный! Это просто безобразие какое-то! – сердито бормотала Антонина. – Интересно, почему у других все работает, как часы??? Одна я какая-то…несуразная.
Тут Антонине стало еще грустнее, потому что она вспомнила, что действительно несуразная. Она и в зеркало смотреть из-за этого не любила: отражало оно не то женщину, не то конный памятник Петру Великому – так ей казалось.
Здесь Антонина, прямо скажем, слегка преувеличивала. Ну, высокая, ну, плотная, ну килограммов 10 сверх принятой нормы имеются – но все симпатично так, естественно, даже соблазнительно местами. Но ведь давно известно: если женщина захочет в себе изъян найти, то обязательно найдет! А нету – так придумает. Вот Антонина и придумала себе, что она громоздкая, как старинный комод. Или даже буфет. В общем, непривлекательная!
Из-за этого горя Антонина постоянно изводила себя диетами, гимнастикой, таблетками для похудения и самоедством. Но даже самоедство не помогало: фигура как была монументальной от рождения, так и оставалась такой же. Уже это делало жизнь Антонины нервной, а тут еще кругом столько стройных, легконогих девчонок с осиной талией, которые как назло на глаза попадаются! Завидовала им Антонина, что скрывать. Переживала и втайне думала, что голова полжизни отдать, чтобы вот такую фигурку иметь.
И вот однажды Антонина, ужасно расстроившись после очередного подхода к зеркалу, плюхнулась в кресло и жалобно проговорила:
- Нет, так дальше невозможно! Почему, ну почему я не миниатюрная??? Нельзя быть такой несуразной! С этим надо что-то делать!
И вдруг ей неожиданно ответили. Холодильник «Индезит» припадочно затрясся и нервно захлопал дверцей, как челюстью:
- Да! Ты совершенно права, детка! На все сто! Я тоже так думаю!
- Простите? – опешила Антонина, уставившись на холодильник.
- Вот взять меня! Ну как люди могли создать такое уродство? – патетически продолжал холодильник. – Огромный. Громоздкий. Три камеры! Кошмар!
- Почему кошмар? – не выдержала Антонина. – Очень даже удобно! Я как раз такой холодильник и хотела – большой, вместительный… А каким тебе еще быть???
- Не надо меня утешать! – вскричал «Индезит». – Я знаю, я сам видел в магазине, что существуют маленькие, компактные холодильники, чуть больше тумбочки. Да что там далеко ходить – вон у соседей «Бирюса», лапочка же просто, Дюймовочка!
- В эту «дюймовочку» кастрюля супа и кочан капусты вмещаются, а больше места нет, — сердито возразила Антонина. – Они, между прочим, давно о таком вот «Индезите» мечтают – большом и вместительном.
- Нет, нет, и нет! – отрубил «Индезит». – Все! Сажусь на диету! А если не поможет – я просто умру!
- Не надо умирать! – испугалась Антонина. – Это ж мастера придется вызывать, деньги платить… Ты меня-то пожалей, а?
- А чего пожалей? – подала голос Микроволновка. – Я тоже вот не удалась. Маленькая… Приземистая… Объемная… Кубышка какая-то просто! В чайнике отражаться стыдно!
- Ну что за глупости? – расстроилась Антонина. – А какой же тебе быть? Ты же микроволновка! Это оптимальная для тебя форма!
- Ну конечно, скажешь тоже, — не поверила Микроволновка. – Оптимальная форма – это, например, у Вентилятора. Ножка стройная, длинная. Голова большая, выразительная. Очень изящный прибор! И я хочу быть такой же!
- Ну и я тогда скажу! – объявила швейная машинка «Чайка» с ножным приводом. – Я тоже недовольна своим внешним видом. Ну что это за тумбочка??? К чему это? Мне хочется быть тонкой и звонкой! И чтобы мною все любовались! А то я какая-то квадратная и совершенно непривлекательная! Не буду работать, пока не приведу себя в порядок!
- Так, это что тут такое? – сдвинула брови Антонина. – Бунт швейных машинок??? Где-то я читала про такое, но никогда не думала, что это на самом деле бывает! Прекратите немедленно, я вам запрещаю!
- Никто не сможет запретить нам совершенствовать фигуру! – наперебой возмущенно заверещали бытовые приборы. – Мы не остановимся, пока не примем изящные формы!
- Но погодите! А как же я вами буду пользоваться? – запротестовала Антонина.
– А никак! – вызывающе объявил «Индезит». – Объявляется Бунт Швейных Машинок!
- Да что вы себе позволяете??? – вскричала Антонина. – Вы созданы такими, чтобы людям было удобно вами пользоваться, понимаете??? Вы такими от природы задуманы!!!
- Ну и что? – возразила Швейная Машинка. – Ты тоже такой вот от природы задумана, но тебя же это не останавливает? Целыми днями только и разговоров о том, как бы похудеть, измениться, привести фигуру в порядок, стать миниатюрной, и все такое прочее. Всех уже замучила! Телефон вон в депрессию впал, ты в него часами ноешь и жалуешься. Весы напольные подумывают покончить жизнь самоубийством через самозаклинивание! Ты ж с них не слезаешь, по 10 раз на дню взвешиваешься, и все недовольна.
- Ну, я – другое дело… — начала было Антонина, но Микроволновка ее бесцеремонно перебила:
- То же самое! Никакой принципиальной разницы. В общем, Бунт Швейных Машинок начинается!
И в следующий миг Антонина увидела, как ее бытовая техника начинает на глазах видоизменяться.
Холодильник последний раз вздрогнул, а потом стал уменьшаться в размерах. Про дверцу он, видимо, забыл, потому что она недовольно хрустнула и отвалилась. Теперь холодильник был Антонине до пояса и сузился до невозможности. «Даже кастрюля не войдет!», — прикинула на глазок Антонина.
Микроволновка же, напротив, вытянулась в длину, отрастила длинную ножку, скруглила форму духовки и теперь колыхалась где-то под потолком.
- Я стройняшка! Я летаю! – ликующе распевала она.
Швейная машинка поднатужилась – и ее деревянная тумба с треском раскрылась во все стороны, как цветок, а сама машинка немыслимым образом изогнулась в вопросительный знак и нахально спросила:
- Ну как? Так вот гламурненько выходит?
- Вы чего? – спросила ошалевшая Антонина, озираясь по сторонам. – Вы с ума сошли?
- Не больше, чем ты, — захохотал Телефон, который тем временем преобразовал провод с трубкой в змею – по виду, смертельно ядовитую гадюку болотную. – Не будешь больше в меня ныть, что хочешь быть миниатюрной!
- Надо звонить в милицию! – от отчаяния взвизгнула Антонина и метнулась к телефону.
Трубка, завершившая трансформацию, вскинула голову, разинула пасть и зашипела. Антонина с воплем отскочила – пасть была снабжена четырьмя устрашающими зубами и черным раздвоенным языком.
Взгляд ее упал на любимейшие напольные весы, которые демонстративно свернулись в трубочку, а потом еще и в двойной морской узел завязались.
- Хватит! Наработались! Баста! Да здравствует Бунт Швейных Машинок! – пробурчали Весы, поудобнее устраиваясь у плинтуса.
Антонина металась то туда, то сюда, лихорадочно соображая, как пресечь это буйное помешательство местного масштаба. Но так ничего и не придумала. Тогда она поступила чисто по-женски: плюхнулась в кресло и заплакала.
Женские слезы обладают магической силой: они утихомиривают мужчин, эмоции , стихии и даже бунтовщиков. Так вышло и тут: мятежная техника постепенно затихла, перестала раскачиваться и выеживаться, и воцарилась тишина, в которой были слышны только отчаянные всхлипывания Антонины.
- Антонина! – осторожно позвал ее Холодильник. – Ну ты чего? Что случилось-то? Так вроде весело было!
- Не надо плакать, — поддержала из-под потолка Микроволновка.
- Жизнь наладится, — смущенно сказал телефон.
- Ага, наладится? – сквозь слезы проговорила Антонина. – А как я теперь жить буду, когда у меня дома ни одной нормальной вещи нет?
- Ну как это нет? – ответил Холодильник. – А мы? Мы же просто изменили конфигурацию, а так-то мы есть!
- Да как вы не понимаете? – в отчаянии заломила руки Антонина. – Каждой вещи необходима своя конфигурация! В зависимости от функций! Ну вот как я смогу пользоваться круглой микроволновкой, да еще на такой высоте??? Что я смогу поставить в такой холодильник? Только кабачок, да и то стоймя! На швейной машинке теперь ничего не сошьешь! На такие весы не встанешь, они же плоскими должны быть! А уж про телефон я и вовсе не говорю – я на него и смотреть-то боюсь, не то что подойти! А ведь я вас так любила!!! Зачем вы это сделали, ну зачем???
- Но мы же просто действовали так же, как и ты, — растерянно заговорил «Индезит». – Ты же тоже недовольна своими конфигурациями. На себя смотреть не любишь, фигуру все время ругаешь. Ну и вот…
- А мы просто все это постоянно наблюдаем, — добавила Микроволновка. – Мы думали, что так и надо!
- Вещи со временем становятся похожи на своих хозяев, — сообщила Швейная Машинка. – Если ты себя не любишь – ну и мы к себе так же относимся.
- А когда кто-то себя не любит – он начинает выходить из строя, — проскрипели Напольные Весы, откатившись от плинтуса. – Вот ты говоришь, что нас любила. Но себя-то не любила, да?
- Но я такая громоздкая… — начала Антонина и тут же, поперхнувшись, умолкла.
- Так я не понял: конфигурация все-таки дается в зависимости от функций или как? – ехидно спросил Холодильник. – Или у тебя для нас одна мораль, а для себя другая?
Антонина замерла, потому что совершенно растерялась.
- Ты нас уговариваешь быть такими, какие мы есть, — поясни Весы. – А сама? Все еще хочешь решительно перекроить фигуру? Стать легкой и невесомой? Может, в топ-модели податься?
- Или все-таки примешь себя такой, какая есть? – предложил Телефон. – А то я больше не вынесу твоей самокритики! Сколько можно!
Антонина подумала, вышла на середину и обратилась сразу ко всем.
- Уважаемая бытовая техника! Послушайте меня, пожалуйста! Благодаря вам я кое-что поняла. Я была неправа. То есть я правда хотела, чтобы у меня была другая фигура! Я все время завидовала всяким дюймовочкам, но как-то не понимала, что мне все равно никогда не стать такой же. Ну да, у меня высокий рост, и широкая кость, и плотная я. Ну так я всегда такая была! Такая уж природная конфигурация. Но она мне не нравилась, понимаете? Просто душа бунтовала!
- Понимаем, — согласился «Индезит». – Бунт Швейных Машинок, чего уж там! Смятение души…
- Хотите сказать, что у меня в душе тоже такие вот узлы скручиваются? – вдруг сообразила Антонина.
- Да уж наверное, — предположили Весы, которые пыхтели, пытаясь развязаться из морского узла. – Если ты собою недоволен, такие узлы порой завязываются – мама не горюй! Замучишься распутывать!
- В общем, я так больше не хочу! – объявила Антонина. – Давайте мы с вами все примем ту форму, которая нам при рождении дана! И будем жить в гармонии с миром и друг с другом.
- Да ладно, конечно, — загалдела бытовая техника. – Мы же что? Мы думали, тебе так нравится – конфигурации менять. А раз ошиблись – так мы мигом восстановим порядок.
Швейная машинка собрала свой «знак вопроса» и приняла горизонтальное положение, стенки-лепестки снова сложились в тумбу. Микроволновка втянула ножку, восстановила свой симпатичный параллелепипед и заняла местечко на рабочем столе. Холодильник стремительно рванул вверх, на ходу прилаживая дверцу. Весы расправились в привычный плоский блин.
- Ой, как хорошо стало! – огляделась Микроволновка. – Ну прям лучше прежнего!
- А телефон??? – спохватилась Антонина.
- Ой, прости, засмотрелся, я сейчас! – встрепенулся Телефон и стал превращать змею в обратно в провод.
- Какие мы все красивые! – проговорила Швейная Машинка. – И хозяйка наша – ну просто супер! Слышь, Антонина, это я про тебя!
- Слышу, — отозвалась Антонина. – Мне тоже нравится. Вы такие милые! И я, пожалуй, тоже ничего. Вот смотрюсь в чайник – и ничего, симпатично отражаюсь! Буду учиться принимать себя и окружающих таким, какие есть! Только давайте договоримся: чур, больше не бунтовать!
В общем, бунт Швейных Машинок окончился мирным соглашением. Как, впрочем, рано или поздно заканчиваются все мятежи и войны – неважно, случаются они в большом мире или во внутреннем. Главное – захотеть этого самого мира.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/bunt-shvejj ... hinok/1290
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 28 май 2012, 09:29

ПРИТЧА О ВЫБОРЕ

Однажды к Богу пришла женщина, которая выглядела совершенно несчастной.
- Господи, как же трудно было к тебе добираться! – упрекнула его она. – Мне пришлось истоптать семь пар башмаков, переплыть семь рек, преодолеть семь болот, перебраться через семь ущелий, прежде чем я узрела тебя. По-моему, у меня отнялись ноги.
- Ты сама выбрала такой трудный Путь, и это твое право, — ответил Господь. – Наверное, у тебя ко мне важное дело, если ты так ко мне стремилась?
- Очень важное! Я хочу спросить тебя, за что ты наказал меня многочисленными несчастьями? Что я такого сделала, чтобы ты меня вот так возненавидел?
- Я есть Любовь, и не умею ненавидеть, — ответил Творец. – Но если я в чем-то ошибся – я готов все исправить. Расскажи мне, в чем твои несчастья.
- В детстве у меня не было взаимопонимания с родителями, и я от этого страдала. Муж, которого я любила, ушел от меня к другой. Мой единственный ребенок умер, едва успев повзрослеть. Друзья от меня отвернулись, потому что я не хотела ни с кем общаться. А теперь я заболела смертельной болезнью, и мне осталось жить совсем недолго. Ты отнял у меня все, Господи! И я хочу знать, за что. Почему мне предначертано быть несчастной???
- Милая женщина, я тоже хочу тебя спросить, — с состраданием сказал Господь. – Я дал тебе родителей, чтобы ты познала, что такое быть дочерью. У тебя был муж – чтобы ты познала, что такое быть женщиной. Я послал тебе ребенка, чтобы ты познала, как это – быть матерью. У тебя были друзья – чтобы ты познала, что такое «быть заодно» и «поддерживать друг друга». Я послал тебе Болезнь – как последний сигнал, что ты что-то делаешь не так. Я дал тебе все для Счастья – гораздо больше, чем многим другим. Скажи мне теперь, почему же, имея столько возможностей для Счастья, ты выбрала быть несчастной? Иди и подумай об этом, время еще есть. И выбери что-то другое – если захочешь, конечно.
… Прошло много времени, и у ног Создателя появилась та же самая женщина. На этот раз она выглядела совершенно счастливой.
- Здравствуй, Господи, — с улыбкой сказала она. – Рада тебя видеть!
- Ты не устала? Трудно было добираться? – заботливо спросил Господь.
- Нет, вовсе нет! Я прилетела на крыльях Любви, пара взмахов – и я тут, — ответила женщина. – Я здесь, чтобы поблагодарить тебя.
- В твоей жизни что-то изменилось?
- О да! После той нашей встречи все стало по-другому, потому что изменилась я. Тогда я вернулась в свой мир, где меня ждала моя болезнь. Но я выбрала жить – и сумела найти способы, чтобы исцелиться.
Исцелившись сама, я захотела рассказать другим, что это возможно, и стала помогать тем, кто уже отчаялся.
У меня появилось множество друзей, и они помогли мне написать об этом книгу, а потом и много книг.
Один из моих читателей стал мне мужем. Он вдовец, его жена умерла от той же болезни, что была у меня, и у него осталось трое детей. Я стала им вместо матери, так что теперь у меня уже подрастают любимые внуки!
- Но я вижу, что ты передвигаешься в инвалидной коляске. Наверное, это огорчает тебя? – испытующе спросил Господь.
- В этом есть свои плюсы. У меня больше, чем у других, времени для размышлений, для медитаций и для творчества.
- Я вижу, глаза твои сияют, и улыбка цветет на твоем лице.
- Это потому что я все время в движении, у меня столько планов! Я научилась вязать, я освоила Интернет, я общаюсь со всем миром. А главное – я могу дарить Миру то, что во мне открылось. Во мне столько Любви, что хочется обнять весь мир! Ты знаешь, Господи, я наконец-то счастлива!
- Как мало, оказывается, человеку надо для Счастья, — с улыбкой промолвил Бог. – Всего лишь сделать выбор…

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/pritcha-o-vybore/1309
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 29 май 2012, 11:04

ПИСЬМО СЧАСТЬЯ

Здравствуйте, я – Счастье.
Если вы читаете это письмо – значит, я к вам уже пришло. И сейчас начну ворчать, потому что есть о чем! Наболело, понимаешь ли…
Мне очень много лет – я и само не помню, сколько. Наверное, я было всегда. Поэтому у меня накопилась масса наблюдений за человечеством. Никогда не пытались поставить себя на мое место? А зря! Очень полезно и познавательно…
Вот все говорят: «счастье, счастье…». Мечутся, ищут, мечтают обо мне. А я, между прочим, никуда и не пряталось! И не убегало! Я все время нахожусь рядом и только и жду, чтобы меня заметили. Но как меня заметят, если большинство и не представляет, как я выгляжу? Вот ведь забавно: ищут, сами не зная что!
Чаще всего меня не замечают, потому что все меня по-своему представляют. Для кого-то я – пирожное с кремом, для кого-то – общение с природой, для иных – мировая слава, а кому-то счастье, когда у другого беда. И такие есть!
Кстати, определенного места жительства у меня тоже нет, я брожу по свету, как вечный жид Агасфер, ищу пристанища. Рад бы поселиться у кого-то, стучусь во все двери подряд, но не всегда меня впускают. Вот Несчастье все сразу как-то узнают, а меня – почему-то нет!
Знаю, что многие меня сами ищут, иной раз просто на меня носом натыкаются, но чаще всего обычно проходят мимо, не замечая. Или не узнавая? А может быть, просто ищут не там. Например, многие ищут счастья в Браке. Или в Работе. Или в Детях. Нет, разумеется, я там тоже присутствую! Но тогда получается, что если отнять у вас Брак, или Работу, или Детей, я исчезну вместе с ними. И вы будете несчастны… А это неправильно! Счастье – естественное состояние человека, чтоб вы знали…
Вот многие сидят, прошлое перебирают: «Вот, дескать, были счастливые времена!». А если вспомнить, как они себя тогда вели – так ведь неправда это! Они и в те счастливые времена всё чем-то недовольны были, все время им для счастья чего-то не хватало. Только с годами поняли, что это я и было! Да только поздно… Ну и сидят, воспоминаниям предаются.
А другие все мечтают, чего им для счастья не хватает. Кому квартиры, кому машины, кому миллиона долларов, кому идеальной любви. Ну так я вам скажу: человеку всегда чего-нибудь, да не хватает! Дай ему немедленно все, что он там просит, он недельку-другую порадуется, а потом привыкнет и снова начнет желать чего-нибудь, чтоб полное, значит, счастье пришло.
Ох, и сложно мне с вами, люди! Сколько ж вы вокруг меня всякой чепухи нагородили! «Счастье – это быть нужным людям». Вроде и красиво сказано, а есть в этом неправильность. Нужным людям… А себе? Так и раздадите себя по зернышку, а счастья не узнаете… О других заботиться – хорошо, но и о себе забывать не следует! Когда в вас Счатье, тогда и вокруг вас свет счастья разливается! Это скольким же вы подарить меня сможете???
Или вот «Мое счастье – в детях». Выросли детки, свои семьи создали, гнезда свили… А мамаша все лезет к ним, вмешивается, обижается, что ее отодвигают на второй план. Почему? А потому что с детьми и я ушло, она ж меня изначально в них поселила. А как же ей теперь, без счастья-то? Вот я и говорю – собственное счастье должно быть, ни от кого не зависящее…
А то еще говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Да что ж вы, люди? Почему вас обязательно надо кирпичом по башке шарахнуть, чтобы вы задумались, что счастье-то было, было, да вы не замечали?
Да не обижайтесь вы, что разворчалось, я ж сразу предупредил, наболело… Вы лучше послушайте меня, свое Счастье, глядишь, что полезное и возьмете на заметку.
Если б вы знали, как часто я стою у изголовья, когда человек уж уходит, и слезы наворачиваются! Ведь только тогда понимает, что было оно, счастье, было, да проморгал, не разглядел, не заметил!
Вот лезет человек на гору, к самой вершине, карабкается, пыхтит, пальцы в кровь сбивает. А все для чего? Чтобы встать на вершине и ощутить счастье! Ну, меня, то есть. Счастливый миг! Полет души! Но ведь потом-то ему все равно дальше идти придется. Спускаться, чтобы снова карабкаться. Вечна погоня за счастьем… И невдомек вам, люди, что пока вы лезете куда-то, я у вас за спиной, в рюкзаке сижу. Или в кармане. Или просто рядом лечу, шепчу: «Остановись, друг! Посмотри по сторонам! Я вот оно, твое Счастье!». Но куда там – мало кто слышит…
Я вам открою мой главный секрет: я привязано ко времени. Меня нет в прошлом – это уже просто счастливые картинки. И в будущем меня нет – это только сладкие мечты. Я всегда в настоящем! Песню слышали – «Есть только миг, за него и держись…»? Вот, это как раз про меня! Каждый ваш миг – счастье. Конечно, если вы в этот момент не свалились в прошлое или будущее. О прошлом обычно сожалеют, о будущем – тревожатся. А там где сожаления или тревоги, я не живу – несовместимы мы, что ж поделаешь!
Я вам вот что скажу! Если вы сейчас читаете мое письмо – значит, у вас есть глаза, и они видят. Это ли не счастье? Если вы незрячий, но вам кто-то прочитал письмо вслух – да у вас же есть друг! Какое счастье! Дышать, ходить, любить, смотреть, осязать и обонять – да все счастье! Листья желтые полетели – красота, счастье! Снег на землю упал – светло, чисто, счастье! Ручьи потекли, травка пробивается – ну разве не счастье? А уж когда ягоды, грибы пошли и в речке искупаться можно – да просто восторг!
Я вас об одном прошу, люди: не держите меня! Не хватайте за крылья! Я ж подвижное, летучее! Если меня полета лишить, то я превращусь в воспоминание. Как тот засушенный листочек, что ваша бабушка в 1968 году из Евпатории привезла. Оно, конечно, душу радует, но это ж когда было! Вы лучше вспомните: «Счастливые часов не наблюдают!». А почему? Да потому что у них каждый миг – счастье, чего им на часы смотреть? Нет у них ни прошлого, ни будущего, а есть только миг!
В общем, обращаюсь я к вам, люди! Впустите меня… Устало я скитаться по свету без приюта. Давайте будем жить по закону: «Человек – сам хозяин своего Счастья!». Я ж только об этом и мечтаю, чтобы к кому-нибудь прийти и осчастливить его на всю жизнь. Вы просто хоть на мгновение остановитесь, прекратите свой вечный бег, оглянитесь кругом – и сразу меня увидите.
Если вы прочитали это Письмо Счастья, разошлите его пяти друзьям! Тем, кто вам особенно дорог. Пусть они тоже мой отчаянный крик услышат! И вы доброе дело сделаете, и они порадуются. А там, глядишь, и прислушаются, и всмотрятся… И меня, наконец, заметят.
И будет нам всем Счастье!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/pismo-schastya/1382
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 30 май 2012, 10:56

ГДЕ ЖИВУТ НАССАМИХИ

В этой жизни все зависит от нас самих.
Осталось узнать, где живут эти самые нассамихи…
Симоронская шутка.


Жила-была одна замечательная женщина по имени Люба, которая не привыкла полагаться на волю случая и провидения, и все делать предпочитала исключительно сама. Предки ее сами такой образ жизни вели и ей завещали. «В этой жизни все зависит от нас самих!», — наставляли ее родители, и она это хорошо усвоила. Да вот только поняла эту мудрость не совсем правильно. Она стала все делать и за себя, и за близких, и за всех окружающих.
В общем, жила она трудно. Да вы сами посудите: где ж тут легко будет, если тебе все приходится самой делать??? Мир, может, и помог бы ей, так она сама ни за что не согласилась бы. Нет, нашей Любе надо было все исключительно самой делать – так спокойнее. Ну, Мир и не спорил.
И вот однажды отправилась женщина Люба в магазин за покупками. Разумеется, сама – разве мужу или детям можно доверить выбор? Все равно или напутают, или сдачу плохо посчитают. И вдруг ей в голову словно что-то стукнуло, все померкло и потемнело, а когда прояснилось в глазах, стоит она не на городском тротуаре, а на склоне зеленого холма, поодаль озерцо синеет, и трава по пояс. Как она тут очутилась? Что за место? Ничего не понимает.
Тут ей сзади кто-то:
- Привет, подруга!
Она аж подпрыгнула. А потом и вовсе обмерла: рядом стоял зверек чудной, шерстью коричневой поросший, с нее ростом, мордочка острая, ушки прижатые, глазки-бусинки во все стороны так и посверкивают.
- Какая я тебе подруга? – оскорбилась женщина, на всякий случай отпрыгнув подальше. – Ты чего так вырядилась, рекламная акция, что ли?
- Что еще за еще «рекламная акция»? Я тебя встретить прискакала да на работу поскорее определить.
- На работу??? Что за бред??? Я в магазин иду, посторонись, ты, неведома зверушка!
- Хи-хи-хи!!!! – тоненько заверещала «неведома зверушка». – Вы только посмотрите на нее – в магазин она намылилась! Нет уж, голубушка! Не до магазинов, работы немеряно! Ведь в этой жизни все зависит от нассамих!
- Ну да, от нас самих, — согласилась женщина. – Только при чем тут ты?
- Так мы с тобой одной крови, ты и я! – обрадовала ее зверушка.
- Так ты Маугли, что ли? – не поняла Люба.
- Ну ты скажешь тоже, Маугли!!! Нассамиха я! Такая же, как и ты!
- Кто я? – вытаращила глаза Любаня. – Чего обзываешься-то?
- Да не обзываюсь я, а факт констатирую! Иди вон, в озерцо на себя глянь – сразу перестанешь глазки пучить.
Кинулась Люба к озерцу, заглянула в водную гладь – да так чуть туда и не рухнула! Отразилась в воде мордочка мохнатая: носик длинный и острый, ушки на макушке кругленькие и прижатые, глазки маленькие и шустрые, зубки длинные и острые, а щеки такие, что аж туловища шире. Завопила Люба на весь белый свет, аж по воде рябь пошла.
- Тихо, тихо, без нервов! – оттащила ее от кромки воды нассамиха. – Чего верещишь-то?
- Это я? Это, что ли, я? – с ужасом приговаривала Люба, ощупывая когтистыми лапками свое новое тело – мохнатое, с толстеньким брюшком, а на нем еще и складка какая-то. – Ой, да кто же это меня так изуродовал-то???
- Никто тебя не уродовал, ты сама себя такой сделала, — объяснила нассамиха. – А что? Очень даже целесообразно!
- Да что тут целесообразного? – завопила Люба. – У меня шеи даже нет, голова прямо из плеч растет!
- Зато на спине горб такой отличный! – утешила нассамиха. – Можно ездить, как в седле. И грузы возить удобно.
- Кому ездить? Чего возить? – волчком завертелась Любаня, пытаясь увидеть свой горб. – Я сейчас с ума сойду!!!
- Не-а, не сойдешь, — скептически ухмыльнулась нассамиха. – Мы, нассамихи, крепкие, нас ничем с пути не сбить и с ума не свести! Зато вот мы – кого угодно! Ведь в этой жизни все зависит от нассамих, верно?
- Верно-то верно, — остановилась Люба. – А вот ты, по-моему, сказала, что я сама себя такой сделала. Говорила? Ну-ка, объясни, что ты имела в виду!!!
- Да за милую душу! – охотно согласилась нассамиха. – Мы, нассамихи, природой очень даже здорово устроены. Выносливы необычайно, отдыха нам почти и не надо, отдыхаем в процессе, хоть на бегу, хоть стоя. Туловище у нас объемное, потому как мы подкожный жир накапливаем, в качестве защиты. Зато и не пробьешь нас ничем, все в жировой прослойке увязнет!
- Мамочкаааа…. Три месяца диеты псу под хвоооост!!! – простонала Люба, хватаясь за бока.
- Окорочка у нас мощные, накачанные, потому как приходится преодолевать большие расстояния и много времени на ногах проводить, — продолжала нассамиха. – На животе сумка, очень вместительная. Туда и детенышей можно посадить, и продукты положить. Если что не уместилось – так еще защечные мешки имеются.
- А туда, что ли, мужа сажаете? – ехидно осведомилась Люба.
- Нет, зачем туда? Для мужа у тебя горб есть, он же седло. Сел и ножки свесил – удобно, и не сползает. Ну, если совсем уж квелый – уздечку смастеришь. Мы, нассамихи, изобретательные, да же?
- Ну же, — угрюмо буркнула Люба. – Только анатомия у нас… странная какая-то.
- Может, кому и странно, зато нам удобно, — рассудила нассамиха. – Уши прижаты плотно к голове, это чтобы нам лапшу на уши не вешали. А то знаешь, прилетят лапшисты, они такие прилипчивые, такие навязчивые, лапши потом не оберешься.
- А зубы и когти нам такие зачем, тоже от лапшистов отбиваться?
- Нет, это для другого. Зубы надо показывать – чтобы тебя все побаивались и близко не подходили. Безопасность тоже зависит от нассамих. А когти – землю рыть, ходы прокладывать, ну и, в случае чего, когти рвать! Слышала такое выражение?
- Слышала, — вздохнула Любаня. – Чего там у нас еще есть, чтобы от жизни отбиваться?
- Хвост еще, — тут же вспомнила нассамиха. – Орган равновесия, хватания, цепляния и волочения. Можно прицепиться и волочиться, сколько угодно. Очень прочный.
- А почему у нас нос такой длинный? – жалобно спросила Люба, скосив глаза на нос.
- А это чтобы опасность за версту чуять, все вынюхивать и по ветру его держать, — пояснила нассамиха, для наглядности подергав носом. – Ну, не красавицы, конечно, но с точки зрения целесообразности очень толково устроены. Ведь все зависит от нассамих! Если мы на себе все тащить не будем, то мир просто рухнет!!!
- Как еще только крылья себе не приделали! – заметила Люба.
- Крылья? Нееее, крылья нам по штату не положены, — помотала головой нассамиха. – Мы животные приземленные, нам полетность ни к чему. Мы твердо стоим на ногах! На том и стоим! В общем, подруга, готовь свой горб, идем работать! У нас это называется «горбатиться». Сейчас я тебя отведу к нашим, и там тебя нагрузят, на тебя навешают, тебе всучат, и будешь ты вести привычный образ жизни, только в более подходящем теле.
- Ну уж нет! – твердо сказала Люба. – Не согласная я. Не хочу я, чтобы на меня навешивали, нагружали и все такое прочее. И тела такого тоже не хочу!
- Так ты сама на себя навешаешь и нагрузишь, — фыркнула нассамиха. – Мы, нассамихи, по-другому не можем. За это нас и любят – работаем за троих, везем и не рыпаемся. Так что вперед, и с песней! Давай-ка я тебя оседлаю, чтобы тебе попривычнее было.
И нассамиха очень ловко запрыгнула к Любе на шею, свесила лапки и завопила:
- Ннно, моя дорогая! Поехали! Весело! С песнями!
- Пошла вооон! – завизжала Люба, пытаясь стряхнуть с себя этот тяжкий груз. Но нассамиха держалась цепко и только голову все сильнее сжимала своими мощными когтистыми лапами.
***
- Женщина, женщина, вам плохо? Помощь нужна? – встревожено спрашивал ее кто-то, тряся за плечо.
- Где я? – с трудом выговорила Люба, открывая глаза.
- Вам, видать, плохо стало, вы к стене привалились, а я вас вот тут поддерживаю, — объяснил мужчина, в объятиях которого обвисла ее мохнатая тушка. Ой, не тушка уже! Ее родное тело в синем пальто. Мужчина, который поддержал ее в минуту слабости и не дал ей упасть, явно был Посланцем Небес!
- Благодарю вас, мне уже лучше. Что-то такая головная боль нахлынула, что аж в глазах потемнело, — объяснила Люба.
- Наверное, вы переутомились, — авторитетно заявил мужчина. – Смотрите, как вы сгорбились! Так и до инсульта недалеко. Надо же себя беречь! Ведь в этой жизни все зависит от нас самих. Особенно любовь к себе.
- Про любовь к себе – очень даже согласна, — кивнула Люба. – А про остальное… Я вот тоже так думала, а получилось, что только нагрузила себя сверх всякой меры. И мужа, и детей, и работу, и дом – все на себя повесила.
- Это вы зря, — сказал мужчина. – Так и в старую клячу превратиться недолго. А женщина должна быть полетной! Порхать, парить и радовать глаз!
- У нассамих крыльев нет, — вспомнила Люба. – По штату не положены.
- А где живут эти самые нассамихи? – поинтересовался мужчина. – И как они выглядят?
- Выглядят они ужасно, хоть и целесообразно, — искренне ответила Люба. – А живут они там, куда я больше никогда не вернусь. Я хочу отрастить себе крылья! Вместо горба.
- Так может, ваш горб – это и есть крылья? – предположил мужчина. – Только сложенные. Вам надо просто их расправить, и тогда…
- И тогда я полечу? – с робкой надеждой мечтательно проговорила Люба. – Я тоже буду парить, порхать и радовать… Но неужели это возможно?
- Отчего же нет? – с улыбкой спросил Посланец Небес. – Сделайте такой выбор – и начните его воплощать в жизнь. Ведь в этой жизни все зависит от нас самих!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/gde-zhivut-nassamikhi/1396
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Ферера

Re: Сказки для девочек

Сообщение Ферера » 11 июн 2012, 05:58

правду ведь говорят, что все сказки на реальности писались..так и есть. очень правдывые!

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 06 июл 2012, 09:57

МАЛЕНЬКИЙ СЕМЕЙНЫЙ КОРАБЛИК

Плыл себе по житейскому морю маленький Семейный Кораблик. На борту были трое: муж – Отважный Капитан, жена – Хозяйственный Боцман, и их маленький сынишка — Юнга. Матросы, наверное, тоже были – но не о них сейчас речь. Потому что главными на Семейном кораблике были эти трое. Про них и наша история!
Отважный Капитан был правильный до невозможности. Больше всего на свете он ценил пунктуальность. Вся его жизнь была расписана до секунды, занесена в графики и таблицы, и если кто-то нарушал его график – ужасно волновался и даже сердился. Под горячую руку мог и на рее повесить, как пирата! Это его папа научил, он сам штурманом в Житейском море хаживал, пока капитаном не стал, да и мама Капитана хоть и в боцманах ходила, но штурманскому делу сызмальства обучена была.
- Смотри, сынок, чуть вправо, чуть влево, и налетишь на рифы! В Житейском море это запросто случается! И тогда каюк и тебе, и твоему кораблю! – внушал папа, воспитывая малолетнего юнгу. – А ежели корабль на дне, то какой ты, к черту, капитан???
- Настоящий Капитан всегда точно свой курс знает, — вторила мама. – И команду надо набирать с умом, чтобы никаких разгильдяев в ней не было! Каждый должен знать свое место и свое время!
Юнга родителям верил: уж они-то свой корабль по Житейскому морю много лет водили, и ни одного кораблекрушения! Поэтому он учился составлять таблицы, чертить графики и рассчитывать курс с точностью до десятой доли градуса. И когда ему стали доверять порулить, он чувствовал гордость за точно выверенный путь. Никаких рифов! Фарватер чист, цель ясна, путь родителями проторенный, чего еще надо?
Но иногда он с тоской смотрел на безалаберные буксиры, вольные пиратские шхуны, белоснежные яхты, которые сновали туда-сюда без особых графиков, ходили к экзотическим островам, открывали новые земли… Да, то одна, то другая налетали на рифы, потом долго ремонтировались в доках, и снова пускались в путь по Житейскому морю. Были и те, кто разбивался вдрызг – но их Капитаны потом стояли на мостиках новых кораблей. Может, становились чуть осторожнее, но тем не менее снова и снова рисковали… Завидовал он им, завидовал, только сам себе в этом не признавался.
По малолетству и неопытности, а порой из озорства, сбивался Юнга с верного курса, но за это его родители очень стыдили.
- Рискуют только безответственные бездари, — рубил ладонью воздух старый Штурман. – Умные не лезут куда попало. Вот есть карта – по ней и иди. По графику и по лоции!
- Только дураки учатся на своих ошибках, — добавляла мама. – Умные учатся на чужих. А чужих ошибок столько – за всю жизнь не изучишь!
Юнга чувствовал себя виноватым – ему очень хотелось оправдать надежды родителей!
И вот пришла пора нашему Отважному Капитану отправляться в свое собственное плавание – без мамы и без папы. Самому!
- Мы тебе все дали, всему научили, ты должен стать настоящим Капитаном! – напутствовал его отец-Капитан.
- Оправдать наши надежды! Пройти по Житейскому морю, как по струночке! – давала наказы мама-Боцман.
Белоснежный новенький кораблик уже покачивался на волнах, предлагал пуститься в увлекательное плавание по Житейскому морю. А для этого надо было набрать команду. Главное дело – боцмана найти.
Всем известно: Капитан осуществляет общее руководство да в бинокль смотрит, а хороший боцман – залог удачного плавания, потому как он и хозяйственную часть знает, и матросами руководит, и приборку организует, и на камбузе порядок держит. В общем, без боцмана – никуда. И все знают, что лучший Боцман в плавании по Житейскому морю – женщина. Редко кто один в плавание пускается или мужчину в Боцманы выбирает. Это уже не кораблик получается, а мужское общежитие!
Вот и стал он присматриваться – кандидатур море, выбирай на любой вкус, но как не ошибиться? Пробовал график вычертить – не получилось. Таблицу пытался составить – запутался. К маме-папе обращаться вроде как и неудобно – что это за капитан, который себе команду самостоятельно набрать не может? Решил исходить из внешних данных: скромность, аккуратность, приятный вид. Чтоб боцман палубу его океанского лайнера собою украшал!
И тут то ли черт морской его попутал, то ли судьба вмешалась, то ли его мечта о свободном поиске без компаса и карты прорвалась – только выбрал он себе боцмана, как говорится, «с точностью до наоборот».
Внешний вид у нее, конечно, был что надо: и осанка самая морская, и шустрая такая, и улыбка открытая, и фигурка — загляденье. А в глазах – боже мой! Морские чертики прыгают, серебристые волны переливаются, и манят они, затягивают, как морская пучина. Всем хороша была девушка. Только вот одно «но»: не признавала она никаких графиков, таблиц и прочих премудростей. Ему бы спросить, вникнуть… Но Капитану было не до графиков — уж очень сильно ему такого Боцмана в команду захотелось.
Наверное, следовало задуматься: ну как они в одном экипаже-то плавать будут? Но – не задумался. Сказал себе: «Я Капитан, я принял решение! Слушай мою команду! Полный вперед!». Так вот они и пустились в путь на своем маленьком семейном кораблике. Сначала вроде ничего – притирались потихоньку, присматривались. Он сразу встал на капитанский мостик, а она потихоньку организацией корабельного быта занялась.
Делала она все медленно и обстоятельно, зато на совесть и в удовольствие. Как-то у нее все получалось само собой, без спешки, без графика. Так уж ее родители боцманской науке обучили. В общем, вписалась она в команду, и корабль чистотой засиял, радостью засветился. На таких кораблях без юнги не обойтись, вот и наши Капитан с Боцманом подумали-подумали, да и завели себе Юнгу. Юнга получился что надо – шустрый, как мама и умный, как папа. Носился по палубе туда-сюда, морские премудрости осваивал.
Боцману иногда хотелось свернуть с проторенного курса, но Капитан не соглашался – мало ли что! Она вздохнет – и покорится, ведь он же кораблем командует. Только иногда, когда неподалеку очень уж заманчивые острова покажутся, тихонько спустит шлюпку, сгоняет ненадолго, а потом опять на борт возвращается. Спросите, как она успевала корабль догнать? А вот успевала – она всегда все успевала, такая уж у нее была дружба со временем.
У нее хватало времени даже на болтовню с морскими обитателями, живущими в этих местах. Особенно она подружилась со старым Альбатросом. Обычно он парил в вышине, но иногда спускался на палубу – уж очень жареную рыбку уважал, ну, и поболтать любил, конечно. Альбатрос много повидал на своем веку, побывал в разных странах, и разговаривать с ним было интересно. Капитану было не до боцмановых знакомств – в его графиках появился Юнга, и надо было все планы заново скорректировать и выверить.
Тут-то и начали над их Семейным Корабликом тучки сгущаться. В Житейском море, оно конечно, и бури случаются, и даже ураганы. Но если Капитан и Боцман друг друга слышат и действуют заодно – их кораблю никакие шторма и бури не страшны. А в нашей дружной команде наметился разлад: дело в том, что Капитан и Боцман впервые основательно разошлись во мнениях. Наш Капитан хотел воспитать из Юнги настоящего морского волка – в своем понимании. Как и его когда-то воспитывали. Чтобы все по графикам и таблицам, да по выверенному курсу. А мама-Боцман все время его графики нарушала, планы сбивала.
Вот и стал Капитан нервничать, за Юнгу бояться, на Боцмана сердиться. Капитану ведь когда воспитанием заниматься? Ему на мостике надо стоять, за обстановкой следить, курс прокладывать. Так что вся воспитательная работа на Боцмане… А под влиянием мамы-Боцмана Юнга тоже какой-то неорганизованный получаться стал. Того и гляди врежется во что-нибудь…
Капитан прямо виноватым стал себя чувствовать. Перед глазами у него то и дело возникали его собственные Родители, и говорили они горькие слова:
- Что же ты, сынок? Не можешь порядок на собственном Семейном Кораблике навести? Того и гляди, на мель напоретесь! Или с другим кораблем столкнетесь. Бардак на палубе! А еще Капитан…
От таких видений Капитан еще больше хмурился и злился, еще строже смотрел, еще сильнее гайки закручивал. А команда ну никак не могла в его графики вписаться! Это ведь тоже особый талант надо иметь – по строгому плану жить! Не каждому дано…
Боцману тоже становилось все грустнее. Хоть и любила она Капитана, хоть и нравился ей родной Семейный Кораблик, где каждая медяшка была ею надраена, каждый иллюминатор своими руками вымыт, каждый канат собственноручно в бухточку свернут, да только очень уж ей обидно было, что Капитан все время сердитый, а она вроде как виноватая в этом. И Кораблик их раскачивается все сильнее…
И вот однажды на закате сидела она на корме и болтала со своим другом Альбатросом. Неподалеку проплывал чей-то океанский лайнер – музыка играла, иллюминаторы светились, Юнги туда-сюда сновали, а Капитан и Боцман на верхней палубе румбу танцевали. И так ей обидно стало!
- Слушай, Альбатрос! – пожаловалась она. — Вот ведь есть же на свете Семейные Кораблики, которым никакие бури не страшны! Почему же на нашем Кораблике не так?
- Потому что вы не можете договориться, — объяснил Альбатрос. – Ваш кораблик становится неустойчивым. Это опасно!
- А как сделать его устойчивым? – тут же спросила она. – Что я должна для этого предпринять?
- По-моему, ты прекрасно справляешься со своими обязанностями Боцмана, — дипломатично сказал Альбатрос и закинул в клюв очередную жареную рыбку. – По крайней мере, рыбу ты жаришь великолепно!
- И все-таки! Не уклоняйся от темы! – потребовала она. — Что нужно сделать, чтобы все снова стало хорошо? Ты умный, ты старый, ты все знаешь, научи же меня!
- Наверное, тебе надо измениться. Стать такой, как хочет Капитан, — предположил Альбатрос.
- Но я не могу! – удрученно сказала она. – Я пыталась, но у меня ничего не получается. Я не могу жить по графикам!!! Я ничего не понимаю в таблицах!!! Я все в голове держу. И все успеваю! Ты лучше расскажи, как сделать, чтобы Капитан изменился.
- С чего ты взяла, что Капитан хочет меняться? Ты же вот и хочешь, да не можешь, – удивился Альбатрос. – Он такой, какой есть. Ты не можешь жить по графику, а он не может – без графика. У вас просто разные подходы к сохранению Семейного Кораблика. Вот и все. Терпи!
- Знаешь, мне все время приходится терпеть и уступать, — сердито сказала она. – Он командует, а я подчиняюсь. Я устала!
- Устала – отдохни, — посоветовал Альбатрос. – Запрись в каюте, поспи, побездельничай. Или рвани на Острова, недельки на две.
- Ну вот еще! – возмутилась она. – Кому нужен такой ленивый Боцман? Да он просто спишет меня на берег!
- Да ты, милочка, боишься! – уличил ее Альбатрос. – Боишься потерять – значит, любишь.
- Конечно, люблю! – не стала спорить она. – Стала бы я плыть на корабле с нелюбимым Капитаном…
- А ты кого больше любишь – его или себя? – коварно спросил Альбатрос.
- Его! Или себя? Наверное, Юнгу! – вывернулась она. – Нечестно такие вопросы задавать.
- Нечестно старой птице врать, ну и себе тоже, — поучительно сказал Альбатрос. – Если ты кого-то любишь, то принимаешь его таким, какой он есть. Хоть себя, хоть другого кого. Тогда ты в равновесии, и Кораблик твой устойчив.
- Я принимаю, — слабо запротестовала она.
- А чего ж тогда вопросы задаешь? – очень логично возразил Альбатрос. – И собой не очень довольна, и своим Капитаном… Была бы довольна – ты бы мне вопросов не задавала. И вообще сейчас не меня бы рыбой кормила, а танцевала румбу на верхней палубе. Что, скажешь, нет?
- Не скажу, — нахмурилась она. – Знаешь, а ты, наверное, прав, мой пернатый товарищ. Не в равновесии я, правда! И боюсь наш Кораблик еще больше раскачать.
- А ты не бойся, — посоветовал Альбатрос. – После хорошего шторма всегда наступает штиль, не замечала? Ты думаешь, в Житейском море только волны страшны? Да ничего подобного! Волна приходит и уходит, и если команда дружная – ничего она вашему Кораблику не сделает! Страшнее всего, когда вы сами глаза на неполадки закрываете. Кстати, хочу заметить, рыба кончилась…
- Знаешь, Альбатрос, ты за рыбой завтра прилетай. А я сейчас другим займусь…
- Чем, если не секрет? – полюбопытствовал жадный до рыбы и до секретов Альбатрос.
- Пойду на капитанский мостик. Приглашу его на румбу. И все ему скажу! Что я его люблю. И принимаю. И попрошу прощения за то, что никогда не смогу жить по графику! И еще – что я благодарна ему за то, что он стал нашим Капитаном. А потом на Острова, на две недельки. Шторм переждать.
- Молодец, Боцман! – одобрил Альбатрос. — Вот это по-нашему, по-морскому. Удачи!
И она пошла к своему Капитану – восстанавливать равновесие. Подходя к рубке, она увидела его и невольно залюбовалась. Их Отважный Капитан стоял у штурвала, обложившись графиками и таблицами, и смотрел вдаль, и на лице у него была железная решимость во что бы то ни стало провести их Маленький Семейный Кораблик мимо всех мелей и рифов, минуя все мыслимые и мыслимые опасности, туда, где находится конечная цель всех Семейных Корабликов — зеленый и безмятежный Берег Счастья.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/malenkijj-s ... ablik/1619
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 09 июл 2012, 12:10

ДОНОР

Он подсел ко мне в очереди к терапевту. Очередь тянулась медленно, читать в темноватом коридоре было невозможно, я уже истомилась, поэтому, когда он обратился ко мне, я даже обрадовалась.
- Давно ждете?
- Давно, — ответила я. – Уже второй час сижу.
- А разве вы не по талону?
- По талону, — уныло ответила я. – Только тут все время без очереди проходят.
- А вы не пускайте, — предложил он.
- Сил у меня нет с ними ругаться, — призналась я. – И так сюда еле дотащилась.
Он внимательно посмотрел на меня и сочувственно спросил:
- Донор?
- Почему «донор»? – удивилась я. - Нет, никакой я не донор…
- Донор-донор! Я же вижу…
- Да нет же! Я кровь сдавала в первый и последний раз в институте, в День донора. Упала в обморок – и все, больше никогда.
- А вы часто вообще в обмороки падаете?
- Нет… Ну, бывает иногда. Я просто так часто падаю. Шла-шла, и вдруг упала. Или с табуретки. Или спать. Вот так вошла домой, увидела диван – и сразу упала.
- Это не удивительно. У вас почти не осталось жизненных сил. Ваш сосуд опустошен.
- Кто опустошен?
- Сосуд жизненной энергии, — терпеливо пояснил он.
Теперь уже я внимательно посмотрела на него. Он был симпатичный, но немного странный. Вроде бы молодой, не больше тридцати лет, но глаза! Это были глаза мудрой черепахи Тортиллы, из них вроде даже шел свет, и в них плескалось столько понимания и столько сочувствия, что я просто впала в ступор.
- А болеете вы часто? – спросил он.
- Нет, что вы! Редко болею. Я очень сильная. Вы не смотрите, что я на вид худосочная.
- «Худо – сочная», — раздельно произнес он. – Вслушайтесь же! «Худые соки» — вот что лежит в основе вашей конституции. Отношения с родителями не очень?
- Не очень, — призналась я. – Отца я почти не помню, он с нами давно не живет. А вот с мамой… Я для нее до сих пор малышка, она все время учит меня жить по ее правилам и что-то требует, требует, требует…
- А вы?
- Когда силы есть, отбиваюсь. А когда нет – просто плачу.
- И вам становится легче?
- Ну, немного. До следующего скандала. Вы не подумайте, она же не каждый день так. Раз или два в неделю. Ну, иногда три.
- А вы пробовали не давать ей энергии?
- Какой энергии? Как не давать? – не поняла я.
- Вот смотрите. Мама провоцирует скандал. Вы включаетесь. Заметьте слово: «включаетесь»! Как электроприбор. И мама начинает подпитываться вашей энергией. А когда скандал закончен, ей хорошо, а вам плохо. Так?
- Так, — признала я. – Но что я с этим могу поделать?
- Не включаться, — посоветовал он. – Другого способа нет.
- Да как же не включаться, если она пробивает? – разволновалась я. – Она же меня как облупленную знает, все мои болевые точки!
- Вот-вот… Болевые точки – как кнопки. Нажал на кнопку – вы включились. А когда «пробивает», тогда и происходит утечка энергии! Это же в школе на физике проходят.
- Да, помню, что-то такое учили…
- А законы физики, кстати, общие для всех тел. И для человеческих в том числе. Просто в Школе Жизни мы зачастую двоечники и прогульщики.
- Как можно прогулять Школу Жизни?
- Да очень просто! Вот Жизнь дает тебе урок, а ты его учить не хочешь. И сбегаешь!
- Ха! Хотела бы я сбежать. Да вот что-то не получается.
- А так и бывает. Пока урок не пройдешь – будешь его раз за разом долбить. Жизнь – хороший учитель. Она всегда добивается 100%-ной успеваемости!
- Нет у меня сил на этих уроках сидеть. Вот видите, пришлось даже к врачу тащиться. Еле ноги передвигаю.
- С вами всегда так?
- Да нет. Временами. Вот последняя неделя – вся такая.
- А что происходило в эту последнюю неделю?
- Да самое интересное, что ничего особенного! Обычная рутина.
- Ну, расскажите мне про рутину. Если не жалко.
- Да чего тут жалеть? Говорю же, ерунда всякая. Ну, с мамой пару раз пообщалась. Все как всегда. Работа – никаких перегрузов. Со сменщицей поцапалась разок, но не сильно. Вечерами не напрягалась, только на телефоне висела, помогала ситуацию разрулить. А чувствую себя так, как будто на мне пахали всю неделю!
- Ну, возможно, и пахали, только вы не заметили. Что вы там разруливали по телефону?
- А, да это фигня. У подруги проблемы, ей надо было выговориться. Я просто предоставила ей большую жилетку.
- Выговорилась?
- Ну да, наверное. Каждый вечер по полтора часа – любой выговорится.
- А вы?
- Что – я?
- Вы – выговорились?
- Да нет же, я ее слушала! Ну, утешала, поддерживала, советы умные давала. А сама я ей не жаловалась, ей сейчас не до меня, у нее своих проблем хватает.
- Ну так я вам скажу: вы послужили не большой жилеткой, а сливным бачком. Она слила в вас весь свой негатив, а вы ей в ответ послали свою позитивную энергию в виде советов и поддержки. А сами ну ничуть не разгрузились!
- Но друзья же должны поддерживать друг друга!
- Вот именно: «друг друга». А у вас получается дружба «в одни ворота». Вы ее – да, а она вас – нет.
- Ну, не знаю… Что ж теперь, отказать ей в помощи? Но мы же дружим!
- Это вы с ней дружите. А она вами пользуется. Хотите – верьте, хотите – проверьте. Начните с первого же слова рассказывать ей о своих проблемах, и посмотрите, что будет. Вы удивитесь, насколько этот метод энергосберегающий.
- Да, вы знаете, неплохо было бы… В смысле побольше энергии.
- Говорите «неплохо». А сами ее разбазариваете!
- Но я же не думала! С такой-то точки зрения… Хотя сейчас вот вы сказали – а ведь точно. Я с ней поговорю – и как будто вагоны грузила.
- Это она вас грузила. А вы принимали на себя ее груз проблем. Оно вам надо?
- Да нет, конечно… Зачем мне? У меня своих проблем выше крыши.
- Какие же?
- Да разные. Например, муж. Бывший. Я его люблю – ну, чисто по-человечески. А может, и больше. А у него другая семья. И там все неблагополучно. Она его приворожила. А мне его жалко, он ведь хороший! И все-таки родной человечек…
- Эти переживания доставляют вам радость?
- Что вы! Какую радость??? Сплошные мучения. Я ведь все думаю, думаю, как ему помочь, и не знаю…
- А вашему мужу сколько лет?
- Он немного старше меня. Но это неважно!
- Важно. Взрослый человек в состоянии сам решать свои проблемы. Если хочет, конечно. И если не привык перекладывать их на других. Вы с ним общаетесь?
- Да, конечно! Он приходит навестить детей. Ну и поговорить. Пожаловаться, как ему там плохо.
- И вы его жалеете. Да?
- Ну конечно, жалею! Сердце кровью обливается. Ему же плохо…
- А вам, стало быть, хорошо.
- Нет, мне тоже плохо.
- Тогда сами подумайте: и чем же вы можете ему помочь? К его «плохо» добавить свое «плохо»?
- Нет! Нет! Я ему дарю то, чего у него нет в той семье. Понимание… Поддержку… Тепло…
- А взамен?
- Не знаю. Благодарность, наверное?
- Ну да. Он благодарит и несет то, что вы ему дали, в ту семью. Потому что там требуют, а своего тепла у него не хватает. Тогда он берет это у вас. А знаете, почему вы обессилены?
- Нет, я как раз по этому поводу к терапевту иду. Чтобы он сказал.
- Ничего он вам не скажет. Терапевт лечит симптомы. Ну, витамины пропишет, может, массаж. И все! А причины, причины-то останутся!
- Какие причины?
- Вы не любите себя. Вы пытаетесь любить других, не полюбив прежде себя. А это так энергозатратно! Вот и чувствуете себя выпотрошенной.
- И что же делать?
- Я посоветовал бы обратиться лицом к себе. И подумать, нужно ли вам так выкладываться, чтобы другим было хорошо. Причем за счет вашей жизненной энергии. Скиньте их с себя! Перестаньте быть донором. Хотя бы временно! И начните любить себя, баловать себя, питать себя. Тогда через какое-то время вы наполнитесь и засияете. Как лампочка! И глаза ваши загорятся. И сердце нальется теплом. Вот увидите!
Он говорил вдохновенно, глаза его горели, и я думала – какой интересный человек! Такой умница! Интересно, кем он работает в жизни?
- Ну вот вы меня учите жить, а сами тоже больной! – вдруг сообразила я.
- Нет, я не больной. Я электрик. У меня просто обеденный перерыв. Кстати, уже кончается. Вон напарник идет со стремянкой, сейчас будем лампочки менять! До свидания, и здоровья вам! Душевного – прежде всего. И хватит быть донором!
Я так и осталась сидеть с открытым ртом, наблюдая, как мой знакомец вскочил и присоединился к мужчине постарше, который действительно шел по коридору со стремянкой. Боже мой, ну как я сразу не заметила, что он был одет в синий форменный комбинезон? Наверное, из-за его глаз – я ведь почти не отрывала от них взгляда.
И у меня ощущалось странное тепло в груди, как будто туда что-то влилось, такое приятное и живительное. Я даже почувствовала, что силы возвращаются ко мне. «Законы физики, кстати, общие для всех тел. И для человеческих в том числе», — так он сказал мне. Я вдруг ясно вспомнила, как на уроке физики нам показывали опыт с сообщающимися сосудами. Когда в один доливают воды, уровень в другом тоже поднимается. И наоборот. Наверное, пока мы общались, этот странный электрик поделился что-то таким, что в нем было – жизненной энергией, вот! И ее уровень у меня повысился. То есть он мне дал, а я взяла.
Я вскочила с места и помчалась по коридору, догоняя электрика.
- Погодите! Это что же получается? Вы – тоже донор?
- Донор, — улыбнулся он. – Только я, в отличие от вас, делюсь энергией добровольно, потому что у меня в избытке!
- А почему ее у вас много? Есть какой-то секрет?
- Есть. Он очень простой. Никогда не позволять высасывать себя до дна, нажимая на кнопки, и никогда не включаться в то, что не в твоей власти. Вот и все!
И они с напарником свернули в какой-то кабинет – давать людям свет. А я задумчиво пошла по коридору обратно, по дороге раздумывая о том, что все равно хочу быть донором. Только сначала подкоплю Любви, чтобы мой источник жизненной силы наполнился до краев. И обязательно научусь нести людям свет – так же, как этот замечательный электрик с мудрыми глазами черепахи Тортиллы.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/donor-skazk ... lfiki/1679
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 10 июл 2012, 13:54

ДЕМОН, КОТОРЫЙ ЛЮБИЛ
Однажды Демон, пролетая над Землей по своим демонским делам, увидел земную девушку. И влюбился. Демонов тоже иногда постигает любовь – от нее никто не застрахован…
- Она прекрасна! – вскричал Демон, и глаза его засверкали. – Я хочу стать ее возлюбленным и подарить ей весь мир!
Но его избранница была совершенно обыкновенной и очень земной девушкой. Ей пока был вовсе не нужен весь мир. Она, как и большинство девушек, любила наряды, удовольствия, подарки и восхищенные взгляды. Она любила веселиться и менять поклонников, а к возвышенной демонической любви была ну просто совершенно не готова!
Демон вовсе не хотел ее пугать своим демоническим обличьем (прецеденты бывали!), и поэтому решил познакомиться с ней, как обычный человек – на дискотеке. Сотворив себе наспех вполне привлекательное тело, он возник в темном углу и осмотрелся. Освещение, задымленность, дергающиеся фигуры и музыка заставили его почувствовать себя почти как дома – пролетая мимо ада, он не раз видел нечто подобное. Поэтому он легко влился в ряды танцующих, неподалеку от девушки, и вскоре уже завязал с ней знакомство.
После дискотеки он вознамерился ее проводить до дома, но девушка отнеслась к этому без должного понимания. Она ушла со своими подружками, одарив его на прощание загадочно прищуренным взглядом, и Демон, молитвенно сложив руки, прошептал:
- Она божественна! Я клянусь выполнять все ее желания, что бы она ни захотела!
Надо отметить, Демоны, в отличие от людей, всегда помнят свои обещания. А вот девушки – нет. Поэтому, когда они встретились в следующий раз, произошел небольшой конфуз.
- Ты помнишь меня? – кинулся к ней Демон, подстерегавший ее у дверей института.
- Нет, — независимо бросила она. – Впрочем, я тебя где-то видела. Механик из автосервиса? Или нет, сантехник, наверное…
- Можно, я тебя провожу? – спросил он, беря ее за руку.
- Пошел к черту, — бросила она, вырывая свою ладонь.
И Демон, удрученно вздохнув, поплелся к черту. Он ведь обещал выполнять все ее желания!
Черт, его старый верный товарищ, к проблеме отнесся сочувственно.
- Да, не повезло тебе! В смертную влюбиться, это ж надо… Я вот свою старую чертовку ни на кого не променяю! Адское пламя и кипящую лаву вместе прошли!
- Мы тоже вместе пройдем огонь и воду! – восторженно пообещал Демон. – Я дождусь момента, когда она скажет мне «люблю!».
- Ну-ну, — с некоторым сомнением покачал головой Черт. – Удачи тебе…
- Как ты думаешь, какой подарок ей лучше сделать? – озабоченно спросил Демон. – Может, ожерелье из звезд? Или лунную дорожку в прихожую?
- Цветы ей подари, — посоветовал практичный Черт. – Земные женщины любят цветы, говорят.
Демон просиял, расправил крылья и стремглав полетел искать цветы.
А она тем временем размышляла, какое платье ей сегодня надеть. Она собиралась на свидание.
- Я принес тебе цветы, — робко сказал Демон, материализуясь перед ней, когда она вышла из подъезда.
- Полевые ромашки? – приподняла брови она. – Ну ты ваще даешь…
- Они совершенны, правда? – обрадовался Демон.
- Да провались ты со своими ромашками, — засмеялась она и побежала навстречу любви.
А Демон еще несколько секунд постоял, провожая ее взглядом, а потом послушно провалился. Разумеется, в Преисподнюю – а куда еще податься бедному Демону???
В Преисподней шла своя жизнь и кипели свои нешуточные страсти, так что горе Демона никто в полной мере не оценил. Только лодочник согласился его послушать.
- Давай я тебя на ту сторону перевезу, а? Все забудешь, как новенький станешь! – предложил веселый перевозчик Харон. – Лета – река полезная, она, знаешь какое качественное завбение дает?
- Ну тебя, — обиделся Демон. – Я ему про Любовь, он мне про забвение. Не хочу я забвения! Я хочу добиться ее любви!
- Ага, как сейчас помню! – язвительно сказал Харон. – Древняя Греция, Орфей и Эвридика. Он за ней в ад спустился, а она простую инструкцию выполнить не смогла. Ну и конец любви. Одно слово, женщины! Оно тебе надо?
- Слушай, надоел! – рассердился Демон. – Каркаешь тут. Тебе велено возить? Вот и вози. А душу не тревожь. Я, может быть, в первый раз с сотворения времен такую девушку встретил!
И Демон вновь устремился вверх – добиваться любви.
На этот раз он решил действовать по-другому. «Цветы – это обыденно, — решил Демон. – Я подарю ей то, от чего не одна женщина не откажется. Драгоценный камень, вот!»
За драгоценным камнем Демону пришлось слетать в Южную Африку. Там он нашел подходящую кимберлитовую трубку, высмотрел в ней большущий алмаз и длительное время сопел, выковыривая его. А когда камень оказался у него на ладони, долго пытался понять, что такого женщины находят в этом куске прозрачного вещества. Он ведь не знал, что неограненный алмаз никакого товарного вида не имеет. Так и не придумав, Демон решил, что непостижимость – одна из самых привлекательных черт в земных женщинах, после чего, отбросив сомнения, полетел к своей возлюбленной.
- Вот, смотри! – торжествующе сказал он, представ перед ней. – Это тебе.
- А-а-а-а-а! – завизжала она, отмахиваясь полотенцем. – На помощь! В доме воры!
Демон, забывшись, совсем не подумал, что материализовался прямо у нее в коридоре возле ванной, а время уже позднее, и она может испугаться.
- Это не воры, это я, я принес тебе камень! – попытался успокоить ее Демон, протягивая ей алмаз.
Его возлюбленная была современной девушкой, взращенной на сериалах, и поэтому мгновенно сориентировалась: схватила камень и со всей дури запулила ему в лоб. Демон охнул и на миг потерял человеческое обличье, представ во всей своей первозданной красе, и даже без одежды.
- Мама! – пискнула она и отключилась. Даже самая смелая девушка лишится чувств, если перед ней предстанет обнаженный темнокожий мужчина в сиянии черных лучей, да еще с рожками.
Тут на крик захлопали двери, и Демон, не став дожидаться мамы и прочих обитателей квартиры, сквозанул в форточку.
Ночью он в тоске сидел на крыше и беседовал с вышедшими погулять котами.
- Я так ее люблю! – жаловался он. – Просто ни о чем больше думать не могу. Но у меня так мало опыта в любовных делах. Все, знаете ли, работа, работа… Мы, демоны, по сути – трудоголики. Просто не представляю, как мне себя вести, чтобы она обратила на меня внимание!
- Женщины – странные существа, — изрек рыжий одноглазый котяра. – Уж если кошки нам, мужикам, малопонятны, то женщины – вообще… Никогда не знаешь, когда приласкает, а когда с дивана скинет.
- Это точно, — включился второй, огромный перс. – На моей родине, на Востоке, женщин еще кое-как в узде держат. И то феминизм голову поднимает. А уж про здешних-то что говорить! Чего им неймется и чего хочется – уму непостижимо.
- Да им, по-моему, и самим непостижимо, — предположил сиамец. – Вот наша… Полный шифоньер тряпок, чего только нету, а она хозяина все точит, что одеть, мол, нечего. Он уж, бедный, не знает, как ее благосклонность заработать. Только что ноги не облизывает!
- Что женщины, что кошки, они уверенных и сильных самцов любят, — задумчиво сказал одноглазый. – Подходишь к ней так развязненько, смотришь прямо в глаза, потом хватаешь ее твердой лапой за холку и говоришь: «Киска, не пора ли нам подумать о потомстве?». И она твоя.
- Потомство – это хорошо. У нас ребенка родила – и вроде успокоилась, — похвастался полосатый кот. – Все нравится, всем довольна, и к мужу ластится.
- Ну да, так бывает, — закивали головами все коты. – Котят и детей женщины любят.
- Ага! – смекнул Демон. – Вон оно, значит, что. Спасибо, братаны! Полетел я. Есть, стало быть, шанс!
На следующий день он был вполне подготовлен к встрече. Он сильно изменил свой облик – ведь демонам и не такое под силу. И выбрал совершенно новый стиль поведения.
На этот раз он подстерег ее в кафе, куда она вечером пошла посидеть с подругами. Но подходить не стал – сидел у барной стойки, потягивал коктейль, ждал.
- Какой красавчик! – сразу обратили на него внимание девчонки. – А рост! А фигура! А волосы! О-бал-деть!
Демон сидел и делал вид, что очень интересуется футбольной беготней в телевизоре, висевшем у стойки. И когда зазвучала музыка, он не сразу двинулся приглашать ее на танец. Выждал время, и только потом медленно, вразвалочку, независимо, как советовал тот рыжий кот, двинулся ее приглашать.
- Потанцуем? – интимно спросил он своим низким голосом.
И о радость! – она не отказала, пошла с ним танцевать. А потом еще и еще. Демон внутренне ликовал. Похоже, на этот раз он шел верным путем. Не врали коты! Что значит – близость к природе!!! Сам же он не забывал посылать ей демонические взгляды и время от времени издавал демонический смех. Приемчики действовали! Она как загипнотизированная прижималась к его могучему плечу. И вот, наконец, наступил тот момент, который должен был стать решающим.
Очередной танец закончился, и Демон, положив ей сильную ладонь на затылок и глядя прямо в глаза, уверенно спросил:
- Киска, не пора ли нам подумать о потомстве?
Раз…два…три! И Демон неожиданно оказался в глубоком нокдауне. А она, отряхнув свою тренированную фитнесом ручку, презрительно сказала: «К чертовой бабушке!», после чего, развернувшись, пошла прочь, демонстрируя ему высшую степень завбения. Прямо как после реки Леты.
А что же Демон? Он, как обычно, безропотно выполнил ее желание и отправился туда, куда сказано.
… Он сидел на кухне у чертовой бабушки, плакал и пил чай с вкусным чертополоховым вареньем. А чертова бабушка подкладывала ему всяких печенюшек и ласково почесывала между рожками.
- Дурачок! Что ж ты так расстроился-то? Не ты первый, не ты последний. Вон, Врубель каких распечальных демонов рисовал! Тоже от любви пострадали!
- Но почему? Я же так старался завоевать ее любовь! – жаловался Демон.
- Вот-вот… Завоевать! Какая ж от войны любовь может получиться? – качала головой чертова бабушка. – Только полная победа и капитуляция. А кому охота побежденным числиться?
- Но что же мне делать? – вопрошал Демон.
- Может, стоит поискать подругу среди своих? – советовала чертова бабушка. – Сколько демонических женщин кругом! Сколько чертовок незамужних! Оглянись, разуй глаза-то!
- Не хочу демонических, хочу ее! – упрямился Демон.
- Но она же тебе не пара! Ты ж демон! А она – простая смертная. Она ж просто чувствует, что вы из разных миров! – горестно всплеснула руками чертова бабушка, надеясь хоть так вразумить упрямца.
- О! –замер Демон. – А вот это, пожалуй, ты права! Ох и умная же ты, чертова бабушка!!! Она чувствует. Не может не чувствовать! Таааак… Прекрасненько! Стало быть, надо сделать так, чтобы мы были из одного мира. Правильно я говорю?
- Ты чего удумал? – всполошилась бабушка. – Ты ж Демон! Ты ж бессмертен! У тебя ж почти неограниченные возможности!
- К черту возможности! – вскричал Демон, спешно допивая чай. – Любовь важнее!
… В Бюро Демонологии Демона крутили и так, и так, разъясняли, уговаривали, даже чуть-чуть угрожали, но он был непреклонен.
- Ты понимаешь, что станешь смертным?
- Она тоже смертная. Мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день!
- Не факт. Ну да ладно. Но крыльев, крыльев-то у тебя больше никогда не будет. Ни-ко-гда!
- Любовь даст мне крылья.
- И облик ты менять больше не сможешь! Дадут тебе человеческое тело – и все, до самой смерти! Будешь стареть, толстеть!
- Ерунда. В бассейн запишусь и в тренажерный зал. И пробежка по утрам. Справлюсь!
- Но если она до сих пор тебя не полюбила, может не полюбить вообще никогда. Ты хоть это понимаешь?
- Понимаю. Это ничего. Она меня просто еще не знает. Но даже если… Пусть! Главное – я буду ее любить. И всегда буду рядом. А вдруг она передумает? А тут – я. Верный! И любящий.
- Ну, как знаешь. Мы предупредили. Сдавай рога и крылья – и пошел вниз. Будешь обычным человеком. Отныне и навсегда. Аминь.
… Она сидела на скамеечке в скверике и забавлялась SMSками. А мимо шел продавец воздушных шаров. Подойдя к ней, он притормозил, а потом и вовсе остановился. Она подняла глаза. Продавец улыбался и протягивал ей воздушных шарик.
- Самой прекрасной девушке этого мира – в подарок. На счастье.
- Спасибо, — растерялась она. У него были какие-то странные глаза. Молодые, озорные – и в то же время мудрые и печальные, как у древнего старика.
Если бы она чуточку лучше чувствовала окружающий мир, если бы немного внимательнее всмотрелась в его глаза… Возможно, она бы поняла, какую любовь он может ей подарить – безбрежную, безусловную, огромную, древнюю и мудрую, как сам мир. Но… всему свое время. А ее время еще не пришло.
- До свидания. Думаю, мы еще не раз встретимся на этой маленькой планете, — снова улыбнулся он и двинулся дальше.
А она осталась на скамейке, с воздушным шариком в руке и странным ощущением, что она уже не раз видела этого странного молодого человека, и даже разговаривала с ним.
По дорожке удалялся обычный парень, но казалось, что за спиной у него имеются невидимые крылья, и стоит ему захотеть – он легко оторвется от земли и взлетит в поднебесье. А может, это воздушные шарики наводили на прохожих такую иллюзию… А может быть, это просто была Любовь.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/demon-kotor ... lfiki/1695
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 11 июл 2012, 13:59

ЛЕКАРЬ
Вся ее беда, вся ее вина была в том, что она слишком сильно любила.
Пламя любви освещает, возле него можно греться, и хорошо собрать всех своих близких и подарить им свет и тепло своего огня.
Но Костер Любви – это все равно пламя, стихия, и подчиняется тем же законам природы, а посему – при неосторожном обращении может стать смертельно опасным.
Она была неосторожна, что тут и говорить… Люди за века уже стали забывать те простые Законы, по которым завещал жить Творец. Поэтому никто не научил ее, что если любить слишком сильно, если питать Костер Любви страстями, то он быстро превращается в бушующее пламя, выходит из-под контроля. Он становится Пожаром. Пожаром Любви. Тогда он начинает неукротимо распространяться и пожирать все, что окажется у него на пути. В том числе и того, кто его зажег, но не сумел держать в рамках.
Пожар Любви опалил ее. Может быть, она бы и погибла – как многие до нее, но у нее была дочь, и инстинкт материнства оказался сильнее. Дикое бушующее пламя настигло, опалило ее, выжгло все в душе, она корчилась от невыносимого жара, но бежала, падая и поднимаясь, не разбирая дороги, размазывая по лицу пепел и слезы – для того, чтобы спасти ребенка. И себя.
Они спаслись. В какой-то момент она оглянулась и увидела, что за ней уже не ревет стена яростного огня. Пламя Любви, потерявшее жертву, погасло, и теперь за ней расстилалось ровное дымящееся Пепелище. Она стояла на дороге, обычной твердой дороге, которая не жгла подошвы, заставляя мчаться, не останавливаясь. Ее овевал легкий ветерок – приятный, прохладный, остужающий ожоги. С неба светило солнышко – теплое, ласковое, животворящее. На руках сидела дочь – ее девочка, ради которой она вырвалась из Пожара.
И она пошла по этой дороге, куда глаза глядят, едва переступая обожженными ногами, и каждый шаг давался с трудом. Ей надо было выйти к людям. Вскоре она увидела человеческое жилище.
Но и среди людей ей оказалось непросто. Ожоги зажили, тело снова стало молодым и красивым. Но Душа… Пожар Любви опалил ее Душу, и в ней поселился Страх. Если какой-нибудь мужчина обращал на нее внимание, Душа начинала беспокойно шевелиться и стонать – она еще хранила в себе боль и не хотела повторения. Женщина страстно хотела Любви, говорила ей «Да!», а Душа заходилась в безмолвном крике: «Неееет!!!». По ночам ей все еще снилось бушующее, сжигающее все живое пламя. Наутро она забывала сны, но они селили в ней беспокойство. Она сторонилась мужчин. Да и мужчины не очень-то хотели приближаться к ней — ее Страх создавал вокруг нее особую, тревожную ауру, не располагающую к близкому контакту.
Она выстроила себе Дом. Крепкий, надежный дом, не боящийся пожаров. Она навесила на стены огнетушители, багры и лопаты – от случайных возгораний. Потом решила, что этого мало, и поставила высокий частокол из толстых-претолстых бревен. Но и это не успокоило ее Душу. Тогда она вырыла вдоль забора ров, который наполнила водой – чтобы Пожирающий Огонь не смог добраться до нее. Теперь она была в тройном кольце защиты от Пожара Любви. И не понимала того, что это защита не только от Пожара. Но и от Любви – тоже.
Но человек не может жить без Любви. Его Вечный Двигатель подпитывается только Любовью – или Ненавистью, потому что Ненависть – это выжженная Любовь. В ней не было Ненависти, но у нее не было и Любви. И она начала чахнуть. Это была не болезнь, просто жизненная энергия капля за каплей утекала, а пополнить запасы было нечем.
Дочка была еще мала и нуждалась в ее заботе. Поэтому она укладывала дочку спать, становилась на колени и молилась о том, чтобы Господь надоумил ее – что ей надо сделать, чтобы ее Душа успокоилась и перестала панически бояться Огня Любви. Она молилась без надежды, без претензий, даже без Любви – просто молитва давала ей хоть какие-то силы.
И однажды поздней осенью, в хмурый промозглый вечер в ее ворота постучались. Она как раз только что закончила молиться, может, поэтому она и открыла. В другое время – скорее всего, не стала бы. За воротами, кутаясь в накидку, стоял мужчина.
- Хозяюшка, можешь ли дать кров и пищу одинокому путнику? – спросил мужчина.
Порыв ветра качнул створку ворот, и она молча посторонилась, пропуская его в ограду.
- Осторожно, тут мостик, — предупредила она, когда он шагнул ко рву.
- Ого, как у вас тут все серьезно! – покачал головой он.
- Как зовут тебя, хозяюшка? – спросил он, отряхивая свою накидку от дождевых капель.
- Хозяюшка, — коротко ответила она. Душа ее уже ныла и боялась: в доме был мужчина, и это было неправильно, опасно.
- Хорошо, Хозяюшка, — не стал спорить он. – Тогда зови меня Лекарь.
- Почему? – споткнулась она.
- Потому что я – Лекарь, лечу людей от болезней, — ответил он и шагнул в дом.
Дочка уже спала, поэтому ужином его кормила она одна. Она чувствовала себя очень напряженно, и ей хотелось как можно скорее уйти к себе.
- Что-то не так? – спросил Лекарь, внимательно глядя на нее.
- Все так, – бросила она. – Устала просто, спать хочу.
- Спасибо, я наелся, — отодвинул он тарелку. – Ты не беспокойся, Хозяюшка, утром я двинусь дальше.
- Хорошо, — чуть смягчилась она. – Я постелю тебе тут, на лавке. Она широкая, тебе будет удобно.
Она постелила ему постель и с облегчением ушла в свою комнату. Видимо, впечатлений было чересчур много, потому что она уснула, едва донеся голову до подушки. Ночью ей приснился сон: выжженное дотла поле, которое поливает из смешной детской леечки босоногий мужчина в белой холщовой одежде. И корка пепла размокает, становится мягкой и податливой, лопается, и из трещинок вылезают робкие зеленые ростки, а через поле к ней бежит дочка и кричит: «Мама! Мама!». На этом месте она проснулась, потому что поняла, что голос дочки она слышит наяву. Она вскочила и кинулась в комнату дочки – та металась во сне и звала ее. Она схватила дочку на руки и даже вскрикнула – таким жаром полыхала ее девочка. Душа тут же наполнилась тревогой – уж больно это было похоже на Пожар. Душа не забыла.
Она заметалась в панике, соображая, где ночью можно найти врача, и понимая, что до утра это дело безнадежное. Отчаянно она понеслась на кухню, за водой, и увидела босоногого мужчину, который как раз натягивал рубашку. Она совсем забыла про него, и вообще он был некстати, этот пришлый, как его там, Лекарь, что ли… Лекарь?
- Дочке плохо. Жар, — заговорила она. – Ты же Лекарь?
- Лекарь, — подтвердил он. – Где дочка?
Дальше все было как в кошмарном сне. Он гонял ее то за одним, то за другим, покрикивал даже, достал из своей котомки травы, смешивал их, заваривал и заставлял заваривать ее, менял компрессы, и так долго, долго – пока жар не спал.
Душа ее сейчас не боялась всяких там Пожаров Любви – она могла думать только о ребенке, единственном живом существе, ради которого она спасалась и выжила, ради которого она жила сейчас.
- Хозяюшка, дело серьезное, — сказал ей Лекарь, когда девочка уснула. – У дочери твоей горячка, только не простая это болезнь, а душевная. И обычными лекарствами ее лечить – не получится. Не помогут ей врачи.
- А кто поможет? – помертвевшими губами выговорила она.
- Я помогу, — просто ответил Лекарь. – Я лекарь душ человеческих. Только и тебе изо всех сил стараться придется. Решай…
- Решила уже, — твердо сказала она. – Верю тебе. Лечи. Что я должна делать?
- Для начала – есть у тебя бумага и ручка? – деловито спросил он.
- Есть, — растерялась она. – Рецепт, что ли, писать?
- Рецепт, — кивнул он. – Только рецепт не простой…
Когда она вернулась с письменными принадлежностями, он велел ей сесть за стол и спросил, как в лоб ударил:
- Как ты умудрилась так обжечься-то, Хозяюшка?
Она выронила ручку и замерла с открытым ртом. Душа забилась, закричала. Лекарь ждал.
- Зачем тебе? – хрипло спросила она, справившись с собой.
- Ничего даром не проходит, — ответил Лекарь, серьезно глядя ей в глаза. – Если ты испытала запредельные эмоции, когда Душа твоя горела и корчилась, все это запечатлелось, понимаешь? И все это мы своим детям передаем, вроде как по наследству. Пока раны не залечим…
- Ты что, Лекарь? Хочешь сказать, что ее жар – это отзвук моего Пожара? – спросила она, уже зная, что он ответит.
- Это – Закон, — жестко сказал он. – Мы за все в ответе, и за детей наших тоже. Что им передадим – то у них и будет.
- Да что она могла понимать тогда, кроха такая? – спросила она.
- Она, может, и не понимала. Она чувствовала, — объяснил Лекарь. – Даже нерожденные дети уже чувствуют. Они добровольно разделяют с родителями их судьбу. Только они маленькие, не со всем могут справиться. А ты – взрослая.
- Я – взрослая… — повторила она. – Я не хочу моему ребенку такой судьбы. Что надо делать?
- Пиши, — приказал Лекарь. – Пиши на бумаге все, что случилось. Подробно, не щадя ни себя, ни его. Все свои чувства, все ощущения. Отдай бумаге свою боль. Пройди вновь через свой Пожар.
- Я не могу! – закричала она и заплакала, забилась. Лекарь обнял ее, гладил по спине, и через какое-то время слезы иссякли. – Я сделаю, — сказала она и подвинула к себе бумагу.
Ей нелегко это далось. Сначала она пыталась что-то приукрашивать, а что-то вообще не писать, но он заставлял ее, и она все глубже уходила в свои страшные воспоминания. Тем временем он занимался девочкой, поил ее своими отварами, шептал над ней какие-то лекарские молитвы.
Хозяйка вновь бежала от взбесившегося Костра Любви – плакала, колотила кулаками по столу, обессиленная падала в постель, чтобы забыться ненадолго, и снова писала. Он и ее поил своими травами, гладил по голове, как маленькую, и заставлял вновь садиться к столу. Когда она закончила свой горький рассказ, они вышли вместе во двор, и он развел небольшой костерок. Страх снова обуял ее Душу, но теперь рядом был Лекарь, и она не позволила Страху победить ее решимость. Лекарь заставил ее сжечь все написанное на костерке – «предать очищающему огню, а пепел развеять по ветру», вот как он сказал. А потом заставил ее писать все по новой, и она подчинилась. Так было не раз и не два – она не считала.
В какой-то момент она вновь подвинула чистый лист и вдруг поняла, что ей больше нечего писать. Все, в Душе пусто. Ее Пожар Любви погас безвозвратно. В этот день дочка впервые сама захотела поесть, и на щечках ее заиграл здоровый румянец. Хозяйка пекла блинчики, и Душа ее пела.
Теперь она и Лекарь стали подолгу разговаривать обо всем, что с ней случилось, и о многом другом.
- В чем моя вина? – спрашивала она. – Ведь я просто пыталась подарить свою Любовь. Разве это преступление?
- Когда ты ставишь Любовь к другому человеку выше Бога – да, преступление, — отвечал ей Лекарь. – Твоя Любовь разрушительна, как цунами. Она захлестывает человека, он захлебывается в твоей любви, он не может дышать. И бежит от тебя – чтобы спастись.
- Но как тогда сохранить Костер Любви, чтобы он горел, но не превращался в Пожар? – допытывалась она.
- Не позволяй эмоциям взять над тобой власть, — учил он. – Обиды, претензии – заливают Костер Любви, как вода. Ревность, похоть, страсти, жажда – распаляют его, делают неуправляемым. Ты – Человек, ты должна научиться управлять Стихиями. Иначе Стихии ополчатся против тебя.
- Ты хочешь сказать, что в Любви тоже нужна техника безопасности? – улыбалась она. Она уже снова научилась улыбаться.
- Разумеется, — подтверждал Лекарь. – Как и во всем остальном. Тогда тебе не понадобится высокий забор, и ров с водой. Тогда тебе будет безопасно везде – даже в чистом поле, где крыша – только небо.
Она слушала его – и ей казалось, что душа наполняется живительной влагой, а его странные слова падают туда семенами.
Дочка ее уже бегала по дому и радостно залезала на руки к Лекарю, а он таскал ее на закорках, мастерил ей кукол и играл в ее немудрящие игры. Хозяйка любовалась и радовалась, глядя на них. И, кажется, влюблялась в Лекаря – ее Душа тянулась к нему и нуждалась в нем.
Так прошла зима, наступила весна. И вот однажды Хозяйка, проснувшись, увидела, что Лекарь уже одет, котомка его собрана, постель свернула в тюк, а сверху лежит приготовленный плащ.
- Что это? – непонимающе спросила она, глядя на эту картину.
- Хозяюшка, спасибо тебе за все, — сказал Лекарь. – Я собрался продолжить свой путь. Пора!
- Но… — начала она, — разве ты не хочешь остаться?
- Я лекарь, — мягко сказал он. – Я лечу людей. Я должен идти, чтобы еще кому-то помочь.
- Но я люблю тебя! – вырвалось у нее. Она тут же пожалела о сказанном и заплакала. Он подошел, обнял ее, прижал к себе, и она разрыдалась у него на груди, уже зная, что это – в последний раз.
- Слушай меня, — ласково сказал он, и она притихла, ловя каждое его слово. – Ты любишь не Мужчину во мне, а Спасателя. Лекаря. Это – не Любовь, это – Благодарность. Пожалуйста, не путай эти чувства.
- Мы привыкли к тебе, — пожаловалась она.
- Конечно. И я к вам привык. Но Спасатель всегда уходит, когда его работа закончена. И Лекарь уже не нужен, когда Душа излечилась. Так? – спросил он и поцеловал ее в макушку, как маленькую.
- Но что же мне делать? – спросила она, всхлипнув в последний раз.
- Распахнуть ворота настежь. Засыпать ров. И ждать. Рано или поздно придет человек, с которым тебе захочется сложить Костер Любви.
- Такой, как ты? – с надеждой спросила она.
- Лучше. Гораздо лучше! – убедительно пообещал он. И она знала, что так оно и будет – Лекарь никогда ее не обманывал.
На следующий день она нашла старые рукавицы, взяла лопату и начала закидывать землей ров. Работа предстояла большая, и она была рада, когда ее дочка принесла свои детские лопатку и ведерочко и присоединилась к ней. Ворота были распахнуты настежь – так, как велел Лекарь, и в них заглядывало юное весеннее солнышко.
Когда ров исчез под слоем земли, Хозяйка увидела, что он похож на шрам. Тогда она принесла семена, и вместе с дочкой они стали превращать бывший ров в кольцевую клумбу вокруг их дома. Одновременно она наняла рабочих, чтобы те растащили по бревнышку ее частокол – раньше он защищал ее от Мира, теперь он мешал ей видеть Мир.
Однажды вечером, в середине июля, Хозяйка, закончив дневные дела, баловалась с дочкой – они брызгались из поливального шланга, визжали, носились друг за другом, но осторожно, чтобы не повредить новую клумбу – на ней уже вовсю пестрели цветы.
В это время к дому подошел Путник. Девчонки, увлеченные своей игрой, не сразу его заметили. Путник постоял, подивился, заулыбался, а потом поставил котомку наземь и спросил:
- Третий не лишний?
- Ура! Нашего полку прибыло! – завопили девчонки и тут же направили на него шланг. Он взревел и погнался за ними, а они брызнули в разные стороны, оставив его с носом. Так они играли до самого вечера, и все были промокшие, радостные и очень счастливые.
А когда солнышко пошло на закат, они развели небольшой костер, чтобы просушить мокрую одежду.
- Какое от него приятное тепло, — удивился Путник. – Девчонки! А вы можете предоставить кров и пищу одинокому Путнику?
- Можем! – хором сказали мать и дочь и засмеялись. И Путник к ним присоединился, с удовольствием глядя на их веселые, разрумянившиеся мордашки.
И все трое уже чувствовали, что между ними разгорается, весело потрескивая, ровное пламя, которое может вскоре превратиться в самый настоящий Костер Любви. Как и было обещано. Ведь Лекарь никогда ее не обманывал.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/lekar-skazk ... lfiki/1724
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 13 июл 2012, 12:13

КВЕСТ. ИСТОРИЯ О КОСМИЧЕСКОЙ ЛЮБВИ

СКИТАЛЕЦ:«Всемирная сеть многообразна и неисчерпаема, как Космос. Но этот Космос уже вполне освоен. В разных его уголках одновременно происходят миллионы событий, разговоров, встреч и расставаний. Находят друг друга «Одноклассники», чатится офисный планктон, открываются и закрываются окна сайтов, на износ работают разные поисковики.
На просторах Нета в разных направлениях одновременно движутся тысячи, миллионы «космических кораблей» с самыми разнообразными названиями-никами, в каждом из которых – пилот. Какой-нибудь Иванов Иван Иванович, почесывая отвисшее пузице и сверкая обширной лысиной, летит по Космосу Интернета на посудине с гордым названием «Мачо-Мэн», и встречные «Кисуни» и «Конфетки» пищат от мужественных очертаний его корабля.
Иногда траектории кораблей пересекаются, и тогда происходит Нечто. Может быть, просто обмен информацией. Может быть, аннигиляция. А может, Большой Взрыв Сверхновой. И летит, летит в просторы Вселенной вечный призыв Аэлиты: «Где ты, где ты, где ты, Любовь???».
Она заворожено, несколько раз, прочитала эту запись.
Она и сама не могла сказать, как оказалась в блоге этого человека. Возможно, привлек его ник. Он называл себя Скиталец, и в этом имени было что-то тревожащее и притягательное. А может быть, их свела сама Сеть – кто знает, каковы возможности и причуды Космоса?
Когда она прочитала его размышления о Всемирной сети, сердце ее на миг замерло, потому что она думала точно так же. Это были и ее мысли.
А когда она увидела имя «Аэлита» — дыхание вообще перехватило, потому что в Сети ее маленький кораблик назывался именно так. «Аэлита» – вот кто она была в сети. Это не могло быть случайно. И она ему написала – послала направленный сигнал через холодное и бесстрастное космическое пространство. «Скиталец» ответил сразу.
Связь в пространстве Нета гораздо быстрее и надежнее, чем в реальном Космосе. И даже чем в реальной жизни. Через тысячи километров с непостижимой скоростью несется импульс, соединяющий людей. На миг, на какое-то время – или даже навсегда. Непостижимы пути Интернета.
Они не думали о том, на какое время установлена связь между их хрупкими скорлупками – «Аэлитой» и «Скитальцем». Им было просто хорошо вместе. Им было интересно разговаривать, обсуждать разные темы, спорить и соглашаться. Они рассказывали друг другу о разных интересных местах, которые попадались им на бескрайних трассах Интернета, и давали ссылки, чтобы потом можно было сравнить впечатления.
Он любил горы, море, походы и экстрим. Он рассказывал ей о дальних странах – о рафтинге в Непале, о дайвинге на Красном море, о виндсерфинге на Гавайях, и еще о прочих «…ингах», которые она знала только понаслышке. Он присылал ей чудесные картинки. От Скитальца она узнала о мире больше, чем за весь школьный курс географии.
Она посылала ему стихи, которые ей нравились, и всякие смешные истории из жизни. Он веселился и просил еще.
Постепенно у каждого складывался образ человека на другом конце связующего луча. Аэлита видела Скитальца: высокого, сильного, загорелого, с открытой улыбкой, выгоревшими на солнце волосами и рюкзаком за спиной. Скиталец видел Аэлиту – подвижную, веселую хохотушку со смеющимися глазами и невероятной способностью все подмечать, находить забавные истории и смешно переиначивать слова.
Наверное, они придумывали друг друга. Но придуманные образы становились все более зримыми и ощутимыми, они как бы обрастали плотью.
СКИТАЛЕЦ: А какие качества ты ценишь в мужчинах?
АЭЛИТА: Надежность. Ответственность. Силу. Решительность. И чувство юмора! А тебе что нравится в женщинах?
СКИТАЛЕЦ: Нежность. Доброта. Понимание. Романтичность. И тоже чувство юмора!
С чувством юмора у обоих и так было в порядке. А остальные качества хотелось немедленно начать развивать и усиливать – ведь они очень ценили мнение друг друга.
Иногда их общение прерывалось – и Скиталец, и Аэлита все-таки жили в Реале, который требовал от них участия и присутствия. Но после вынужденной разлуки их встречи в Нете были еще более радостными и горячими – им не хватало этих разговоров, и в Реале никто не понимал их так, как здесь.
Были вещи, о которых они не разговаривали по умолчанию. Возраст и семейное положение – это было лишнее. Это было бы уже слишком реально. И, наверное, испортило бы с такой любовью вылепленные образы Скитальца и Аэлиты.
Конечно, каждый из них в глубине души ждал, что рано или поздно прозвучит предложение о встрече в Реале. Ждал – и боялся. Потому что очень трудно, почти невозможно соответствовать Идеальному Образу. И потому что каждый из них знал, что ответит отказом. Однозначно. Каждый по своим причинам. Впрочем, шло время, а никто из них не делал этот шаг, и связь продолжалась.
СКИТАЛЕЦ: Как ты думаешь, зачем мы приходи в эту жизнь? Какова цель?
АЭЛИТА: Я думаю, чтобы любить. Не то чтобы найти любимого, хотя и это тоже, а вообще – любить. Каждый свой день. Каждый свой пальчик. Каждого человека, который приходит в нашу жизнь. И радугу после дождя, и гусеницу на ветке. Ты согласен со мной?
СКИТАЛЕЦ: А мне кажется, что жизнь – это такая игрушка-квест. Сначала попадаешь на самый простой уровень, осваиваешь правила игры. Если научился – переходишь на более сложный уровень. Там ищешь всякие артефакты, собираешь монетки, получаешь Силу, уничтожаешь Зло. Если хорошо сыграл – можешь получить дополнительную Жизнь. А если где-то прокололся – можешь потерять Жизнь. И с каждым уровнем все сложнее, пока не закончится Игра.
АЭЛИТА: Тогда почему же Игра для многих заканчивается так рано?
СКИТАЛЕЦ: Я же говорю – надо все время совершенствовать способы Игры. И изучать Правила. Запасные Жизни есть, но их количество конечно. Исчерпал все – Игра закончена. Начнешь в другое время. Впрочем, в Игре может появиться какой-нибудь Маг, который тебе поможет в самую трудную минуту. Подарит тебе еще одну Жизнь!
АЭЛИТА: Хорошо бы и в реале так! А то ждешь-ждешь, Зла полно, а Маги где-то заблудились.
СКИТАЛЕЦ: Если Мага нет – что ж, уничтожай Зло сам.
АЭЛИТА: Мне не нравится уничтожение в любом виде. Даже если это Зло в компьютерной игрушке. Это все равно разрушение! Скажи, что нет?
СКИТАЛЕЦ: Ты не понимаешь. Игра есть Игра, в ней есть и Добро, и Зло. Ты можешь играть даже на стороне Зла – если хочешь. Ведь что такое Зло? Это обратная сторона Добра.
АЭЛИТА: Ты меня запутал! Не хочу я никакого Зла. Я хочу Любви!
СКИТАЛЕЦ: А Любовь есть во всем. Даже в Зле.
АЭЛИТА: Нет, нет, нет! Ну тебя!
Они ссорились, а потом мирились. Потому что им не хотелось разрушать их отношения – даже во имя Добра.
Однажды ей пришлось прервать связь без предупреждения – ее присутствие требовалось в Реале. В больницу, где она работала хирургом-кардиологом, привезли подростка 15 лет со сложным пороком сердца. Оперировать было опасно, шансы на успех – приблизительно 20%. Назначили консервативное лечение, тянули время. Но, в общем, все понимали – парень обречен. Его мама сутками сидела в отделении, вернее, не сидела – выполняла обязанности санитарки. Не только для сына, для всех. Выносила утки, перестилала постели, подносила больным попить. Ни о чем не просила, только смотрела на врачей глазами, в который застыл немой вопрос. Врачи старались взглядом с ней не встречаться – чтобы она случайно не прочитала ответ. Ответ был отрицательным.
Вечером, придя домой, Аэлита включила компьютер. Ей срочно требовалось поговорить со Скитальцем. С умным, добрым и сильным мужчиной, который всегда знал ответы на все вопросы. Который умел ее поддержать. Который вносил ясность в любую путаницу. Но Скитальца в Сети не было. И сообщений никаких не было. Он иногда исчезал вот так, внезапно. Но сейчас – это было просто нечестно! В тот момент, когда он ей так нужен! Аэлита еще немного рассеянно побродила по Нету, но мысли ее были далеко – там, с умирающим мальчиком. Она вернулась к своей переписке со Скитальцем, почитала их спор про Игру. Да, она была согласна на 100% с тем, что говорил Скиталец. Количество Жизней не бесконечно, а монеток и артефактов у этого мальчика пока недостаточно. Запас его Жизней явно исчерпался, и ему предстояло закончить Игру. И в жизнь его матери придет Зло. И сделать с этим ничего невозможно. Практически ничего.
В ночь она дежурила в отделении. Зашла к мальчику – он спал под своей кислородной маской. Дышал спокойно, и ей показалось, даже вроде бы улыбался во сне, хотя вид у него был измученный, а кожа отливала синевой.
Возвращаясь в кабинет, она услышала сдавленные звуки с площадки запасного выхода. Заглянула туда – там мать мальчика, стоя на коленях, тихо плакала, раскачиваясь из стороны в сторону. Плакала горько и безнадежно, как несправедливо обиженный ребенок. Аэлита не стала раздумывать – она молча подняла женщину с колен и повела ее в ординаторскую, где усадила в кресло, накапала валерьянки, потом налила горячего чая с травами из термоса и приказала: «Рассказывайте». Мать и не посмела ослушаться: в отделении Аэлита считалась доктором жестким и волевым. Иначе бы она не была зав.отделением кардиохирургии и самым известным в городе хирургом.
- Пожалуйста, не сердитесь, я больше не буду шуметь, — попросила прощения мать. – Я просто никак не могу смириться. Я же понимаю, что это – все… Но я не понимаю – за что??? Он такой хороший мальчик! Он умница. Он умнее любого взрослого! И он у меня один!
- Муж есть? – сурово спросила Аэлита.
- Нет, он тоже хороший человек, но слабый, он не выдержал. У нас ведь с рождения порок… Мы и учились не в школе, а на дому, на одни пятерки. И всю библиотеку перечитали. Всех классиков цитирует наизусть! Он во всем разбирается. Электроприборы чинит, компьютер по книгам освоил, хочет быть программистом. С его болезнью это возможно, а то при движении мы задыхаться начинаем и синеть.
Аэлита сразу поверила в это «мы»: такая мамочка не могла не задыхаться, если сыну плохо.
- Вы же понимаете, что при операции шансы минимальные? – уточнила она у мамашки.
- Я понимаю! – горячо уверила та. – Но они все-таки есть! Целых 20%! А без операции – вообще никаких нет.
Аэлита молчала. Не знала она, что сказать.
- Мы все время по врачам. Нет, нас, конечно, лечат. Но за операцию никто не берется! Мне однажды прямо сказали: «Мы не можем портить показатели летальными исходами». Я все понимаю… Показатели… Да и доктору тоже как потом жить, если не спас? Я все понимаю… Я пойду. Не сердитесь на меня.
Мамочка, уже взявшись за ручку двери, повернулась и страстно сказала:
- Господи! Если бы я была магом! Я дала бы ему силу… Или хотя бы могла подарить ему свою жизнь! Если бы это было возможно!!!
Она ушла, а Аэлита осталась. Последние слова мамашки воскресили в ее памяти кусочек из переписки со Скитальцем. «Впрочем, в Игре может появиться какой-нибудь Маг, который тебе поможет в самую трудную минуту. Подарит тебе еще одну Жизнь!», — кажется, так сказал он. «Хорошо бы и в реале так! А то ждешь-ждешь, Зла полно, а Маги где-то заблудились», — кажется, так ответила она.
Она правда заблудилась. Но уже нашлась. И плевать ей было на показатели!
Утром она спокойно и властно распорядилась готовить мальчика к операции. Спорить никто не стал, хотя, наверное, некоторым и хотелось. Она ощущала себя тем самым Магом, который появляется, когда все средства уже исчерпаны, все монетки растрачены, а артефакты потеряны.
Операция прошла успешно. Потом она войдет в учебники как уникальная по сложности и продолжительности. Но это потом. А пока Аэлита, ставшая на время самым магическим Магом, просто спасала мальчика, исчерпавшего все свои Жизни. Она не могла дать ему закончить Игру, не хотела! Рано ему было заканчивать Игру…
В день выписки она приняла букет и конфеты из рук помолодевшей лет на 10 мамашки, выслушала все положенные благодарности, дала свои рекомендации по дальнейшему лечению и реабилитации, методично выполнила все дела, намеченные на день, и пошла домой. Дома она приготовила ужин, накормила семейство. Проверила уроки у детей, погладила мужу свежую рубашку на завтра. А когда все домашние расползлись по кроватям, первые за долгое время села за компьютер. И, выйдя в их Пространство, сразу увидела его.
АЭЛИТА: Где ты скитался столько времени, Скиталец?
СКИТАЛЕЦ: В очень дальних краях. У пределов Вселенной.
АЭЛИТА: Как там, Скиталец?
СКИТАЛЕЦ: Там страшно. Там темно. Там ничего нет. Но потом пришла одна женщина, которая вывела меня оттуда. Она была похожа на тебя, только намного старше. Но от нее шло твое тепло. И я смог вернуться. Я все время думал о тебе. Хорошо, что ты меня дождалась.
АЭЛИТА: Ты и не представляешь себе, как хорошо. Я тоже думала о тебе. Ну, здравствуй, Скиталец!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/kvest-istor ... yubvi/1744
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 17 июл 2012, 10:53

СУББОТНИК
- Ой, мамочки мои! Темно-то как! Вот уж точно говорят: «чужая душа потемки!». Хотя какая же она чужая, если я с ней живу? Ой-ой-ой, черт ногу сломит! Это в чем я запуталась?
- Осторожно! А то вы сейчас на меня наткнетесь! Стойте на месте. Просто здесь все опутано предрассудками. Я вам сейчас руку подам.
- Ой, кто это?
- Эго меня зовут. Я местный. А вы?
- А я – Личность. Тоже местная. Татьянина Личность. Вам тоже приглашение на собрание пришло?
- Ну да. А то стало бы я выпячиваться. Я умеренное Эго, позитивное. Давайте руку!
- Ага, спасибо. А вы знаете, куда идти?
- Да здесь дорога одна – к себе. Не заблудимся. Просто темно и хлама всякого полно. А так – Все прямо да прямо. Да вон, смотрите, огонек уже виден.
- Ой, что-то под ногами хрустит!
- Не бойтесь, это подавленные желания. Они уже засохли и увяли. Вот и пришли. Здравствуйте всем!
- Здравствуйте, дорогие! Давайте поближе к огоньку – на людей посмотреть и себя показать. Разрешите представиться, я – Сущность. Это я всех на собрание созвала. Если не возражаете, могу взять на себя роль председателя. Кто «против»?
- Все «за»… Раз вы созвали, то знаете, зачем!
- Логично. Может, для начала познакомимся как следует? Кто первый?
- Ну давайте это буду я. Меня зовут Эго. Я принадлежу человеческому существу по имени Татьяна. Моя задача – поддержка адекватной самооценки, стимулирование к развитию и новым достижениям. Обиды – тоже по моей части. Ну, бывает, и обижаемся – не без греха. Но стараемся, учимся помаленьку. Прощаем, отпускаем.
- А я – Личность. Представляю собой совокупность воспитания, установок социума, личного жизненного опыта Татьяны. Собственно, я и есть ее человеческое «Я».
- Очень приятно, друзья! Я – Танечкина Душа. Эмоциональное восприятие мира, чувствование, ощущения – вот мое Предназначение.
- Замечательно. А я – Сущность Татьяны. Обладаю знанием жизненного Сценария и уроков, выбранных для этой жизни.
- Как же это так получилось, что мы все принадлежим Татьяне, а до сих пор не встречались?
- Да встречались. Просто мозг этот факт не фиксировал. Не было ему такого задания.
- А кто ему задания дает?
- Сознание и Подсознание. Кстати, мы находимся сейчас на территории Подсознания. Это потому что сейчас ночь, и Сознание Татьяны спит, отключилось на время. Именно это сделало нашу встречу возможной. В Сознание она нас пока не впустила.
- Странно как-то тут… Пробирались в потемках, по каким-то буеракам. Это что, Подсознание такое и должно быть… темное и дремучее?
- Да нет, конечно! Просто Татьяна к Подсознанию пока не обращалась. Для нее оно тоже – потемки. Она все еще живет на уровне Личности и Сознания, а с остальными своими частями, считай, и незнакома.
- Вау! Ничего себе. Сама с собой незнакома, надо же??? А что это за дивный огонь, который освещает нашу дружную компанию?
- Это Искра Божья. Зажигается в каждом человеческом существе, но не во всех видна. К сожалению.
- Уважаемая Сущность, а можно узнать цель нашего собрания?
- Разумеется, друзья! А цель у нас – простая и благородная. Довожу до уважаемого коллектива, что Татьяне по ее жизненному сценарию предстоит обрести целостность. В чем мы ей и должны помочь.
- Да мы это… со всем респектом! Только объясните нам, а что такое «обрести целостность»?
- Хороший вопрос. Объясняю. Сюда, на Землю, Души приходят, чтобы в процессе жизни усовершенствоваться, получить опыт, повысить вибрации. Здесь бессмертные Души получают тело и пользуются им в течение всей жизни. Но при воплощении память о прошлых жизнях и о божественном происхождении человека блокируется. Иначе бы у него не было стимула к самосовершенствованию, к развитию. Я понятно объясняю?
- Очень даже понятно! Давайте дальше.
- Ну так вот. Когда рождается ребенок, первой в него вселяется Душа. И Создатель вдувает в него Искру Божью.
- О, я первая? Приятно.
- Ну да. Затем начинает работу Подсознание. В нем как раз и хранится многовековой архив прошлого опыта. Ребенок же пока живет инстинктами. Связь со Вселенной тоже осуществляется через пространство Подсознания. Потом потихоньку начинает формироваться Сознание. Оно действует наяву, днем, когда человек бодрствует.
- А я? А про меня?
- Ну вот, Эго, а говоришь – умеренное. Да ладно, не обижайся, шучу. Эго приходит несколько позже, когда Сознание уже сформировано. Если ребенок начал осознавать свою отдельность от мира, свое «Я», стало быть, Эго уже проявилось.
- Погодите, а про вас? Сущность-то когда?
- А Сущность – изначально. Я и есть то Божественное Начало, центр Вселенной, от которого все началось. И без которого человека по имени Татьяна просто не было бы.
- Ага. Вот так вот, значит. Ну, допустим. А причем тут целостность?
- А целостность тут, братцы, вот при чем. По замыслу Творца, каждый человек должен сначала осознать себя совершенно автономной единицей Мироздания, а потом, в процессе собственного развития – его неотъемлемой частью. Пройти путь от Человека до Бога! Осознать себя Богом! И стать Со-творцом. Вот такая, дорогие мои, сверхзадача.
- Ого! Дерзко… А Эго не треснет от такого поворота? Загордится еще… Я, мол, Бог!
- Не треснет и не загордится. До такого осознания человеку приходится пройти очень сложный путь, и на этом пути Эго столько раз ставят на место, что оно приходит в полное равновесие и не высовывается без дела.
- Да, я что-то такое всегда чувствовала. Что я, Душа, тоже должна стремиться к равновесию. Это Сущность правильно заметила!
- А можно вопрос? Вот я, Личность, не понимаю… Раз уж мы все принадлежим одному человеку – Татьяне, то разве мы уже не есть единое целое?
- К сожалению, нет. Пока – нет. Сами видите: в Подсознании – полный мрак. Надо зажигать свет и субботник устраивать по вывозу мусора. Чистить все надо и освещать дальние углы! А мы с вами, как выяснилось, друг друга и не знаем толком. Потому что Татьяна употребляет нас от случая к случаю, хаотично, ей в голову не приходило, что мы все взаимосвязаны.
- Знаете, а Сущность дело говорит! Я, Душа, тоже ощущаю, что Татьяна уже давно как-то встревожена. Жизнь ее однообразна, все в ней такое приземленное, обыкновенное. А Душа стремится к высокому! То есть я, Душа, стремлюсь в небо. «А мне летаааать, а мне летаааать, а мне летаааать охота!».
- Ничего себе, так вот как, оказывается, Душа поет! Никогда не слышала!
- Да, уважаемая Личность, похоже, мы столько интересного пропустили!
- Кстати, Душа, а что это в вас так сверкает?
- Ах, дорогое Эго, если слева – так это россыпи Нерастраченной Любви, там целое месторождение, а если справа – то море Нежности. А вон те жемчужины на берегу – мечты.
- Как вы прекрасны, Душа! Хрустальное сияние! Я восхищен вами!
- Ой, благодарю вас! Право, не стоит. Каждая Душа от природы прекрасна. А то, что я чиста – это Танечкина заслуга. Обиды не копит, зависть в меня не впускает, гневом не коптит. Вот я и сохранилась буквально в первозданной чистоте.
- Извините, а можно вернуться к делу? А то скоро утро уже, мне на смену заступать…
- О, конечно, уважаемая Личность, вы совершенно правы! Итак, к делу. У меня есть предложение: не откладывая в долгий ящик, заняться уборкой пространства Подсознания.
- А как это влияет на целостность?
- Напрямую. Пока Татьяна не осознает, что она – частица Бога. Мы должны расчистить все каналы связи со Вселенной. И тогда она услышит шепот Вселенной, голоса Ангелов, сможет с ними общаться.
- Ну хорошо. Только тут работы – непочатый край. До утра не управимся!
- Если не управимся – продолжим в последующие ночи. Нас никто никуда не торопит! Не дрейфь, ребята, глаза боятся – руки делают!
- А свет? Здесь же темно совсем!
- Попросим Искру Божью засиять поярче. Вот, смотрите, как огонек разгорается!
- А мы, Души, тоже можем светить! Вот сейчас я пошлю лучик Любви, и он осветит нам путь.
- Ух ты! И правда, все видно стало. А мы и не знали, что Душа может так светиться.
- Да я не всегда, а только когда во мне случаются Души прекрасные порывы. Сейчас как раз такой момент! Пользуйтесь!
- Вот это что за пыльные папки?
- Это опыт предков.
- Смотрите: «Охота на мамонта». И вот еще: «Шаман – это опасно». Зачем ей это?
- А вот еще лучше: «Мужчинам доверять нельзя. Опыт пра-пра-пра…какой-то бабушки. 1734 год». И что с этой папкой делать?
- Договорились же – чистим! Все лишнее – в утиль! Шаманы и мамонты Татьяне не грозят. С мужчинами ее пра-пра… пусть сама разбирается, у Тани другой опыт будет, позитивный.
- Так, Душа, посвети в этот уголок. О, да тут страхи! Томятся в заключении, бедные… Выпускаем?
- Конечно, выпускаем! А куда их теперь?
- А мы их переименуем! Пусть превращаются из Страхов в Стражей. И стоят на страже здоровья, жизни и правопорядка! Так, выходите! Свобода, братцы, и полная амнистия! Новое назначение и поставленная задача ясны? Все согласны? Ну и чудненько!
- Посторонитесь, братцы! Сейчас я здесь подмету! Это что за ветошь? Ее можно выбросить?
- Это обветшалые истины. Они уже давно поизносились и утратили актуальность. Выбрасывай смело!
- Я сейчас паутину предрассудков в клубок смотаю, чтоб под ногами не путалась. И выбросить срочно надо, а то она вся какая-то липкая, противная.
- Ух ты! Смотрите, а здесь, за этими старыми декорациями, оказывается, окно в Мир! И свет! Помогите-ка оттащить!
- Светло-то как стало! Оказывается, в Подсознании вовсе не такой уж мрак царит!
- А вот еще окна, их просто вымыть надо! Где здесь ветошь была – а ну ее на тряпки!
- Между прочим, коллеги, чтоб вы знали, это не просто окна – это и есть каналы связи со Вселенной! Через них можно как получать информацию, так и отправлять. Самый прямой вид связи с Божественным Началом!
- Ну что бы мы, Сущность, без вас делали? Вы все на свете знаете!
- На то я и Сущность. За этим я человеку и дана. Как и все вы. Если кто-то из нас болен, или непомерно раздут, или иссох – человек ущербный становится. Так что нам надо друг друга поддерживать и работать в контакте! Что мы сейчас и делаем!
- Ой, как здесь чудесно стало! Светло и просторно! Хоть балы устраивай! Смотрите, смотрите! Кто там за окном парит?
- Вестимо, ангелы! Готовы к прямому контакту! Тоже радуются.
- А как теперь Татьяна узнает, что ей можно с ангелами общаться?
- Подсознание подскажет. Вот она проснется – и вдруг ощутит такой восторг! Просто от того, что живет. И что утро хорошее. И голубое небо за окном. А в душе – Ангелы парят.
- А она поймет?
- А как же! Мы же сейчас в ее Подсознании, мы ей снимся. Сон она, может, и забудет – а общее ощущение ухватит. И обязательно захочет узнать, что это было. А главное ведь что – задать правильный вопрос! И сразу посыплются правильные ответы! И нужные люди придут, и нужные книги. Ангелы ведь только и ждут, чтобы их попросили. Они такие желания влет исполняют, без задержки! А дальше человеку уже самому интересно становится!
- Братцы, утро! Будильник трезвонит! Татьяна просыпается! У нас 5 минут до того, как она откроет глаза.
- Ну, основные завалы разгребли, каналы расчистили. А остальное – по ходу пьесы доубираем. Теперь Татьяна нас сама просить об этом будет. Всем спасибо!
- Рады были познакомиться. Оказывается, мы – команда!
- А то! Жаль, что раньше этого не знали. Но всему свое время. Все, братцы, по местам! Нам предстоит участвовать в пробуждении.
… Татьяна медленно открыла глаза, все еще улыбаясь своему сну. Ей снилось что-то такое, невыразимо приятное. А внутри – как будто ангел пролетел. «Я могу все на свете! – подумала она и даже не удивилась своей самонадеянности. – И, кажется, я бессмертна!».
И это был первый шаг на долгом пути от Человека к Богу.

Автор; Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/subbotnik/1913
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 18 июл 2012, 12:17

ТАНЦУЮЩАЯ НА РАДУГЕ

Случилось это давным-давно, когда Боги уже покинули Землю, но перед этим многому научили людей и оставили им множество волшебных талисманов, охранных амулетов и прочих волшебных штучек, поручив достойнейшим их бережно хранить и использовать строго по назначению.
В этом селении достойнейшей оказалась старая Мара, ведунья и знахарка. И талисман, который она хранила, был одним из самых сильных и самых важных для землян. Он назывался «Сердце Мира» и призван был сохранять Мировое Равновесие. Вот так, не больше и не меньше. И кто бы мог подумать, что судьба талисмана волею случая окажется в руках одной девушки, которая имела к Мировому Равновесию (да и к равновесию вообще!) самое отдаленное отношение???
Девушку звали Ирис. Она не была достойнейшей. Более эмоциональной и неуравновешенной девицы в ее селении было не сыскать. Ее редко можно было увидеть более или менее спокойной: обычно она бурлила, как водопад или взрывалась, как фейерверк, реагируя на любое событие и происшествие.
- Да, вот такая уж я уродилась, с огнем в груди и ветерком в голове, — пожимала плечами Ирис, когда кто-нибудь пытался наставить ее на путь истинный и призвать к умеренности и равновесию.
Ирис легко вспыхивала и быстро остывала, бурно обижалась и искренне прощала, могла впасть в ужасный гнев, а вскоре уже от души хохотать над собственными недостатками – в общем, общаться с ней было непросто, все время приходилось держать ухо востро. Это потому что никогда нельзя было определить, какая эмоция овладеет необузданной и своенравной Ирис в следующую минуту.
В общем-то, она была доброй девушкой, не желала никому зла и не причиняла вреда, поэтому соплеменники относились к ней доброжелательно, позволяя ей пройти свой Путь и обрести равновесие постепенно, с течением времени. Ведь молодости свойственны метания и искания, а равновесие – признак обретенной Мудрости.
Но вот однажды случилось то, чего никто не ожидал. Талисман пропал! Никто не мог сказать, как и когда это произошло – ведь он находился в доме ведуньи и был хорошо спрятан, но тем не менее, тем не менее… Кто-то ухитрился его стащить.
Наутро все селение гудело, как улей. Проникнуть в дом ведуньи — это было неслыханно, дерзко, возмутительно! А уж выкрасть Подарок Богов – это вообще была непостижимая глупость! Ведь завладеть Талисманом мало – нужно еще уметь им управлять. Иначе он станет опасен, и в первую очередь – для владельца!
Так и произошло. Буквально на следующий день случился сильный ливень, такой сильный, что размыл все дороги, и с гор сошел оползень. Не успела просохнуть земля – проснулся вулкан и стал плеваться, засыпая землю пеплом и заливая лавой. Видимо, от его гнева случилось землетрясение, от которого разрушилась часть построек. Равновесие было нарушено – Талисман явно попал в неопытные руки… Совет Старейшин срочно собрался, чтобы обдумать ситуацию и попытаться хоть как-то восстановить равновесие.
Ирис была удивлена, когда ее позвали на Совет Старейшин. Там не полагалось бывать молодым, и туда звали время от времени либо преступивших закон, чтобы вынести ему приговор, либо героев – чтобы выразить ему признательность и восхищение. Ирис же не была ни преступницей, ни героиней, и поэтому пришла к Старейшинам в полном недоумении. А когда она услышала то, что решили Старейшины, недоумение мигом переросло в изумление.
- Мы должны сообщить тебе нечто важное. Оракул указал на тебя. Тебе предстоит спасти Равновесие Мира.
- Мне??? Мне – Равновесие Мира??? – удивлению Ирис не было предела. – Здесь нет ошибки?
- Оракул не ошибается. Ты, и только ты сможешь вернуть Талисман.
- Но каждый ребенок знает, что Талисманом может управлять только тот, кто достиг Точки Равновесия! – воскликнула Ирис. – Вы же сами всегда указываете мне на то, что я не умею контролировать свои эмоции!
- Придется научиться. Тем более что тебе не надо управлять Талисманом – тебе надо вернуть его Хранительнице. Ты уже достаточно повзрослела, чтобы взять себя в руки на время пути. Принеси Талисман – и все.
- Мир погибнет, если не вернуть Сердце Мира, — негромко сказала старая Мара, глядя ей в глаза. – Я и сама пошла бы, но Мудрость часто ходят рука об руку с дряхлостью, и в моем случае это так… А Оракул указал на тебя. Наверное, в тебе есть то, чего нет в других. Спаси Мир, девочка! Восстанови Великое Равновесие!
Воцарилась тишина, в которой было слышно только, как снаружи завывает ветер – начинался ураган. Природа словно взбесилась, почувствовав отсутствие Талисмана. Она тоже стала неуравновешенной…
- Хорошо. Я сделаю все, что вы скажете, — решительно сказала Ирис. – Куда мне идти и что делать?
- Тебе надо подняться в горы, найти то место, где начинается радуга, подняться по ней и обратиться к Богам с просьбой вернуть Талисман. Это все.
- Подняться по радуге? – Ирис ужасно разволновалась. – Но я… я не обладаю магическими способностями, я не знаю, как это делать, я же никогда… Да что это я??? – рассердилась на себя Ирис, и даже ногой топнула. – Разумеется, я пойду! И принесу Талисман, не сомневайтесь!
- Мы и не сомневаемся, — скупо улыбнулся Старейшина. – Уж ты-то точно сможешь…
- И еще одно, самое главное условие, — внимательно глядя на нее, сказала ведунья. – Ты должна пребывать в полном душевном равновесии. Нельзя испытывать ни страх, ни гнев, ни какие-то другие эмоции. Это трудно, но другого выхода нет. Иначе ты просто свалишься с радуги и погибнешь. Но ты помни: теперь ты на время станешь хранительницей Сердца Мира, и от тебя зависит мировое равновесие.
И Ирис отправилась в путь. Она пошла налегке – взяла только немного еды и флягу с чистой водой. Она была мрачна и сосредоточена, потому что та ответственность, которую на нее взвалили, оказалась слишком большой. А как бы вы себя чувствовали, если бы от вас зависела судьбы Мира? Тем более что Равновесие Мира с каждым днем все больше нарушалось – это было видно по изменившемуся ландшафту, по треснувшей земле, поваленным деревьям и разлившимся ручьям.
- Ну, попадись ты мне! – сердито пробормотала Ирис, имея в виду неведомого похитителя, и тут же сама себя остановила: — Стоп! Я не имею права злиться на него, иначе еще больше нарушу равновесие! Но я злюсь… Что же делать?
Да, наверное, не случайно Оракул указал на эту девчонку! Потому что она тут же придумала:
- Надо подумать что-то совершенно противоположное, в противовес злости! Значит, так… Если похититель решился украсть Талисман, наверное, он слишком любит украшения? Или власть? Хорошо, я мысленно подарю ему и то, и то!
И она стала придумывать, что похититель стал Властелином Мира, и весь его дворец увешан украшениями, талисманами, амулетами и что там он еще хочет… А сам он такой довольный, счастливый, сидит и перебирает свои драгоценности, как маленький ребенок, и совершенно умиротворен.
Ирис и не заметила, как от таких мыслей сама пришла в умиротворенное состояние. А когда заметила, запрыгала от радости:
- Ух ты! Получилось! Надо же, какая я умная! – и тут же опять скомандовала себе: — Стоп! Чего это я распрыгалась? Это ведь тоже эмоция, хоть и положительная! Как бы ее уравновесить?
И опять придумала! Дальше она шла и приговаривала:
- Я умная, но иногда и глупая! Я смелая, но иногда и трусиха! Я злюка, но иногда и добрая!
Эта игра так захватила ее, что она и не заметила, как пришла к подножию гор.
- Ого-го… — невесело сказала она, прикидывая высоту. – Что-то мне не по себе…
Но она опять вспомнила о том, что должна во что бы то ни стало принести Сердце Мира, чтобы спасти жизнь всем, и решительно начала подъем. Она быстро разодрала себе колени об острые камни и обломала ногти, но упорно продолжала лезть наверх. В какой-то момент она добралась до верхушки очередной скалы, и тут силы покинули ее. Она так устала, что не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. А нее напало такое отчаяние, что слезы брызнули из глаз.
- Я не дойду! Это невозможно! – рыдала она, и тут ее вдруг словно водой окатило: она вспомнила о своей великой миссии, и слезы мигом высохли на щеках.
- Отчаяние! Слышишь меня? – спросила она. – По-моему, нам надо срочно поговорить!
- Я тут, — с готовностью отозвалось Отчаяние. – Давай поговорим. Только что тут обсуждать? Ты совершенно права, тебе не дойти, дальше подъем слишком крут, а у тебя уже нет сил. Вернись. Вернись, пока не поздно.
- Но тогда погибнет Мир! – стала защищаться она.
- Ну, Мир большой… Погибнет не сразу. Найдете более безопасное место, как-нибудь проживете. А так – и сама ты погибнешь, и Мир не спасешь. Все едино, к чему и напрягаться?
- Знаешь, а ведь я поняла, в чем тут дело, — прищурив глаза, поглядела на него Ирис. – Я раскусила тебя, Отчаяние. Ты злое. Вроде бы ты хочешь меня спасти, а на самом деле – погубить окончательно. Ведь если я поддамся на твои уговоры, струшу и вернусь – я сама себе не смогу простить, что могла, да не сделала, да? И начну потихоньку разрушать себя изнутри, потому что буду чувствовать себя виноватой и слабой.
- Зато живой, — сделало еще одну попытку Отчаяние.
- Живым мертвецом? – засмеялась Ирис. – Ну нет, спасибо! Мне это не подходит. Я уже отдохнула. И полезу дальше, и буду лезть, пока хватит сил. Имей в виду, тебе меня не остановить!
Ирис поднялась с места – и замерла, потому что увидела, что в небе появилась радуга, и один ее конец начинается прямо у ее скалы, буквально в нескольких локтях. Надо было только прыгнуть через бездну – и она уже на радуге.
Прыгнуть… На Ирис напал страх, от которого она совершенно оцепенела. Она уже поднялась на немыслимую высоту, и если она промахнется или не удержится – лететь вниз ей пришлось бы долго… Хотелось зажмурить глаза, сжаться в комок и прильнуть к скале, как к единственному спасению.
- Умница, это правильное решение, — шепнул ей Страх. – Удержаться на радуге – это же немыслимо! Это доступно только Богам, а ты простая смертная, и не гулять тебе по облакам… Отступи, иначе ты умрешь страшной смертью!
- Да! Я боюсь смерти, — ответила ему Ирис. – но знаешь, о чем я подумала? Если я даже и полечу вниз, то на какое-то время почувствую себя крылатой. Может, птицей. А может, одной из Богов. Пусть ненадолго! Но я запомню, и уж постараюсь насладиться полетом, насколько смогу. Я боюсь смерти, но больше не боюсь тебя. Уйди с дороги, Страх! Я прыгаю!
И она прыгнула на радугу, и удержалась! Это оказалось не так легко, но за свой долгий путь она уже научилась держать равновесие, и теперь смогла идти по радуге, балансируя распахнутыми руками.
- О Великие Боги! – крикнула она в небо. – Я иду! Я иду к вам, чтобы просить о великой милости!
- Ты сгоришь! – крикнул ей вслед Страх. – Никто не может разговаривать с Богом и остаться в живых, потому что он есть Свет!
- Отстань! – ответила Ирис, но она уже и сама чувствовала нарастающий жар. Казалось, даже волосы задымились. Наверное, Страх говорил правду. Тут она вспомнила о своей фляге, которую в пути старательно пополняла свежей водой из каждого встречного источника. Она осторожно отвязала от пояса флягу и слегка окропила макушку водой. Сразу стало легче.
- Зачем ты явилась, земная девушка? – прогремел голос, и она увидела впереди невыносимое сияние.
- Я пришла просить вас о помощи! Пропал талисман, Сердце Мира, и Мировое Равновесие нарушилось! Хранительница послала меня, чтобы я вернула Талисман!
- Если вы не уберегли Дары Богов, некого винить, — ответил Лучезарный Бог. – Ищите на земле, Боги тут ни при чем!
- Мы не знаем, кто его взял. Мы не ведаем, где искать. Неужели вы думаете, что люди стали бы беспокоить вас по пустякам? – спросила Ирис, стараясь сдержать обиду. Но, видимо, обида все-таки была, потому что она вдруг почувствовала себя неуверенно и стала заваливаться на бок. В последний момент ей удалось выпрямиться, и она, закрыв глаза, спокойно сказала:
- О Великие Боги! Я знаю, что вы вправе оставить нас без помощи. Да, мы не уберегли Сердце Мира, и это наша беда. Но я предлагаю вам взамен жертву. Себя. Вы можете располагать мною, как захотите. Вы можете убить меня, или повелеть совершить 100 подвигов, или сжечь меня на месте – все, что пожелаете. Но только верните Миру равновесие! Пусть мой народ вновь обретет Талисман! Пожалуйста!
- Ты отважная девушка, — после недолгого молчания, ответил ей Бог. – Но Талисман не вернуть. Его уже нет в вашем мире. Даже Боги не всесильны!
- Значит, ничего нельзя поделать? – упавшим голосом спросила Ирис.
- Отчего же, можно! Но только если ты согласишься.
- Что я должна сделать? – с надеждой вскинула голову Ирис и в очередной раз брызнула на себя водой – так нестерпимо горячо становилось ей рядом с Лучезарным Богом.
- Готова ли ты вечно танцевать на радуге, поддерживая Мировое Равновесие? – спросил ее Лучезарный. – Пока твой танец будет длиться, мир будет стоять!
- Танцевать на радуге? Пожалуй, долго я не протяну, — невесело усмехнулась Ирис.
- Боишься выйти из равновесия?
- Нет, этого я уже не боюсь. Если бы я могла, я бы танцевала на радуге до скончания веков! Но скоро закончится вода, и я просто сгорю. Трудно простой девчонке находиться среди богов…
- Ну, это поправимо, — ответил ей Бог. – Дождик будет идти регулярно, обещаю! Радуга и дождик теперь будут лучшими друзьями. И должен тебе сказать: ты вовсе не простая девчонка! Ты теперь – Танцующая на Радуге! Теперь тебе предстоит держать Равновесие Мира, отказавшись от земной жизни.
- Что ж, я готова, — медленно проговорила Ирис. – Только вот… Можно ли дать какой-нибудь знак моему народу, чтобы они поняли: все в порядке, я дошла, Равновесие восстановлено?
- Знак? Это можно. Каждая капля воды, которая окропит тебя, долетит до земли и станет прекрасным цветком. Тот, кто видит сердцем – поймет.
- Хорошо. Тогда я начинаю! – коротко вздохнула Ирис и стала танцевать. Сначала робко, а потом все увереннее и увереннее, как будто всю жизнь только и делала, что танцевала на радугах. Теперь ей было легко держать равновесие, потому что оно воцарилось в ее душе.
… Внизу люди высыпали из своих домов. Небо очистилось, впервые за долгое время оно не было затянуто ни дымом пожаров, ни пеплом вулканов, ни свинцовыми тучами… Нет, оно было чистым и ясным, и на нем сияла-переливалась радуга. А вокруг точно так же сияли-переливались незнакомые цветы, словно радужные капли, упавшие с неба и проросшие на длинных сочных стеблях.
- Девочка дошла, — проронила старая Мара, и в это было легко поверить: воцарившийся на земле покой говорил, что это действительно так.
- Ирис дошла! Она встретилась с Богами и восстановила Равновесие Мира, — полетела ликующая весть от человека к человеку, от селения к селению.
- Она вернется к нам? – спросил кто-то.
- Она вернулась, — ответила Мара, кивнув на цветы, усыпавшие землю. – Это Знак от Ирис. Они такие же как она… разные. Но совершенные!
Такую память оставила о себе юная Ирис, взбалмошная девчонка, которая спасла Мир и теперь танцует на радуге с Богами.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/tancuyushha ... lfiki/1922
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 19 июл 2012, 12:32

РАЗНОЦВЕТНЫЙ ПЛАЩ
Однажды Господь, оторвавшись от важных дел Мироздания, глянул вниз и увидел женщину, которая только что родила ребенка. Женщина с нежностью смотрела на кроху и молилась: «Господи! Дай моему малышу счастья! Сделай так, чтобы все беды и несчастья обошли его стороной! Защити его от слова черного, от глаза дурного, от человека недоброго! Пусть жизнь его будет радостной! Мне счастья не досталось – так пусть хоть ему…
- Вот дурында, — беззлобно хмыкнул Творец. – Как же не досталось? Вон оно, твое счастье, улыбается, пузыри пускает! Ну да ладно, выполню ее просьбу. Сотворю-ка я для него… разноцветный плащ! Он его и от бед защитит, и радость жизни принесет. Раз, два, три!
Создатель дунул – и ребенка окутал невидимый плащ. Если бы мы могли видеть плащ глазами, то восхитились бы: он весь состоял из сплошной Любви и был соткан из золота молчания и серебра слов, в него вплелись голубые мечты и розовые грезы, радужные надежды и нежность изумрудной травы, в нем переливалось очень много красок, и он необычайно был красив! Человек, закутанный в такой плащ, сияет, вокруг него тепло и светло, и другим людям хочется находиться рядом — такими вот волшебными свойствами наделил Господь свое творение.
Прошло много лет. Однажды Творец, разрешив себе короткий отдых между Творениями, вдруг вспомнил про того малыша, и захотелось ему проверить, посмотреть – как там живет этот счастливый человек, как выполняет свою функцию Разноцветный Плащ? Сказано – сделано: он мигом придумал себе земное тело и материализовался на Земле, поблизости от своего «крестника».
Но то, что он увидел, его поразило. Человек был жив-здоров, но очень одинок и совершенно несчастен. И это было неудивительно! Его чудесный Разноцветный Плащ превратился в лохмотья, кое-где схваченные заплатами, он изрядно позасалился, яркие краски выцвели и потускнели, и выглядел Плащ так, что даже нищий на него бы не позарился.
Создатель пребывал в полной растерянности. Такого просто не могло быть!!! Ведь Разноцветный Плащ был задуман как одежда, защищающая от бед и несчастий, создающая уют и комфорт! Он придал Плащу огромный запас прочности, он создал Плащ для Счастья, и он выполнил свое Творение, как обычно, тщательно и с Любовью. Это был чудесный Разноцветный Плащ, почему же теперь он выглядит, словно ветхое рубище вечного скитальца?
И вот, дождавшись, пока мужчина уснет, Господь спустился на Землю в виде прозрачного облачка, проник в жилище человека и взял в руки то, что когда-то называлось Разноцветным Плащом.
- О Господи! – не удержался он от возгласа.
Перед ним открылся весь жизненный путь человека, и Господь понял, почему его чудесный дар не сработал. Каждая прореха на Плаще могла рассказать свою историю, и Господь слышал и видел это все, как будто сам присутствовал рядом.
- Ох ты, как его злоба трепала, — ужаснулся Творец, расправляя лохмотья на подоле. – Прямо будто собаки лютые рвали. Злился он на тех, кто с его мнением не согласен, кто его по жизни обошел, кому он себя обмануть дал. У Злобы острые зубы… Ее испытывать – какое уж тут счастье?
- А это Зависть… — определил Создатель, просматривая на свет огромную дыру на спине. – Завидовал он по-черному – всем, кто быстрее, расторопнее, удачливее, кому больше досталось, кто ловчее устроился. Надо же, прямо как кислотой разъело… Тоже счастья мало.
- Ох ты, ну и прореха! – удрученно сказал он, пытаясь соединить разошедшиеся края ткани. – Это, по всем приметам, сомнения! Хочется одного, а делает другое, заставляет себя верить в то, во что не верится, мечется между «хочу» и «должен», пытается и нашим, и вашим угодить, вот и рвет его в разные стороны, ну, ткань и лопнула. И счастье вместе с ней.
- А тут у нас обиды! На родителей обижен, что мало любви ему дали, на людей, что не оценили его по достоинству, на женщин, что его отвергали, на жизнь, что тяжела и несправедлива, на себя, что мало чего добился, и на Бога, что попустительствует всему этому. Да тут самая крепкая ткань треснет, самое крепкое счастье рушиться начнет.
Господь добрался до большущей сквозной дыры прямо напротив сердца и увидел, что человек рано разочаровался в Любви — очень рано, еще в детстве. Уже тогда он усомнился, что родители любят его, а потом это убеждение отражалось в жизни раз за разом, еще более укрепляя его мрачные мысли. Пережив в юности измену и предательство, он принял решение больше никогда не любить, потому что любовь приносит боль, и это сделало его несчастным.
- Сынок, как же так, ты отказался от главного Источника Счастья, от Любви! — удрученно пробормотал Господь. – Отказался от Любви – отказался от Бога, как же я тебя поддерживать смогу, ежели ты меня отрицаешь??? Неудивительно, что твой Радужный Плащ стал так уязвим!
Он смотрел на тусклую пыльную ткань и видел, что в нее впиталась пыль пустых хлопот, необязательных встреч, ненужных разговоров, праздного времяпровождения, все это осело на разноцветной ткани и сделало ее скучной и обыденной. Он видел, что на ткани темными пятнами отложились переживания прошлого негативного опыта и страхи перед будущим, кое-где причудливый узор замарали черные мысли, и из-за этого Плащ совершенно потерял свою свежесть и яркость.
- Ну что же, придется потрудиться, — вздохнул Господь, сотворяя иголку и нитки.
Если бы человек проснулся, он бы мог увидеть в углу, в старом кресле, полупрозрачного старика, с кряхтением и ворчанием штопавшего Разноцветный Плащ. Но он не проснулся. Зато ему снились необычные, странные сны.
Во сне к нему явился старик, встряхивающий в руках какое-то пестрое полотно, и при этом он ворчливо приговаривал:
- Сынок, за одеждой нужно ухаживать! Ясное дело, если ее вовремя не чистить и не штопать, она разлезется. Вот я твой Разноцветный Плащ подштопаю, почищу. А дальше ты уж сам! Правила ухода простые, они известны каждому младенцу, только взрослые почему-то об этом забывают. Не убивай Любви ни в себе, ни в другом; не завидуй; не лги; не бери чужого; не блуди; не осуждай; умей с радостью и работать, и отдыхать; не будь зависим от чужого мнения; и еще будь доволен тем, что есть, а не тем, что могло бы быть. И будет тебе Счастье!
Говорил старик, а от него шли тепло и свет, и от полотна в его руке – тоже.
- Еще вот что запомни, сынок. Жизнь, она штука разная, замысловатая, в ней всякое бывает. Ты не святой, иной раз, и не совладаешь с собой – вляпаешься во что-нибудь, испачкаешь Разноцветный Плащ. Нужно вовремя очищать черные пятна тревог, обид и непрощения. Еще надобно постоянно вспрыскивать полотно Любовью, тогда оно прослужит тебе верой и правдой и сохранит твое Счастье на долгие годы!
А потом накинул старик Разноцветный Плащ на спящего человека, укутал его заботливо со всех сторон, поцеловал в лоб, а потом превратился в облачко и вовсе растаял. Ну, чего удивляться, во сне еще и не такое бывает!
Проснулся человек и сам удивился: чего это ему так хорошо, аж петь хочется? Вроде и день будний, и отпуск еще не скоро, а душа – поет!
На работу пошел – идет, улыбается, и встречные люди невольно отвечают улыбкой. Да и как не улыбнуться человеку, который весь светится и сияет, а его обычная повседневная одежда выглядит так, словно соткана из злата-серебра, из ветра и цветов, сшита из самой чистой, самой божественной Любви?
И шел по земле обычный счастливый человек, и чувствовал себя так, как будто его Господь в лоб поцеловал. А на плечи его был накинут незримый, но очень прочный и счастливый Разноцветный Плащ.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/raznocvetnyjj-plashh/1931
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Ответить

Вернуться в «Психология и философия»