Сказки для девочек

По душам о душе. Философские разговоры, психология и вопросы взаимоотношений.

Модератор: IrmaP

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 20 июл 2012, 12:18

ВИОЛЕТТА И ЕЕ ДЕТКИ

Одиночество преследовало тетушку Виолетту всю жизнь.
Она родилась тихой, мечтательной, нежной и чувствительной, и в ней было очень много любви и тепла. Ей хотелось дарить их миру, но он обошелся с ней довольно сурово, поставив в условия, где любви и теплу места не было.
Ее родители все время спорили и ругались между собой, и им было не до заботы о девочке – накормлена, и ладно. А ей так хотелось поговорить, прижаться, обнять, рассказать о своих детских бедах и радостях… Но родители не находили для этого времени, и ей казалось, что она никому не нужна.
Потом ее выдали замуж, но ее супруг оказался человеком суровым и нелюдимым, настоящим трудоголиком, находящим радость лишь в работе, и Виолетта не нашла в браке ни поддержки, ни понимания, ни простого человеческого участия.
Она родила ребенка, но вскоре тот умер от скарлатины, и это было страшным ударом для женщины. Больше детей завести не удалось, и Виолетта окончательно замкнулась в себе. Она решила, что счастье – не для нее. «Видно, на роду мне так написано – быть одинокой и непонятой», — решила Виолетта и совершенно оставила мечты о том, что рядом будет кто-то, кому она по-настоящему нужна.
Но самое грустное событие случилось, когда ее суровый муж тоже ушел в мир иной. Оказывается, заботиться о нем было очень важно для Виолетты, это занимало ее время и наполняло жизнь хоть каким-то смыслом. А теперь этот смысл исчез, и тетушка Виолетта словно оцепенела.
Целыми днями сидела она у окна и молча смотрела, как меняются времена года. За окном то падал снег, то дул ветер, то сияло солнышко, то распускались почки на деревьях. Наверное, это было красиво – для других. А Виолетта, в ее элегическом состоянии, во всем видела только грустное. Весной – грязь, летом – пыль, осенью – слякоть, зимой – стужа. Круглый год – тоска, и никакого просвета.
У Виолетты всю жизнь была одна-единственная подружка Клара, с которой они когда-то учились в школе. Ее жизнь сложилась тоже не совсем хорошо: она до сих пор проживала со старенькими родителями, потому что так и не вышла замуж и не изведала радость материнства, но от этого не отчаялась и не впала в меланхолию. Напротив, она всю жизнь находила себе какие-то новые занятия: то училась на каких-то курсах, то посещала собрания в местной церкви, то записывалась в Женский Клуб и участвовала в каких-то благотворительных акциях. А еще она увлекалась комнатным цветоводством, и это было самым страстным ее увлечением.
Наверное, поэтому Клара и была оптимисткой – ведь ей просто некогда было скучать. А может быть, наоборот: ей некогда было скучать, потому что она всегда была оптимисткой. Наверное, оба утверждения будут верными. Она и Виолетту пыталась приобщить к своим занятиям, но та предпочитала проводить время дома, и это очень ограничивало ее кругозор и возможности.
Разумеется, Клара пыталась поддержать подружку в трудные для нее времена, как-то растормошить ее, чем-то увлечь, но ей это если и удавалось, то ненадолго. Клара уходила в свою бурную жизнь, а тетушка Виолетта снова предавалась унынию, грустно глядя за окно.
Разумеется, от такого однообразного времяпровождения тетушка Виолетта начала болеть и чахнуть. Ведь однообразие – это верный спутник болезни, потому что отнимает энергию, силы и радость жизни. Наверное, Виолетта так бы и превратилась в растение у своего окна, если бы…
Однажды Клара пришла к ней и сообщила, что уезжает надолго, на целый год, в составе церковной миссии, в далекую Африку, чтобы помогать больным детишкам.
- Я знаю, ты останешься совсем одна, и меня это очень беспокоит. Но я должна уехать, потому что вижу в этом свое Великое Служение в благодарность за то, что Бог позволил мне прийти в этот мир.
- Да, я понимаю, — удрученно ответила тетушка Виолетта. – Ты не переживай. Я чувствую, что мне так недолго осталось жить, что я даже не расстроена. Когда ты вернешься, приди ко мне на могилку, хорошо?
- Ээээ… Не приду.
- Почему? – удивилась тетушка Виолетта.
- Потому что тебе придется меня дождаться. Дело в том, что я хотела попросить тебя об одном одолжении.
- Да? О каком же?
- Я хотела бы доверить тебе моих питомцев.
- Каких питомцев? – еще больше удивилась Виолетта.
- Ты – моя лучшая подруга, и у тебя здесь много места. Можно, я оставлю тебе свои цветочки? Они так нуждаются в заботливом уходе!
- Цветочки??? – окончательно стряхнула с себя остатки сна тетушка Виолетта. – Но я никогда не разводила цветов!
- В этом нет ничего сложного! Я тебе все объясню. Мои фиалочки совершенно неприхотливы, но любят ласку, тепло и доброе слово. Они как детки!
- О господи, Клара! Ты с ума меня сведешь! – замахала руками тетушка Фиолетта. – Ну сама посуди, какие детки??? Какие фиалочки???
Но Клару было очень трудно сбить с мысли. Если уж ей приходила в голову какая-нибудь идея, она начинала активно действовать и могла увлечь ею кого угодно!
- Ты не беспокойся, я все продумала. Горшочки с фиалками я приведу прямо сегодня. Еще мешочки с почвой для фиалок, удобрения и схему подкормки. Ты умница, ты все сразу запомнишь. Всего 10 горшочков, это не займет у тебя много времени. Но мои фиалочки быстро растут, и тебе придется их рассаживать. Для этого я привезу пустые горшочки. Поставить их лучше вот тут, этот столик и та вон этажерка как раз подойдут. Они постоянно цветут, это очень красиво. Будешь на них смотреть и меня вспоминать. Ну, хорошо же я придумала?
- Клара, я тебя умоляю! – почти прорыдала тетушка Виолетта. – У меня от тебя мигрень начинается!
- Ах, оставь, вот увидишь, скоро ты забудешь, что такое мигрень! – подмигнула ей Клара. – Я за фиалками, а ты меня жди!
Виолетта такому деятельному напору сопротивляться не могла, и поэтому просто махнула рукой. Фиалки так фиалки, какая разница! Так что она кротко позволила грузчикам внести горшочки и мешочки, передвинуть мебель, следуя руководящим указаниям Клары, и разместить все это цветущее хозяйство.
- Ну вот, теперь я за своих деток спокойна, — с удовлетворением сказала Клара, обозрев результаты. – Я знаю, ты очень ответственная, и в тебе много нерастраченной любви. Как раз то, что нужно для фиалок. Ты их вырастишь!
- Хорошо, я постараюсь, — обреченно кивнула тетушка Виолетта. – И давай пить чай, а то ты меня совершенно утомила.
Но самое интересное Клара, как обычно, приберегла напоследок. Она уже накинула шаль, собираясь уходить, и как бы между прочим сказала:
- Да, совсем забыла! Фиалки быстро размножаются, так что запасные горшочки скоро будут заполнены.
- Ничего, куплю новые, — отмахнулась Виолетта.
- Да нет, я не о том. Просто зачем в доме 100 горшков с фиалками? Я поступала так: как только у меня накапливалось больше 20 горшочков, я начинала их раздаривать. На каждые крестины, на каждую свадьбу и даже на каждые похороны я дарила людям своих деток. Так что мои фиалочки сопровождают людей от рождения до самой смерти.
- И что? – все еще не понимала Виолетта.
- Ну как что? – удивилась Клара. – Представляешь, как расстроятся люди, если традиция будет нарушена? Я прошу тебя весь этот год делать то же самое. Вот и все.
- Клара! – чуть не плача, возопила тетушка Виолетта. – У меня астма, больное сердце и подагра! Я почти никуда не выхожу!
- Вот заодно и начнешь, — уверенно сказала Клара. – Тем более что фиалка как раз и лечит от астмы, подагры и больного сердца. Я тебе все записала! Ну, подруга, завтра я отбываю, так что до встречи. И пожелай мне удачи!
- Удачи, — машинально пожелала совершенно деморализованная тетушка Виолетта захлопнувшейся двери. Клара всегда носилась, словно у нее за спиной были невидимые крылышки.
… И Виолетта принялась за совершенно новое для нее дело. Она, шевеля губами, старательно разбиралась в записях, оставленных Кларой, поливала, подкармливала и пересаживала своих неожиданных питомцев. Вскоре она увлеклась этим делом и даже начала разговаривать с «детками». Фиалки действительно отчаянно цвели и при этом оказались благодарными слушателями. Тетушка Виолетта рассказывала им свою жизнь, и ей казалось, что от фиалок исходит сочувствие и понимание.
Вскоре горшочков стало слишком много, гораздо больше двадцати. Весь дом был заставлен фиалками, и однажды тетушка Виолетта решила, что пора выполнить и вторую часть Клариного наказа. Кряхтя и охая, она поставила несколько горшочков в корзинку и направилась в церковь. Ох и нелегко дался ей этот поход! Она и правда уже много лет не выходила из дома, сваливая свое затворничество на болезни. А тут ей пришлось миновать целых два перекрестка и пройти через парк, что для нее было немыслимым подвигом. Тем не менее она добралась и робко вошла в церковь.
Она сильно опоздала, и служба уже заканчивалась. Тетушка Виолетта , совершенно стушевавшись, спряталась в темном углу. Дождавшись конца службы, она, смущаясь и запинаясь, обратилась к священнику. Но когда он уразумел, о чем идет речь, он очень обрадовался.
- О, фиалки милой Клары! Признаться, нам так их не хватало! Как не хватает ее самой… Но теперь традиция возродится! Спасибо, вы делаете очень богоугодное дело! Эти цветы несут любовь!
- Скажите, когда приносить следующую партию? – пролепетала растерянная тетушка Виолетта.
- Вы позволите уведомлять вас о всех похоронах, венчаниях и крестинах в нашем приходе? Я думаю, людям было бы приятно получать такие чудесные гостинцы из ваших рук. А эти фиалки я, с вашего разрешения, раздам сам.
- Но я… — начала Виолетта и замолчала. – Хорошо. Я постараюсь.
В воскресенье она снова шагала к церкви с корзинкой, полной горшочков. На этот раз путь показался ей легче, хотя и пришлось выйти намного раньше, чтобы не опоздать. Она вручала подарочки сама, и была ошеломлена той радостью и благодарностью, которую испытывали люди, бережно принимая из ее рук фиалки.
Придя домой, она с новым рвением взялась за уход за своими «детками», и ей казалось, что фиалки стали расцветать не только в горшочках, но и в ее душе. Теперь она постоянно пила фиалковый чай: как оказалось, он очень полезен для сердца. Хотя сердечные боли и так беспокоили ее все меньше и меньше – ей казалось, что холодная лапа, сжимавшая ее сердце всю жизнь, вдруг разжалась, и Виолетта наконец-то смогла вздохнуть полной грудью.
Теперь она ходила в церковь регулярно. Она познакомилась там со многими людьми. Ей домой стали присылать гостинцы – то горшочек чудесной сметаны от молочника, который недавно женил сына, то свежих пирожных от кондитера, у которого жена родила тройню, то целую корзинку овощей от зеленщика, похоронившего тестя.
Когда она выходила из дома, соседи раскланивались с ней, расспрашивали о здоровье и спешили поблагодарить за «деток», которые были почти в каждом доме. А однажды тетушка Виолетт краем уха услышала, что мальчишка трубочиста тяжело заболел, и не поленилась сходить к нему и отнести ему самую красивую фиалку. После этого малыш быстро пошел на поправку, и слух об этом чудесном исцелении сразу разнесся по всей округе.
Теперь, когда кто-то заболевал, посылали одновременно за доктором и за тетушкой Виолеттой. Люди искренне считали, что снадобья снадобьями, а чудесные цветы исцеляют получше любой горькой микстуры. Так что у тетушки Виолетты теперь совсем не было свободного времени, чтобы посидеть у окна и подумать о своей неудавшейся жизни. Она только успевала поворачиваться – столько у нее было дел и забот. За этими хлопотами она где-то по дороге потеряла свою подагру и даже не заметила этого. Некогда ей было думать о таких мелочах!
Однажды она рискнула даже дойти до кладбища, чтобы самой поставить горшочки на могилу одного достойного человека. Проходя между могилами, она вдруг увидела надпись, которая ее потрясла. На памятнике было имя ее подруги Клары и годы жизни. Судя по датам, ее не стало всего полгода назад…
- Привиделось! – твердила Виолетта, спеша с кладбища. – Этого не может быть! Она в Африке, помогает больным детишкам! Это не может быть ее могилой!
Она кинулась прямо к священнику и, путаясь, рассказала ему о своем видении.
- Как, разве вы не знали? – тихо спросил священник. – У нее был рак… Я сам отпевал ее. Она была мужественная женщина и не теряла оптимизма до самого конца. Она сейчас с ангелами…
- Она с ангелами… — повторила Виолетта, глядя на него непонимающими глазами. – Но как же… Не может быть!!!
- Милая Клара покинула нас, — мягко сказал священник, — но ее детки, ее фиалки – это весточка о ней. Благодаря вам Клара не ушла насовсем, она здесь, ее дух витает рядом с нами! Вы продолжаете ее дело, и да поможет вам Господь!
Как тетушка Виолетта в тот день добралась до дома, она не запомнила. Ее обуревали самые разные чувства, и она плакала. Она вспоминала Клару («я отбываю, пожелай мне удачи!»), свой первый поход в церковь («как не хватает ее самой…») и удивлялась, как она могла быть так слепа и глуха, что ни разу не усомнилась в том, что Клара спасает африканских детишек. Но в какой-то момент она утерла слезы, встала и сказала:
- Клара, не беспокойся. Где бы ты ни была, я позабочусь о твоих детках. Они будут цвести и радовать людей – в память о тебе. А потом мы обязательно встретимся, чтобы я могла лично поблагодарить тебя. Я в это свято верю!
И тетушка Виолетта с новыми силами принялась холить и лелеять Кларино наследство. Она теперь чувствовала себя совершенно по-другому – она была всем нужна, а особенно своим фиалкам. Без нее они погибли бы, а этого никак нельзя было допустить. Ведь тогда она не выполнит наказ Клары, и как она потом, когда они встретятся, посмотрит ей в глаза? Нет, такого Виолетта допустить не могла.
Ее фиалки стали необычайно популярными. И многие говорили ей «спасибо» за то, что она поддержала доброе начинание Клары, которая была теперь далеко-далеко. Да и Виолетта каждый день возносила молитву за свою верную и мужественную подругу, пребывающую на небесах.
Прошло много лет. Тетушка Виолетта, казалось, вовсе не старела. Она неустанно курсировала по городку, исправно разнося свои чудесные подарочки всем, кто в них нуждался.
И вот однажды тетушку Виолетту пригласили в один дом, где поселилось большое несчастье.
Молодой девушке в результате болезни пришлось отнять ногу, и она теперь не хотела жить. Целыми днями сидела она у окна и молча смотрела, как меняются времена года. За окном то падал снег, то дул ветер, то сияло солнышко, то распускались почки на деревьях. Наверное, это было красиво – для других. А девушка, пребывая в состоянии удрученности и полного отсутствия надежды, во всем видела только грустное. Весной – грязь, летом – пыль, осенью – слякоть, зимой – стужа. Круглый год – тоска, а впереди только одиночество.
Виолетта и ей принесла фиалку. Она увидела, как на миг глаза девушки оживились, а потом взгляд снова потух. Но тем не менее в следующий свой визит тетушка Виолетта приметила, что девушка подружилась с цветком, ухаживала за ним, и они явно нашли общий язык.
- Спасибо вам, у меня появился настоящий друг, — тихо сказала девушка. – Даже два друга. Вы и фиалочка…
Эта дружба не прервалась. Девушка стала вставать, освоила костыли и даже ненадолго выходила на улицу. Она стеснялась своей ущербности и делала это только в темноте, когда ее никто не увидит. Но у нее появился интерес к жизни, и глаза ее расцвели, подобно фиалкам.
И в голове тетушки Виолетты созрел один план. Однажды она пришла и сказала:
- Девочка моя! В самом скором времени я собираюсь уехать далеко-далеко. В Африку. У меня там живет старая подруга, и я должна помочь ей ухаживать за больными детишками.
- Но как же вы, в таком возрасте, отправитесь в такое далекое путешествие? – обеспокоилась девушка.
- Пустяки, — весело отмахнулась тетушка Виолетта. – В моем возрасте только и путешествовать, а то недолго и закиснуть! Но я хочу попросить тебя об одном одолжении… Ты не могла бы на это время взять к себе моих питомцев?
И, конечно же, девушка с радостью согласилась поухаживать за фиалками, пока тетушка Виолетта будет путешествовать.
- Но не забывай: традиция не должна умереть, — сказала ей Виолетта. – Поэтому каждое воскресенье ты должна лично относить корзинку с фиалками в церковь. А больным – так прямо домой. И не возражай, пожалуйста. Я знаю, ты справишься. В тебе очень много нерастраченной любви…
И мы знаем, что девушка выполнила ее наказ, потому что до сих пор «детки» тетушки Виолетты неизменно оказываются у постели болящих, сопровождают крестины, свадьбы, дни рождения и похороны, и люди поминают добрым словом всех тех, кто принес в их жизнь столько Любви.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/violetta-i- ... lfiki/1935
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо


Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 23 июл 2012, 11:44

АНЮТИНЫ ГЛАЗКИ

Есть на свете замечательные цветы – анютины глазки. О них сложено множество легенд. Одни говорят, что Зевс-громовержец вырастил их специально для своей возлюбленной Ио, которую ревнивая Гера превратила в корову. Другие рассказывают, что эти цветы выросли на могиле девушки Анюты, умершей от неразделенной любви. Третьи утверждают, что в анютины глазки боги превратили мужчин, подглядывающих за купающимися женщинами. Но есть и вот такая история, и она действительно случилась много времени тому назад…
Девушка Анюта была хороша и знала это. У нее были золотистые волосы, янтарные глаза, осиная талия, и когда она проходила по улице в своей широкой фиолетовой юбке с оборкой, волнующейся вокруг ног, даже старики с удовольствием смотрели ей вслед. Анюте нравилось кружить головы и сводить с ума, стрелять глазками направо и налево, дразнить мужчин и наслаждаться всеобщим восхищением, но она была девушкой строгих правил: кокетничала со всеми, а сердце свое отдала одному – славному парню по имени Ян. Он любил Анюту и добродушно относился ко всем ее причудам, потому что знал, что у этой девушки доброе и верное сердце, и она никогда не предаст их любовь.
Дело шло к свадьбе, и оба с нетерпением ждали этого дня. Но вот однажды красота Анюты сослужила ей плохую службу. Как-то раз ее увидел владелец местных земель, богатый помещик, заглянул в ее шальные янтарные глаза и совершенно потерял голову. Он попытался было «подъехать» к девушке, но получил отпор. Анюта была хоть порою и легкомысленной, но гордой девушкой, и она никому бы не позволила переступить дозволенных границ. Любоваться – это пожалуйста, перекинуться шуткой – тоже можно, но дальше – ни-ни. Помещик не отступился и стал присылать ей подарки, но Анюта отсылала их обратно. Ей, девушке на выданье, негоже было портить свою репутацию и порочить честное имя. Поэтому она стала торопить Яна со свадьбой – к замужней женщине уже так просто не подойдешь, ведь за мужем – как за каменной стеной, а особенно за таким, как ее Ян. Но помещик обозлился и решил расстроить свадьбу.
Тут как раз случилась война, от каждого владения нужно было послать молодых мужчин в войско, и помещик подстроил так, что в числе рекрутов оказался и Ян. А что: молодой, здоровый, семьи пока нет – чем не пушечное мясо? Ослушаться Ян не мог, ведь он присягал на верность господину, да и не к лицу было мужчине проявлять трусость. Не один же он отправлялся на войну, как бы он чувствовал себя перед лицом товарищей? Так что стал он без лишних споров котомку собирать.
А у Анюты сердечко заныло: плохие предчувствия его томили, плакало оно и сжималось. Но она виду не показывала, ведь любимому и так нелегко, зачем ей лишнюю тяжесть на него навешивать? Так что она проводила его честь по чести, на прощание сказав: — Я буду тебя ждать, сколько надо. Выполни свой долг и возвращайся, ты найдешь меня там же, где и оставил. Я буду тебе верна, ты можешь быть спокоен. Ян просветлел лицом, крепко обнял ее на прощание и ушел воевать. А Анюта побежала в дом и дала, наконец, волю слезам. Сердце подсказывало ей, что Ян не вернется, что смерть его уже точит свою косу. Что остается в таких случаях бедной женщине? Только лить слезы и ждать, чем дело кончится. Но Анюта была не из таких женщин. Не могла она так просто сидеть и бездействовать, если любимому грозит гибель неминучая.
А в тех краях, в дремучем лесу, жила колдунья. Ее уважали и побаивались, потому как бабка была знающая, но суровая. По ерундовым делам к ней и соваться не следовало – так отбреет, что мало не покажется. А вот если что серьезное – поможет, и беду отведет, и болезнь заговорит. Вот к ней-то и отправилась Анюта. Бабку она нашла там, где ей и полагалось быть – в лесной чащобе, в кособокой избушке, притулившейся меж вековых дубов. Выслушала она Анюту внимательно, пару вопросов задала, карты засаленные раскинула, горсть бобов на блюдце покатала, ладошку Анютину рассмотрела. А потом и говорит:
— Сердце твое правду говорит, девушка. Суждено твоему милому погибнуть на этой войне. А ты в этом хоть и краем, да виновата. Нечего было хвостом налево-направо крутить, глядишь, барин и не клюнул бы. Других же девок вон не обихаживает, только на тебя запал.
— Да я ничего такого вы мыслях не держала, — стала оправдываться Анюта. – Вовсе я не хотела кому-то сердце разбивать. Глазками стрелять – это ж ничего не значит, просто игра такая.
— Вот и доигралась, — мрачно сказала колдунья. – Спервоначала ты глазками стреляла, а теперь в твоего Яна на войне по-настоящему стрелять будут. И попадут ведь, попадут! В самое сердце рана ему выйдет, с такою не живут.
— И что, ничего нельзя сделать? – заплакала Анюта. – Неужто и вы не поможете? Люблю я его, все готова сделать, чтобы ошибку свою загладить, его спасти.
Бабка внимательно глянула на нее, словно в самую душу заглянула.
— Ладно, девушка, вижу, не шутишь ты и не просто языком болтаешь, раскаяние твое искреннее, и намерение твое чистое. Так и быть, посмотрю, что тут сделать можно… И бабка достала мешочки с разными травами, стала их в воду кидать да молитвы шептать, и так пристально вглубь глядеть, словно там сама судьба пряталась. Да, видать, так оно и было, потому что оторвалась бабка от зелья своего, выплеснула его за порог, обернулась к Анюте и говорит так задумчиво:
— Ну уж, не знаю, девушка… Есть один способ Яну твоему жизнь спасти, только он такой, что уж и не знаю, говорить тебе или нет.
— Говорите! Говорите! – горячо попросила Анюта. – Хуже смерти все равно ничего не бывает, а все остальное перенести можно.
— Ну, смотри, сама захотела, — хмыкнула бабка. – В общем, так. Нужно, чтобы за твоим Яном на войне пригляд был. Там, знаешь, обстановка такая, что глаз да глаз нужен. Вовремя опасность заметить, тревогу поднять, безопасное место показать. Готова ли ты отдать для этого свои глаза?
— Глаза? Это как? – не поняла Анюта.
— Как – не твоя забота. Это я устрою. А только ты после этого зрение свое навеки потеряешь. Придется наощупь жить, света белого не видя. И глазками тебе уж стрелять не придется. Будут твои глаза Яну верой-правдой служить, от беды его уберегать. Жив останется. А других способов нет. Ну как, подходит?
Анюта только секундочку и поколебалась и тут же ответила:
— Если он погибнет, мне все равно останется только глаза по нему выплакать. Так что я согласна. Я с радостью отдам ему свои глаза. Делайте, что надо.
— Ишь, «делайте», — усмехнулась старуха. – А чем расплачиваться будешь? Мы, колдуньи, за «просто так» не работаем. Око за око, зуб за зуб. Взамен-то что дашь?
— Вот кошель, тут все мои сбережения, вот сережки, а вот колечко и заколка с камушком. Больше у меня ничего и нет. Хватит этого?
— Не смеши, — скупо улыбнулась старуха. – Что твои побрякушки для судьбы? Тут жертва весомой быть должна, значимой.
— Говорите, все отдам, все сделаю, — прижала руки к груди Анюта.
— Пойдешь ко мне в услужение на 25 лет, — распорядилась колдунья. – Будешь по хозяйству помогать за дом сторожить. До истечения срока к людям не вернешься, и не мечтай.
— На 25 лет? Это ж целая вечность, – ужаснулась Анюта. – Так я никогда Яна не увижу!
— Ты его и так не увидишь, — хладнокровно заметила старуха. – Глаза-то твои с ним будут.
— Но я бы его хоть обнять смогла, к груди его прижаться, — всхлипнула Анюта.
— Ну, не хочешь – давай оставим все, как было, — пожала плечами колдунья. – Я тебя не звала, ты сама явилась.
— Да нет, бабушка, я согласна. Простите меня. В услужение так в услужение. Только как я, слепая, буду по хозяйству управляться?
— Ничего, приспособишься, — жестко ответила старуха. – Раз решилась – так пойдем, судьба ждать не будет.
Как договорились, так и сделали: Анютины глазки перестали ей служить, потому что теперь служили Яну на поле боя. От опасности не бегал, труса не праздновал, прослыл отчаянным храбрецом, и за всю войну ни единой царапины — точно как заговоренный! А сама Анюта в то время к новой жизни привыкала, в полной тьме. Не плакала, не жаловалась, научилась наощупь и котлы мыть, и воду из родника носить, и пищу готовить. И все время молилась за то, чтобы ее любимый жив и здоров был, чтобы война его черным крылом не коснулась, а смерть со своей косой мимо прошла. Колдунья ее научила травки по запаху определять и в лесу по звукам ориентироваться. Хвалить не хвалила, но посматривала одобрительно, да иногда по плечу похлопает: «Молодец, мол!».
Долго ли, коротко ли, а только кончилась война, и вернулся Ян со службы домой, целый и невредимый, и с медалью на груди. Кинулся туда, сюда, а невесты его нет, пропала. Рассказали ему, что ушла она в лес, никому не сказавшись, да так и не вернулись. Все ее искали, и помещик тоже искал, прямо землю рыл, да только так и не нашли. Наверное, наложила на себя руки от переживаний, когда Ян на войну ушел.
— Нет, моя Анюта не такая, — ответил Ян. – Она ждать меня обещалась, а слово у нее верное, что обещает – то обязательно сделает. Так что если умерла – так не своей волей, а коль жива – обязательно вернется. Теперь я ее верно ждать буду.
В то же самое время у Анюты сердечко запело, затрепетало, словно в нем зимняя стужа кончилась и весна началась. Она сразу поняла: вернулся ее любимый! И колдунья подтвердила: да, вернулся, живой, но только вот до конца Анютиной службы еще ого-го сколько! Так что лучше о нем и не думать.
— Я свое слово сдержу, все по чести и совести отработаю, — отвечала Анюта. – Только вот как бы хотелось хоть одним глазком на него взглянуть! Хотя каким глазком, я уж забыла, как это – глазами смотреть, даже снов не вижу.
— Ладно, помогу тебе, — вдруг смилостивилась бабка. – Зрение я тебе не верну, и не надейся, но Яна своего ты видеть сможешь. Не глазами увидишь – сердцем. Вот тебе цветок лесной. Как захочешь на жениха своего посмотреть, прижми цветочек к глазам да попроси его: Маленький цветочек, Миленький дружочек, Нас друг с другом свяжи, Мне его покажи. Сумеешь цветочек уговорить – увидишь на мгновение, как там твой Ян, с кем и что делает.
Анюта так и поступила. Переделала она все дела, и как только выдалась свободная минутка, прижала цветочек к глазам и шепнула заветные слова. И что же? – сразу на мгновение возникла картинка: вот ее Ян, сильный, возмужавший, на своем подворье возится, забор поправляет. — Ян, милый Ян, как я рада, что ты живой остался, — прошептала Анюта. – Прости ты меня, как я простила, и живи радостно, а я за тебя молиться буду. И цветочку чудесному спасибо за то, что стал моими глазами.
Так и повелось – разок-другой в день пользуется Анюта цветочком, чтобы на милого своего посмотреть, счастья ему пожелать. А Ян у себя на подворье вдруг заметил цветы, которые раньше никогда ему не встречались. Цветочки были очень красивые – у каждого пышная юбочка, сиреневая, фиолетовая или белая, а в центре – желтый глазок с черными ресничками. Он чувствовал к этим цветам необъяснимую нежность, ему хотелось прикоснуться, погладить их, сказать им что-то доброе. Кого-то они ему напоминали, и он быстро понял, что цветы очень похожи на его потерянную возлюбленную — Анюту.
— Эге! – смекнул Ян. – Это она мне знак подает. Не верю, что нет ее на земле, жива она, нужно мне поскорее в путь собираться, чтобы ее найти. А тем временем цветов все больше становится, вот уже и вдоль дороги протянулись, и у леса стали попадаться.
И однажды Ян сообразил, что надо ему по этим цветам идти – куда-нибудь да приведут! Так и вышло. Оказался он в дремучем лесу, где и солнца не видать, но яркие цветы ему дорожку выстилают, путь показывают. Так он и вышел к избушке старой, видит, а там – женщина на крылечке сидит и такой же цветок в руках держит. — Здравствуй, милая женщина, — обратился к ней Ян. – Скажи мне, что за цветок у тебя в руках? И не знаешь ли ты девушку, похожую на него? — Здравствуй, добрый человек, — ответила ему Анюта. – Не могу тебе ответить, потому что я незрячая и цветок этот ни разу не видела, а уж на кого он похож, и вовсе не скажу. А почему ты спрашиваешь? — Была у меня возлюбленная, Анютой звали, ушел я на войну и не успел на ней жениться, а мы с ней слово друг другу дали. Вот я вернулся – а она пропала, уже много лет тому назад. Искал я ее, да концов не видать, ушла и сгинула. А цветы эти очень уж на нее похожи. Серединка у них янтарная, цвета ее глаз, а лепестки – словно юбка, которую она носила. Сколько живу – а забыть ее не могу. Вот и пошел я по следу, от цветка к цветку, в надежде, что приведут меня к ней.
— И что ж, не привели? — спросила женщина.
— Да пока нет. Тебя вот только встретил. Смотрю, женщина немолодая, в глухом лесу живет, думаю, может, ты колдунья, так подскажешь мне, куда дальше идти.
— Да, все верно, колдунья я, — согласилась женщина. – И подсказку тебе дам. Не ищи ты свою Анюту, нет ее уже на этом свете. Она к тебе в виде цветов вернулась, чтобы о себе напомнить, что любила тебя и ждала, покуда могла.
— Горько мне это слышать, — опечалился Ян. – Очень я надеялся, что найду ее, и будем мы вместе жить, жизни радоваться.
— Ты парень молодой, бравый, возвращайся и женись на хорошей девушке, нарожайте детишек и живите счастливо, а первую дочку назови Анютой в ее память. Вот так-то лучше выйдет, чем бобылем жить да о прошлом вспоминать, — посоветовала ему слепая колдунья.
– А я за вас молиться стану, чтоб все у вас ладно было.
— Благодарю тебя, колдунья. Доброе у тебя сердце, ответил Ян и спохватился: — А как ты тут одна управляешься, да без глаз? Может, помощь какая нужна?
— Спасибо, добрый человек, я справляюсь. Я уж давно ослепла, вижу не глазами – сердцем, все сама делать могу. Да цветочки вот помогают.
— А как они называются? – спросил Ян.
— Они? А называются они просто – анютины глазки. Иди, и пусть всегда с тобой пребудут любовь и удача!
И Ян ушел в задумчивости по цветочной дороге. А из-за избушки вышла старая колдунья и спросила:
— Чего ж ты ему не открылась, ты ж его столько лет ждала, Бога и судьбу за него просила?
— Я Бога не для себя просила, а для него, для Яна. Он вон какой молодой и сильный, а я за долгие годы ослепла и состарилась. Пусть у него все будет хорошо, а я останусь тут, раз обещала 25 лет тебе служить. Привыкла я уже тут, в лесу.
— Ох, девушка, и сильна же ты! – с нескрываемым восхищением глянула на нее старуха. – Хорошая из тебя колдунья получится, правильная! Раз ты на такую жертву пошла – значит, сильна твоя любовь и чисто твое сердце! Сможешь людям помогать, справишься. Есть на кого дело мое оставить, можно спокойно помирать…
А Ян вернулся домой, оплакал свою потерянную любовь и вскоре женился на хорошей девушке, и в положенный срок родилась у них чудная девочка, которую назвали Анюткой. И весь их двор буйно порос цветами, которые с тех пор называются анютиными глазками – пышная цветная юбочка и янтарная серединка, веселый цветок, который в тех краях люди стали считать символом верности и самопожертвования.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/anyutiny-glazki-2/1966
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 24 июл 2012, 09:28

ПТИЦА СЧАСТЬЯ

В зоомагазин влетел мужчина. Он был то ли нетрезв, то ли просто очень расстроен – в общем, явно не в себе. Продавец, только что собравшийся было почистить клетку амазонского попугая, закрыл дверцу и поспешил навстречу посетителю.
- Чем могу служить? – спросил он, внимательно вглядываясь в расстроенное лицо мужчины.
- У вас Птицы Счастья есть?
- Птицы Счастья? Смотря что вы имеете в виду под счастьем, — ответил продавец.
Мужчина уставился на него долгим непонимающим взглядом.
Продавец был немолод, если не сказать «стар». Такой старичок, в синем халате с эмблемой магазинчика на нагрудном кармане – «Ваше маленькое счастье», так назывался магазин, в сатиновых нарукавниках, а на голове тюбетейка.
- Какая разница, что я там понимаю? – наконец вымолвил мужчина. – Ничего я не понимаю. Просто у меня была Птица Счастья. А потом улетела. И все.
- А как она выглядела, ваша Птица? – участливо спросил старичок. – Погодите, я сейчас. Марина! Маришечка!
Из подсобки вышла женщина, на ходу вытирая тряпкой руки.
- Мариша, подмени меня в зале, — попросил старичок. – Я молодым человеком займусь. Он… особенный клиент.
Мариша молча кивнула и встала за прилавок.
- Пройдемте со мной, так сказать, в недра, — предложил старичок. – Разговор о Птице Счастья не терпит суеты. Я дам вам чаю, а вы мне все расскажете. Хорошо?
- Хорошо, — вздохнул мужчина, и в глазах его появилось осмысленное выражение. Он послушно двинулся за старичком.
В недрах оказалось тесновато, но уютно. Среди мешков с собачьим кормом, штабелями коробок с кошачьими туалетами и пустых клеток притулился столик с креслами, куда старичок и усадил мужчину.
- Ну вот теперь мы включим чайник, расслабимся и побеседуем спокойно. Побеседуем?
- Побеседуем, — обреченно кивнул мужчина и заплакал.
- Ну-ну, поплачьте, отчего же нет? Слезы – это естественный обмен веществ, выводит из организма соли горя и камни печали. Вот вам салфеточка. А вот и чаек поспел. Вам с сахаром?
- С сахаром, — кивнул мужчина и высморкался в салфеточку. – Прошу прощения, что-то я сорвался…
- Ничего-ничего! Даже у птичек нервные срывы бывают. Еще какие!
- Может быть, у нее тоже этот… нервный срыв? – с надеждой спросил мужчина. – Это же лечится?
- Иногда – лечится, — осторожно сказал старичок. – Вот ваш чаек. С сахаром. Вы мне расскажите, в чем дело, а то для диагноза слишком мало информации…
- Вот фляжка, в ней коньячок, вы в чай накапайте. А то я не могу так…
- Не волнуйтесь, вот, накапал, вы говорите, не останавливайтесь.
- У меня была Птица Счастья, — начал мужчина. – И она улетела. А я без нее не могу. Вот, пожалуй, все.
- Сочувствую, — искренне сказал Старичок. – У меня тоже бывало такое. Очень переживал.
- От вас тоже улетала Птица Счастья? – вскинулся мужчина.
- Нет-нет. Другие птицы. Но тоже – очень, очень редкие!
- Другие – это неважно. Другие пусть летят куда хотят. Даже редкие! Мне Птица Счастья нужна. Я к ней привык, — мужчина обхватил голову руками и даже застонал.
- А она к вам? – спросил старичок.
- И она ко мне! – горячо уверил мужчина. – Столько лет вместе! Вы и не представляете!
- Но тогда как случилось, что она улетела?
- Дура потому что! – отчаянно сказал мужчина. – Ну где, где она лучше найдет?
И мужчина горестно отхлебнул из своей заветной фляжки.
- Не понял, — приподнял брови старичок. – Лучше чем что?
- Не что, а кто, — поправил мужчина. – Чем я. Помогите мне, прошу вас! Вы же специалист.
- Ну да, специалист, — согласился старичок. – Четвертый десяток лет в зоомагазине работаю. Ну, давайте, попробуем. А какая она была, ваша Птица Счастья?
- Она… ну, такая! Красивая! Стройная такая. Глаза у нее были… Кажется, карие. И крылья! Крылья точно были.
- А цвет оперения?
- Ну, я так с налету не могу сказать. Она такая… светилась. Сияла. По первости. А потом… Не помню! Кажется, серый. Или бежевый?
- Вы вспомните, это же важно! Ну, может, какие-то особые приметы?
- Она вообще была особенная. Только я не помню, в чем там дело. Мы же много лет вместе! Я замечать перестал. А, да! Окольцованная она была. Кольцо на лапке, да.
- Молодой человек, это вы зря. Когда птиц перестают замечать, они очень расстраиваются и могут даже заболеть. Или улететь. А кольцо на лапке… Это у многих, поверьте.
- Но я же не знал! Я думал, что если она у меня живет, то никуда не денется!
- Но вот делась же… Значит, была причина. Может, ей с вами плохо стало?
- Да почему плохо-то? Как всегда. Я ей крылья не подрезал, ноги не связывал. Все нормально было, — сокрушенно покачал головой мужчина, вновь отвинчивая колпачок фляжки.
- А как вы ее кормили? Вовремя? И тем ли, что она любит?
- Да она сама кормилась! Я и не вмешивался! Выбирай, что хочешь! Она еще и меня кормила.
- Вы вспомните, может, вы ее чем-то обидели?
- Да я вообще к ней не лез! Свобода полная!
- Может, тем и обидели, что совсем не лезли? Внимания ей мало было, ласки.
- Ну какое ей внимание??? Взрослая же птица была. Должна понимать: я же рядом, на глазах, не с кем-нибудь, с нею!
- Ну, не может же быть, чтобы она вот так ни с того-ни с сего улетела! Птицы Счастья беспричинно не улетают. Вы должны были заметить, что что-то не так. Они обычно дают об этом знать, разными способами, длительное время. А улетают – уже когда совсем невмоготу. Вы ничего такого не замечали?
- Не замечал. Да я и не смотрел, честно говоря. Я приду, рюмочку-другую накачу – и счастлив. Она по дому порхает, щебечет чего-то, а я и не вслушиваюсь особо. Мне ведь главное что? Что она дома. Что есть. Вы вот что, каждый день всех своих птиц слушаете, что ли?
- Я – да, каждый день и всех. Иначе какой я хозяин зоомагазина? Мне мои птицы дороги. Вы меня про любую спросите – все расскажу. Возраст, особенности, привычки, приметы. Я с ними каждый день разговариваю, чтоб не заскучали, не заболели.
- Но я же не хозяин зоомагазина! Я живой человек. Мне тоже надо как-то расслабляться. Вот, коньячок, отличное средство…
- Так у вас же Птица Счастья была! Неужели вам ее песен недостаточно было? Для расслабления?
- Ну, недостаточно. Привык я как-то уже к ее песням. Поет и поет. Да я уже и не помню, она вообще-то пела? По-моему, только чирикала. Щебетала что-то.
- Молодой человек, вы извините, но, по-моему, вы как-то неправильно к вашей Птице относились. Без должного внимания. Я даже не понимаю, почему вы так переживали, когда влетели ко мне в магазин?
- Как почему??? Разве непонятно??? Она мне нужна!
- А зачем?
- Ну, как зачем? Чтобы счастье приносила.
- А вы, вы не пробовали приносить ей счастье?
- Я? А при чем тут я? Я ей счастье принес, когда в дом взял. Дальше уж пусть она. Для того и брал.
- Вы чай допили?
- Ага, допил!
- Ну и хорошо. Простите, молодой человек, ничем не могу вам помочь!
- Как? Почему? Вы же специалист!
- Ну да, я специалист. Может, у вас еще появится Птица Счастья. Когда-нибудь, когда вы многое поймете и измените в себе. Если захотите узнать, как с ней правильно обращаться – милости прошу, поделюсь всем, что знаю. А пока… И не мечтайте. Не вернется.
- Но почему, почему?
- Я вас внимательно выслушал, и могу вам сказать… Она пыталась дарить вам счастье. Это ее сущность, знаете ли. Но вы же его просто не берете! Если Птица Счастья превратилась для вас в мимолетный фон с эффектом чириканья, о чем говорить?
- И что же теперь со мной будет?
- Ах, голубчик! Вы бы хоть раз спросили, что будет с ней!
- Ну, что?
- А с ней все будет хорошо. Она просто полетела искать того, кто ее ждет. Найдет обязательно! Вы и не представляете, сколько достойных мужчин ищут свое счастье.
Он проводил мужчину до дверей. Тот размахивал фляжкой и бормотал:
- Ничего, ничего! Я тебя приманю! Я знаю, как птиц приманивать. Невелика наука. Свистульку-манок сделаю… Проса насыплю… Клеточку почищу… Пожалеешь еще, вернешься! Счастье ведь в чем? Чтоб была! И все…
Старичок захлопнул дверь и повернулся к Марише, стоящей за прилавком.
- Счастье мое, пойди, отдохни! Я там чайник включил, мое сокровище. Попей чайку, а я пока тут с чисткой закончу. И скоро закрываемся! Хочешь, домой пешком пойдем, прогуляемся?
- Хочу, — расцвела Мариша. – И чайку хочу, и пешком прогуляться.
Мариша ушла в подсобку, а старик прошел к дальнему ряду клеток и открыл одну из них и достал оттуда птицу. Оперение у нее было тусклое, глаза полузакрыты, а вид усталый и даже нездоровый.
- Девочка моя, солнышко, красавица! Сейчас я тебе перышки почищу, водички налью, покормлю. Настрадалась, милая? Ничего, все уже позади, хорошо, что сюда залетела. Здесь ты поправишься, отдохнешь, засияешь, и голос вернется. Птичка моя, жизнь только начинается!
Птица искоса глянула на него продолговатым глазом и прижалась головой к его ласковой руке.
Старик, похоже, действительно хорошо знал, как обращаться с Птицами Счастья.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/ptica-schastya/2065
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 25 июл 2012, 13:07

СУДИЛИЩЕ

- Вставайте! Вы, оба!
- Как? Что? Кто? Тома, зажги свет!
- А что сразу «Тома»? Ты мужчина или нет?
- Дура! Выключатель с твоей стороны!
- А я боюсь! Сам дурак!
- Не дергайтесь, Сидоровы. Я зажгу. И прекратите ругаться – надоело.
- Вы кто? Как вы сюда попали?
- Я все время здесь была. Только вы меня до сих пор особо не разглядывали. Я – ваша Семейная Жизнь.
- А почему такая… страшная?
- Телосложение такое. Какую сложили, такая и есть.
- Это сон? Сон, да? Это нам снится?
- У вас вся жизнь как сон. Спите наяву. А реальность вам снится. Но я пришла вас разбудить.
- О господи! Валя, звони в милицию!
- Лучше в психушку. В милиции не поверят. Она от Семейной Жизни не спасает, только от последствий, и то без особого рвения. Вот так вот, супруги Сидоровы!
- Валя, звони в психушку! Скажи, что у нас коллективная галлюцинация!
- Не коллективная, а групповая. Не надейтесь, не приедут. Я на всякий случай телефоны отключила. Да, да, и мобильные тоже. Так что вам придется меня выслушать.
- Так, все, тихо! Не суетимся. Да сядь ты, истеричка! Пусть говорит.
- Детей разбудит!
- Не разбужу. Они ни в чем не виноваты. Поэтому спят сном младенцев. И вы бы так спали, если бы не убийство.
- Что??? Какое еще убийство??? Это шантаж!
- Ничего не шантаж. Я труп предъявлю.
- А-а-а-а!!! Валя, да сделай же что-нибудь! Я покойников боюсь!
- Да заткнись ты! Какой еще, на фиг, труп? Чей?
- Вы убили Любовь. Вашу любовь. Вот ее тело.
- А-а-а… А я то уж подумал. Да открой ты глаза, дурища! Это не труп. Это бабочка какая-то. Засушенная…
- Эта бабочка была вашей любовью. Такая красивая была! Порхала. Радовалась жизни. Горя не знала! Думала, вы тоже будете порхать, радоваться и горя не знать. Парить вместе с ней на крыльях любви! Но куда там… Вы ее, голубушку, шмяк-шмяк-шмяк-шмяк… о суровую действительность. И все!
- Так, ладно! Кончай балаган. Нечего нас тут сушеной молью пугать. Говори, чего надо.
- Сейчас здесь будет судилище. А я буду вас судить. Приготовьтесь.
- Чегооооо????? Судить она нас будет!!!! Да ты кто вообще такая? Уродина…
- Я же говорила. Я – ваша Семейная Жизнь. Это вы меня изуродовали. И я имею право!
- Да пошла ты! Все, я встаю! А? Что? Почему? Почему я ног не чувствую?
- И я! И у меня не шевелятся!
- Не паникуйте. Паралич я на вас наслала. Это временно. Чтобы вы никуда не сбежали. Так что советую поберечь силы. Ночь долгая, а разговор предстоит трудный. Судебное заседание предлагаю считать открытым.
- Я буду говорить только в присутствии моего адвоката!
- Не вопрос. Адвокаты, вы можете пройти к подсудимым!
- О господи! Это что еще за привидения?
- Это не приведения. Это ваши Души. Они будут вас защищать. Ведь кто лучше знает все мотивы поступков человека, если не Душа?
- Ладно, черт с тобой. Валяй, чего у тебя там?
- Супруги Сидоровы обвиняются в двойном убийстве. Заседание начинается.
- Так, стоп! Почему в двойном? Труп же один?
- Потому что Любовь убили два раза. С одной стороны, вы, Тамара, с другой – вы, Валентин. Позвольте мне огласить материалы дела. Сейчас вам будет предъявлено обвинение.
- Протестую! Вы предъявляете нам обвинение, но при этом нас ни разу не допрашивали, не знакомили с материалами дела, даже объяснительных не брали! Это нарушение процессуального кодекса и прочего здравого смысла.
- Согласна. Но раз уж мы все здесь собрались, у нас есть прекрасная возможность провести дополнительные следственные мероприятия. Вы согласны ответить на кое-какие вопросы?
- Может быть, и ответим. Задавайте. Слышь, Тома? Без моего разрешения не отвечай.
- Погодите. Я согласна! Я согласна ответить на вопросы, и вообще… поговорить. Мы же уже давно по душам не разговаривали. Только ругаемся. И вот что, Валя: я взрослый человек и сама буду решать, как мне жить. Ты уж не обижайся, что разрешения не спрашиваю. Задавайте ваши вопросы!
- Да что ты можешь рассказать, козища? Ты только блеять жалобно умеешь.
- Как адвокат подсудимой, протестую! Это оскорбляет честь и достоинство моей подзащитной.
- Протест принимается. Подсудимый, вы здесь в равном положении. Воздержитесь от негативных высказываний в адрес присутствующих.
- Извиняюсь. Сорвался. Не повторится.
- Извинения приняты. Подсудимая Сидорова! Ответьте на вопрос: когда вы выходили замуж, Любовь присутствовала?
- Да, конечно! Такая Любовь была, что я за ним в другой город уехала. Детей ему родила. Была любовь, а как же…
- А вы, Сидоров? По любви женились?
- Ну, в общем, да. Такая девчонка была… Беззащитная, хрупкая, нежная… Я рядом с ней себя сильным мужчиной чувствовал!
- А сейчас? Не чувствуете?
- Нет. Сейчас я себя просто высосанным чувствую. Как будто она меня до дна выпивает и еще хочет. Как вампир!
- Валя, как ты можешь! Я… Да я… Я ведь все для семьи! Для тебя, для детей! Для нас! А ты все время раздраженный… Чужой какой-то!
- А мне так легче! Когда я тебя от себя отгоню, хоть передышка какая-то. Можно чуть расслабиться, силы восстановить. У меня жизненной энергии только на себя осталось. А ты все требуешь, и требуешь, и требуешь!
- Валя… Валечка… Ты что???
- Адвокаты! Предъявите суду вещественные доказательства. Сосуды Жизненной Энергии – в зал заседаний! Сначала – адвокат Тамары!
- У моей подзащитной своей Жизненной Энергии уже почти не осталось. С самого начала было мало, а теперь и вовсе на донышке плещется. Все переливает в мужа и детей, а также тратит на сдерживание естественных эмоций. Нуждается в постоянной подпитке извне.
- Понятно. Адвокат Валентина!
- Мой подзащитный от рождения обладал достаточным запасом Жизненной Энергии, но жена приспособилась ее пить. Постоянно возникает дефицит энергии, приходится бросать все ресурсы организма на восполнение, отсюда – никакой внутренней гармонии. Раздражение, озлобление, отчуждение.
- Благодарю вас. Судебное заседание продолжается. Вопрос к подсудимой. Вы счастливы?
- Я? Да! У меня муж, дети…
- Я не спрашиваю, что у вас есть. Я спрашиваю, счастливы ли вы.
- Да, конечно, счастлива! У меня муж, дети…
- Ну вот опять. А если их не будет?
- Как «не будет»? Куда же они денутся?
- Уедут. Или бросят вас. Или умрут. Или вырастут и улетят из гнезда. Включая мужа!
- Нет. Не говорите такого. Я даже думать об этом не хочу. В них – вся моя жизнь. Если их не будет – и мне жить незачем. Их нет – и меня нет, понимаете?
- Так и запишем: «ее нет». Есть только ее отражение в муже и детях. Правильно?
- Ну, не совсем. Но в общем… да, наверное. Нет, я все-таки есть и сама по себе! Но не целая. Какая-то маленькая часть.
- Дополняю: «не ощущает целостности и самоценности». Так?
- Ох, так. С самоценностью у меня с детства проблемы.
- Причины?
- Мама… Вы понимаете, она меня критиковала. Всегда. Наговаривала на меня чужим людям. Я в ужасе была. Зачем? Почему? Я же так старалась быть хорошей! Все делала, чтобы она довольна была. А она – все равно… Ой, кажется, я плачу. Извините…
- У адвоката Сидоровой есть что сказать?
- Да. Вследствие многократного повторения матерью нелестных высказываний моя подзащитная действительно считала себя гадким утенком. Близких отношений с людьми боялась, очень зависела от мнения окружающих. Считаю, что имело место так называемое «материнское проклятие», что наложило отпечаток на всю дальнейшую жизнь. Прошу занести в протокол.
- Заношу. Подсудимая, в состоянии продолжать?
- Да. Спрашивайте.
- Как реагировали на несправедливость матери?
- Ну, как… Это же мама! Проглотишь обиду – и дальше живешь. А как иначе???
- Проглоченные обиды как перерабатывали?
- Как? Не знаю, как… А их разве перерабатывают???
- Адвокат, ваша подзащитная не знала способы утилизации обид?
- Нет, не знала. Ее никто не научил, как это делать. А сама до сих пор не догадалась.
- Сколько процентов организма сейчас заполнено обидами?
- По предварительной оценке, от 70 до 85%.
- Ого! Все предельно допустимые нормы превышены. Подсудимая! Вопрос к вам. Как для вас выглядит обида?
- Плохо выглядит. Мерзко.
- Дайте какой-нибудь образ.
- Ну, жаба. Черная такая. Мерзкая, склизкая. Противная! Вот так выглядит обида.
- Итак, вы сейчас на 70-85% заполнены мерзкими, склизкими, противными черными жабами разного возраста. И все они неудержимо плодятся и хотят кушать. Вот кто съедает вашу жизненную энергию!!!
- Как «жабами»? Ой, ой! У меня к ним с детства отвращение! Меня сейчас стошнит!
- Прошу слова! Пожалуйста, дайте сказать!
- Слово подсудимому. Говорите, Валентин!
- Я тоже замечал! Что у меня к ней какое-то непонятное отвращение! Ну, хочется наорать, оттолкнуть, обидеть! Причем мне не хочется, но хочется! Само получается! Меня это вот «хочу, но не хочу» с ума сводило! Я же в принципе не злой! И на Томке по любви женился! И дети у нас! А сейчас я понял: с годами я в ней все больше жаб видел! Ну, как будто они сквозь кожу просвечивают! И шевелятся, пасти разевают! Уууууухххх, блин! Вон оно что, оказывается!
- Я, Душа Валентина, как его адвокат, имею добавить!
- Слушаем вас.
- Мой подзащитный не виноват. Он сознательно старался быть хорошим отцом и мужем, а подсознательно реагировал на обиды в виде несипатичных жаб выстраиванием внутренних защит. Отсюда и его неосознанная неприязнь к жене.
- Валя, Валечка! Но ведь ты и сам часто меня обижаешь! Ни за что при чем!
- Томка, я понял. Твои жабы все время требуют: «Добавьте нам еще подружек!». Они их притягивают! А я всегда рядом – ну и вынужден поставлять обиды. Я ж не нарочно! Оно уж как-то само получается.
- Валя, ну ты вспомни! У нас же все не так начиналось! Ты же совсем по-другому ко мне относился, Валя!
- Действительно… А когда же все это «жабье царство» началось? Ты помнишь?
- Нет. То есть да. Когда наш первенький родился. Точно, после этого.
- Странно. Вроде же мы ребенка хотели? Тогда почему так?
- Адвокаты, кто-то может осветить вопрос?
- Да, я могу. Моя подзащитная замуж вышла, чтоб от матери сбежать. Сбежала. Уехала. Забыла. Но обиды остались. Только спали до поры до времени. А пора и время наступили, когда она сама стала матерью. Это событие и разбудило старые обиды. Замуж-то сбежать можно, от себя вот не убежишь…
- Вопрос к подсудимой. Вы простили свою мать?
- Да! Да! Давно простила! Это ж мать…
- Адвокат?
- Нет. Не простила. Убедила себя, что «да», а сама все в себе подавила. А потом старые обиды новые притянули, и сейчас в ней под завязку – организм по швам трещит.
- Суд принимает решение: произвести перекрестный допрос. Будет вызван свидетель – мать подсудимой.
- Не трогайте маму! Она вообще в другом городе! И старенькая уже!
- Успокойтесь, Сидорова. Здесь будет присутствовать ее фантом. Мы ж все друг другу снимся, вы сами говорили?
- Ну хорошо. Ладно. Если фантом, тогда ничего.
- Пригласите мать Сидоровой! Сядьте вон там, возле комода. Свидетель Мама, вы готовы отвечать на вопросы?
- Готова.
- За что вы обижали свою дочь?
- Так это разве я? Это она обижалась. Я, конечно, как мать, должна воспитывать! Ну, уж как умела – на матерей в академиях не учат. Ясное дело, и критиковала, и заставляла, и ругала. Но у нее ж выбор был – обижаться или мимо ушей пропустить. Видать, нравилось ей это дело, безвинной жертвой себя чувствовать.
- Мама, что ты говоришь, мама!!!
- А что думаю, то и говорю. Ты вот от меня сбежала – и что, по-другому жизнь сложила? Да так же! Только вместо меня теперь другие тебя гнобят да кнокают! А ты и рада…
- Я не рада! Ох, мама… Если бы ты знала! Чего мне натерпеться пришлось… Я же на грани отчаяния! Я уже подумывала детей в охапку – и назад, к тебе!
- Давай-давай. Муж устал – мама подключится. Мама устанет – другой кто найдется. Без обидчиков не останешься. Беги от него, дочка. Только от себя не убежишь…
- Тома! Ты что? Какое «назад»? У нас же дети. И ты моя жена. Я тебя не отпущу. Я тебя люблю!
- Валя, Валечка… И я тебя люблю! Только как же дальше-то жить? Что мне делать???? Это же тупик какой-то!
- Тупик – это хорошо. Можно оттолкнуться от стенки и пойти в обратную сторону, другие пути поискать. Если есть желание, конечно.
- Есть!!! Есть у меня желание. Я хочу любви! Просто любви! И человеческого уважения! Разве я много прошу?
- Да нет. Совсем немного. То, на что каждый имеет право по праву рождения. Только куда же ты все это поместишь, если внутри – сплошь жабы? А любовь наливается только в чистый сосуд.
- Я не хочу жаб! Скажите, как от них избавиться? Я хочу, хочу стать чистым сосудом!!!
- Свидетель Мама!
- Прощать, дочка, прощать. Не глотать обиду, а от всей души прощать. Другого способа еще не придумали.
- Адвокат подсудимого!
- Мы с моим подзащитным искренне хотим сохранить семью, но при этом изменить отношения. Нам надоело быть поставщиками обид. Мы готовы к переменам! Пусть не сразу, но мы подождем! Дольше ждали…
- Адвокат подсудимой!
- Нам страшно. Честно скажу, мы с моей подзащитной в шоке. Столько всего свалилось! И эти жабы… Но мы понимаем, что кроме нас, никто нам не поможет. Поэтому мы искренне просим всех присутствующих: простите нас! Обижаясь на вас, мы вас автоматически обвиняли. А кому охота ходить под тяжестью вины? Поэтому мы берем все свои претензии обратно.
- Да! Я выпишу их на листочки и сожгу. А пепел по ветру развею! И все претензии вместе с ним. А потом буду прощать. И себя, и вас, и других. И по отдельности, и оптом. Я найду способы! Я больше никогда не позволю ни одной черной жабе поселиться у меня внутри. Какие бы вы не были – я люблю вас!
- И мы тебя любим… Очень любим… Все еще любим…
- Смотрите, граждане! Чудо! Она оживает!
На одеяле и правда сидела большая разноцветная бабочка, расправляла крылышки, шевелила усиками… Рассматривала мир, словно впервые. Словно очнулась от летаргического сна. Ведь трудно, почти невозможно убить самое прекрасное и самое живучее существо на свете – Бабочку-Любовь.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/sudilishhe- ... lfiki/2085
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 26 июл 2012, 12:12

УСЫПЛЯЮЩАЯ СКАЗКА (БЕССОННИЦА)

Горбунова не спала – бессонницей мучилась. Вертелась с боку на бок, вздыхала, подушку подтыкала… Считала овец, повторяла таблицу умножения – ничего не помогало.
- Каждую ночь одно и то же! – обреченно подумала Горбунова. – Господи, ну нельзя же постоянно принимать снотворные! Тем более, что в последнее время и таблетки не помогают… Так, что бы еще применить для скорейшего засыпания?
Она вроде бы начала погружаться в легкую дрему, но тут где-то неподалеку явственно протрубил горн, и пронзительный голос скомандовал:
- Отряд, паааадъём!!!!
Горбунова подскочила, как ужаленная и открыла глаза. Тут же они чуть не выскочили из орбит, потому что Горбунова обнаружила себя вовсе не в уютной домашней постели, а в длиннющей казарме, и койки в два яруса уходят в бесконечность…
- Мама! – пискнула Горбунова, щипая себя за руку. Оказалось неожиданно больно.
- На зарядку, на зарядку, на зарядку, на зарядку – становись! – пропел звонкий голос, и Горбунова вспомнила пионерский лагерь, в котором частенько бывала в счастливом социалистическом детстве. Ох, какой же сладкий тогда был сон, и как не хотелось вскакивать, чтобы бежать на зарядку…
- А вам, дамочка, особое приглашение надо? – вывел ее из воспоминаний грозный голос.
Она глянула на его обладателя – и обомлела: над ней возвышался бравый дядька в военной форме, но почему-то с красным пионерским галстуком и атласной пилоткой на коротко стриженной голове. На конце пилотки болталась на витом шнурке смешная желтая кисточка, что очень не вязалось с насупленными бровями и буденовскими усищами.
- Отвернитесь! – вскрикнула Горбунова, вспомнив, что на ней ничего, кроме пижамы. – Как вы смеете! Я не одета!
- На одевание было отведено 45 секунд, — проинформировал усатый. – Кто не успел, тот опоздал! И запомните: здесь вам не тут!!! Быстро на построение!
И он, невежливо схватив Горбунову за плечи, придал ей требуемый вектор движения. Она не успела даже сообразить, как реагировать, потому что уже оказалась на плацу, где строились такие же бедолаги. Что это товарищи по несчастью, она определила сразу – видок у них был еще похлеще, чем у нее. Встрепанные, заспанные, растерянные мужчины и женщины, кто в ночнушке, кто в семейных трусах по колено, кто, как и она, в пижаме, какая-то фигура даже в простыне, и мало кто был одет по форме, то есть в нормальную верхнюю одежду.
- Строй-ся! – скомандовал все тот же усатый. – Спиной друг к другу в шахматном порядке по диагонали – становись!
Произошла неразбериха и сумятица, народ бестолково суетился, и усатый взревел:
- А-атставить! В шеренгу по одному… Справа налево… На первый-второй рассчитайсь!
- Первый! – звонко выкрикнул правофланговый.
- Второй!
Вскоре строй принял более-менее подобающий вид.
- Животы подтянуть! Слушать сюда! – приказал тот, что в пилотке. – Значит так, товарищи курсанты! Я теперь – ваш пионервожатый-старшина, и я вас научу любить и ненавидеть!
- Что-что? – пискнула какая-то старушка в махровом халате. – Я не расслышала – пионервожатый или старшина?
- Повторяю для специально обученных, а также для салаг, - терпеливо повторил тип в форме. – Вы тут все на сборах в спецлагере, где будете проходить курс молодого бойца.
- Какого такого бойца? – нервно спросил тощий тип с темными кругами под глазами.
- Сколько ночей борешься с бессонницей? – ткнул в него пальцем старшина.
- Шестая пошла, — понурился тощий.
- Так вот: биться будем с бессонницей. До полной победы! А сейчас равняйсь! Смирна-а! Слушай вводную и наматывай на ус или губу, в зависимости у кого что имеется в наличии. Значит, так! Вы тут все страдаете хронической бессонницей. А по мне, так дурью маетесь! Потому как сон – нормальное состояние здорового человека. Кто был в армии или в пионерском лагере, те помнят – никакой бессонницы там не водится! После отбоя все спят, как сурки в баобабе! И моя задача – вернуть вас в это естественное состояние! Так что я для вас на период курса – и мама, и папа, и вожатый, и старшина. В нашем военно-пионерском спецлагере вас приведут к общему знаменателю! Так что, товарищи курсанты, крепите свою морально-политическую готовность к предстоящему лагерному сроку!
- Но мне на работу! – не унимался тощий.
- Ты уже доработался до полного нервного истощения. Ну, ничего, скоро ты будешь как штык-молодец – каждую минутку здорового сна ценить на вес золота. А насчет работы, товарищи бойцы, прошу не беспокоиться! Работы вам будет сколько угодно! Видите у забора метлы и грабли? Разобрали быстренько и начали уборку территории!
- Какой территории? – робко уточнил кто-то.
- Вверенной! – рявкнул старшина. – Отсюда и дотуда! В смысле от забора и до обеда!
- А завтрак? – выкрикнул обеспокоенный голос из конца шеренги.
- А завтрак надо еще заработать, — радушно сообщил старшина. — Армия — это борьба; до обеда — с голодом, после обеда — со сном. Жестоко зарубите это себе на носу!
Невесть откуда старшина извлек баян и, усевшись на стул, заиграл детскую песенку «Вместе весело шагать по просторам!». Народ стал опасливо разбирать хозинвентарь.
Горбунова хотела только одного – поскорее проснуться. Потому что тот бред, который ей снился, ей совершенно не нравился! Тут она нечаянно посадила занозу и вскрикнула – было больно. Даже кровь показалась. «Неужели во сне может быть так больно?», — подумала Горбунова, посасывая травмированный палец.
- Почему остановили трудовые будни? – осведомился над самым ухом старшина. — Что вы как кобра гремучая — клюв раскрыли и спите?
- Я не кобра! И я не сплю! – обиженно ответила Горбунова. – Я, между прочим, производственную травму получила!
- Юный пионер – всем ребятам пример, — укоризненно сказал старшина, мгновенно преображаясь в заботливого пионервожатого и вытянув из кармана йод и пластырь. – Имейте в виду: если вы начнете портить рабочий инвентарь в виде рук и ног, то это вам чревато боком. Как же вы будете сдавать нормы ГТО?
- Чего сдавать??? – вытаращила глаза Горбунова.
- Беганье, плаванье, лазанье, метание в цель и на скорость. Нормативы «Готов к труду и обороне». Но это после. А пока… Юные пионеры! Сложить оружие – тьфу! то есть инвентарь! – в пирамиды! На зааааавтрак – стрррройся! Шаааагом марш! Песню…запе…вай!
- Вместе весело шагать по просторам, по просторам, по просторам… — дрожащим тенором завел старичок с козлиной бородкой. Остальные нестройно подхватили.
Завтрак был обильный и сытный. Пионервожатый старшина бдительно следил, чтобы съедали все, подчистую. Горбунова действительно вдруг почувствовала зверский аппетит и с удовольствием умяла все, что полагалось – салат, вкусную молочную кашу, огромный бутербродище с колбасой, какао и яблоко.
После завтрака старшина объявил политзанятия. Всех усадил за парты, выдал тетрадки и велел конспектировать.
- Сон — это единственное занятие, к которому солдат относится добросовестно, — мерно расхаживая по классу, вещал старшина. — Земля вращается вокруг своей оси — это позволяет нам измерять время суток. По команде «отбой» наступает темное время суток. Успеваете записывать? Дневальный должен стоять на тумбочке и подавать сигналы точного времени. В армии встают в 6 утра, независимо от времени суток.
- А если я привык вставать в 8? Если я не высыпаюсь? – выкрикнул лохматый мужчина.
- Поясняю. Это вы дома не высыпались. Но это исключительно потому, что вы путаете сон с бодрствованием и наоборот.
- А как должно быть? – высунулась Горбунова.
- Я не знаю как должно быть, но вы делаете неправильно. Я вам распишу весь режим текущего времени как по нотам. Ваша хроническая бессонница разобьется об меня, как о каменную глыбу. На этом наши занятия окончены, все на обед, а потом – на спортплощадку.
Обед, как ни странно, по объему был почти таким же, как завтрак. Только вместо каши – суп, вместо какао – компот, а вместо яблока – банан, и вновь салат из свежих овощей. Все легкое, свежее, вкусное.
- А что на второе? – рискнул спросить кто-то.
- А второе будет после обеда, — бодро объявил вожатый. – После сытного обеда по закону Архимеда, чтобы формы удержать, полагается?…
- Поспать? – предположили сразу несколько голосов.
- А вот и не угадали! Полагается бежать! – с удовольствием объявил вожатый. – Кросс, ребятки, кросс! А потом – сдача норм ГТО. Стррройся!
- Я не буду бегать! – неожиданно для себя взбунтовалась Горбунова. – После обеда полагается сончас! Я помню!
- Сончас надо еще заработать, — ласково укорил ее вожатый-старшина. – А если вам не нравятся наши сборы, мы вам устроим более другие. Вы у меня смотрите, я когда нормальный, а когда и беспощадный. Алле… гоп! Для штатских напоминаю: команда «алле» выполняется бегом.
И Горбунова, тихо увянув, обреченно потрусила следом за остальными из столовой.
Как сдавали нормы ГТО, она запомнила плохо. «Да что же за сон такой дурацкий? – горько думала она. – И почему я никак не могу проснуться? О господи, когда все это кончится?!». Но сон никак не кончался, и Горбунова, чертыхаясь про себя, наравне со всеми бегала, прыгала, метала и отжималась. Вожатый-старшина, по всему, дело свое знал туго, и отлынить не удалось никому. Наконец, он сжалился и велел строиться на поверку.
- Втянуть животы! Выпятить груди! Подобрать ягодицы! – угрожающе шевеля усами, шел вдоль строя старшина. – Не отряд, а похоронная команда! Тонус вялый, мышца дряблая, взгляд снулый, как у мороженого судака. Нормы едва на троечку с минусом натянули, за редким исключением, которое выступило на двоечку с плюсом. Но я вас подтяну и закреплю, чтобы вы были похожи на строевых пионеров, а не на стадо беременных пингвинов! Вот вы! — ткнул он пальцем в Горбунову. – Как вы себя чувствуете?
- Я себя чувствую, но плохо, — простонала Горбунова, которая последний раз бегала и прыгала еще в институте, то есть оооочень давно. – У меня все мышцы болят! Вы изверг и садист, и вы за это ответите!
- Ничего-ничего, тяжело в ученье, легко в бою! – благодушно ухмыльнулся старшина. – Тем более что в бою с бессонницей вы до сих пор терпели поражение, но я из вас сделаю бойцов-молодцов, пионеров-ленинцев!
Горбунова мечтала только об одном – рухнуть в постель и дать отдых натруженному телу. Ради этого она была готова стать и бойцом-молодцом, и даже пионером-ленинцем. Но планы старшины были другие и явно не совпадали с ее тайными намерениями. Он погнал всех на водные процедуры, причем время от времени душ самостоятельно переставал подавать горячую воду и плевался холодной, отчего то тут, то там раздавался визг и смех, как будто и впрямь они были дети в пионерском лагере. И Горбунова вдруг с удивлением поняла, что ей даже нравится вот так вот беззаботно плескаться под душем, не зная, что ждет ее дальше. Гадать было бесполезно – в этом безумном сне все шло как попало, но в целом даже весело!
Дальше был ужин, на который подали только овощное рагу, кефир и минералку.
- Безобразие! Это что, еда? – фальцетом закричал нервный мужчина. – Я не наелся! У меня гастрит! Я должен правильно питаться!
- Слушай сюда и запоминай, — поманил его пальцем старшина. – Правильное питание производится по следующей формуле: завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу. Пусть враг, чтоб он был здоров, тратит силы на ночное переваривание! А мы дадим желудку отдых, чтобы он тоже мог как следует выспаться. Ясно?
- А я так не считаю, — заупрямился голодный мужчина. – Вот и врачи высказывают мнение, что…
- Цыц! – беззлобно прикрикнул на него старшина. – По этому вопросу существует два мнения – одно неправильное, а другое мое. С неправильным вы жили до сих пор. А мое усваивайте по ходу сборов, и не тяните резину в долгий ящик. Задача ясна?
- Ясна, — тяжко вздохнул нервный. – Можно я тогда сразу спать лягу? Пока снова не проголодался?
- И я! И я! – раздались робкие голоса с разных сторон.
- Никакого отбоя — в постель только через меня! — сообщил старшина своему сомнительно отужинавшему отряду. – У нас еще культурная программа не охвачена. Так что сейчас все на танцплощадку!
- Куда??? – ужаснулась Горбунова, но благоразумно решила не возникать.
На танцплощадке она вдруг опять развеселилась. В самом деле! Уж если выпала такая возможность – не морочиться завтрашним днем, не думать о работе и о домашних делах, не варить борщ на завтра и не щелкать пультом телевизора, выискивая хоть что-то приличное, так хоть удовольствие получить! И она зажигала от всей души! Резвилась, отплясывала, участвовала в конкурсах… В общем, вспомнила молодость. Нервный трижды приглашал ее танцевать и оказался в целом вполне приятным мужчиной, культурным и начитанным. Горбунова от такого внимания даже раскраснелась и от души хохотала его шуткам. Так что когда музыка перестала играть, ей даже жалко было.
Уже в казарме всем дали выпить по стаканчику какого-то травяного чая, в котором явственно слышались и мелисса, и душица, и мята, и мед, и еще что-то. Чай был вкусный и как-то… успокаивал, что ли? От него впечатления дня мигом улеглись, а по организму разлилось приятное тепло.
… Когда старшина-вожатый наконец-то протрубил на горне «отбой», Горбунова ощутила такую любовь и нежность к суровой казенной койке, что сама удивилась. Душа просила отдыха. И сна. Сна!!! Бессонницы даже на горизонте не наблюдалось. Но программа сегодняшнего дня еще не была исчерпана. Вожатый уселся с баяном посреди казармы (или это все-таки была палата пионерлагеря?), тихонько заиграл что-то задушевное, дождался, когда все улягутся, и заговорил:
- Ну вот и вечер… Можно глубоко вздохнуть… Как это приятно – после такого разнообразного дня вытянуться на коечке, расслабить руки и ноги, распрямить спинку… Ничего не давит на живот, желудок свободен… Травяной чаек согревает, расслабляет, успокаивает… Дышим, дышим полной грудью… Медленно, мерно… Поблагодарим себя за то, что дали телу много движения… Не смотрели ужасов по ящику… Не читали на ночь газетных новостей… Не зависали за компом… Скажем спасибо за то, что не переедали… Не пили кофе… Не выясняли отношений… Не трещали по телефону… Как хорошо было поработать… подвигаться… потанцевать… принять контрастный душ… Как чудесно будет повторить это завтра… Послезавтра… И всегда… Какие приятные воспоминания… Они превратятся в чудесные сны.. Восхитительные сны… Сигнал тревоги прозвучит в 0 часов 00 минут … Вот только неизвестно, утра или вечера… А пока спите… Спите…
- Какой еще сигнал тревоги? – сонно подумала Горбунова. – Я его просто не услышу…
Но она услышала. Когда затрезвонил сигнал, она с сожалением открыла глаза – ей снилось что-то очень спокойное и приятное, из чего и выплывать-то не хотелось. Впрочем, она быстро сообразила, что это звонит будильник.
- Как??? Уже утро??? – удивилась Горбунова. – Так я что, действительно спала? Всю ночь???
По всему выходило, что так оно и было.
- Так это что… сон такой был? – озадачилась Горбунова. – Но какой четкий! И старшина этот… Как живой! С усами!
И вдруг она вспомнила, как во сне стояла поз знаменем, сделанным из ее любимой простыни в цветочек, и звонким пионерским голосом давала клятву:
«Перед лицом своих товарищей торжественно клянусь соблюдать правильный режим питания, много двигаться, физически трудиться, избегать негатива, давать себе приятные впечатления и ощущения, и смотреть по ночам чудесные сны! Клянусь!».
- Клянусь! – машинально повторила Горбунова.
Будильник одобрительно звякнул, ухмыльнувшись своим округлым циферблатом со стрелками-усами, словно старшина-вожатый напоследок шепнул ей: «Сон – нормальное состояние здорового человека! Я вас научу любить и ненавидеть!».
- Так точно! Люблю поспать! – с чувством сказала ему Горбунова и помчалась в ванную – под контрастный душ, а потом в жизнь – где больше не было места бессоннице.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/usyplyayush ... lfiki/2089
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 27 июл 2012, 12:07

МЕШОК ПРОБЛЕМ

Однажды к Богу пришла женщина. Ее спина была согнута под тяжестью большого мешка, голова наклонена вперед, а взгляд исподлобья был тревожным и бдительным.
- Ты устала, милая женщина? – обеспокоился Господь. – Сними свою ношу с плеч, присядь, отдохни.
- Спасибо, но я не могу тут рассиживаться, я ненадолго, — отказалась женщина. – Только попрошу – и сразу назад! А то вдруг за это время уже что-нибудь стряслось? Никогда себе этого не прощу!
- Чего же ты не готова себе простить?
- Если с моим ребенком что-нибудь случится. Я как раз и пришла попросить тебя: Господи, спаси и сохрани его!
- Я только этим и занимаюсь, — серьезно сказал Господь. – Разве я дал тебе повод усомниться в моей заботе?
- Нет, но… В этой жизни столько всяких опасностей, плохого влияния, крутых поворотов! А у него возраст такой – все хочется попробовать, повсюду влезть, во всем как-то самоутвердиться. Я очень боюсь, что его занесет на повороте, он ушибется, и ему будет больно.
- Что ж, в следующий раз он будет осторожнее, потому что на своей шкуре узнает, что такое боль, — ответил Господь. – Это очень хороший опыт! Почему же ты не хочешь дать ему научиться?
- Потому что хочу избавить его от этой боли! – страстно воскликнула мать. – Ты видишь – я всегда ношу с собой мешок соломы, чтобы подстелить ее там, где он может упасть.
- А упасть он может везде… — задумчиво ответил Господь. – Даже с собственной кровати можно упасть, разве нет?
- Ну да… Но ведь есть же такая пословица – «знал бы, где упасть, так соломки б подстелил». Вот я и пытаюсь обезопасить его.
- И теперь хочешь, чтобы я обложил его соломкой со всех сторон? Хорошо. Смотри же!
И Господь мигом сотворил целый ворох соломы и бросил его в мир. Солома попала точно в цель: она кольцом легла вокруг сына той женщины, отгородив его от всех опасностей, от всех невзгод, от всех соблазнов и искушений, а заодно и от жизни. Женщина видела, как ее сын пытается двигаться то туда, то сюда, раздвинуть стебли, пробраться сквозь солому, но все тщетно: солома передвигалась вместе с ним, готовая, если что, смягчить удар. Сын метался, пробовал разорвать соломенное кольцо, впадал то в отчаяние, то в ярость. А в конце концов, он достал откуда-то спички и поджег солому. Взметнулось пламя, и всю картину мгновенно затянуло дымом.
- Сынок! – закричала женщина. – Сынок, я иду на помощь!
- Хочешь подбросить в костер еще соломки? – спросил Господь. – Имей в виду: чем больше соломки подстилают родители, тем сильнее желание прорваться сквозь нее любой ценой. Если же это не удастся, человек может и вовсе начать прожигать жизнь. Ведь он не будет знать, что такое боль, и что такое свобода выбора — тоже…
- Но я не могу этого допустить! – прорыдала женщина. – Мой мешок соломки спасет его!
- Ты думаешь, что это мешок соломки, но ты ошибаешься, — ответил Господь. – На самом деле это – Мешок Проблем. Все ужасы, которые тебе чудятся, все опасения, которые в тебе живут, все страхи, которыми ты наполнена, находятся в этом мешке. Все, о чем ты думаешь и тревожишься, набирает силу и разрастается, потому что ты даешь этому энергию. Поэтому твоя ноша столь обременительна, а твоя спина устала…
- Выходит, я не должна заботиться о сыне? – в раздумье наморщила лоб женщина. – И это говоришь мне ты, Господи?
- Заботиться – сколько угодно. Это дело матери. Но вот беспокоиться ты не должна – это точно. Ведь я-то тоже о нем забочусь. Позволь и мне делать мое дело. Просто не мешай мне! Но это, как я понимаю, вопрос веры…
- Знаешь что, Господи? – немного подумав, заговорила женщина. – Ты можешь дать мне… спички?
- Разумеется. А что ты хочешь делать?
- Сжечь свой Мешок Проблем, — улыбнулась женщина. – И научиться, наконец, доверять тебе по-настоящему. Падать и подниматься. Ошибаться и исправлять ошибки. С благодарностью принимать и радость, и боль. И подарить моему сыну право делать то же самое.
- Это верное решение, — улыбнулся Господь. – Ну их, эти тревоги! Гори они все огнем!
- Я доверяю миру, себе и сыну, — шептала женщина, глядя, как пылает, корчится, рассыпается и становится пеплом ее заранее припасенная соломка, ее Мешок Проблем. И спина ее теперь была прямой, голова высоко поднятой, а взгляд чистым и ясным. – Я верю, Господи, что все, что происходит, ниспослано тобой – во имя и для блага нас самих. Теперь я и правда верю!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/meshok-prob ... lfiki/2093ъ
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 30 июл 2012, 10:13

НЕ ПАРА

Они были не пара.
Он был могучим, разношенным, видавшим виды горным ботинком на толстой рифленой подошве. Она – изящной юной черной лакированной туфелькой на высоком каблучке.
Он привык к романтике дальних дорог – горным перевалам, деревянным трапам, россыпям камней, дыму костров и ночевкам под открытым небом.
Она вращалась в совсем другой среде: концерты, выставочные залы, вернисажи, и знала только престижные автомобили, паркетный пол и ровный городской асфальт.
Он обслуживал сильную мускулистую мужскую конечность 44 размера, она нежно обнимала изящную узкую женскую ступню размера 36-го.
Они были совершенно не пара – но, тем не менее, они встретились.
Они познакомились в гостях, в прихожей, где кроме них было еще очень много обуви. Он увидел ее – и замер: так она была хороша. Ее остренький носик был совершенен, тонкие ремешки – невероятно пикантны, а грациозные изгибы линий просто завораживали. Она взглянула на него – и тоже слегка запнулась. Он был такой огромный, надежный, внушающий доверие и вызывающий желание прижаться к нему, ища защиты и покровительства.
- Эй! Босоножки! Гляньте-ка! Кажется, это любовь? – заметили старые домашние шлепанцы. Они уже так долго жили на свете, что разговаривали исключительно хором.
- Действительно, что-то похоже на внезапно вспыхнувшее чувство, — заметила левая босоножка. – Прямо как в кино!
- Ага, ну просто дух захватывает! – согласилась правая. – Но боже мой! Ведь они же совсем не пара!
Они и правда были совершенно не пара. Но весь вечер не сводили друг с друга глаз, хотя так и не решились заговорить. «Она такая…такая! – думал горный ботинок. – Наверное, ей уготованы какие-то особенные дороги, которыми я сроду не хаживал». А туфелька просто оробела: он казался ей таким взрослым, таким внушительным, таким состоявшимся, что все мысли ее перепутались, и она просто не могла придумать, что сказать.
И только под конец вечера, когда пришла пора покидать гостеприимную прихожую, ботинок осмелился сказать: «Я хотел бы увидеться с вами вновь…». Туфелька вспыхнула, засияла и тихо ответила: «Я тоже…».
В следующий раз они встретились не скоро. Снова была полутемная прихожая, и множество разной обуви, и ожидание: а вдруг??? Вдруг на этот раз они встретятся? И чудо случилось. Горный ботинок даже слегка подпрыгнул, когда в разгар вечера вдруг открылась дверь, и вошли стройные ноги, на которых – о боже! – красовались они – черные лаковые туфельки.
На этот раз туфелька показалась ботинку еще прекраснее. И когда хозяйка скинула туфельки, она оказалась совсем рядом с ботинком, что привело его в трепет и восхищение. Они сразу заговорили и никак не могли остановиться – ведь они столько времени не виделись! Как ни странно, им оказалось, о чем поговорить, хотя они и вращались в совершенно разных кругах.
Другая обувь со жгучим интересом наблюдала за парочкой, которая явно друг другу не подходила, и ждала развития событий.
- Пора принимать меры, — вполголоса пробурчали старые шлепанцы. – Ситуация выходит из-под контроля. Эй, ребята! Вы, вы, ботинок и туфелька! Мы к вам обращаемся!
- Да? – обернулись они.
- Вы того… полегче! – посоветовали шлепанцы. – Не увлекайтесь!
- Почему? – не поняли ботинок и туфелька.
- Потому что вы – не пара! Вам все равно не быть вместе. Так лучше и не привязываться друг к другу.
- Но сейчас-то мы вместе? – наивно спросила туфелька.
- Да, но это ненадолго! – вступил в разговор щегольский узконосый мужской штиблет. – Надо быть реалистами!
- Сейчас мы стоим рядом и разговариваем. Что может быть реальнее? – заметил горный ботинок.
- Так это сейчас. А потом ты уйдешь к себе в горы, а туфелька – в ресторан, например. Вам было бы лучше подружиться со мной, мадам! Ведь у нас с вами общая среда обитания, и мы можем часто встречаться. В отличие от него, — уколол узконосый.
- Наверное, вы правы. Но меня к вам не тянет! – ответила туфелька. – Простите, вы и правда очень элегантны, но сердцу не прикажешь…
- Мы должны вас предостеречь, — строго сказали старые шлепанцы. – Спутника надо выбирать по себе! Вот как мы! Всю жизнь вместе, мы – пара. Запомните: по себе! Иначе вас ждет жестокое разочарование.
- Разве? – рассеянно спросил ботинок, не сводя глаз с туфельки.
- Разумеется! – горячо уверили шлепанцы. – Ну не могут быть вместе вот, скажем, босоножки – и зимние сапоги. Босоножки – дети лета, сапоги – спутники зимы. Они и встречаться-то будут ненадолго, в кладовке, в межсезонье, два раза в году!
- Целых два раза в году!– с благоговением проговорила туфелька. — Я согласна!
- Но в остальное-то время! Ботинок будет уходить в лес, в горы, туда, где опасно! Он может сгореть, сушась у костра, или порваться и развалиться! Век горного ботинка недолог, а он уже и так не первой молодости, имейте в виду!
- У меня тоже может сломаться каблучок, — беспечно парировала туфелька. – Ну и что? Починим! Он всегда будет возвращаться, я верю! Я буду ждать его из дальних странствий!
- Но тебе, глупая туфелька, положено вращаться в светских кругах! Вы расстанетесь и больше никогда друг друга не увидите, — мстительно пообещал узконосый франт.
- Этого не случится. Я всегда добиваюсь поставленных целей, — спокойно парировал горный ботинок.
- А я верю в чудеса, — добавила туфелька. – Если уж случилось чудо, и мы встретились… Дальше будет только еще волшебнее, я знаю!
Наверное, ботинок поставил себе очень четкую цель, а туфелька изо всех сил позвала чудо. Потому что в этот вечер, когда гости расходились, ботинок и туфелька ушли вместе. Вернее, вместе отправились домой их хозяева – но какая разница?
После их ухода в прихожей разгорелась настоящая дискуссия.
- Это неправильно! Так нельзя! – возмущались туфли-балетки. – Это в нарушение всех правил!
- Обувь – создание парное, — вторили им босоножки. – Есть левая особь, есть правая, и они идеально подходят друг другу. Один цвет, один размер… Недаром же они так и рождаются – в одной коробке! А тут что? Он – неотесанный мужлан, она – утонченное произведение дизайнерской фантазии, ну что их может связывать???
- Действительно, извращение какое-то, — кривился и морщился узконосый штиблет. – Это же явный мезальянс, не пара они, не пара!
И только старые шлепанцы вздыхали, переминались и осторожно вставляли:
- Так-то оно так… Не пара, конечно. Но хотя бы за силу чувств заслуживают уважения! Ну да ладно, поживем – увидим…
В следующий раз ботинок и туфелька явились в гости одновременно. То есть вместе. Остальная обувь так ждала развития событий, что ее можно было не чистить – и так сверкала, как наэлектризованная. Появление пары (а вернее, не-пары!) вызвало мгновенный ажиотаж в обувной среде.
- И что? Как дела? – издалека начали шлепанцы.
- Благодарю вас. Великолепно, — улыбнулась туфелька.
- Живете вместе? – бесцеремонно влез изнывающий от ревности узконосый штиблет.
- Пока встречаемся, — сдержанно ответил ботинок.
- И что??? Думаете, это надолго??? У вас же нет будущего! – рыдающе взвизгнул штиблет.
- Возможно, и нет. Зато у нас есть настоящее! – парировала туфелька и кокетливо повела ремешком.
- Думаю, следует быть благодарным судьбе за то, что она дает, а не за то, что могла бы дать, — кашлянул горный ботинок. – Сейчас мы вместе, и это замечательно. А про «потом» потом и будем думать.
- Вообще-то это правильный подход, — подумав, подтвердили шлепанцы. – Радость жизни всегда случается только в моменте «сейчас». А все остальное – или воспоминания о прошлой радости, или мечты о возможной.
- И все равно они не пара! – упрямо твердили самолюбивые штиблеты.
А они и не спорили. Им было все равно, пара они или не пара. Они просто упивались тем временем, что им было отпущено. Они не знали, сколько там его, этого времени, и они не тратили его на споры и размолвки.
Разумеется, им приходилось на время расставаться, и даже очень часто. Но тем радостнее были их встречи, и тем больше они ценили время, которое им было дано на счастье.
Наверное, счастье придает жизнестойкость не только людям, но и всему сущему – потому что их хозяева не раз удивлялись, что обуви сносу нет, и выглядит, как новенькая, и выбрасывать ее как-то не хочется.
Но пришел все-таки миг, когда обувь отправили «на пенсию», и какое-то время они лежали рядом на полке в кладовке, где предавались воспоминаниям и разговаривали обо всем на свете, потому что им все еще было интересно вместе.
- А помнишь, как все говорили, что мы с тобой не пара? – смеялась слегка потрескавшаяся лаковая туфелька.
- Ну, не пара! Ну и что? Вот ведь целую жизнь прожили, хоть и не пара, и ничего! – басил потертый горный ботинок.
А потом пришел момент, когда пришла пора прощаться – со всеми когда-нибудь это случается, рано или поздно.
- Знаешь… Мне так жаль выбрасывать их на помойку, — с искренним огорчением сказала изящная и тонкая хозяйка, рассматривая старые лаковые туфельки. – Как будто кусок жизни с ними уходит.
- С любой вещью уходит кусок жизни, — ласково приобнял ее за плечи муж, большой и надежный, как горный ботинок. – У меня вот с этими горными старичками тоже столько всего связано! А самое главное – они были на мне в тот вечер, когда мы познакомились. Помнишь?
- Помню, — прижалась к нему она.
- Я так тогда боялся к тебе подойти! Мне тогда казалось: ну кто я и кто ты? «Куда мне до нее – она была в Париже!»… Как я тогда осмелился – сам не понимаю…
- А мне тогда все твердили: «Ты с ума сошла! Вы не пара, не пара», — вспомнила она. – Говорили: «У вас нет будущего!». Вот дурочка я бы была, если бы их послушалась, да?
- Ну не пара, ну и что? – упрямо сказал он. – А что будущего нам не напророчили – так это, может, и хорошо! Пришлось так и жить – в настоящем! Может, потому и счастливые?
Они были не пара. Но им было хорошо вместе, и поэтому совершенно все равно – пара они или нет.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/ne-para-ska ... lfiki/2111
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 31 июл 2012, 11:04

ЖЕЛАЮ СКАЗОЧНОЙ ЛЮБВИ!

Сказочница занималась любимым видом спорта – боролась с Талией. Борьба велась уже много лет, с переменным успехом: иногда побеждала Талия, но чаще – Сказочница. На этот раз было применено Абсолютное Оружие – увесистый кусок тортика. Талия явно готова была окончательно капитулировать, и в этот миг что-то хлопнуло, треснуло, и прямо пред светлы очи сказочницы, на середину комнаты, шлепнулось юное существо женского пола. Насмерть перепуганное создание, зажмурив глаза и обхватив плечики руками, быстро-быстро бормотало: «Ой, мамочки, ой, мамочки!».
- Откуда ты, прелестное дитя? – с интересом спросила Сказочница, отодвинув блюдечко с Абсолютным Оружием.
- Ай! Ой! Что, у меня получилось??? – с ужасом пролепетала девушка, в панике озираясь по сторонам.
- Ну, это зависит от того, что ты намеревалась получить, — предположила Сказочница. – Во всяком случае, я-то точно получила неожиданный подарок! Не знала, что у меня на коврике водится волшебство. Кстати, может быть, ты пересядешь в кресло? А то на полу прохладно, да и законы гостеприимства требуют пригласить тебя откушать. Ты как?
- Я? Не знаю. Наверное, хорошо. Я только никак не пойму – что, у меня сказка сбылась, что ли???
- Сказки всегда сбываются, чтоб ты знала, — подсказала Сказочница. – Так как насчет чая с тортиком? Заодно и про сказку свою расскажешь.
Девушка боязливо перебралась в кресло. Похоже, она еще не совсем пришла в себя.
- Тортик, тортик! – авторитетно сказала Сказочница, выкладывая на блюдце увесистый кусок. – Это лучшее лекарство от испуга. По крайней мере, в этот момент.
- Но от него же толстеют! – запротестовала девушка. – Тортик – вредно!
- Конечно, милая! Я тоже никак не могу понять, почему все вкусное – вредно, а все вредное – вкусно? Вот видишь, провожу научные опыты. На себе.
Девушка робко засмеялась – так комично выглядела Сказочница, с недоумением разглядывающая условно-вредный тортик.
- Но так хочется себя иногда побаловать! – доверительно сказала Сказочница. – Мало ли, что не рекомендуется, а если очень хочется??? Себя надо время от времени поощрять!
- Я как раз за этим и пришла, — сообщила девушка. – По этой теме.
- По какой именно? – уточнила Сказочница. – А то я столько наговорила, что сама запуталась.
- Понимаете, я написала сказку. Специальную, чтобы с вами встретиться. Мне очень надо было пообщаться с настоящей Сказочницей! Меня зовут Аннушка. Я хочу узнать, как это – любить себя.
- Ого! – удивленно глянула на нее Сказочница. – Сколько же тебе лет, дитя мое?
- 22. Это много, да?
- Ну, для детского садика, наверное, много. А для пенсии, например, маловато. Но вот чтобы любить себя – в самый раз!
- Да? – обрадовалась девушка. – Ой, ну прямо от сердца отлегло! А то я думала, может, поздно уже?
- Любить себя никогда не поздно, — уверенно сообщила Сказочница. – Но в чем загвоздка? Кто или что мешает тебе любить такую замечательную девушку?
- Да я не знаю, как это! – с отчаянием всплеснула руками девушка. – В чем это проявляется? Вот я прочитала в книжке, что надо стоя перед зеркалом говорить: «Я тебя люблю, я тебя люблю…». Я говорила, говорила – ну так не верю же! Сама себе не верю!
- А давай проведем следственный эксперимент? – предложила Сказочница. – Вон зеркало, иди-ка к нему! И говори!
- Я тебя люблю, я тебя люблю, — заунывно заталдычила девушка, тоскливо уставившись в зеркало.
- И что, как ощущения?
- Ощущения, что ерундой какой-то занимаюсь, — призналась девушка. – Не верю ни единому слову.
- И я не верю, — кивнула Сказочница. – А вот теперь попробуй говорить: «Я себя ненавижу». Давай!
- Я себя ненавижу, — произнесла девушка. – Я себя ненавижу… Ненавижу. Не-на-ви-жу!!! Неннннавижжжжу!!!!!!
- Верю, верю! – захлопала в ладоши Сказочница. – А за что, за что ненавидишь?
- За то, что я толстая, глупая, ленивая, неуважительная, разбросанная и невнимательная. А еще я неряха, неудачница, и у меня мозги набекрень и руки-крюки. Вот за что я себя ненавижу!
- Ого-го!!! – с уважением глянула на нее Сказочница. – Вот это автопортрет кисти неизвестного художника!!! Все в самых мрачных красках, «Черный квадрат» Малевича просто отдыхает… Осталось узнать имя неизвестного гения! Милая моя, кто ж тебя так разукрасил?
- Как «кто»? – удивилась девушка. – Никто! Если я такая и есть…
- Ни за что не поверю! – безапелляционно заявила Сказочница. – Кто-то должен был тебе сказать об этом! Потому что ни один младенец не считает себя неряхой, лодырем или неудачником! Он просто лежит в колыбельке и радостно пускает пузыри!
- Да нет же! – возразила девушка. – Сколько себя помню, всегда такой и была! Мне мама все время замечания делала! То я игрушки не собрала, то чашку разбила, то на платье пятно посадила. Так что это у меня с рождения!
- Девочка моя!!! – вытаращила на нее глаза Сказочница. – Да неужели ты думаешь, что есть хоть один человек на земле, который за всю жизнь не разбил ни одной чашки, не разбросал хоть разок игрушки и не сажал пятен на одежде??? Да у меня вот и сейчас пятно имеется – я только что от возмущения кусочек тортика уронила, и прямо на колени.
- Ээээ… Ну так это же вы, — смешалась девушка. – Вам-то можно! Вы – взрослый человек, имеете право.
- Так и ты взрослый человек, — подхватила мысль Сказочница. – В самом деле, 22 года, скоро на пенсию, а ты все еще не разрешаешь себе шалить??? Вот это да!!!
- А… разве… Разве взрослым шалить можно??? – в изумлении замерла девушка.
- Милая моя! Да как раз взрослым и можно! Деткам шалить запрещают родители. А взрослый сам себе хозяин – что хочешь, то и делаешь. Я же говорю, себя надо время от времени поощрять! А чем еще поощрять, если не милыми маленькими шалостями??? – и Сказочница с нежностью посмотрела на недоеденный тортик.
- Погодите… Но мама меня не этому учила!
- Знаешь, что я тебе скажу? Я открою тебе Страшную Тайну Взрослых! – доверительно сообщила Сказочница. – Только тссс! – никому, ладно? Наклонись поближе! Так вот, Страшная Тайна! Взрослые обычно критикуют детей за то, что им самим хотелось бы сделать, только они не могут, потому что выросли и запретили себе все самое интересное!
- Что запретили?
- Да все, моя дорогая! Бегать по лужам и слизывать мороженое прямо с тарелочки. Кричать во весь голос и носиться наперегонки с собаками. Сидеть и мечтать о разных разностях и наводить художественный беспорядок. Рисовать на обоях и меняться игрушками. Лепить куличики в песочнице и прыгать под дождем. Представляешь, какая у них скучная жизнь? И поэтому они и своим деткам все время твердят: «Не лезь! Не тронь! Нельзя! Не прилично!». А если детки не слушаются – ругают их. Из зависти, я считаю! Чисто из зависти!
- Уважаемая Сказочница! Вы что же, хотите сказать, что лениться – это хорошо? Или чашки разбивать? И быть рассеянной и невнимательной – тоже?
- Именно это я и хочу сказать, — энергично закивала Сказочница. – Назови это другим именем, и увидишь, что все волшебно изменится! Например, «я не ленюсь, а отдыхаю!». По поводу разбитой чашки – не «руки-крюки», а «старое уходит, новое приходит!». Или вот «я не рассеянная, а мечтательная!».
- Но как же… Разве так правильно?
- Нет, ну я не могу!!! – возмущенно замахала руками Сказочница. – «Правильно»… «Неправильно»… Да кто же должен устанавливать правила для твоего Личного Сказочного Пространства??? Сколько можно надеяться на маму и других взрослых? А сама-то когда за дело возьмешься?
- Но я не думала, что так можно, — растерялась девушка.
- Можно! Я разрешаю! – решительно ответила Сказочница и лукаво добавила: — Как ты полагаешь, я достаточно взрослая для того, чтобы иметь на это право? Не выгляжу ли я чересчур несерьезно для этого? Может, стоит надеть очки, меховую горжетку и взять в руки Гражданский Кодекс?
- Ой, ну что вы, я вам и так верю, вам все можно! – рассмеялась девушка. – Вы очень смешная!
- Стараюсь, — скромно заметила Сказочница. – Если я не развеселю себя, любимую, то на кого же мне надеяться???
- Вы и меня развеселили, — улыбнулась девушка. – Я вдруг поняла, что когда вижу себя в зеркале, смотрю словно бы не своими глазами, а мамиными. Но на самом деле… Я вовсе не такая уж глупая! Школу закончила, в институт поступила, учусь нормально… И вовсе не такая уж рассеянная. Да, я кое-что забываю, но обычно то, что мне делать и так не хочется. А про нужное я всегда помню! И вовсе я даже не ленивая, просто иногда люблю просто сидеть и мечтать, сочинять всякие чудесные истории. Мне так нравится!
- Вот видишь! Совсем другая картинка вырисовывается, — одобрительно похлопала ее по руке Сказочница. – Молодчинка, Аннушка!
- Но я все еще не понимаю – как это «любить себя»? – вспомнила девушка. – Что для этого надо делать?
- Подойди к зеркалу, — попросила Сказочница. – Взгляни на себя. И представь, что там отражаешься не ты, а твой ребенок. Малыш, который только начинает познавать Мир и учится в нем жить. Разве ты станешь ругать его за то, что он еще не очень хорошо умеет это делать?
- Нет! Я просто подожду, когда он научится. А пока буду его поддерживать, давать мудрые советы и очень любить! – с нежностью проговорила девушка. – Слышишь, малыш? Я никому не дам тебя в обиду! Ты у меня самый лучший!
- Вот это правильно! – провозгласила Сказочница. – Не жди, пожалуйста, чтобы тебя хвалили другие. У тебя всегда есть ты, и это замечательно! Будь к себе строга, но снисходительна. Не позволяй себе впадать в уныние и ругать себя, зато все время похваливай, подбадривай и поощряй. Отмечай даже самое маленькое достижение! Вот увидишь, как твой малыш расцветет от удовольствия!
- А что это за малыш? Это мой будущий сыночек, да?
- Нет, моя хорошая. Это твой Внутренний Ребенок! В каждом из нас такой живет, и каждый просит тепла, любви и ласки. Не ругай его, ладно? Пусть растет уверенным в себе и знает, что Мир – добр! Относиться к себе как к долгожданному и любимому детенышу – вот это и значит любить себя!
- Спасибо. Кажется, я поняла, — расцвела девушка. – Недаром я сказку сочиняла! Я так и знала, что мне нужна Волшебница, чтобы чудо произошло…
- Глупенькая, — нежно сказала Сказочница, глядя на девушку. – Да ты сама самая настоящая Волшебница! Иначе как бы ты тут, у меня, оказалась??? Но ты все-таки оказалась. Значит, ты просто молодец!!!
- Да? Вы правда так думаете? – зарделась девушка. – А если так… Можно, я поощрю себя еще одним кусочком вашего замечательного тортика?
- МОЖНО ВСЕ! – торжественно объявила Сказочница. – Теперь у тебя все будет совершенно волшебно. Ведь с этого момента у тебя есть ты, и ты себя любишь. А кроме тортика, на свете есть множество способов побаловать любимого человека, и тебе предстоит их отыскать.
- Я отыщу! – пообещала девушка.
- Тогда – добро пожаловать, и здравствуй, юная Волшебница! ЖЕЛАЮ СКАЗОЧНОЙ ЛЮБВИ!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/zhelayu-ska ... lfiki/2131
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 01 авг 2012, 11:04

ПОБЕДИТЕЛЬ

И кончился бой полной победой Добра над Злом! Раскидал Богатырь войско вражеское, сокрушил Зло Непобедимое, положил рядами всех Злодеев Коварных, и свершилась Справедливость!
И ликовал народ, и прославлял Героя, букеты ему преподносил и награды навешивал, в ноги кланялся и оды хвалебные пел. Три дня и три ночи продолжался праздник, и все праздновали Полную Победу.
Но вот прошел экстаз и апофеоз, и вдруг увидел Герой, что толпа отхлынула, и стоит он один-одинешенек, а все его как-то сторонятся и вроде как даже в глаза смотреть избегают. И то сказать: все в белых одеждах, светлые такие, нарядные. А он же один за всех бился, живота не жалел, в самое пекло лез, и теперь кольчуга вся грязью забрызгана, сапоги в глине, лицо в копоти, а руки у него и вовсе по локоть в крови.
- Что же вы, люди добрые, я ж за вас сражался с Чудовищами да Нечистью, за ваше счастье и свободу? – вопросил Богатырь. – Вы ж меня сами позвали, просили-умоляли защитить вас от беды неминучей? Чего ж вы теперь от меня отхлынули, щемитесь-сторонитесь, да и вроде как осуждаете даже?
- За Победу Полную тебе поклон и наши благодарности, — отвечал Народ, — а только нам теперь мирную жизнь строить надо, а ты вроде как в нее не вписываешься. Уж больно ты в бою запачкался. Видать, много тебе врагов уничтожить пришлось, и вокруг тебя словно облако черное клубится. Ты уж извиняй, мы пошли жить, а тебя позовем, когда снова помощь понадобится.
Обиделся Богатырь, опечалился, да только крыть ему нечем: и правда, как можно воевать, да не запачкаться? В бою или враг тебя, или ты врага, да кругом страх да агрессия, а они не разбирают, кто свой, кто чужой – всех без разбора мочат. И как теперь от этого отмыться? Сидит Богатырь, горькую думу думает, и настроение такое — хоть в омут во всей боевой амуниции!
И узрел он себя будто со стороны – в кольчуге, грязью забрызганной, сапоги в глине, лицо в копоти, рукавицы боевые в крови, весь такой бравый, да вот только всем отвергнутый. Обиделся он, осерчал: пока враги одолевали, всем нужен был, а как мир наступил – и дела до него никому нет. Для чего старался, за кого кровь проливал? Стали его мысли черные одолевать, а в душе гнев нарастать стал. Да такой, что вот хоть сейчас меч хватай и ну крушить кого попало! Только вот кого, если Зло уничтожено, а кругом одни свои?
… Долго ли, коротко, а понял вдруг Герой, что нет ему места в мирной жизни, и нет у него в душе ни Света, ни Покоя. Не хочется ему ни хлеб сеять, ни песни петь, ни шелками торговать – хочется драться да победы одерживать. Рука так и подрагивает – кого бы ударить, нога так и притопывает – кого бы пнуть. Страшно стало Богатырю. Понял он, что бой снаружи завершился, а внутри продолжается, и победит он сам себя, как пить дать, потому что биться привык до последнего. И так тошно ему стало, что решил он утопиться, пока окончательно в чудовище не превратился.
Побрел он водоем подходящий искать, куда глаза глядят, шел-шел, и пришел в странное место. Видит – перед ним три озера. Одно мутное, неспокойное, и запах от него идет хмельной, будоражащий. Другое рябью подернулось, и круги по воде идут, словно капает сверху что-то, и все берега солью усыпаны, и камни прибрежные тоже в соляных наростах. А третье – чистое да прозрачное, с гладью зеркальной.
- Что за диво такое? – почесал в затылке Богатырь. – То воды вовсе не было, а то сразу три, топись – не хочу… В какое лучше-то?
Подошел он к первому озеру, зачерпнул воды перед смертью напиться, а на него бражным духом шибануло. Смотрит он в озеро – а оттуда черт скалится, говорит:
- Прыгай, Богатырь, в Хмельное Озеро! У нас тут весело! Будешь хмельным и веселым, забудешь все свои печали. Драться хочешь – дерись, крушить – круши, пьяному все спишется! Пьяному море по колено, дремучий лес по пояс. А люди осудят – так что ж, в пьяном кураже тебе все равно будет. Дурной голове закон не писан!
- Нет, не прыгну, — отвечает Богатырь. – Я на людей хоть и обижен, но зла не держу. Боятся меня – так пусть, их дело, им и ответ держать. А драться я привык не по пьяной лавочке, а в честном бою! Так что извиняй, черт, не полезу я к тебе. Я тебе не собутыльник!
Подошел он ко второму озеру, которое с солью. Глянул в воду – а там мужик какой-то старый, обрюзгший, опустившийся. Сидит, песенку заунывную тянет да слезы льет.
- Иди ко мне, Богатырь, в Озеро Слез! Ты такой же бедолага, как и я, всеми непонятый, всюду отвергнутый. Иди, будем с тобой жизнь свою молодую оплакивать и обидчиков поносить, будь они неладны! Мы-то с тобой не виноваты, это все они! Глядишь, две беды вместе сложить – и легче станет!
- Не буду я в твое озеро прыгать, — нахмурился Богатырь. – Если в чем и виноват – так я с себя ответственности не снимаю. Не привык я за чужую спину прятаться, на других свою ношу перекладывать. А уж слезы лить да соседей в своих бедах обвинять – и вовсе не мужское занятие. Так что я тебе не попутчик!
Перешел Богатырь к третьему озеру, зеркальному – а там и вовсе не поймешь что. Посмотрел он в воду – а там он, во всем своем неприглядном виде. Только что такое? – сквозь его отражение оттуда, из глубины, ангел на него смотрит. Одежды на нем белые, и сам весь светится, да так, что лица не разобрать. И такой покой там, на дне, такой свет, что Богатырь так и замер.
- Ну что, Богатырь, прыгнешь ко мне? – спрашивает Ангел с улыбкой. – Это Озеро Покаяния. Открылась тебе дверь между мирами. Хочешь – так иди в воду, омойся в воде целебной да покайся в грехах своих.
- Да вроде нет за меною грехов, — почесал в затылке Богатырь. – Служу Правде, искореняю Зло, к богатствам равнодушен, родителей почитаю, за народ – горой. Вроде живу по чести, по совести, какие грехи?
- А чего ж тогда нет тебе ни Света, ни Покоя? Чего топиться надумал?
- От обиды горькой, — насупился Богатырь. – Почему люди от меня отвернулись? Почему нет мне места в мирной жизни? Ровно печать на мне какая-то стоит! Сердит я на них!
- Потому и отвернулись, что на тебе и впрямь печать стоит — Печать Смерти. Ты ж в боях сколько жизней отнял, сколько кровушки пролил – и своей, и чужой?
- Так я ж за правду! – вскинулся Богатырь.
- Так и они за правду, — ответил Ангел. – Правда-то, она у каждого своя. Каждый за свою и бьется. Ты Родину защищал, народ свой от ворога спасал – это хорошо. А вот что убивал, живота лишал – это грех, как ни крути. И руки твои кровью запятнаны хоть и вражеской, а живой. Ты сам посуди – сколько ты жизней отнял? Думаешь, они перед смертью тебе здоровья пожелали? Неееет… Вот и получается, что лежит на тебе Печать Смерти.
- Это я и сам заметил, — тяжко вздохнул Богатырь. – Вроде как война закончилась, а я все воюю, руки так и зудят, ноги так и гудят, сами в бой просятся. Того и гляди, вразнос пойду. Точно, словно Смертью заклейменный. Что же делать-то? – опечалился Богатырь. – Как эту печать с себя смыть?
- Прыгай в воду, — предложил ангел. – Озеро Покаяния – особенное, вода в нем волшебная и целебная. Она всю грязь смывает, все страсти растворяет, все грехи отпускает. Ты во хмелю горе свое топить отказался – правильное решение! Нет нам ни Света, ни Покоя – это Озеро Глупых. В переживания да сетования тоже не погрузился с головой – молодец! И там Света и Покоя нет – это Озеро Слабых. Осталось тебе одно – утонуть в Озере Покаяния. Глядишь, хоть в смертный свой час Свет и Покой обретешь.
И прыгнул Богатырь в озеро – как был, во всей своей амуниции. Камнем ко дну пошел. Только и успел заметить, как Ангел ему навстречу руки распахнул. И вдруг залил его такой Свет, и наступил такой покой, каких Богатырь отродясь не видывал. И промелькнула перед ним вся его жизнь – от колыбели до последних минут. Увидел он весь свой путь – от розового младенчика до могучего богатыря. Разглядел он и победителей радостных, и врагов поверженных, и вдов рыдающих, и малых детушек осиротевших, с той и другой стороны… А сверху узрел он Бога, на все это печально взирающего, и слеза по морщинистой щеке катится. И стало ему не по себе – понял он, что с какой стороны ни посмотри, а жизнь, что Господь подарил, люди друг у друга отбирают. И тогда само собой родились у него такие слова:
- Господи, прости ты нас, детей твоих неразумных! Ты повелел нам плодиться и размножаться, а мы ссоримся и воюем. Ты подарил жизнь, а мы ее друг у друга отнимаем. Ты дал нам большущий Мир, а мы его никак поделить не можем. Прости меня, Господи, и вы, враги мои – все меня простите, и пусть вам земля будет пухом, а Бог нас всех рассудит…
Тут вдруг почувствовал он легкость необыкновенную, словно крылья невидимые его подхватили – и вынесли на берег. Смотрит Богатырь на свое отражение и понять не может – не то себя там видит, не то Ангела… Доспехи чистые, на солнце сверкают, шелом как нимб, и руки, руки чистые – нет на них больше крови!
- Эй, Ангел! Ты тут? – позвал он.
- Тут, — шепотом отозвалось где-то внутри. – Я ж ты и есть.
- Чего? Ты – это я? Я, что ли, теперь ангел? – озадачился Богатырь.
- Всегда – ангел. Все люди изначально ангелы, а ты не знал? Только чувствуют его в себе те, кто победил внутреннее Зло.
- Так я жив? – все никак не мог понять Богатырь.
- Жив, и еще долго жить будешь. Иди, Богатырь, сей хлеб, строй дома и рожай детишек. А если придется Родину защищать – помни: если разрушил – надо взамен что-то построить, а если чью-то жизнь отнял – надо новую родить, если законы божьи нарушил – надо простить и покаяться. Вот на то Озеро Покаяния и создано. Каково тебе сейчас, Богатырь?
- Словно заново на свет народился. Нет во мне теперь ни обиды, ни зла, а есть только Свет и Покой. Хорошо у меня внутри, безмятежно.
- Стало быть, правильный выбор сделал. Вот теперь ты настоящий Победитель!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/pobeditel-o ... lfiki/2214
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 03 авг 2012, 11:28

ПЕРЕПОДГОТОВКА

Однажды Ангел обратился к Богу с просьбой:
- Отче, у меня проблема.
- Что тебя волнует, Ангел мой? – приветливо улыбнулся Господь.
- Понимаешь ли, Создатель, мне стало трудно выполнять обязанности Ангела, потому что я стал как-то хуже понимать людей… Временами мне кажется, что еще немного – и они начнут меня раздражать! А мне ведь положено проявлять ангельское терпение!
- А что именно тебя раздражает в людях?
- Они все время недовольны тем, что есть, но часто не знают, чего хотят. Они постоянно на что-то жалуются. Они воюют друг с другом и истребляют окружающую природу. Они ненавидят тех, кто на них не похож. Они зависят от чужого мнения и зачастую больше верят не мудрецам, а болтунам и демагогам. Они молятся в церкви, чтобы тут же грешить снова. И это удручает меня!
- Да, сын мой, дело серьезное, — в раздумье потеребил седую бороду Господь. – Ты прав, с этим надо что-то делать. Причем срочно! В тебе появилась оценочность – а это признак того, что ты перестаешь быть Ангелом… Наверное, заразился от людей!
- Вот и я о том же, — удрученно ответил Ангел. – Мне кажется, что я нуждаюсь в профессиональном росте. Я слышал, что некоторых Ангелов направляют на Курсы Повышения Квалификации. Могу ли я просить направить меня на обучение?
- Можешь, сын мой. Такие курсы действительно есть, и они очень эффективные! Те, кто хорошо учится, как правило, добиваются отличных результатов.
- А каким предметам там обучают?
- Разным. Самым разным предметам! Я бы сказал, разностороннее образование! Буквально университет для Ангелов. Ты обязательно найдешь там друзей и единомышленников, и тебе не придется скучать.
- А в какой форме обучение? Лекции? Семинары?
- Большей частью интерактив. Все через личный опыт, чувства и ощущения. Ну, и теории немного будет, причем с разных точек зрения. Это для пущего плюрализма и ради свободы выбора.
- Да, Творец, это именно то, что мне надо! Я очень хочу попасть на такие курсы. Что для этого надо?
- Что надо? Всего лишь ознакомиться с условиями приема, сынок… Во-первых, ты получишь тело, оно выдается раз и навсегда, замены не будет. Оно может тебе нравиться или не нравиться, но это единственное, что точно будет в твоем распоряжении до конца обучения. Все остальное ты будешь получать во временное пользование, на тот или иной срок. Это ясно?
- Ясно. Нет ничего моего, кроме тела. Его надо беречь, потому что оно на все время обучения одно.
- Далее… Тебе придется учиться днем и ночью столько времени, сколько потребуется для завершения процесса. Каждый человек и каждое событие станут твоими Учителями, поэтому обижаться на них нет смысла.
- А если они ошибаются?
- Не существует ошибок, только Уроки. И Учителя. Ты тоже будешь Учителем для кого-то, имей в виду.
- Я? Учителем??? Но я не умею! А если не получится?
- Что ж, и такое может быть… Неудачи — неотъемлемая часть успеха. Каждый промах можно проанализировать и обратить в новый успех!
- А можно отказаться от Урока, если не получается?
- Урок будет повторяться в разнообразнейших формах, пока не будет усвоен полностью. Если не усвоишь легкие Уроки, — они станут труднее. Когда усвоишь – сдашь зачет и перейдешь к следующему Уроку. Такая уж программа, не обессудь!
- А как я пойму, что Урок усвоен?
- Ты поймешь, что Урок усвоен, когда твое поведение и понимание изменятся. Мудрость достигается практикой.
- Да, я понял. Скорее бы набраться побольше Мудрости!
- Не жадничай, Ангел! Иногда немного чего-то, — лучше, чем много ничего. Ты получишь все, что захочешь. Ты подсознательно верно определишь, сколько энергии на что потратить и каких людей привлечь к себе. Посмотри на то, что ты имеешь – и знай, что именно этого ты и хотел. Твое «сегодня» будет обусловлено твоим «вчера», а твое «завтра» будет определяться твоим «сегодня».
- Но если я ошибся, если я выбрал не то, и это создало мне проблемы?
- Что снаружи, то и внутри. И наоборот. Внешние проблемы — точное отражение твоего внутреннего состояния. Изменишь то, что внутри – и снаружи все постепенно изменится. Жизнь подскажет!
- А как? Как я услышу ее подсказку?
- Боль — это способ, который Вселенная использует, чтобы привлечь твое внимание. Если душе или телу больно – это сигнал, что пора что-то менять!
- Неужели другие Ангелы, обучающиеся на курсах, будут приносить мне боль, Отче?
- Помни, что вы все – Ученики, и все на равных условиях. Другие — всего лишь твое отражение. Ты не можешь любить или ненавидеть то, что есть в других, если это не отражает твоих собственных качеств. Помни: там только Ангелы, только тебе подобные, других существ там просто нет. Так что любая боль – это будет лишь игра, оценка, реакция твоего разума.
- Должен ли я еще что-то знать, Господи?
- Пожалуй, да. Хочу, чтобы ты попытался понять: там, куда ты попадешь, нет места лучше чем «здесь». «Там» ничуть не лучше, чем «здесь». Прошлое стоит тут же забыть, будущее ты не сможешь предвидеть, для тебя будет по-настоящему важным только то мгновение, в котором ты «сейчас».
- Мне сложно понять, о чем ты говоришь. Но я буду стараться. Думаю, Учителя мне все растолкуют, верно?
- Не стоит перекладывать ответственность на Учителей или кого-то еще. Учителя дают тебе программу, но учишься-то ты! Сколько захочешь усвоить – столько и останется с тобой.
- Я постараюсь усвоить все, что возможно!
- Да, Ангел мой! Делай лучшее из возможного – и ты не промахнешься.
- Но ты – ты, Господи, будешь ли ты по-прежнему руководить мною? Или мне придется учиться по книгам и конспектам?
- Я не покину тебя ни на миг, сынок! Я буду с тобой и в тебе. Но мы будет далеко друг от друга, и тебе придется заново учиться слышать меня. Могу тебя утешить: все ответы находятся в тебе. Ты знаешь больше, чем написано в книгах или конспектах. Все, что ты должен делать — смотреть в себя, слушать себя и доверять себе. Так что, если не передумал, пожалуй, я тебя сейчас и транспортирую туда, к месту обучения!
- Хорошо. Благодарю, Отче! Я готов. Только бы не забыть все эти премудрости!
- А вот тут тебя ждет сюрприз, малыш, — засмеялся Создатель. – Видишь ли, суть переподготовки Ангелов в том и заключается, чтобы они заново, с чистого листа, прошли всю программу. Так что ты забудешь обо всем, что я тебе тут наговорил. И ты вспомнишь об этом тогда, когда будешь готов… Ну, поехали?
- Поехали! – решительно тряхнул крыльями Ангел и узрел открывшийся пред ним тоннель, куда, зажмурив глаза, нырнул, как в бездну. В полную неизвестность. Но он доверял Богу, и поэтому не раздумывал. Впрочем, полет его был недолгим…
… Раздался крик, и где-то на Земле родился еще один человек.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/perepodgoto ... lfiki/2249
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 06 авг 2012, 10:08

ПРИТЧА О КОСТЫЛЕ

Одна девушка мечтала удачно выйти замуж. Так, чтобы муж ее любил и холил, взял на себя все хозяйственные заботы, зарабатывал много денег, занимался детьми и защищал ее от всех невзгод и огорчений.
Она так сильно этого хотела, что ее мечту услышал Бог и дал ей именно такого мужа. И она не была разочарована: муж ее любил, баловал, оберегал и защищал, буквально пылинки с нее сдувал и шагу не давал ступить без его опеки.
Но так случилось, что час его смерти случился гораздо раньше, чем она могла предполагать. И осталась она один на один с этим жестоким, непонятным миром, которого она почти и не знала. Ей было совершенно не на кого опереться, и она чувствовала себя все хуже и хуже.
И тогда она взмолилась:
- Господи, пожалуйста, верни мне моего мужа, дай мне опору в этой жизни!
- Ничего не поделаешь, его время пришло, и он мне нужен здесь. — ответил Бог. – Теперь тебе придется идти по жизни самостоятельно,
- Но я не могу справиться со всем, что на меня навалилось. Во мне нет душевного равновесия, я растеряна и напугана. Я не могу без него жить, я не знаю, куда мне идти и что делать.
- Может быть, пришла пора этому научиться? Жить, ходить, делать – самой?
- Всегда по правую руку от меня стоял муж, и я опиралась на его крепкое плечо. А теперь там пустота, и я никак не могу обрести равновесие. Верни мне его, верни, верни!
- Я не могу этого сделать. Река Времени течет только в одну сторону, и никогда – вспять. Но я могу дать тебе заменитель того, чем являлся для тебя твой муж.
- Да, пожалуйста! Иначе я просто рухну, рассыплюсь на мелкие кусочки!
И Господь с состраданием подал женщине костыль…

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/pritcha-o-kostyle/2408
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 07 авг 2012, 10:48

ХОЗЯИН СУДЬБЫ

Жил-был на свете человек.
Человек как человек, не хуже и не лучше других. И Судьба ему выпала очень даже приличная, щедрая на подарки. Только он этих самых подарков не брал. Ну вот не брал – и все! Услышал он однажды, что человек сам хозяин своей судьбы, и уверовал в это раз и навсегда.
- Какие такие «подарки судьбы»? – часто говорил он. – Человек не может ждать милостей от природы, взять их у нее – вот наша задача!
Он и не ждал, сам брал. Да, трудно было, порою так на пределе возможностей шел, но все преграды преодолевал, все крепости брал то штурмом, то осадой, со всеми вражьими силами сражался до победного конца, и право на свое место под солнцем и блага цивилизации всегда отстаивал и утверждал.
От такой нелегкой судьбы устал он, потом заболел, а дальше и вовсе умирать взялся. Устал, надоело все. Стала его Душа отлетать, и узрел он сверху свое бренное тело.
- Эй, это я там, что ли, лежу? – озадаченно подумал он. – А кто же тогда здесь?
- Я, Душа твоя, — шепнула ему Душа. – Успокойся, все в порядке, отлетаем!
- Так ты, что ли, и правда существуешь? – удивился человек.
- Жаль, что раньше не заметил, — улыбнулась Душа. – Тогда у тебя и Судьба бы другая была…
- Так Судьба тоже существует? – не унимался человек.
- Ага! Я есмь, — услышал он голос. – Я – Судьба твоя.
Глянул он туда, где голос – и обомлел. Сидит на крылечке резного-расписного терема озорная девчонка в белом платьице, кругом цветы и птички порхают – загляденье просто.
- Удивлен? – спросила Судьба. – Вот такая я у тебя… Легкая и прекрасная!
- Не, ты не моя Судьба, — не поверил человек. – У меня какая-то трудная была и неповоротливая. Все сам, все сам!
- Так ты ж говорил, что хозяин своей судьбы, хотел сам все делать – ну, а я кто такая, чтобы с хозяином спорить? – хмыкнула Судьба.
- А что это за дом такой распрекрасный?
- Так это твой дом!
- Нет, что-то ты путаешь, Судьба! Я в панельной пятиэтажке жил, да чтобы хоть такую квартиру заработать, знаешь, сколько трудиться пришлось? Света белого не видел!
- Ну, ты сам себе такой путь выбрал, жаль только, что терем, который я тебе приготовила, невостребованным остался.
- Ах, черт! Правда жаль. Я о таком и не мечтал!
Тут увидел он, как на крылечко из терема выходит женщина в цветном сарафане, волосы русые до пояса, глаза синее моря, как из сказки вышла.
- А это еще кто тут в моем тереме обретается? – обеспокоился человек.
- А это жена твоя несостоявшаяся, Любава, — ответила Судьба. – Нравится?
- Опять ты путаешь! Я, пока не разбежались, женат был на Люське-бухгалтерше, никакой Любавы отродясь не знал и не видел!
- Конечно, не видел – ты ж от этого подарка заранее отказался, когда решил, что дерево надо по себе рубить, да? Вот и не встретились вы, и не поженились…
- Ну, если бы я знал, что мне такая жена положена, да разве бы я отказывался??? – расстроился человек. – Но мне не верится, что она за меня бы пошла, ведь кто я? – простой рабочей специальности, а она ровно царица какая. Таким мужчина нужен высокого полета!
- А чего ж ты космонавтом не стал, хотел ведь?
- Да космонавтами все пацаны быть хотели, только это ж невозможное дело! Как туда пробиться?
- Я бы помогла, — сказала Судьба. – Смотри!
И увидел человек себя на космодроме, как шагает в скафандре к космическому кораблю, шлем откинут, и улыбка такая счастливая – не хуже, чем у Гагарина! Все его провожают, ручками машут, и Любава там, среди провожающих, с платочком кружевным в руках
- Что, неужели и так могло быть??? – не поверил человек..
- Ничего невозможного нет, мог у тебя и такой вариант Судьбы случиться, да ты сам от этой мысли отказался, не дал ей расцвести, — посетовала Судьба. – И в космической карьере я тебе помочь могла, было бы желание!
- Да у меня вообще как-то желания с возможностями не совпадали, — вспомнил человек. — Я вот всю жизнь на «Жигулях» проездил, хотя мне зарубежная техника куда больше по душе. «Пежо» там или «Опель»…
- Да я тебе и вовсе «Бентли» приготовила, вон у забора стоит – зацени-ка!
- Да что ты мне голову морочишь, мне на такой и за три жизни не заработать было! – ахнул человек, обозревая шикарное авто.
- Так я по сходной цене, в связи со скоропостижным отъездом хозяина… Думала тебе приятное сделать, знала же, что хочется тебе. А ты – «три жизни, три жизни»… Вот и профукал возможность!
- А ну-ка, покажи, что я там еще профукал? – вконец огорчился человек.
И показала ему Судьба совсем другую жизнь – с интересной работой, путешествиями, приключениями, белоснежными яхтами, космическими кораблями, счастливой любовью, с красавицей женой и умниками детками, с почетом и уважением, достатком и процветанием. Человеку такое и не снилось, только в кино видел.
- Да как же так? – горестно спросил человек. – Неужели это все для меня было предназначено?
- А для кого же? Я ж твоя Судьба, не чужая!
- А почему я тогда совсем по-другому жизнь прожил? Вроде как начерно! Так, пунктиром наметил сбычу мечт, но не по полной, а слегка, в эскизах!
- Надо было Судьбе доверять, то есть мне, — объяснила его собеседница. – Расслабился бы и получал удовольствие, а ты…
- Но я же был уверен, что человек – сам хозяин своей судьбы! – вскричал человек. – Значит, он ею и управляет, что, не так?
- Конечно, хозяин, конечно, управляет! — засмеялась девчонка-Судьба. – Только знаешь, хороший хозяин с Судьбой дружит и все ее возможности использует. А плохой ей диктует, что можно, а чего нельзя. Где ж тогда Судьбе развернуться-то во всю мощь своих способностей?
- Выходит, я плохим хозяином был… — закручинился человек. – Какое там дружить? Можно сказать, палки в колеса собственной Судьбе ставил! Это сколько же интересного мимо прошло?
- Да уж, — вздохнула Судьба. – Что прошло, то прошло. Не разглядел ты меня, не оценил по достоинству.
- Знаешь, я бы тебя и увидел, да не оценил, — честно признался человек. – Какая-то ты несерьезная, форменный ребенок.
- А это я тебя уравновешиваю, — объяснила Судьба. – Ты-то с самого детства чересчур уж взрослый, быстро разучился верить в чудеса…
- А я, между прочим, тебе подсказывала, — подала голос Душа. – Звала тебя в полет, а ты меня даже не слышал, такой приземленный, реалистичный… Неподъемный просто! Вот так все и вышло, по-простому, без волшебства.
- Да уж, своим горбом, тяжким трудом, по минимуму, и никаких чудес, — вздохнул человек. – Эх, если бы кто заранее мне все это рассказал, да разве бы я так жил? Я бы совсем по-другому жизнь прожил.
- А как? – заинтересовалась Душа.
- А легко! Красиво! С верой! И с крыльями! Уж тогда бы я ни от одного Подарка Судьбы не отказался! Использовал бы все возможности по полной программе! И жил бы не по чужим указкам, а по велению Души!
- Смотри-ка, какие судьбоносные решения, — обратилась Душа к Судьбе. – Прямо слушать приятно.
- Ага, душевно излагает, — согласилась Судьба. – Может, не все потеряно?
- И я так думаю, — ответила Душа. – Есть у него еще и время, и возможность что-то исправить, да?
- Ладно, Душа, сделаю ему еще один подарок, – решила Судьба. – Дадим ему еще один шанс! Давай-ка, Душа, возвращайся, пока не поздно.
И в это же самое время в машине «Скорой помощи» вздохнул и стал медленно открывать глаза человек.
- Быть того не может! – воскликнул доктор. – Смотрите, возвращается!
- Да уж… Чудеса так чудеса. Не иначе, любимчик фортуны, — отозвалась медсестра. – Слышите меня, больной?
- Слышу, — разлепил губы он. – У меня…счастливая…судьба…
- Оно и видно, — согласился доктор. – Считай, новую жизнь получил!
- Принимаешь мой подарок? – тихо шепнула ему на ухо Судьба.
- Второй шанс, — прошептал Хозяин Судьбы и улыбнулся, потому что его Душа не удержалась запела.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/khozyain-su ... lfiki/2471
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 08 авг 2012, 11:14

ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ

Приснился Лапкиной странный сон. Вроде явился к ней великий поэт Александр Сергеевич Пушкин и строго так говорит:
- Вы что же это, душа моя, к языку своему родному так небрежно относитесь?
- А как я к нему отношусь? – озадачилась Лапкина. – По-моему, нормально. Язык как язык, розовый, мягкий… Зубы чищу регулярно, и рот полощу!
- Да нет же, я не про ваш личный язык, а про великий и могучий – русский, — пояснил Пушкин. – Это же просто невыносимо!
- А что? Что такое? – встревожилась Лапкина. – Что вы имеете в виду?
- А имею я в виду то, что вы совершенно не думаете, что говорите. Поговорка «язык как помело» явно про вас!
- Помело? – удивилась Лапкина. – Про меня? Ну ваще, жесть! А вы меня ни с кем не путаете?
- Что вы, как можно вас с кем-то перепутать? Не вы ли вчера по телефону изволили говорить: «Как же, разбежалась! Получите у Пушкина!»?
Лапкина напряглась и вспомнила: да, говорила она такое. Надо было отшить одних там нахалов, ну, она и кинула любимую фразочку насчет Пушкина.
- Да ладно, я ж не в обиду, что уж сразу «помело», — смутилась Лапкина. – Так, вырвалось…
- А у вас, если бы вы соблаговолили заметить, все время что-нибудь «вырывается», — уличил ее классик. – Совсем не даете себе труда подумать, что будет, если все это в жизни проявится.
- А что я такого говорю? – удивилась Лапкина. – Ничего такого особенного. За базар отвечаю.
- Отвечаете, значит… Ну, отвечайте! – милостиво разрешил Пушкин. – Только потом не обижайтесь.
И, как это бывает во сне, картина мгновенно переменилась, Пушкин куда-то исчез, а Лапкина очутилась посреди базара, в толпе разъяренных людей, каждый из которых что-то кричал и тянул к Лапкиной руки.
- А-а-а-а! – завопила Лапкина, озираясь и пятясь. – Вы чего?
- Смотри, какую курицу некондиционную мне впарили! – потрясая синеватой тушкой, подскочила к ней баба в кацавейке.
- А меня обвесили! Обвесили! На целых полкило! – подпрыгивал тощий мужичонка.
- А мне нахамила вон та, которая помидорами торгует, — втолковывал дед. – Разберись, дочка, а?
- Да почему я-то? – в отчаянии завопила Лапкина. – Я тут при чем???
- Ну дык ты ж за базар отвечаешь, всем известно, — зашумела толпа. – Вот и отвечай давай!
- Вы чего, белены тут все объелись, психи ненормальные??? – возмутилась Лапкина.
У толпы тут же изменилось настроение: глаза сделались бессмысленными, кто-то стал танцевать, кто-то захохотал, кто-то затеял кусать соседей, а у некоторых так даже и пена на губах появилась. Лапкина в ужасе бочком выскользнула из объевшейся белены толпы и опрометью кинулась прочь с базара. Отвечать за этот самый базар ей вовсе не хотелось. Только оказавшись за воротами, она остановилась и выдохнула:
- Вот жесть!
Тут же над ее головой просвистело что-то (она только и успела, что пригнуться!, и с грохотом упало на землю. Пригляделась – мятый жестяный лист, откуда-то с крыши, видать, сорвало. Лапкина хотела даже ругнуться, но почему-то воздержалась. Какой-то странный сон был, уж очень реалистичный.
Лапкина задумчиво двинулась прочь от базара. На камушке сидел оборванец маргинальной наружности, по виду – сильно пьющий, и он тут же обратился к Лапкиной:
- Подайте, сколько можете, не на хлебушек прошу – на опохмелку…
- А морда не треснет? – язвительно спросила Лапкина, и тут же завопила: лицо страждущего немедленно треснуло и развалилось пополам, как спелый арбуз, а то, что открылось внутри во всех анатомических подробностях, выглядело как в фильме ужасов.
Она припустила на первой космической скорости, и вскоре нищий остался далеко позади. Лапкина шла по городу – привычному и знакомому. Солнышко припекало, веял легкий ветерок, и Лапкина в который раз поразилась, как все натурально ощущается. Чересчур даже.
Впереди замаячило какое-то здание.
- Да это же моя родная школа! – ахнула Лапкина. – Да, она, чтоб мне провалиться!
Договорила она эту фразу уже на дне глубокой ямы, куда провалилась незамедлительно. Упала она на кучу мягкой земли, так что до членовредительства не дошло, но все равно хорошего было мало. Надо было как-то выбираться, не сидеть же тут, в яме, до скончания веков!
Лапкина, шипя и охая, стала карабкаться наверх, используя в качестве опоры корни и камни. Маникюру сразу наступил конец, да и новым босоножкам тоже пришлось несладко. Наконец, она перевалила через край и поднялась с четверенек.
- Блин!!! Вот это вилы!!! – с чувством сказала Лапкина, вытряхивая землю из босоножек.
В следующий момент она обалдело взирала на воткнувшиеся прямо перед ней деревенские вилы с мощными зубьями, на которые был насажен румяный блин. Лапкина сразу почувствовала, что ужасно голодна, но блин был несъедобен: изгваздан в земле и явственно попахивал навозом – вилы, видимо, были рабочими. Так что она проглотила слюнки и призадумалась.
- Так, из этого сна надо как-то выгребаться, — решила она. – Пора выплывать, иначе есть риск просто сойти с ума!
В следующий момент она уже сидела в утлом челноке, плывущем по бурному потоку, а в руках у нее красовалось весло, коим, по всей видимости, и следовало выгребаться, чтобы выплыть из сна. Лапкина рьяно заработала веслом, пытаясь править к берегу.
- Эй, держи, девушка! – крикнули ей с берега, и к челноку полетела бухта веревки.
Лапкина, изловчившись, сумела уцепиться за конец веревки и кое-как подтянулась к спасительной суше.
- Люди, помогите! – закричала она. – Со мной что-то непонятное происходит! Вытащите меня отсюда!
Она разглядела наконец-то своего спасителя – бравого корпусного мужчину в тельняшке и бескозырке, а поверх еще и оранжевый надувной жилет — видимо, спасателя. Мужчина Лапкиной показался надежным и сразу понравился, и она несколько приободрилась. Во всяком случае, она теперь была не одна, а это уже что-то.
- Сейчас мы этого важного кренделя обработаем, — пробормотала она себе под нос, прикидывая план блиц-обольщения. – Сейчас он будет наш…
Ах, зря она это сказала! Выскочив из лодки, она обнаружила, что тельняшка, бескозырка и прочая одежда валяется на бережку, а вместо мужчины среди них наблюдается… ну конечно, крендель! Крендель благоухал ванилью и корицей и выглядел очень аппетитно. Лапкина шмыгнула носом и отщипнула кусочек. Было вкусно. Она подкрепилась и утешила себя тем, что уж если познакомиться не удалось, так хоть поела.
- Так. Нет, правда, пора просыпаться, — вновь решила Лапкина. – Что-то меня этот сон уже напрягает…Неприятный какой-то сон! Сначала Пушкин мне сказал, что у меня язык как помело. . Потом этот дурацкий базар, жестянкой мне чуть голову не снесло… Этот типчик еще, с треснутой мордой лица… Потом я в яму провалилась, а потом мне вилы прилетели. И в конце концов, чуть не утонула! Во приключения-то, как в триллере! Утром расскажу Ленке с Машкой – облезут от зависти!
Ленка и Машка возникли ниоткуда – и Лапкина в ужасе завизжала. Обе ее лучшие подруги шли, как в том самом триллере – молча, зловеще, протягивая к ней руки, с которых кусками отваливалась облезающая кожа. На их лица было лучше и вовсе не смотреть – там зависть уже сделала свое черное дело, все уже конкретно приоблезло.
- Прочь! Сгинь! Исчезни! Чур меня! – взвыла Лапкина, и кошмарные призраки подруг послушно сгинули, как и не было.
- Полный мрак! – ошеломленно выдохнула Лапкина, и тут же наступила полная, кромешная тьма – словно солнышко выключили.
- Господи, да что же это такое? – взмолилась Лапкина, пытаясь разглядеть хоть искорку, хоть проблеск в этой чернильной темноте.
- Это то, о чем ты думаешь, — раздался голос из тьмы. – Оно воплотилось в жизнь, и ты имеешь наяву то, что до сих пор было только у тебя в голове.
- Ой, кто это? Это ты, Господи, да?
- Почти. Я – твой Внутренний Голос.
- У меня, что ли, внутренний голос имеется? Полный улет!
Не успела Лапкина закрыть рот, как ее подхватило, понесло куда-то вверх тормашками, пару раз кувыркнуло и плашмя шлепнуло оземь, даже искры из глаз посыпались. Впрочем, светлее от этого не стало.
- Осторожнее со словами, думай, что говоришь, — посоветовал Голос.
- Да я думаю! – плачущим голосом проговорила Лапкина, ощупывая руки-ноги – вроде все уцелело. – Только мне трудно думать, когда темно! Как тут свет включается?
- Мыслями. Подумай мысль – и выскажи вслух.
- Ну, это… Хочу, чтобы, а общем, стало светло! – объявила Лапкина.
Но светло не стало. Она еще немного подождала и спросила:
- Эй! Голос, ты здесь? Почему ничего не происходит? Я же говорю, а все равно темно.
- Нет у тебя мысленной чистоты. Речь засорена всякими словечками ненужными, вот и не получается внятного образа.
- И что делать?
- Вспомни, что тебе дан великий и могучий русский язык! – посоветовал Внутренний Голос. – Язык Пушкина, Лермонтова и прочих замечательных словотворцев! Учила, небось, стихи-то в школе?
- А? Стихи? Да, учила, — пробормотала Лапкина, пытаясь вспомнить хоть что-то из школьной программы. Но на ум, как назло, лезла только строчка «Угас, как светоч, дивный гений…» — что никак к ее ситуации не походило и даже могло усугубить.
- Вот, вспомнила! – ликующе крикнула она. – «Да здравствует солнце, да скроется тьма!»!!! Пойдет?
Видимо, пошло, потому что мрак стремительно рассеялся, и над ее головой вновь засияло солнышко.
- Ой, получилось! – возликовала она, узрев свет. – Голос, а ты еще тут?
- Да я всегда тут, я же Внутренний, — успокоил ее Голос. – Ты просто ко мне раньше не прислушивалась, потому что у тебя в голове такой шумовой фон из мыслей, что тебе меня и не расслышать. Думаешь обо всем одновременно, с мысли на мысль перескакиваешь, да еще эти твои мусорные словечки…
- Ой, ты знаешь, голос, я уже и думать боюсь, не то что высказываться, — пожаловалась Лапкина. – Тут все сразу сбывается, и такая ерунда выходит – сплошные кошмарики.
В воздухе тут же деловито загудел целый рой налетевших из ниоткуда мелких насекомых – очевидно, кошмарики в жизнь воплотились.
- Отмени! – испугался Внутренний Голос. – Замучают ведь!
- Отменяю! – быстро замахала руками Лапкина, и кошмарики послушно исчезли. – Это что же, теперь надо за каждым словом следить?
- А ты как думала?! – подтвердил Голос. – Помнишь, в Библии написано, что когда Творец все создавал, то ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО». Ну так ничего и не изменилось, и сейчас все так же. Вначале – слово, а потом оно на реальный план переходит. И ваше счастье, дорогое человечество, что еще не сразу переходит, иначе бы вам и недели не протянуть, с вашими-то мыслемешалками непочищенными и небрежной манерой выражаться.
- Да уж, я это на собственной шкуре испытала, — поежилась Лапкина. – Не успеешь что-нибудь сказать – оно сразу тут как тут. В общем, жизнь бьет ключом, и хорошо, что пока не по голове! А еще повезло, что это все во сне! А если бы в реале?
- Говорю же тебе – и в жизни сбывается, только не сразу! Так что лучше все-таки следить и за мыслями, и за речью. Говорить то, что думаешь, и думать, что говоришь!
- Это что же теперь, и слова не скажи просто так? – насупилась Лапкина. – А если все так говорят? Ну вот так уж нас научили!
- Не сочиняй, пожалуйста! – строго сказал Внутренний Голос. – Кто это вас учил «фильтровать базар» или желать кому-то «приложиться фэйсом об тэйбл»? Может быть, Пушкин?
- Нет, я точно такому не учил, — отмежевался невесть откуда материализовавшийся Пушкин. – Напротив, я старался сделать язык кристально чистым и легким, чтобы слова приятно выговаривались и были понятны всем.
«И долго буду я любезен тем народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал…», — патетически процитировал поэт.
- А я вас давно не перечитывала, — призналась Лапкина. – Все больше телевизор да Интернет, а там такое говорят и пишут!!! Дикторы слова путают, ударения не там ставят… Ведущие программ иной раз чуть ли не по фене ботают… А лексикончик в Интернете – это ваще! «Аццкие фишки, крутая телка, отпадный мэн, попса жжет, пипл хавает» – и всех делов!
- Бог мой! – воскликнул Пушкин, хватаясь за голову. – Как можно, право, так калечить великий и могучий русский язык??? Ей-богу, был бы жив – вызвал бы на дуэль!
- Всех не перестреляете, — угрюмо заметила Лапкина. – Знаете, сколько нас, таких…красноречивых? Что, к каждому во сне с пистолетом являться будете?
- Если это поможет – то и к каждому! — пылко вскинулся поэт. – Для того я и жил, чтобы глаголом жечь сердца людей!! «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» — это же я как раз о Слове говорил!
«Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется», — вспомнилось вдруг Лапкиной. – А ведь я когда-то стихи любила… Даже в тетрадку выписывала те, что понравились. И по литературе у меня «пятерка» была. А потом как-то закрутилась, другие интересы пошли, другие компании… Я и не заметила, как у меня такая речь стала.
- Душа моя, так еще не поздно! – прижал руки к груди гений русской словесности. – Ведь Словом можно как поддержать, так и погубить! Причем погибнуть может весь мир – если люди не прекратят убивать его неправильными, нечистыми мыслями и словами. Надо же отдавать себе отчет, в самом деле…
- Ну, предположим, отдам я себе отчет, ну и что? Другие-то все равно так говорить будут! – неуверенно заметила Лапкина.
- Скажите, могу ли я просить вас – именно вас! – стать одной из первых, кто сознательно – сознательно! – примет на себя столь высокую миссию – возродить былую славу Великого и Могучего Русского Языка?
- Но разве я одна смогу что-нибудь сделать? – боязливо пискнула Лапкина. – От меня же ничего не зависит! Даже если я стану говорить, как академик всяческих наук, это же не спасет мир?
- Спасет, — заверил ее классик. – Сегодня – вы, завтра – еще кто-нибудь, а там, глядишь, и большинство людей перестанет употреблять эти жуткие слова и выражения, слепленные из тьмы и мрака. И тогда история повернется в другую сторону – не к Мраку, а к Свету! У человечества еще есть шанс, поверьте!
- Она еще спорит! – вмешался Внутренний Голос. – Как словами мир губить, так не страшно, а как спасать – так забоялась. А кто его должен спасать? Пушкин???
- Да нет, конечно, — засмеялась Лапкина. – Александр Сергеевич и так много чего для мира сделал. Ладно! Я согласна. Беру на себя такие повышенные обязательства. Буду спасать мир! Пусть даже и мысленно…
- Вот молодец! Ты ко мне прислушивайся, я тебе всегда подсказку дам, — обрадовался Внутренний Голос.
- Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты, как мимолетное виденье, как гений чистой красоты… — с жаром заговорил поэт, преклоняя перед ней колено. – Честь и хвала вам, о храбрая дева! Благодарное человечество вас не забудет!
- Ах, да что же вы меня так смущаете! – в полном смятении вскричала Лапкина. – Сам Пушкин! Передо мной! На коленях! Я сейчас рухну…
… Лапкина проснулась от того, что и впрямь рухнула с кровати.
- Ой, мамочки мои, — простонала она, потирая ушибленное колено. – К чер… ой, то есть нет, туда не надо. Ну и сон, право слово!
- Не соблаговолите ли вы переместиться в ванную для принятия водных процедур? – церемонно подсказал Внутренний Голос. – Советую, очень, знаете ли, отрезвляет!
И Лапкина, изящно придерживая двумя пальчиками подол фланелевой ночной рубашки, поплыла в ванную, ощущая себя Великой и Могучей, как русский язык. А как себя еще может ощущать человек, участвующий в спасении родного языка и даже целого человечества???

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/velikijj-i-moguchijj/2540
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 09 авг 2012, 10:38

ЗАКОН ОТРАЖЕНИЯ

Лялькину все обижали. Может, потому что внешность была невнушительная, может, потому что не умела адекватно ответить, а может, просто слишком нежная натура – кто его знает? Но вот ведь какая штука: если где какая агрессия в воздухе витает – обязательно высмотрит Лялькину и тресь ее по голове! Ну, не по-настоящему, а так, морально… Но все равно – больно же!!!
И начальство ее все время в жертвы выбирало, и подруги предавали, и коллеги подставляли, и даже трамвайные хамы безошибочно выделяли ее из толпы и отрывались по полной. Лялькина же обычно губу закусит, обиду проглотит и только подумает: «Ай, чтоб тебя…». Но вслух – ни-ни!
Сама Лялькина искренне считала себя существом безобидным, белым и пушистым, старалась ко всем относиться доброжелательно и злом на зло не отвечать – неприлично это и не к лицу воспитанной даме.
Но ядовитые стрелы агрессии, которые в нее метали, попадали в цель и застревали в ее нежной душе, и вот накопилось их столько, что стала Лялькина болеть. Видимо, концентрация яда превысила все предельно допустимые нормы. Так что к 36 годам нажила себе Лялькина болезнь сердца, гипертонию и даже легкий инсульт перенесла.
И погибла бы Лялькина в самом расцвете своей жизни, если бы не случай.
Ехала она однажды с работы и попала, как обычно, в переплет. Толстая тетка мало того что ей на ногу наступила, колготки сумкой порвала, так еще на нее же и вызверилась:
- Растеклась тут на весь салон, думаешь, одна едешь, что ли??? Совсем обнаглели! Посторонись, пропусти пенсионера союзного значения!
Лялькина, как обычно, вспыхнула и промолчала. Хотя это было очень даже обидно и несправедливо.
- Садись, деточка, тут место есть, — дернула ее за рукав другая бабуся. – Давай, я подвинусь!
Лялькина не стала протестовать, села – это потому что у нее от переживания голова закружилась.
- А зря ты так подумала, деточка, — доверительно шепнула ей бабуся. – Твое к тебе же и вернется, разве не знаешь?
- Что подумала? – не поняла Лялькина.
- «Чтоб ты треснула», — хихикнула старушка. – Оно, конечно, может, и весело, но зачем тебе такое счастье?
- Что вы такое говорите? – пролепетала Лялькина, густо краснея: дело в том, что именно это она и подумала в адрес противной тетки. Но не вслух же? Откуда старушка тогда узнала?
- А я мысли читать умею, — с удовольствием сообщила старушка.
- Мысли? Это вы ясновидящая, да? – в полном смятении забормотала Лялькина.
– Да ну, скажешь тоже! Никакая я не ясновидящая, а просто наблюдательная. Поживешь с мое, опыта наберешься – тоже научишься. Это же просто! Вот сейчас: ты вспомнила, как сегодня про начальницу подумала: «Чтобы тебе морду перекосило». Она у тебя, конечно, форменная жаба – не спорю, но ведь все равно, себе дороже выйдет, если тебе самой лицо перекосит?
- Да почему же мне перекосит? – не выдержала Лялькина. – Я же не себе такого желаю?
- Разницы нет, — уверила ее странная бабуля. – Это ж Закон Отражения, нешто не слышала никогда?
- Не слышала, — призналась Лялькина. – А что за закон такой? Нам в институте этого не преподавали!
- Ох, молодежь, молодежь, — покачала головой бабка. – Образование у вас, может, и высшее, а вот понимания никакого, ей-богу! Самого простого не знаете. И про Зеркало Мира небось не слышала?
- Нет, — еще больше усовестилась Лялькина. – Откуда же мне?
- Ну, так и быть, расскажу! Слушай сюда.
- Да, пожалуйста, — обрадовалась Лялькина.
- Значит, так. Ты существо доброе, безответное, ко всем с добром и открытой душой, но почему-то все, кому не лень, на тебя нападают, только успеваешь агрессию отражать? Верно угадала?
- Ну, не все, — смутилась Лялькина. – Хотя, в принципе, много кому не лень. Только и успевай отражать, это вы правду говорите.
- Не думала, почему так?
- Ну, думала… Только так и не поняла. Почему с другими такого не происходит? Почему я агрессию притягиваю, как громоотвод молнии?
- Да потому что в тебе этой агрессии полным-полно, под самую завязку, — торжествующе объявила бабуся.
- Во мне? Но я никого… никогда… ни за что… — Лялькина аж задохнулась от такой несправедливости.
- Тихо, тихо! Не надо так бурно реагировать, детка. Вот в тебя злые недруги стрелы черные мечут – как думаешь, попадают они в цель?
- Еще как попадают, — всхлипнула Лялькина. – Все сердце изранено!
- Ай-ай, такая молоденькая, а сердечко, гляжу, уже насквозь больное, — посочувствовала прозорливая бабка. – Так я и говорю: вся агрессия в тебя попадает и в тебе застревает, а выпускать ты ее не знаешь как, все в себе держишь. А все потому, что мечом ты махать не умеешь, а щита у тебя достойного нет. Никаких у тебя доспехов! Нечем тебе агрессию отражать!
- Меча? Щита? Бабушка, да вы о чем? – удивилась Лялькина. – 21 век на дворе! Какие доспехи?
- Невидимые, — гнула свою линию бабуся. – Такие доспехи завсегда у человека иметься должны, они наследные, по роду передаются, из поколение в поколение, да времена теперь такие наступили – растеряли мудрость веков, деткам в наследство теперь все больше завещают квартиры да машины, а о самом главном-то и позабыли!
- Какое наследство? О чем позабыли?
- Как ты думаешь, почему им всем удается тебя обидеть, а им хоть бы хны?
- Потому что я не могу себе позволить опускаться до их уровня! – с достоинством ответила Лялькина. – Я же человек интеллигентный, цивилизованный. А они… дикари какие-то!
- Вот пока ты интеллигентно пыхтишь, дикарь уже в тебя стрелу выпустил! У него-то и щит есть, и меч, и колчан со стрелами – он же агрессивный, да и опыт у него! Потому и попадает в тебя точнехонько, без промаха! А если бы у тебя щит был, тогда что?
- Ну, отскочила бы стрела от щита, — подумав, предположила Лялькина.
- Верно говоришь! Так вот, я тебе сейчас такой щит подарю.
- А удобно? – засомневалась Лялькина. – Может, я его у вас куплю?
- Я не продаю. Я просто так, задаром отдам. Мне не жалко!
- Ну, давайте, спасибо большое, - согласилась Лялькина, раскрывая сумку.
- Да не в сумку клади, а в голову! Говорю же, незримый он!
- А, ну ладно! Я вся внимание.
- Так вот, все очень просто. Сначала надо тебе поведать легенду про Зеркало Мира. А история такая: когда-то, в незапамятные времена, Боги создали волшебное зеркало, чтобы весь мир в нем отражался. И каждый человек, посмотревшись в это зеркало, мог увидеть, что он подобен Богам, и познать все тайны мироздания, все взаимосвязи и механизмы. Боги завещали это зеркало людям, и долгое время оно хранилось на земле и помогало людям быть чище, лучше, добрее, и помнить, что все они – частички Единого Целого. Не было тогда ни войн, ни раздоров, ни противостояния – разве станут части Целого против друг друга выступать? Нет, как и левая рука против правой не станет бороться. Люди тогда желали друг другу только добра, потому что это сразу на всех отражалось, и на тебе тоже. «здравствуйте», «спасибо», «будьте здоровы», «всего хорошего» — это же еще с тех пор традиция идет…
Но однажды зеркало разбилось. Никто не помнит, почему так произошло. Может, небрежно хранили, может, бес попутал, а может, катастрофа какая приключилась – нам о том неведомо. А только разлетелось Зеркало Мира на миллионы мелки осколков, и каждый из них теперь уже не мог отражать Единого Целого, а отражал только маленькую часть. И растерялись люди: перестали они целостность ощущать. Стали они мнить о себе разное – то, что одни лучше, а другие хуже, и то, что надо бы у других осколки отобрать – тогда свое зеркало больше получится. Так и додумались до ссор и распрей, до войн за место под солнцем. А потом одни объявили себя наследниками Богов, а других стали считать низшими, недостойными. И стали они желать друг другу зла: «чтоб тебя приподняло и шлепнуло», «да провались ты», «будь ты проклят»… Но не понимали они, что хоть зеркало и разбилось – а Закон Отражений по-прежнему действует. И гласит он, что если ты другому что-то послал, оно к тебе и вернется, на тебе и отразится.
Хорошо еще, что не буквально такие пожелания сбываются, а то бы человечество себя за неделю извело! Но все одно – содержится в таких словах жгучий яд, и добра от него не жди. Отравленные стрелы летят во все стороны и разят всех, кто под них попадает. Вот такая легенда…
- Ну, замечательно, — в замешательстве проговорила Лялькина. – Но я-то при чем? Почему кто-то эти стрелы ядовитые мечет, а я как мишень?
- А ты не поняла? – удивилась бабуся. – Да проще простого! Ты ж, детка, такие же мечешь, только молча! Думаешь, если воспитанность соблюдаешь, вслух не говоришь, так и все, белая и пушистая? Как бы не так! Ты тоже целостности не ощущаешь, противопоставляешь себя другим. Ты хорошая – они плохие, да? А они то же самое про тебя думают. Вот так и отражаете друг друга. Замкнутый круг!
- И что же мне делать, я никак не пойму? – прохныкала Лялькина. – Вслух, что ли, говорить все, что я о них думаю? Такой же хамкой заделаться? Не хочу я так!
- И не надо. Есть способ!
- Какой? Какой? – заинтересовалась Лялькина.
- Тот самый щит, о котором я тебе битый час толкую. Все просто: тебе гадость какую скажут или сделают, а ты, вместо того, чтобы ядом наливаться, мысленно пожелай себе чего-нибудь хорошего и добавь: «и вам того же». Вот и все!
- Это как? – напрягла мозги Лялькина. – Что-то не пойму я…
- Да очень просто! Вот хочется тебе сказать «чтоб ты провалилась», а ты подумай «чтоб тебе жениха хорошего найти!». Да с сердцем так подумай, энергично! Сама хочешь, небось, жениха-то?
- Это к делу не относится, — смутилась Лялькина, которая действительно числилась в незамужних и жениха ой как хотела. – А вы лучше скажите, раз мы части Единого Целого, почему одни люди хорошие, а другие… не очень? Ну, просто даже злые?
- Потому что каждый в своем осколке видит малую толику Целого. А в Едином Целом – в нем ведь всего понемногу есть. Это как в хлебе. Если дрожжи, вода, соль и мука по отдельности – невкусно, и есть не станешь. А если все смешать да выпечь – вкуснятина, за уши не оттащишь.
- А мой дедушка то же самое про бражку говорил, — заулыбалась Лялькина.
- Ну вот видишь, значит не одна я мудрость тебе передаю, — засмеялась и бабулька. – Ты попробуй, попробуй! Все быстро меняться начнет, вот увидишь!
- Ага, а если я пожелаю хорошего, а человек еще больше обозлится? – вдруг обеспокоилась Лялькина. – Вдруг он ни во что хорошее и вовсе не верит?
- Ну и пусть не верит. Ты же не для него стараешься, а для себя. Говорю тебе – желай хорошего, оно к тебе и вернется, по Закону Отражения. Это самый лучший в мире щит, ты уж мне поверь. А то сидишь, думаешь: «Вот старая, из ума выжила, сказки какие-то рассказывает».
- Я… Я не… — залепетала Лялькина, которая действительно что-то такое подумывала.
- Да ладно, я не обижаюсь, — добродушно махнула рукой бабуся. — Если б я мысли чужие слышала да еще и обижалась, давно бы рассыпалась от горя. Иногда люди такое думают, что хоть святых выноси!
- Трудно, наверное, вам, если вы все мысли слышите?
- Ничего, я привыкшая. Главное – добра желать, вот и вся наука. Так и живу.
Тут бабушке пришло время выходить, а Лялькина на следующей вышла. Шла домой и думала: что это вообще было? И что тут ложь, что правда? А может, бабуська и впрямь вовсе из ума выжила по старости лет? Но тут она спохватилась и выбросила из головы эту мысль: а что если по Закону Отражений к ней вернется, что же ей, из ума теперь выживать? Нет уж, спасибочки!
И, как назло, у подъезда столкнулась с Егоровной, местной скандалисткой, которую все соседи боялись и недолюбливали, а уж связываться с ней и вовсе избегали. Поговаривали даже, что она – энергетический вампир и живет за счет высасывания чужой энергии, и Лялькина с этим была горячо согласна. Ее – так каждый раз высасывала.
- Ага, тебя-то мне и надо! – трубно провозгласила Егоровна. – Это твоя кошка мои цветочки перекопала? Я ее на живодерню сдам! А тебя к ответственности привлеку!
Прежде Лялькина обычно замирала перед Егоровной, как кролик перед удавом, позволяла выжать себя как лимон, а потом бежала домой плакать, но тут она вспомнила науку своей старенькой попутчицы, закон отражений, и…
- Будьте здоровы, Егоровна, — внятно сказала Лялькина, не сбавляя скорости.
Егоровна сначала замерла, а потом уперла руки в боки и возвысила голос:
- Здорова, говоришь? Да ты издеваешься, что ли? С вами тут вообще рехнешься, какое здоровье???
«Чтоб ты облезла, — привычно хотела подумать Лялькина, и тут же, спохватившись, переиграла. – Чтоб ты расцвела и заколосилась!».
Мысль показалась ей такой забавной, что она даже хихикнула. Егоровна продолжала голосить, уже за спиной, а Лялькина спокойно вошла в подъезд и поднялась к себе в квартиру.
- Надо же, не пробила! – в полном изумлении проговорила она, пялясь на себя в зеркало в прихожей. – Слышь, Егоровна! Не пробила ты меня! Действует щит, действует!
На следующий день Лялькина испробовала щит на работе – и там все получилось! Начальнице Лялькина пожелала счастливого отдыха на Багамах, коллеге-змеище – хорошо оплачиваемой работы, вредному клиенту – крупный выигрыш в лотерею. К концу рабочего дня Лялькина пребывала в замечательном расположении духа. Стрелы, истекающие ядом, до нее просто не долетали!!!
А в скором времени ехала посвежевшая и помолодевшая Лялькина в автобусе, и на какой-то остановке вошла та самая бабища с сумкой, которая когда-то нанесла урон лялькинским колготкам (о боже, как давно это было!!!), зато принесла судьбоносную встречу с волшебной бабулькой. Теперь бабища прицепилась к мужчине интеллигентного вида, который попался ей под горячую руку. Мужчина бледнел, краснел и, по всему, с трудом сдерживался, чтобы не вступить в перепалку.
«Чтоб у тебя твой поганый язык отсох, старая ведьма», — Лялькина вдруг поняла, о чем думает мужчина. Э, нет, это было не дело! — «Чтоб у тебя оказался рот, полный рахат-лукума, божий одуванчик», — наспех придумала за него Лялькина и оглянулась.
- Молодой человек, идите сюда! – позвала она. – Тут место есть. А мне нужна ваша помощь. Пожалуйста!
Мужчина глянул на нее с благодарностью, как на спасительницу, и резво двинулся к Лялькиной.
- Садитесь, — пригласила она. – Зацепило?
- Еще как, — признался мужчина. – Как я не люблю таких скандальных ситуаций! Но почему-то все время в них попадаю. Прямо проклятие какое-то!
- Точно. Проклятие! Но я знаю, как его снять, — загадочно сказала Лялькина. – Вы что-нибудь слышали про Зеркало Мира? А про Закон Отражения? Как, и щита у вас до сих пор нет?
Мужчина ничего такого, разумеется, не слышал, но очень заинтересовался. И Лялькиной пришлось пригласить его на чашечку чая, поскольку уже была ее остановка. Они встретились еще раз, и еще… А что было потом – вы уж и сами догадались. Потому что Лялькина к тому времени нажелала частичкам Единого Целого столько хорошего, что это просто не могло к ней не вернуться. По Закону Отражения!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/zakon-otraz ... lfiki/2563
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 10 авг 2012, 12:34

СКАЗКА О ВНУТРЕННЕМ ГОЛОСЕ

Жил-был на свете Внутренний Голос. Принадлежал он одной очень романтичной девушке, которая, вдохновившись красивой легендой, мечтала найти свой Половинку. Это было то, чего ей не хватало для полного счастья.
Она давно решила, что когда она встретит свою Половинку, то посвятит жизнь ему, и на всей Земле их будет только двое, а другие им будут просто не нужны – потому что Половинки! Уж такая она была романтичная…
Вскоре она встретила интересного парня. Он очень красиво ухаживал, пел песни под гитару и водил ее в парк и в кафе. А вскоре он сделал ей предложение! Девушка обрадовалась: теперь, когда она встретила свою Половинку, ее счастье стало полным, и начиналась самая романтика!
- Не торопись, — шепнул ей Внутренний Голос. – Будь осмотрительной!
Но какая там осмотрительность, когда Половинка! Она действительно вышла за него замуж и стала посвящать жизнь строительству семейного гнездышка. Теперь ей не нужны были подруги, она забросила свои привычки и увлечения, потому что ей теперь все на свете заменила Половинка.
Казалось бы, ее мечта сбылась, и оставалось только жить долго и счастливо, предаваясь любви. Но… Ничего такого не вышло. Потому что вскоре выяснилось, что ее молодой муж предается любви и с ней, и со многими другими женщинами. Ничего хорошего в этом нет, но так уж он был устроен.
- Бежим отсюда! – шепнул ей Внутренний Голос.
- Нет, не бежим, — возразила она. – Это же моя Половинка, и другой не будет. Мы встретились на перекрестках Мироздания, чтобы стать единым целым. Я рожу ему ребенка, и он остепенится.
Но девушка вновь ошиблась: плач ребенка раздражал Половинку, и он все чаще убегал из дома, оставляя ее один на один с проблемами. От этого она сердилась и обижалась.
- Он все еще не готов быть главой семьи, — подсказывал ей Внутренний Голос.
- Что значит «не готов»? Он должен! Ведь я же его Половинка, значит, имею полное право требовать! — возражала женщина.
Она и требовала, и уговаривала, и объясняла, и умоляла. Но муж от длинных разговоров впадал в тоску и еще чаще уходил – то к друзьям, то в гараж.
- Не перегибай палку, — советовал Внутренний Голос. – Если уж так случилось, живи своей жизнью! Найди себе увлечения, заведи подруг.
- Что значит «своей жизнью»? – удивлялась женщина. – У меня не может быть своей жизни, мы же Половинки! У нас теперь одна жизнь – общая!
А в одни прекрасный момент их общая жизнь рухнула, потому что он ушел. Насовсем. У другой женщине.
Конечно, для оставшейся Половинки это была полная катастрофа. Такое коварство! И то кого??? От собственной Половинки!!!
Огляделась она по сторонам – а у нее ничего нет. Ни друзей – всех растеряла, не до них было. Ни хобби – она ведь только своей Половинкой и занималась. Ни полного счастья – ведь оно у них было одно на двоих, а теперь половина счастья ушла вместе с ним.
- Как же так??? – недоумевала она. – Разве Половинки могут вот так… располовиниться? Так нечестно! И что мне теперь делать?
- Наверное, наполнить свою жизнь собственным счастьем, — предложил Внутренний Голос. – Так, чтобы оно ни от кого не зависело.
- Где же ты раньше был? – упрекнула его женщина. – Если бы ты вовремя мне подсказал, я бы сейчас так не страдала!
- Я подсказывал, — вздохнул Внутренний Голос. – Просто ты меня не слышала. Человек всегда слышит только то, что хочет слышать, а остальное пропускает мимо ушей. Даже если это его собственный Внутренний Голос!
- Скажи мне, в чем я ошиблась? Наверное, я проморгала в самом начале, и он был не моя Половинка?
- Да все просто. Кого ты выберешь себе в Спутники Жизни, тот и будет твоей Половинкой, — объяснил ей Внутренний Голос. – А дальше начнется жизнь, со всеми ее горестями и радостями, находками и потерями… Совместный полет! Просто надо помнить: твоя Половинка – не есть ты, а ты – не есть другой. Каждый сам по себе, но летите рядом и в одном направлении! Это и есть полное счастье.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/skazka-o-vn ... olose/2669
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 13 авг 2012, 09:40

ДОСТУПНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

- Здравствуйте. Это вы психотерапевт?
- Совершенно верно, батенька, я, прошу вас, проходите. Присаживайтесь вот сюда, в уголочек, за столик.
- Ага. Можно вопрос? Почему вы не в кабинете принимаете, а на дому? Да еще на кухне?
- А это, батенька, такой тонкий психотерапевтический ход! Для максимального приближения к привычной обстановке. Клиент сразу чувствует себя как дома, расслабляется, открывается. Так ведь? Вы уже чувствуете себя, как дома?
- Ну, это… Чувствую. Кажется. Я не очень в чувствах разбираюсь. Не дамочка.
- Вы совершенно правы! Пусть дамочки роются в своих чувствах, а мы по старинке, микстурками, на травках, на апельсиновых корочках… Ну-ка, вот я вам в мензурку накапаю… Выдохните – и залпом! Ай, молодца! Ну как?
- Горько…
- Это по первости, исключительно по первости. Потом даже вкусно будет. Вас ко мне, извиняюсь, кто направил?
- Валерка Мокрецов из соседнего подъезда. «Попробуй, — говорит. – Хуже, чем есть, все равно не будет, а мы с корешами все туда заглядываем». К вам, то есть. Очень хвалил, говорит, после вас себя вообще другим человеком чувствуешь. Отдых для души, релакс и все такое… Друзья опять же новые.
- Знаю, знаю Валерика, как же…постоянный клиент. Приятно, приятно! И он говорит чистую правду, и про отдых, и про релакс. И про то, что «другим человеком» станете. А уж друзей себе новых найдете – это точно. Обещаю. А чем вас старые-то не устраивают?
- Да умные они больно. Все учат, как жить надо. А я, может быть, не хочу, как они! Я, может быть, хочу правду найти.
- Понимаю. Сочувствую. Так что там с правдой-то?
- Начальство ворует, совсем совесть потеряли. Милиция продажная. Бабы – суки, им только кошелек на ножках нужен. Бригадир затирает. Дед говорит – ты пролетариат, гегемон! Борись, говорит! Я попробовал права качать – так меня премии лишили квартальной. Говорят, за опоздания и частые перекуры. А на самом деле – за правду!
- Ах, знакомая картина! Как я вас понимаю! Вам надо успокоиться. Примите 20 капель. Лучше уже пошло? А я что говорил! Скажите, а вы к другим специалистам обращались?
- Да жена водила к себе на работу к психологу. Я раз сходил – и все. Сидит какая-то баба молодая, дурацкие вопросы задает. Что там у меня в детстве было, да как я себя оцениваю, да чего от жизни хочу. А я себя нормально оцениваю, как мужик! И от жизни хочу, как все: чтобы квартира, машина, дача, заработки приличные. Жена чтобы не выпендривалась, дети чтоб образование получили. Мне чужого не надо – но мое мне вынь да положь!
- Значит, психолог вам не понравилась?
- Да шарлатанка какая-то! Говорит, надо принять на себя ответственность. А у меня этой ответственности и так полные штаны. Я, что ли, должен за дурость правительства отвечать? Или за ворюг из заводоуправления? А то еще, может, и за то, что какая-то сволочь мусор мимо мусоропровода сыплет? Дудки! Мы свои права знаем, пусть она эту ответственность себе в лифчик засунет! Диплом, наверное, в переходе купила. Шарлатанка.
- Конечно, конечно, не волнуйтесь. Вот я вам сейчас двойную дозу накапаю. Примите, пожалуйста. Буквально через пару секунд легче станет. Легче?
- Да, доктор, правда легче. Прямо как камень с души. Плечи расправились.
- Да-да-да! У моей микстуры – потрясающий эффект! Рецепт проверен веками. У меня знаете сколько клиентов? Ого-го!
- Да я тебе верю, доктор! Ничего, что на ты? Я человек простой, мы академиев не кончали.
- Да помилуйте, батенька! Как вам удобно. Ко мне разные люди лечиться приходят. И рабочей профессии, и с образованием, чувствительные, тонко организованные – словом, интеллигенция.
- Эээх, интеллигентишки поганые! Это они всегда все портят. Вот смертную казнь из-за них отменили, это они вопили, ручонками махали. А зря! Надо, чтобы все знали – нарушил – к стенке! И точка. Доктор, а можно мне еще вашей микстурки?
- Конечно, конечно! Вот я пузырек к вам поближе поставлю, вы сам себе наливайте, как почувствуете потребность.
- А какая доза полагается?
- А это уж от организма зависит. Ну, ориентируйтесь на края мензурки. Выше края не нальется, хе-хе.
- А ты остряк, доктор! Шутка юмора, того-сего, уваж-жаю! Чего б тебе пожелать хорошего?
- А вы мне здоровья пожелайте. Вот так, мензурочку поднимаем – и желаем!
- Ну, твое здоровье!
- Вот! Теперь совсем правильно! Еще пользительнее будет. Как душевное состояние?
- Да не врал Валерка: человеком себя почувствовал! Вроде душа освободилась. Жена-то моя, дура, все мне долбит: «Душа обязана трудиться, нужно саморазвиваться, надо работать над собой». А я за смену на заводе так впахиваю, что мне вечером только бы отдохнуть, расслабиться. И так руки натруженные, вон, посмотри! Видал мозоли? Трудовые! И на душе такие же.
- Очень, очень трудовые руки! Имеете полное право на отдых. Полное право!
- Ну, за права! Твое здоровье, доктор… А курс лечения какой?
- А пока надобность будет. Никаких ограничений.
- И сколько раз в день принимать? В какое время?
- Как решите, батенька. Тут каждый сам себе назначает. Я вас не неволю.
- Молоток ты, доктор! Настоящий спец. Я принуждения не теплю, мне свобода выбора нужна! И никаких этих… самоковыряний. Вот это лечение, вот это я понимаю. А мне к вам еще надо приходить?
- На первых порах вам новые друзья помогут. Валерик, например. Они и введут вас в курс дела. Будете опытом обмениваться: дозировки там, частота употребления… Там много интересных нюансов, я вас уверяю. Вы и не представляете, как это захватывает!
- Это я люблю, когда захватывает! Чтобы душа свернулась, а потом развернулась! И-эх, жисть моя – жестянка!
- Да-да… Ну-с, молодой человек, полагаю, нашу консультацию можно завершить. У меня сейчас по записи уже следующий клиент будет, тоже на первичный прием.
- Ага, понял. А, доктор! А где микстуру-то брать? В аптеке, что ли? Как называется?
- Можно и в аптеке, можно и в других местах. Вы не волнуйтесь, примите пока еще дозу, а я вам пока рецептик выпишу.
- Ну, здравы будем! И вы, и мы!
- Пожалуйста, вот рецептик. Если понадобится еще раз забежать – вторичный прием уже без записи. Вот вам счет за консультацию – оплата, собственно, только за микстурку.
- И опять уважаю! Как говорится, надежно, выгодно, удобно! Не отходя от кассы! Доктор, дай я тебя обниму! От полноты чувств!
- Что, вижу, полегчало? Жить захотелось?
- Вааще захорошело! Я теперь на всех этих уродов чихать хотел! А дурище своей я сейчас все скажу, что об ее грудастой психологичке думаю. Все, пошел! Дай пять, доктор!
… В дверь уже заходил следующий клиент – могучий мужик в стильном костюме, с роскошным кожаным портфелем, на пальце болт золотой. «Уууу, ворюга!» — подумалось мимоходом. Надевая ботинки в прихожей, он слышал, как мужик на кухне забубнил: «Вроде и бабок полно, и бизнес в расцвете, и женился вот на молодой, а напряг какой-то, счастья-то все равно нет…».
Дверь захлопнулась. Уже на лестнице он спохватился и глянул в рецепт. С трудом разобрал: «Любая алкоголесодержащая продукция. Отпускается круглосуточно, без лимита, в киосках и магазинах. Принимать внутрь по индивидуальному графику. Дозировку подобрать опытным путем». И ниже четкая подпись: «Зеленый Змий, самый популярный и доступный психотерапевт». А совсем внизу – мелкими буковками: «Минздрав предупреждает…» и еще что-то дальше, но разбираться в мелкоте было лень. Да и некогда: надо было еще успеть заскочить в магазин за микстурой. Вечер долгий, а душа требовала продолжения психотерапии.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/dostupnaya- ... lfiki/2725
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 14 авг 2012, 09:30

ЖЕРТВА — СКАЗКА ОТ ЭЛЬФИКИ

- Здесь занимают очередь на жертвоприношение?
- Здесь, здесь! За мной будете. Я 852, вы – 853.
- А что, так много народу?
- А вы думали??? Одна вы, что ли, такая умная? Вон, все, кто впереди – туда же.
- Ой, мамочки… Это когда же очередь дойдет?
- Не беспокойтесь, тут быстро. Вы во имя чего жертву приносите?
- Я – во имя любви. А вы?
- А я – во имя детей. Дети – это мое все!
- А вы что в качестве жертвы принесли?
- Свою личную жизнь. Лишь бы дети были здоровы и счастливы. Все, все отдаю им. Замуж звал хороший человек – не пошла. Как я им отчима в дом приведу? Работу любимую бросила, потому что ездить далеко. Устроилась нянечкой в детский сад, чтобы на виду, под присмотром, ухоженные, накормленные. Все, все детям! Себе – ничего.
- Ой, я вас так понимаю. А я хочу пожертвовать отношениями… Понимаете, у меня с мужем давно уже ничего не осталось… У него уже другая женщина. У меня вроде тоже мужчина появился, но… Вот если бы муж первый ушел! Но он к ней не уходит! Плачет… Говорит, что привык ко мне… А мне его жалко! Плачет же! Так и живем…
- А вы?
- Я тоже плачу… Мучаюсь вот, давно уже… С ума сойду скоро!
- Да, жизнь такая жестокая штука… Всегда приходится чем-то поступаться. Приносить что-то в жертву…
Распахивается дверь, раздается голос: «Кто под №852? Заходите!».
- Ой, я пошла. Я так волнуюсь!!! А вдруг жертву не примут? Не забудьте, вы – следующая.
№ 853 сжимается в комочек и ждет вызова. Время тянется медленно, но вот из кабинета выходит №852. Она в растерянности.
- Что? Ну что? Что вам сказали? Приняли жертву?
- Нет… Тут, оказывается, испытательный срок. Отправили еще подумать.
- А как? А почему? Почему не сразу?
- Ох, милочка, они мне такое показали! Я им – ррраз! – на стол жертву. Свою личную жизнь Они спрашивают: «А вы хорошо подумали? Это же навсегда!». А я им: «Ничего! Дети повзрослеют, оценят, чем мама для них пожертвовала». А они мне: «Присядьте и смотрите на экран». А там такое кино странное! Про меня. Как будто дети уже выросли. Дочка замуж вышла за тридевять земель, а сын звонит раз в месяц, как из-под палки, невестка сквозь зубы разговаривает… Я ему: «Ты что ж, сынок, так со мной, за что?». А он мне: «Не лезь, мама, в нашу жизнь, ради бога. Тебе что, заняться нечем?». А чем мне заняться, я ж, кроме детей, ничем и не занималась??? Это что ж, не оценили детки мою жертву? Напрасно, что ли, я старалась?
Из двери кабинета доносится: «Следующий! №853!».
- Ой, теперь я… Господи, вы меня совсем из колеи выбили… Это что ж??? Ай, ладно!
- Проходите, присаживайтесь. Что принесли в жертву?
- Отношения…
- Понтяно… Ну, показывайте.
- Вот… Смотрите, они, в общем, небольшие, но очень симпатичные. И свеженькие, неразношенные, мы всего полгода назад познакомились.
- Ради чего вы ими жертвуете?
- Ради сохранения семьи…
- Чьей, вашей? А что, есть необходимость сохранять?
- Ну да! У мужа любовница, давно уже, он к ней бегает, врет все время, прямо сил никаких нет.
- А вы что?
- Ну что я? Меня-то кто спрашивает??? Появился в моей жизни другой человек, вроде как отношения у нас.
- Так вы эти новые отношения – в жертву?
- Да… Чтобы семью сохранить.
- Чью? Вы ж сами говорите, у мужа – другая женщина. У вас – другой мужчина. Где ж тут семья?
- Ну и что? По паспорту-то мы – все еще женаты! Значит, семья.
- То есть вас все устраивает?
- Нет! Нет! Ну как это может устраивать? Я все время плачу, переживаю!
- Но променять на новые отношения ни за что не согласитесь, да?
- Ну, не такие уж они глубокие, так, времяпровождение… В общем, мне не жалко!
- Ну, если вам не жалко, тогда нам – тем более. Давайте вашу жертву.
- А мне говорили, у вас туту кино показывают. Про будущее! Почему мне не показываете?
- Кино тут разное бывает. Кому про будущее, кому про прошлое… Мы вам про настоящее покажем, хотите?
- Конечно, хочу! А то как-то быстро это все. Я и подготовиться морально не успела!
- Включаем, смотрите.
- Ой, ой! Это же я! Боже мой, я что, вот так выгляжу??? Да вранье! Я за собой ухаживаю.
- Ну, у нас тут не соцреализм. Это ваша душа таким образом на внешнем виде отражается.
- Что, вот так отражается??? Плечи вниз, губы в линию, глаза тусклые, волосы повисшие…
- Так всегда выглядят люди, если душа плачет…
- А это что за мальчик? Почему мне его так жалко? Славненький какой… Смотрите, смотрите, как он к моему животу прижимается!
- Не узнали, да? Это ваш муж. В проекции души.
- Муж? Что за ерунда! Он взрослый человек!
- А в душе – ребенок. И прижимается, как к мамочке…
- Да он и в жизни так! Всегда ко мне прислушивается. Прислоняется. Тянется!
- Значит, не вы к нему, а он к вам?
- Ну, я с детства усвоила – женщина должна быть сильнее, мудрее, решительнее. Она должна и семьей руководить, и мужа направлять!
- Ну так оно и есть. Сильная, мудрая решительная мамочка руководит своим мальчиком-мужем. И поругает, и пожалеет, и приголубит, и простит. А что вы хотели?
- Очень интересно! Но ведь я ему не мамочка, я ему жена! А там, на экране… Он такой виноватый, и к лахудре своей вот-вот опять побежит, а я его все равно люблю!
- Конечно, разумеется, так оно и случается: мальчик поиграет в песочнице, и вернется домой. К родной мамуле. Поплачет в фартук, повинится… Ладно, конец фильма. Давайте завершать нашу встречу. Будете любовь в жертву приносить? Не передумали?
- А будущее? Почему вы мне будущее не показали?
- А его у вас нет. При таком настоящем – сбежит ваш выросший «малыш», не к другой женщине, так в болезнь. Или вовсе – в никуда. В общем, найдет способ вырваться из-под маминой юбки. Ему ж тоже расти охота…
- Но что же мне делать??? Ради чего я тогда себя буду в жертву приносить???
- А вам виднее. Может, вам быть мамочкой безумно нравится! Больше, чем женой.
- Нет! Мне нравится быть любимой женщиной!
- Ну, мамочки тоже бывают любимыми женщинами, даже часто. Так что? Готовы принести себя в жертву? Ради сохранения того, что имеете, и чтобы муж так и оставался мальчиком?
- Нет… Не готова. Мне надо подумать.
- Конечно, конечно. Мы всегда даем время на раздумья.
- А советы вы даете?
- Охотно и с удовольствием.
- Скажите, а что нужно сделать, чтобы мой муж… ну, вырос, что ли?
- Наверное, перестать быть мамочкой. Повернуться лицом к себе и научиться быть Женщиной. Обольстительной, волнующей, загадочной, желанной. Такой цветы дарить хочется и серенады петь, а не плакать у нее на теплой мягкой груди.
- Да? Вы думаете, поможет?
- Обычно помогает. Ну, это в том случае, если вы все-таки выберете быть Женщиной. Но если что – вы приходите! Отношения у вас замечательные просто, мы их с удовольствием возьмем. Знаете, сколько людей в мире о таких отношениях мечтают? Так что, если надумаете пожертвовать в пользу нуждающихся – милости просим!
- Я подумаю…
№853 растерянно выходит из кабинета, судорожно прижимая к груди отношения. №854, обмирая от волнения, заходит в кабинет.
- Готова пожертвовать своими интересами ради того, чтобы только мамочка не огорчалась.
Дверь закрывается, дальше ничего не слышно. По коридору прохаживаются люди, прижимая к груди желания, способности, карьеры, таланты, возможности, любовь – все то, что они готовы самоотверженно принести в жертву…

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/zhertva-ska ... lfiki/2765
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 15 авг 2012, 09:09

УБИТЬ НАДЕЖДУ

Жил был один Мудрец, к которому многие приходили за советом. Мудрец жил отшельником, был скуп на слова, часто говорил загадками, но каждый все равно получал ответ на свой вопрос.
И вот однажды явилась к Мудрецу женщина. Она была собранна и сурова, и голова ее была опущена вниз, словно там, под ногами, было что-то, что ей хотелось бы растоптать.
- У меня родился ребенок, и он болен. Говорят, что болезнь врожденная, и что вылечить ее нельзя. Но я слышала, что твоя мудрость творит чудеса. Я очень на тебя надеюсь. А надежда, как известно, умирает последней. Скажи, что мне делать, чтобы мой малыш излечился?
- А на что ты готова для этого? – спросил Мудрец.
- На все! – пылко ответила женщина. – Я сделаю все, чтобы ребенок был здоров.
- Тогда для начала убей надежду, — посоветовал Мудрец.
- Что??? – вскричала женщина. – Ты советуешь мне перестать надеяться, опустить руки??? Да ни за что!
- Убей надежду, — настойчиво повторил Мудрец и прикрыл глаза.
Женщина шла от него, пылая праведным гневом. Она была очень обижена на Мудреца. Она возлагала на него такие надежды, а он их не оправдал, и сказал ей такое, что сразу настроило женщину против него.
- Убить надежду! – яростно бормотала она. – Это надо же такое посоветовать несчастной матери? Никакой он и не Мудрец, и мудрость его – липовая. Я буду надеяться, и мой мальчик обязательно выздоровеет!
И женщина отправилась к докторам. Доктора осмотрели его и сказали, что болезнь тяжелая, и лечить ее долго и трудно, но есть надежда.
- Значит, все-таки есть! – обрадовалась женщина и напряженно стала ожидать чуда.
После лечения ребенку стало лучше, но болезнь никуда не ушла – просто затаилась на время, а потом вспыхнула с новой силой.
- Ничего не можем сделать, — развели руками врачи. – Только поддерживать. А потом, всегда есть надежда, что вот-вот изобретут новейшее лекарство, и тогда…
Но женщина решила не ожидать новейшего лекарства, а понесла ребенка к бабкам, экстрасенсам и прочим целителям. Она надеялась, что уж или народная медицина, или сверхъестественные способности подействуют на болезнь. Но ни отливание воска, ни нашептывание на воду, ни пассы над телом ребенка не оправдали ее надежд.
Тогда женщина решила поехать в монастырь, где была чудотворная икона и помолиться перед ней о выздоровлении ребенка. Она и свечи ставила, и молебны заказывала, и молилась денно и нощно, но когда вернулась домой, никаких изменений не обнаружила – дитя все так же болело.
Больше обращаться было не к кому – похоже, ее надежда умерла.
- Мудрец! – вспомнила она. – Это он убил мою надежду. Надо пойти и высказать ему все, что я о нем думаю.
Она прибежала к Мудрецу поздним вечером, когда было уже темно, а на небе горели звезды. Но он не спал – сидел у порога и словно бы ждал ее.
- У меня больше нет надежды! – гневно крикнула она. – Это ты во всем виноват! Ты зародил во мне зерно сомнения! Зачем ты сказал мне тогда эти слова? Если бы я и дальше надеялась, то все бы изменилось…
- Ничего бы не изменилось, — покачал головой Мудрец. – В тебе было очень много Надежды, но совсем не было Веры. А значит, и результат был неоднозначный – так, 50 на 50.
- О чем ты говоришь? – устало спросила женщина. – Ведь надеяться на Чудо – это единственное, что мне оставалось.
- Нет. Был и другой выбор – ВЕРИТЬ в Чудо. Верить в то, что оно непременно случится. Верить в то, что Всевышний посылает тебе именно то, в чем ты нуждаешься для совершенствования души. Надежда – это зыбкие волны, Вера – это твердыня и опора. Надежда – это порхающие светлячки, Вера – это мощный маяк. То, на что мы надеемся – может произойти, а может и нет. То, во что мы верим, происходит всегда. Во что ты верила до сих пор, женщина?
- В то, что нам помогут, — тихо ответила она. – В то, что найдется какой-то человек, или лекарство, или еще какой-нибудь способ уничтожить болезнь.
- И это проявлялось в твоей жизни, — кивнул Мудрец. – Но ты не верила в конечный результат. Просто надеялась…
- Я не надеюсь больше, — сказала она. – Я исчерпала запасы своей надежды до дна.
- И теперь тебе остается два пути: или впасть в отчаяние и обозлиться на весь мир, или начать, наконец, ВЕРИТЬ. Во что ты хочешь верить сейчас? – спросил Мудрец.
- Я уже не знаю, — покачала головой женщина. – В голове моей полный сумбур и нет ни одной связной мысли.
- Посмотри на звезды, — предложил Мудрец. – Можно ли надеяться, что они были созданы для нас? Нет, нам не дано знать замысел Творца. Но в это можно верить! И тогда для тебя так и будет, и душа твоя наполнится светом звезд. Я вот – верю, что это так, и мне приятно думать, что звезды светят для меня.
- А говорили, что ты немногословный, — вдруг вспомнила женщина.
- Я разговариваю только с теми, кто способен меня услышать, — ответил Мудрец. – С теми, кто потерял Надежду, но готов обрести Веру. Так во что ты хочешь верить?
- В то, что Всевышний нам поможет, — чуть помедлив, сказала женщина. – В то, что я справлюсь – как бы не повернулась ситуация. В то, что мой малыш может быть счастливым – даже если он никогда не поправится! Я верю в это, и никто не сможет отобрать у меня мою Веру! Я верю в себя, верю в моего мальчика, и верю, что все сложится наилучшим для нас образом!
- Я рад за тебя, женщина. И теперь я пойду отдыхать, а ты отправляйся домой – к своему ребенку. У вас все будет хорошо. Я в тебя верю.
И Мудрец скрылся в своей хижине.
А женщина пустилась в обратный путь, но теперь она смотрела не под ноги, а в небо – туда, где мерцали звезды.
- А еще я верю, что вы созданы для меня! – сказала она звездам и пошла дальше, чувствуя, как душа ее наполняется звездным светом.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/ubit-nadezh ... fikii/2793
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 16 авг 2012, 11:58

ЧАСОВЫХ ДЕЛ МАСТЕР

Ее часы остановились. Любимые, замечательные часики «Слава», которые служили ей верой и правдой много лет, вдруг остановили бег своих стрелок, и ей показалось, что вместе с ними замерла жизнь. Но она не привыкла пасовать перед трудностями и превратностями судьбы. Надо было просто отнести часы в ремонт.
Дочка глянула мельком и сказала:
- Мам, ну ты чего позоришься? Выброси эту рухлядь. И позолота облезла, и дизайну никакого. Я тебе новые куплю, кварцевые!
- Ага, бабуль, механические сейчас уже не в моде, — поддержал внук.
- Да и где сейчас найдешь мастера, чтобы в таком антиквариате разбирался? - резонно предположил зять.
Она, как обычно, не стала спорить. Она могла бы рассказать, что эти часики вручил ей сам начальник цеха Степанов Семен Игнатьевич, как передовику производства, и было ей тогда… В общем, молодая была. Еще она могла бы рассказать, что посматривала на эти часики, когда спешила на свидание к своему любимому – который потом стал ей мужем и подарил таких замечательных деток. И еще она могла бы добавить, что эти часики оказались ей верны на долгие годы – не в пример многим людям, и прошли с ней огонь, воду и медные трубы. Но ничего такого она рассказывать не стала, а дождалась, когда все уйдут по своим молодым делам, сложила часики в конвертик и пошла в мастерскую.
В первой мастерской ей сразу сказали, что не возьмутся. Во второй – посмотрели, поковырялись и посоветовали выбросить. И только в третьей мастерской приемщица сжалилась над ней.
- Вы, мамаша, идите на Лермонтова, 1, там в подвальчике мастер работает, уж если он не возьмется, тогда и не знаю, кто…
Подвальчик она нашла быстро, и мастера тоже. Она ожидала увидеть старичка-моховичка, из прошлой жизни, но мастер оказался неожиданно молодым, тоненьким, хрупким, в белой футболке, со светлыми длинными волосами, собранными в хвост, и ясными синими глазами. Она даже растерялась немного: а видел ли он вообще механические часы?
Но мастер глянул – и даже, казалось, обрадовался.
- Ого! Какой интересный экземпляр! Вы присаживайтесь вот сюда, в креслице, а я пока посмотрю. Часикам, наверное, не меньше 20 лет?
- Больше. Намного больше, — призналась она. – Помогите, пожалуйста, эти часы мне очень дороги!
- Не волнуйтесь, женщина, сейчас посмотрю, что с механизмом случилось, а там и определимся.
Она присела в кресло, а мастер тем временем опустил на глаз свое увеличительное устройство (она не знала, как это правильно называется), достал какие-то малюсенькие инструменты, сосредоточился и стал похож на врача-хирурга.
- Ну ничего себе! – вдруг сказал мастер. – Вот, оказывается, в чем дело! Время взбунтовалось. Оно остановилось, потому что вы не хотите им пользоваться.
- Простите… Я не поняла, — робко переспросила она. – Кто взбунтовался?
- Время, — повторил мастер. – У вас же никогда нет для себя времени!!! Разве это дело? Вот оно и остановилось, чтоб напомнить о себе.
- Я ничего не понимаю, — пожаловалась она. – Вы мне объясните, пожалуйста…
- Конечно! – обрадовался мастер. – Сейчас расскажу. Вот я смотрю на механизм – и вижу, как он изношен. Шестеренки стерлись, зубчики поломались, винтики разболтались… Наверное, вы давно не носили эти часы в починку?
- Да никогда не носила, — сказала она. – Они не ломались, шли себе да шли. Иногда забарахлят – так я с ними поговорю, или, бывает, встряхну – ну, они и дальше идут.
- Вот так и вы – никогда не останавливались, шли себе по жизни, а если плоховато станет – уговорите себя или встряхнете, и дальше движетесь. Так?
- А как иначе? — удивилась она. – У меня на остановки времени не было. Училась, потом работала, потом сын родился, следом дочка, потом внуки пошли. Когда останавливаться-то?
- А между тем время нам всем отпущено и на движение, и на отдых, — сообщил мастер. – Остановиться, осмотреться, сделать себе передышку. Чтобы механизм тоже передышку получил.
- Ах, молодой человек! Вы просто ужас что говорите, — не согласилась она. – Нас не так воспитывали. Какие могут быть остановки? «Ни шагу назад, ни шагу на месте, а только вперед и только вместе», — вот какой был наш девиз.
- А о душе подумать – тоже на ходу и вместе? – тихо спросил мастер.
- В наше время о душах было думать не принято – атеизм, — строго сказала она. – И я не понимаю, какое отношение это имеет к моим часам.
- Самое прямое, — вздохнул мастер. – Вот смотрю я и вижу: механизм засорен всякими пылинками-песчинками. «Еще не время», «уже не время», «сейчас не время», «не ко времени» — говорили такое? Не спешите с ответом, подумайте.
- Ну как не говорить? Говорила, — подумав, созналась она. – Вот путевку мне давали в санаторий – так у меня семья, они ж без меня пропадут. Отказалась, не ко времени путевка была. Еще помню, дочка мне с первой зарплаты туфли купила – модельные, на шпильке, загляденье одно! Я померила, походила – ну куда я, старая вешалка, в таких пойду? Ну, я и сказала – мол, уже не время мне в таких туфельках прохаживаться. Дочери отдала, чего уж… Ну, еще признаюсь вам: по молодости часто муж ко мне с лаской, а за стенкой – дети, ну я ему и говорила: отстань, мол, сейчас не время. А потом пришло время – и мужа не стало. Упустила, стало быть, время…
- Вот смотрите, сколько счастливого времени вы упустили, — удрученно сказал мастер. – А между тем, это все те пылинки-песчинки, которые мешают времени свободно течь. Механизм засоряют!
- Я еще вспомнила, — заторопилась она. – Вот я часто захочу что-нибудь себе купить, очень-очень, но всегда же есть что-то более важное! Или игрушку для внука, или дочке помочь, или могилки поправить, или в долг кому дать, кто нуждается. Ну, я себя и утешаю: не сейчас, со временем! А потом, глядишь, время прошло, уже и расхотелось, только грусть какая-то осталась…
- А механизм часов, знаете ли, от грусти ржавеет, — проинформировал мастер. – Для него лучшая смазка – счастье. Тогда время течет плавно, свободно, без препятствий. Не даром же говорят: «Счастливые часов не наблюдают». Это потому что они у них не ломаются!
- Да нет, вы не думайте, что в моей жизни счастья не было, — поспешно сказал она. – Было, еще как было! У меня такие детки хорошие! И на работе меня уважали, ценили. И пенсия ничего так, жить можно. И подрабатываю до сих пор, чтобы у детей на шее не сидеть, еще и им подкидываю. Вы не думайте!
- Да я не думаю, я механизм вижу, — ответил мастер, осторожно и бережно обмахивая маленькой щеточкой внутренность часиков. – Механизм о хозяине может сказать больше, чем рентген. Вот он и говорит, что вам правда все это в радость было, не в тягость. Что вы от души свое время на других тратили и взамен ничего не требовали. Но время, отпущенное вам на себя – не использовали. Вот часики вам и намекают: пробил час, пора и к себе лицом обратиться!
- Это как? – всполошилась она. – Я не знаю, как это – к себе лицом.
- Да все просто! Скажите себе: «Ну вот, наконец-то пришло мое время! Время для счастья! И теперь я наверстаю все упущенное!». И наверстывайте!
- А чего ж наверстывать? – озадачилась она. – Я так сразу и не соображу…
- А что вы упустили за прошедшее время? – задал вопрос мастер. – На что у вас времени не хватало?
- Ну… В театры мало ходила, хоть и любила. Наряжаться тоже времени не было. Отдыха себе не давала – то дети болеют, то дача, то ремонт, в общем, все не время отдыхать. Когда без мужа осталась, новой любви не искала – решила, что мое время давно прошло. Так вот как-то…
- Ну, а раз так, то зачем я вам часы чиню? – удивился мастер. – Раз время прошло безвозвратно?
- Это память, — объяснила она. – Память о лучших годах, время молодости моей… Счастливое было время!
- А что сейчас мешает сделать свое время счастливым? – не отставал мастер.
- Так молодость-то прошла, — печально сказала она. – Все в прошлом.
- Застряли в прошлом, — удовлетворенно констатировал мастер. – А я-то думаю, чего у меня тут не запускается? Оказывается, вот в чем дело… Ну так я могу вам сообщить: если вы собрались не жить, а доживать – вам часы и не нужны, они и не заведутся. А вот если намерены жить на всю катушку – тогда есть надежда!
- Как это – «жить на всю катушку»? – не поняла она.
- Видели зарубежных туристок? Старушки уже, божьи одуванчики, а какие живые! В шортах, в кроссовках, с фотоаппаратами, друг друга фотографируют, щебечут, жизни радуются. Они ведь тоже всю жизнь работали, детей растили, а теперь вот находят время и для себя пожить. Наверное, оттого и продолжительность жизни за бугром дольше, чем у нас. Как вы думаете?
- Ой, я об этом и не думала, — смутилась она. – В шортах, скажете тоже…
- А что? Хоть бы и не в шортах. А только все равно – пришло их время, они его и используют как положено.
- Кем положено? – ухватилась за слово она.
- Да кем? Природой. Вселенной. Или Творцом. Как вам больше нравится, — пояснил мастер.
- Откуда вы такой умный? Вроде молодой, а говорите, как старик, уж очень мудро. Ой, извините, вырвалось, — испугалась она.
- Да не извиняйтесь, мне многие так говорят, — развеселился мастер. – Вот такой уж я получился – молодой старик. А как же в сложных механизмах без мудрости разобраться? Старушки-то иностранные тоже, видать, мудрые, раз так использовать отпущенное им время догадались…
- И как же они этот самый механизм смазывают? – несмело спросила она.
- Позволяют себе то, о чем всю жизнь мечтали. Говорится ведь: «Время собирать камни, и время разбрасывать камни»? Ну, вот у них время – снимать сливки! Для смазки механизма…
Вот у вас мечты есть?
- Есть. Чтобы дети счастливы были, — тут же отозвалась она.
- Ну, это понятно. Но это не для себя мечта. А для себя? – настаивал мастер.
Она задумалась, потом засмущалась, даже зарумянилась, но все же решилась:
- Мечтала всегда на Золотое Кольцо съездить, и на теплоходе по Волге. Да все времени не хватало…
- Считайте, что ваше время пришло! – весело сказал мастер. – Держите, вот ваша «Слава». Идут часики. Тикают!
- Не может быть! – ахнула она. – Я уже и не надеялась…
- Человек вы хороший, — улыбнулся мастер. – Для хороших людей всегда время найдется. Только не забывайте: лучшая смазка для механизма ваших часов – счастье.
- Я буду их хорошо смазывать, — пообещала она. – Уж для этого-то я найду время.
- Был рад помочь вам, — счастливо заулыбался мастер.
- Спасибо вам, спасибо! Я вам честно скажу – вы такой молодой, я даже не думала, что у вас получится. Вы и на часовых дел мастера-то не похожи, если честно.
- А на кого я похож?
- Ой, только вы не обижайтесь. Вы такой худенький, молоденький, светленький… На ангела, — смущенно призналась она.
- Здорово. Часовых дел Ангел. Звучит! – жизнерадостно сказал мастер. – Ну что ж, у меня наступает время обеда. А у вас наступает Время Чудес! Желаю вам удачи!
И когда за ней захлопнулась дверь, он с удовольствием повел плечами, разминая затекшие крылья.
Она вышла из мастерской окрыленная. И летела домой, не чуя под собой ног. И в ней просыпались, оживали и робко расправляли крылышки давно забытые мечты. А на руке тикали ее любимые часики, начиная отсчет Нового Времени – Времени Чудес.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/chasovykh-d ... lfiki/2806
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 17 авг 2012, 10:20

ХОЗЯЙКА СЧАСТЛИВОГО ДОМА

Дом страдал. Недавно его покинули Хозяева – они полюбили другой Дом. Тот был просторнее и выше, и комнат в нем было больше, и обитал он в более престижном районе. Покинутый Дом помнил их радостные сборы. Они снимали фотографии и картины со стен, упаковывали коробки, вывозили мебель, и Дом чувствовал, что вместе со всем этим уходит его важная часть. Когда сняли шторы и гардины, окна Дома стали похожи на широко раскрытые глаза обиженного ребенка. Казалось, Дом вот-вот заплачет, но никто не обращал на него внимания. И однажды наступил момент, когда была вынесена последняя коробка, вывезен последний диван, дверь захлопнулась, и в ней дважды повернулся ключ. Дом остался совсем один.
Несколько дней он горевал. Ему не хватало голосов, шагов, суеты. Никто не включал в нем свет по вечерам, никто не крутил краны, не открывались окна, не гуляли сквозняки. Дом сник, вроде бы даже снял ниже, и окна его потускнели. Однажды на крышу дома села ворона.
- Что, разрушаешься потихоньку? – ехидно спросила она Дом.
Обычно Дом игнорировал некорректные реплики, но на этот раз не смог промолчать.
- С чего это ты взяла? И вовсе я не разрушаюсь! – обиженно возразил Дом.
- Разрушаешься-разрушаешься, — подтвердила зловредная птица. – Всем известно, что обиды, переживания, тоска разрушают! И людей, и Дома!
Дом хотел было дать гневный отпор и даже прогнать Ворону, но он чувствовал себя так одиноко, что даже такой собеседник был за счастье. Собственно, и возражать-то было нечего: он действительно страдал от одиночества, обижался и тосковал.
- Мои Хозяева съехали. Они нашли другой Дом! Я им больше не нравлюсь, — пожаловался Дом.
- Ну и что? – хладнокровно парировала Ворона. – На свете еще много Хозяев. Эти съехали – придут другие.
- Я не хочу других, я хочу своих! — грустно сказал Дом.
- Ну и дурак, — вынесла вердикт Ворона. – Давай-давай, страдай. Скоро у тебя от слез сантехника потечет, потом от тоски дерево рассохнется, от злости двери перекосит, а потом тебя отправят на слом, потому что кому ты такой будешь нужен?
Дом знал, что она права. Дома старятся и умирают так же, как и люди, и негативные эмоции разрушают их во много раз быстрее, так же, как и людей.
- Ворона, ты мудрая птица, — начал Дом.
- Не буду спорить, — скромно согласилась Ворона.
- Тогда скажи, что же мне делать? Я не хочу разрушаться. Но очень страдаю от одиночества! И неизвестно, сколько оно продлится… А я так привык служить людям!
- Даю совет, и заметь! – совершенно бесплатно. Чем горевать да печалиться, начни лучше мечтать, — посоветовала Ворона.
- О чем мечтать? – не понял Дом.
- Ну как о чем! О будущем, — пояснила Ворона. – О твоих будущих жильцах. Какими они будут. Как они станут с тобой дружить. Как вы будете друг другу нравиться. Как вы будете любить друг друга и заботиться – ты о них, а они – о тебе.
- Но это же только мечты, — возразил Дом.
- Мысль материальна, — сообщила птица. – Не веришь – проверь. А я тебя уговаривать не собираюсь. Вечер уже, спать пора.
И Ворона улетела. А Дом остался. Делать ему было нечего, страдать уже надоело. поэтому он начал мечтать. Он смотрел на мягкие синие сумерки, на первые звезды, на взошедшую луну, и мечтал о том, как в дом придут новые Хозяева – женщина, мужчина и дети. «Пусть их будет много, чем больше энергии, тем лучше», — решил Дом. Он немного подкорректировал образ Женщины, сделав его чуть поярче и добавив улыбчивости. Образ ему нравился. «Когда тебе будет грустно, просто займись моим благоустройством, и я дам тебе Успокоение, — пообещал Дом – А ты будешь нашим Жизненным Центром». Теперь Мужчина. Дом придумал его большим и сильным. «Нам нужен надежный Хозяин, опора и защитник, — подумал Дом. – Если ты устанешь, Хозяин, я дам тебе Тепло, Уют и Отдохновение». Теперь дети. Дом наделил их разными, но одинаково смешливыми мордашками, подумал, и сделал их живыми и шумными. «Вы будете нашим Вечным Двигателем!», — решил Дом. Ведь всем известно, что дети охотно делятся своей светлой Энергией со всем Миром.
Теперь Дом целыми днями был занят и испытывал удовольствие от того, чем занимался. Однажды наведалась Ворона, но ему некогда было долго разговаривать: он как раз продумывал планировку клумбы перед входом и садика на заднем дворе.
- Красавчик, выглядишь помолодевшим, — одобрила Ворона. – Так держать! То есть так мечтать!
…Однажды утром его привычные грезы прервались голосами людей. Очнувшись от мечтаний, Дом увидел, что на крылечко поднимаются трое – два мужчины и женщина. Одного мужчину он уже видел раньше – это был торговец недвижимостью, а вот двое других… Это были люди из его Мечты. «Не может быть, я еще сплю», — подумал Дом. Но люди уже открыли дверь и вошли внутрь.
- О Боже, это чудо какое-то, — воскликнула Женщина. – Я именно так себе и представляла наш Дом! Все, как я мечтала! И лестница… И окна… И кухня!
- Да, очень солидный дом, — согласился Мужчина. – Надежный такой, основательный. Я одобряю.
- Посмотрите, почувствуйте, какой он теплый и светлый, — призвал торговец недвижимостью – так гордо, как будто собственноручно наполнил его Светом и Теплом.
- Да, и он очень приветливый, хотя и немного заброшенный, — согласилась Женщина. – Здравствуй, Дом! Ты не против, если мы станем здесь хозяйничать?
Дом был не против. Кто же будет препятствовать исполнению собственной Мечты?
- Вы оба работаете? – поинтересовался торговец.
- Да! Нет! – одновременно сказали Хозяева, посмотрели друг на друга и засмеялись.
- Я хочу быть Хозяйкой Дома! То есть Домохозяйкой! Ведь кто-то должен заботиться о таком замечательном Доме, — пояснила Женщина.
- Очень хорошо, — обрадовался торговец. – Я почему-то так и подумал. Тогда мы с вашим мужем могли бы заняться оформлением бумаг!
И они с хозяином занялись бумагами. А новая Хозяйка в это время знакомилась с Домом. Она трогала стены, гладила перила, рассматривала окна, заходила в разные комнаты, и ей казалось, что они знакомы уже давным-давно.
- Мне кажется, что я уже люблю тебя, Дом, — сообщила Домохозяйка.
- Я тоже давно люблю тебя, — прошелестел ей Дом.
- Каждое утро я буду упоминать тебя в молитве, — пообещала Домохозяйка. – По утрам, в ванной, я буду петь тебе Приветственную Песнь. А потом я буду заниматься тобой: мыть, чистить, убирать, приводить в порядок. Ведь, знаешь ли, здесь будут дети! А они всегда все разбрасывают!
«Дети! Будут дети! Наш Вечный Двигатель!», — счастливо подумал Дом.
- А на заднем дворе мы сделаем садик! И клумбу перед входом. Дом начинается с клумбы, как ты полагаешь? – спросила хозяйка.
Дом так долго придумывал эту клумбу, что полагать по-другому он просто не мог. Хозяйка Дома прошла на кухню.
- Господи, какое поле деятельности! – воскликнула она. – Вот здесь я буду готовить. А здесь разместится посуда. Тут будет разделочный стол, а вот тут – удобное кресло для отдыха.
И Домохозяйка радостно пропела: «Ведь так приятно собираться од крышей доооома твоегооооо!».
- Нет, ну кто придумал, что домохозяйке может быть скучно? Не понимаю! Ведь Дом так нуждается в нашей Любви и Заботе! – произнесла Домохозяйка, обращаясь к кухонному крану. Кран благоразумно промолчал – он тоже нуждался в Любви и Заботе.
- А по вечерам мы все будем собираться в гостиной, — решила Домохозяйка. – Мы будем рассказывать разные истории, которые случились за день, ужинать, потом смотреть телевизор или играть в разные игры. Когда вся семья дома – это такое счастье!
Дом был совершенно с этим согласен.
Как-то вечерком прилетела Ворона.
- Смотрю, в тебе жизнь кипит ключом? – спросила Ворона.
- Еще как кипит! – охотно подтвердил Дом. – Ты и не представляешь, как это приятно, когда в Доме – Счастливая Домохозяйка.
- Ну, Счастливому Дому – Счастливую Хозяйку. И наоборот, Счастливой Хозяйке – Счастливый Дом. Все взаимосвязано! – подтвердила Ворона.
- Спокойной ночи! – расчесывая волосы перед сном, сказала Дому Счастливая Домохозяйка. – Хлопотный выдался денек, но удачный.
- А завтра будет еще лучше, — твердо пообещал ей Дом. – Уж я позабочусь!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/khozyajjka- ... -doma/2860
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 20 авг 2012, 14:19

ОАЗИС

К Мудрецу пришел Человек и попросил совета:
- Я живу в дымном и душном городе, много работаю и очень устаю. Похоже, что мир сошел с ума, потому что в нем стало слишком много скрытого соперничества, открытой агрессии, непонятных нападок и взаимных обвинений. Негатив льется отовсюду, и порою мне кажется, что все мы вот-вот захлебнемся в этом мутном потоке. И от этого нет ни отдыха, ни спасения. А так хочется иногда просто покоя…
- А ты создай себе Оазис, — посоветовал Мудрец. – Островок покоя и тишины в бурном океане Жизни. Ты не можешь изменить Большой Мир, но можешь изменить свое маленькое Личное Пространство, сделав его комфортным и уютным.
Вскоре человек опять предстал перед Мудрецом.
- Я построил Оазис, и теперь у меня есть место для отдохновения и созерцания. Там тихо, спокойно и безопасно. Мне там хорошо, но очень одиноко…
- Наполни свой Оазис тем, что привлечет туда других ищущих тихих бесед, покоя и созерцания, — предложил Мудрец. – Пусть там каждый найдет что-то для себя, и если ему понравится, он будет приходить вновь и вновь, и ты будешь уже не один.
И Человек вырыл в Оазисе Колодец Желаний, построил Лестницу Успеха, открыл Источник Изобилия… Он поставил везде скамейки для отдыха, украсил клумбы сказочными цветами, и в Оазис потянулись люди. Одни, заглянув на полчасика, уходили и больше не возвращались, другие оставались надолго, а некоторые любую свободную минутку старались провести в этом благословенном месте, куда не долетали звуки тревожного и суетного города. Отдохнув в Оазисе, можно было с новыми силами продолжать свой жизненный путь и выполнять то, что предначертано судьбой.
- Как хорошо, что теперь есть Оазис, где можно на время спрятаться от ветра и непогоды, — часто говорили те, кто побывал в этом чудесном местечке, и Человек был счастлив, что его детище дало отдых еще одному усталому путнику. Многие охотно помогали благоустраивать Оазис, а некоторые даже стали строить поодаль собственные Оазисы, и это тоже радовало Человека.
Но однажды в Оазисе появился странный незнакомец. Он был не похож на других. Если все остальные искали в Оазисе отдыха и занимательных бесед, старались говорить друг другу приятные слова и давать добрые советы, то он, казалось, жаждал прямо противоположного. Там, где он появлялся, привычное спокойствие куда-то пропадало. Если он вмешивался в разговор, то речи его были полны оценочности, а порою – дерзости и скрытой насмешки, словно он бросал вызов собеседнику, вытягивая его на бой. Впрочем, в бой никто не желал ввязываться – обычно спешили покинуть это место. Но пришельца это нисколько не смущало: похоже, ему было совершенно все равно, что там чувствуют и думают остальные. Казалось, он считает себя вправе делать все, что заблагорассудится. Может быть, поэтому вскоре в Оазисе его стали называть меж собой Возмутителем Спокойствия. И многие шептались: в Оазисе становится неуютно, и сюда проник негатив из Большого Мира, и недоумевали – почему Человек ничего не предпринимает?
А вот Возмутителя Спокойствия этот факт невмешательства нисколько не огорчал. Он появлялся там, где хочет и тогда, когда захочет, бесцеремонно вмешивался в чужие беседы и раздавал рекомендации, о которых его не просили. Если же ему возражали, он яростно набрасывался на собеседника, обвиняя его во всех возможных грехах – в гордыне, непринятии, отсутствии любви, непроработанности, и так далее, до бесконечности. В конце концов, ему просто перестали отвечать. Но это его, похоже, только подзадорило. Теперь он уже не стеснялся в выражениях и стал высказываться еще более резко и безапелляционно, доставая всех, кто оказывался в поле его досягаемости.
И вновь Человек пошел к Мудрецу.
- Возмутитель спокойствия принес в Оазис те самые агрессивные энергии Большого Мира, которые и побудили меня построить Оазис. А теперь мое тихое местечко становится все более похожим на любое место в городе. Подскажи, что с этим делать?
- Сделай то, что тебе хочется, — предложил Мудрец. – Возмутитель пришел возмущать тебя, ну и возмутись! Чего тебе стоит?
- Ну уж, посоветовал! – укорил его Человек. – Не хочу я уподобляться ему. Постараюсь решить дело миром. Я скажу ему о том, каковы правила пребывания в Оазисе.
Но вскоре он опять предстал перед Мудрецом, и вид у него был обескураженный…
- Я пытался поговорить с ним, но он всегда обращает мои же слова против меня. У него отличная защита.
- Нападение – распространенный способ защиты, — согласился Мудрец. – А кто мешает тебе поставить себе такую же?
- Я же объяснил! – воскликнул Человек. – Я так, как он, не хочу. Я хочу по-другому. Пожалуй, теперь я буду его просто игнорировать.
- Ну что ж, попробуй, — согласился Мудрец.
Прошло какое-то время, и Мудрец вновь имел удовольствие лицезреть человека. Тот выглядел расстроенным.
- Ну как, проигнорировал? Помогло? – сочувственно спросил Мудрец.
- Нисколько, — смущенно признался Человек. – Этому Возмутителю Спокойствия, кажется, все нипочем. Я его игнорирую, а он меня – нет. От него нигде не спрятаться. И главное – я не понимаю, что ему нужно? Я попросил его уйти, если ему тут не нравится. Но он ответил, что я не вправе тут распоряжаться, что мой Оазис создан не для того, о чем я говорю, и не в моей власти его прогнать.
- Ай, молодца! – расхохотался Мудрец. – Отличный ход! Думаю, когда ты найдешь ответ на этот вопрос, ты поблагодаришь этого самого Возмутителя.
- За что? – изумился Человек. – От него только проблемы и неприятности. Он мешает мне наслаждаться покоем. Еще немного, и я выйду из себя!
– Ну, выходить из себя время от времени даже полезно – взгляд со стороны, знаешь ли, очень многое может показать.
- Выйти из себя – не проблема. Но тогда я сам стану Возмутителем Спокойствия! – воскликнул Человек.
- Ага, станешь, – спокойно подтвердил Мудрец. — И что с того? Хочешь понять мотивы другого – поставь себя на его место.
- Ладно. Пожалуй, в этом что-то есть. Я подумаю, — и Человек решительно зашагал назад, к Оазису.
… Прошло совсем немного времени, и Человек вновь стоял перед Мудрецом.
- Как твои дела? Как процветает твой Оазис? – поинтересовался он. – И как там твой Возмутитель Спокойствия?
- Я обозначил границы и прогнал его из Оазиса за их пределы, — доложил Человек.
- Это поступок, — кивнул Мудрец. – И что же, теперь все хорошо? Ничего больше не возмущает гладь твоих прудов?
- Как бы не так. Он ходит по кругу и все время старается найти какую-нибудь лазейку. Он стучится и требует, чтобы его впустили. Он угрожает, обвиняет и обещает отомстить.
- Это расстраивает тебя? – с интересом спросил Мудрец.
- Еще как! – сердито ответил Человек. – Ведь вместо того, чтобы заниматься Оазисом, я все чаще занимаюсь Возмутителем. Он будоражит, дергает, не дает мне покоя.
- Обычно мы занимаемся тем, что для нас является наиболее важным, — подсказал Мудрец. – Если ты увлечен Возмутителем, значит, он стал для тебя важнее Оазиса. На какое-то время. Тебе осталось только понять, почему.
- Я размышлял над этим, — сказал Человек. – Я думал о том, что ему надо на самом деле и что мог бы дать ему Оазис. Покоя? Но он не ищет покоя. Любви? Но он не принимает Любви. Советов? Но он не просит советов. Получается, что все, что ему надо – это возмущать спокойствие.
- Ну что ж, может быть, в этом его Предназначение, — усмехнулся Мудрец. – Кто-то строит Оазисы и прочие тихие заводи, а кто-то гонит волну и устраивает ураганы. Каждый занят своим делом.
- Но почему надо устраивать ураганы именно в моем Оазисе? – гневно топнул ногой Человек. – Я-то тут причем???
- Хороший вопрос, — одобрил Мудрец. – Действительно, стоит подумать: а причем тут ты?
… На этот раз Человека не было долго, очень долго. А когда он вернулся, это был уже не тот Человек. Глаза его были ясны, тело энергично, а походка упруга.
- Здравствуй, Мудрец! Я пришел поблагодарить тебя, — сказал человек.
- Давай, – одобрительно кивнул Мудрец. – Люблю, понимаешь ли, благодарности.
- Я покинул свой Оазис, удалился в пески и развел там костер. Я сел у костра и стал смотреть на пламя. Вокруг меня была только пустыня, надо мною – звезды, предо мною – огонь, и через какое-то время все мысли улетучились из моей головы. Я сам стал частью этого пейзажа. И я не сразу заметил, что у костра нас уже двое. Я и он. Возмутитель Спокойствия…
- Продолжай, продолжай, — попросил страшно заинтересованный Мудрец.
- Я задал ему всего один вопрос. «Кто ты?» — спросил я его. И он мне ответил: «Я – это ты». «Но мы совсем не похожи», — возразил я. Он молча смотрел в огонь и ничего не отвечал. И тогда я вдруг понял, что мы действительно похожи. Вот мы оба сидим в пустыне и смотрим на огонь. Мы оба хотим жить так, как нам нравится, и делать то, что хочется. Мне хочется строить оазисы, а ему – возмущать спокойствие. Но там, в глубине души, ему иногда хочется строить дворцы, а мне – разрушать города. Это наше непроявленное, но оно в нас есть. То есть, по сути, мы ничем и не отличаемся – ну, разве что предпочтениями? И тогда, повинуясь душевному порыву, я спросил его:
- Хочешь, я научу тебя строить Оазисы? Пусть и у тебя будет свое местечко для отдыха!
- Не знаю, — улыбнувшись, ответил он. – Я не думал об этом. Может быть, когда-нибудь… Но пока мне нравится делать то, что я делаю. Налетать неизвестно откуда, подобно тайфуну, раздувать и разметать все вокруг. Возмущать спокойствие! Тогда привычный порядок вещей нарушается, и всем приходится делать генеральную уборку, менять конфигурации, осознавать границы и находить новые места для старых вещей. А может, просто выбрасывать их, как отжившие и ненужные. По крайней мере, я заставляю двигаться и шевелиться, с этим-то ты спорить не будешь? – вот такие слова он мне сказал.
- Ну, надеюсь, ты ему дал достойный отпор? – хихикнул Мудрец. – Объяснил ему, как он осложнил тебе жизнь, нарушив все твои планы?
- Действительно, его появление сильно изменило мои планы. Но я, пожалуй, теперь даже рад этому. Мой Оазис стал краше прежнего, а главное – крепче. Я многое узнал и многому научился. И теперь смогу научить этому других. Ну разве это не здорово?
- Согласен, это и правда здорово. И что же было дальше? Чем закончилась ваша встреча?
- Я почувствовал благодарность к Возмутителю Спокойствия, и мне захотелось его обнять. Наверное, ему захотелось сделать то же самое, потому что он тоже двинулся мне навстречу. И вдруг, когда мы были уже совсем близко, я увидел, что у него – мое лицо. Как будто я смотрелся в зеркало. И тогда произошло странное: каким-то образом мы слились в единое целое. Он стал мной, а я – им. Не было больше Возмутителя Спокойствия, понимаешь? Только я, и он – как какая-то моя часть.
- Поздравляю тебя, мой мальчик! – от души сказал Мудрец. – Ты стал еще на один шаг ближе на пути к Целостности.
- И тебе я тоже благодарен, Мудрец. Ты очень хороший человек! Не понимаю, как тебе не жаль времени, чтобы столько возиться со мной…
- Ну, разгадка проста, — улыбнулся в усы Мудрец. – Дело в том, что я – это тоже ты. Какая-то твоя часть. Как и Возмутитель. Только я тебе нравился, а он – нет. Поэтому ты охотно бегал ко мне, но в то же время убегал от него, а по большому счету — от себя. Но теперь все в порядке. Мы все встретились.
- Ты – это я? – пораженно уставился на него Человек. – Как же я сам не догадался?
- А зачем тебе догадываться, если я для этого и существую? Иди и делай свое дело. Строй новые Оазисы, укрепляй границы, воюй с разными Возмутителями… Ты же знаешь, что я всегда тут. Если надо будет совета, просто спросишь. И знаешь что? Давай, обнимемся! Очень, знаешь ли, хочется слиться и почувствовать Целостность…

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/oazis-skazk ... lfiki/2905
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 21 авг 2012, 13:27

ПЛЕТЕНЬ

Федосья и Матрёна проживали в одной деревне и даже на одной улице. Если пойти по правой стороне, то рано или поздно увидишь мощный, крепкий каменный забор – на века ставленный, любо-дорого посмотреть. Сразу видно – справные тут живут хозяева, основательные. Это Матрёнино подворье. Что там, за этим забором, творится, с дороги не видать, а забором любуйся, сколько хочешь.
Если же идти по левой стороне, то будут штакетные палисадники, дощатые заборы, разные изгороди, а потом… Потом будет провал. Не в смысле, что яма, а в смысле, что в ряду заборов зияет дыра: сразу от дороги тропа протоптана широкая через травку с лютиками-цветочками, а ведет она к дому Федосьи, или, по-простому, Фени. Семейство Фени состояло из двух человек: она да муж. Она на птичнике трудилась, а муж ее Авксентий шнурками торговал. Звезд с неба, может, и не хватали, но о том не тужили – и так хорошо.
Фенечка была, по деревенским меркам, немного «с приветом». Со странностями, стало быть. Хотя, впрочем, странности ее были вполне безобидные и никому не мешали. Задумчивая она была и мечтательная, вроде как не от мира сего. И делала все не так, как положено, а так, как хочется. Когда хочет – смеется, когда хочет – плачет, когда хочет – трудится, и все у нее в руках горит, а когда хочет – сядет на завалинке, и не заставишь ее никакими силами за дела взяться. Судачили о ней бабы, конечно, не без этого. Но так, беззлобно. Ну, не такая, как все, зато человек хороший, душевный такой.
Только вот дивились деревенские, что Феня упорно не хотела забор вокруг дома своего ставить. Из-за этого она даже огород посадить не могла – ведь если все насквозь открыто, то туда и куры чужие забредают, и скотина разная – зелень щиплют, посадки вытаптывают. Поэтому Феня не морочилась – оставила все как есть: трава, а в ней цветы полевые, и все.
И вообще, к сельскому хозяйству Феня была довольно равнодушна. У других теплицы-парники, грядки со всякими овощами огородными, а у нее только два ряда малины у избы понасажено, потому как шибко ей ягода нравилась, а остальное все из серии «дикая природа». Из всей домашней скотины у нее был только кот Котька, а яйца и молоко они у соседей покупали – у Авксентия торговля шнурками хорошо шла, денежка имелась. А еще им доходы Фенечкино увлечение приносило, или, как сейчас говорят, «хобби».
А хобби было такое: придумала Феня себе увлечение для развлечения – на досуге косички из цветных шнурков плести. Возьмет у Авксентия пучок шнурков нераспроданных – и ну фантазировать, косички разные творить. Такого, бывалоча, насочиняет, что и сама не поймет: как такое разноцветье получилось? Подивится да нацепит пеструю плетеночку то на шею, то на руку – красиво! Или соседям раздаривает – ей не трудно, им приятно. Ее шнурковые украшения в деревне, почитай, почти в каждом доме были, и даже называть их стали по ее имени – «феньки», или «фенечки».
Вот за этим как раз по вечерам к Фене в дом народ и тянулся – кто фенечку хотел купить, кто научиться собственноручно их плести, а то и просто на людей посмотреть да себя показать. Такой вот клуб по интересам получился, стихийный. Феня рада была – пожалуйте, мол, гости дорогие, всем места хватит. Вот поэтому она плетень и не хотела ставить – заходи кто хошь, в любое время! Вернее, Авксентий-то о плетне не раз заговаривал, только Феня все отмахивалась – какой, мол, плетень, если народ каждый день косяком валит? Да и к тому же все свои, от кого отгораживаться-то?
Матрёна же была совсем другая. Женщина такая видная, нрава строгого, осанки царственной, и начитанная – просто страсть! Одних только толстых книжек прочитала не меньше тысячи, а уж про тонкие брошюрки и говорить нечего. В деревне таких образованных дам больше и не водилось, куда там! Сельчане с Матрёной и разговаривать робели, ей что ни скажешь – она как цитатой вжарит, и не поймешь, то ли это она тебя одобрила, то ли припечатала. И вообще ее порой понять трудно было, до того умственно изъяснялась. Даже прозвище ей дали почтительное такое – Матрёна-Мудрёна.
У Матрёны все было: и хозяйство справное, и Ума Палата (светелка такая специальная в голове, навроде библиотеки), и муж Святополк, и детки воспитанные, и правильное понимание жизненных ценностей. В общем, «бабой» ее даже сгоряча никто бы не назвал, не того полета птица. Казалось бы, никогда их пути с Фенечкой и не пересекутся, но вот поди ж ты…
Почему Матрёна решила к Фене на вечерку заглянуть – бог весть. Может, из любопытства, может, по случаю, а может, для научного интереса какого… В общем, появилась она однажды в Фениной избе. Огляделась – народу много, все о чем-то там разговаривают, фенечки перебирают, узоры обсуждают. А когда беседовать утомятся – песни хором поют, а Авксентий им на гуслях подыгрывает. На Матрёну никто и внимания особого не обратил – мало ли народу тут за вечер проходит?
Матрёна такого дела не любила – быть в тени. Так что она быстренько растолкала локтями соседей и выбралась на середину избы, под люстру пятирожковую.
- А толкаться-то зачем? – было начал кто-то, но Матрена так на него глянула, что тот увял, не распустившись. – Ой, прощения просим… звиняйте… не опознал сразу…
- Извиняю, только впредь будьте повнимательнее, — степенно кивнула Матрёна. – Ну-с, и что это за странное времяпровождение, объясните-ка мне?
- Дык это… плетем тут потихоньку, — подсказал кто-то.
- Плетете, значит, — со значением сказала Матрёна. – А по какой, простите, технологии?
- Да мы без технологий, так, по-простому, как Бог на душу положит, — робко ответили ей.
- Это неверно. Пора бы вам уже жить осознанно, дорогие мои. Нужно подвести научную базу, и я ее подведу. Не сомневайтесь.
Кто бы сомневался… Матрёна уже если чего изрекала, так очень веско. Знал человек, что говорит.
И Матрёна стала приходить в Фенин дом каждый вечер – базу подводить. Выглядело это примерно так:
- Я не знаю, как это должно быть, но ты сплела неправильно.
- А как надо? – озадаченно морщила лоб какая-нибудь девица, взирая на только что законченную фенечку.
- Ну, это не мое дело, тебе решать. Так что подумай, — строго советовала Матрёна и переходила к другой плетельщице.
- Ой, чегой-то она ко всем привязывается? – шепотом спрашивали люди друг у друга, но ответа на этот вопрос никто дать не мог. Пришла и пришла, куда деваться.
А Матрёна тем временем вошла во вкус и раздавала советы и эпитеты направо и налево. Как правило, советы были туманными, а эпитеты – нелестными.
- А чего вы это тут распоряжаетесь? – осмелилась спросить какая-то девушка из тех, что побойчее.
- Имею право, — кратко ответила Матрёна.
Она и впрямь твердо знала: имеет право. Даром, что ли, она Ума Палату завела и знаниями до отказа набила? Ей всегда есть, что миру преподнести, чем поделиться. Так что должны быть рады, и точка.
- У нас тут не принято друг друга критиковать, — подала голос Феня.
- Ах, не принято? Кем это, интересно, не принято? – удивилась Матрёна. – Тобою, что ли? Нет уж, дорогая, имею право на свободное выражение своего мнения! А то развели тут, понимаешь ли, беззубую толерантность…
Слова «толерантность» почти никто не понял, но догадались, что видать, что-то опять не так сделали… И Феня стушевалась, не нашлась, что ответить.
Она только и шепнула тихонько:
- Вы, люди добрые, лучше с ней не связывайтесь. Себе дороже выйдет.
Те, кто поближе сидел, ее услышали и другим передали. И вот в другой раз Матрёна стала снова уму-разуму народ учить, только вот как-то дело не пошло: она выскажется – все замолчат, на нее уставятся, а потом плечами пожмут да к своим разговорам возвращаются. Не понравилось это Матрёне.
- Так, граждане хорошие. Почему это вы меня тут игнорируете? – строго спросила она. – Я высказываюсь, а вы молчите…
- Так это… Непонятно, чего говорить то, — призналась какая-то молодуха. – Уж больно замысловато говорите. Потому, стало быть, и отмалчиваемся…
- Так внимайте и образовывайтесь, — посоветовала Матрёна-Мудрёна. – А то стыдно: на дворе расцвет цивилизации, а вы тут полная темнота, деревня, слова сказать не можете. Учат вас уму-разуму, так усваивать надо!
- Ага, ладно, будем, — закивали односельчане. – Нам нетрудно, чего уж там…
Стали присутствующие снова на слова Матрёны свои реплики вставлять. Она тоже приободрилась, в своей тарелке себя почувствовала. То цитату из Стократа вставит, то из Цыпцырона. А то и сама от себя чего вылепит, да так авторитетно! Вроде как пространство организовываться стало по уму и по правилам. Только вот поскучнел как-то народ, притих и затосковал.
- Опять в себя уходите? – сдвинула брови Матрёна. – А ну не смейте! Учитесь открытости!
- Знаешь, Матрёна, от такого напора хочется в погреб спрятаться, — брякнула Фенечка и сама испугалась: ой, как это она насмелилась с Матрёной спорить???
- Ага, опять эта голос подала, — с удовлетворением отметила Матрёна. – Лучше бы промолчала. Плетешь, незнамо чего.
- Извините, но я уж как плетется, так и плету, — вежливо ответила Феня. – Как получается.
- Нет уж, девушка. Если вы других плести учите, так подходите к этому ответственно.
- Ну, так вы сами сплетите что-нибудь да нам покажите, — попросил кто-то. – Глядишь, и мы опыт переймем.
- Ничего подобного, — с неудовольствием ответила Матрёна. – Не намерена я ничего плести. Мне это не нужно. Мое дело – на неправильности указывать.
- Нам так не нравится, — зашумел народ.
- Ах, не нравится? – задохнулась от возмущения Матрена. – Ну, знаете ли… Отзывчивости вам не хватает и благодарности. Я тут за вас радею, а вы…
- Ну что вы, ладно, не надо ссориться, — примиряющее замахала руками Фенечка. – Тихо, плетем все, делаем вид, что ничего не происходит, ага?
- Ладно, плетем, делаем, — кисло отозвался народ. Но было видно, что атмосфера в их «клубе по интересам» сильно изменилась. Это было заметно и по тому, что теперь вечером к Фене стало куда меньше народу ходить, а те, кто появлялся, старались надолго не задерживаться. Не ровен час под Матрёнину мудрёность попадешь, ходишь потом как оплеванный, и ничего не понятно…
- А чего ты ее не прогонишь? – не раз спрашивал Феню муж Авксентий. – Она уже себя хозяйкой чувствовать начинает. Откажи ей от дома, и всех делов.
- Ой, неудобно как-то, — пугалась Феня. – Ну, неприятная она, конечно, назойливая чуток. Всех жизни учит. Но она ж, наверное, как лучше хочет. Не со зла.
- Ну и ладно, как хочешь, — соглашался покладистый Авксентий. – Мне-то что, лишь бы тебе хорошо было. Вот тебе еще шнурков, плети дальше.
Только Фене плелось все хуже и хуже. Не было у нее вдохновения, а без него и фенечки получались кривые и унылые. Больше на удавки похожие, чем на украшения.
А Матрёна-Мудрёна уж и вовсе в раж вошла, ни одних посиделок не пропускает. А чего? Народу много, все тихие, не пьют, не дерутся, матом не ругаются – приятное общество. И знания есть где применить, Ума Палата не простаивает. Матрена совсем расцвела, нравится ей такое новое развлечение.
- Так, Федосья, а ты там чего молчишь? – время от времени спрашивала Матрёна. – Не слышишь, что ли, я высказалась? Прокомментируй!
Но Феня только голову наклоняла да еще быстрее плести начинала. Отмалчивалась.
- Ага, молчишь! Нечего тебе сказать, — обличала ее Матрёна. – То-то и оно!
Но однажды Феня не выдержала, да и сказала. Что так, мол, и так, в корне я не согласна с вашим мнением. Ой, как Матрёне-Мудрёне это не понравилось!!!
- Да ты кто такая тут меня критиковать? – сдвинула брови Матрена. – Да как ты смеешь, да что ты понимаешь??? Самозванка! И фенечки у тебя неправильные, и рукодельница ты липовая, я тебя на чистую воду-то выведу!
- Вообще-то это не я к вам пришла, а вы ко мне, — в изумлении вытаращила глаза Фенечка. – Не нравится, ну так не ходите…
А Матрена уже вразнос пошла:
- Еще чего! Хочу и буду! И не в твоей власти мне это запретить! Ты вообще не баба, потому как бездетная. Иди нарожай сначала, а потом командуй.
Вот сидит Феня и чувствует себя дура дурой. При чем тут ее вечерки, фенечки и «нарожай», и как это меж собой связано? Или вовсе не связано? И до того ей тошно стало, что хоть самой из дома беги. Из собственной-то избы!
Только тут как раз к ней явилась бабка Маланья, попросить фенечку для внука, у которого именины скоро.
- Чего это ты, милая, невесела? Чего глазки скучные и челка вон обвисла? Того и гляди, заплачешь!
- Да как же мне не плакать, если Матрёна-Мудрёна тут как бельмо на глазу! Приходит, как на работу, свои порядки устанавливает, гадости всякие говорит. Ух как меня это все раздражает!
- Ай, Фенечка, что раздражает – так это ж хорошо, — обрадовалась бабка Маланья. – Значит, есть у тебя какое-то слабое место, через которое тебя раздражать можно. А через Матрёну-Мудрёну тебе добрый Мир это место и кажет. Чтобы, значит, меры предпринять.
- А какие меры-то? - озадачилась Феня. – Ты уж вразуми меня, бабушка, помоги советом!
- Как же, помогу! Уж больно фенечки твои мне любы, отчего ж не помочь хорошему человеку? Ты, девушка, подумай, что тебя раздражает?
- Так то и раздражает, что не дает она мне спокойно жить. Я и так за день на птичнике шума наслушаюсь, вечером отдохнуть охота. Потому и фенечки плести стала – медитативное занятие, успокаивает. И других желающих учу, что сама умею. А Матрёна-Мудрёна как придет, так всю малину нам портит. Надоело!
- А зачем ты ее сюда пускаешь? – полюбопытствовала бабка Маланья.
- Так я всех пускаю, вход на вечерки свободный, — удивилась Феня. – Милости, как говорится, просим!
- А если пьяный конюх Степан к тебе завалится да начнет девок забижать да нецензурно матюкаться, тоже смолчишь?
- Ну, этот ко мне и сам не пойдет, — засомневалась Фенечка. – Он дальше бани не заходит. Знает, что ему тут делать нечего.
- Ну так и определи ей тоже границу. До бани, мол, можно, а за баню – ни-ни.
- А как эту границу обозначить? Забора ж нет?
- Вот то-то и оно, что нет. У тебя что дом, что душа – всем ветрам нараспашку. Заходи, кто хошь, делай, что хошь! А вот если бы какой плетень был, все бы видели – вот досюда можно заходить, а дальше – частные владения, вход только по личному приглашению.
- Ох, бабушка, правда ваша, — повинилась Фенечка. – Мне уж Авксентий мой давно говорит: давай, мол, плетень соорудим, а то живем, как на ладошке. А я все «зачем» да «потом». Вот и допотомкалась.
- Ну, сама видишь, ко времени Матрёна-Мудрёна к тебе залетела. Так что ты ее поблагодари за науку, да исправляй побыстрее все. Личные границы, они ж должны у каждого быть.
- Ладно! – повеселела Феня. – Завтра же и начнем плетень плести.
- А пока я тебе внука пришлю. Будет возле бани для фейс-контроля стоять. И парнишке заделье, и тебе польза. Ты ж сама знаешь, фенечки твои расходятся, нравятся людям. А кому не нравится – тот пусть за баней проходит.
Назавтра Матрёна-Мудрёна спешит на вечерку, уж в привычку у нее вошло, а у бани пацан стоит и нагло ее не пускает.
- Вас не велено пущать. Тетя Феня вас забанила. Там, за баней, ее граница, вот.
- Чего? – грозно спросила Матрёна. – А ну, мальчик, отойди! Не видишь – старшие идут, по делу.
- Слышь, Матрёна! – вышла и Феня на крыльцо. – Я тебе чего сказать-то хотела? Ты ко мне больше не ходи. Не пущу.
- Это как? – опешила Матрёна.
- А вот так. Я тебя больше не приглашаю. И не наседай на парнишку, отойди за баню.
- Куда???
- За баню, говорю. Там дорога, вот по ней и ходи. А ко мне больше не надо. Ты тут теперь персона нон-грата, и кушай это хоть с маслом, хоть с ветчиной.
- Чтооооо??? Да я тебя!!! Да ты у меня!!! Да я тебя растопчу, на весь мир ославлю, на чистую воду выведу! Я всем покажу твое истинное лицо! Да ты не смеешь!
- Чего б я у себя дома, да не смела? – удивилась Фенечка. – Ты в своем уме, Матрёна? Хоть ты и Мудрёна, да видно, что-то недопонимаешь. Ты иди и у себя командуй, а тут, у себя, я хозяйка. А коль ославишь – так и на том спасибо. Слава по делам идет. Что заслужила, то и получу, пенять не стану. И спасибо за плетень! Я про границы все как есть поняла. Благодарю от души и тебя, и бабушку Маланью!
Стоит Матрёна за баней и уразуметь не может: с ума, что ли, Фенька спятила? Какой плетень, какие границы, какая Маланья? Что вообще на белом свете происходит??? Как это ее, Матрёну, с Ума Палатой, объявили какой-то «нон-гратой»??? И кто??? Фенька-птичница с ее шнурками дурацкими!
А Феня улыбнулась, повернулась, в избу пошла и поклонилась всем присутствующим.
- Люди добрые, мне ваша помощь нужна. Как видите, нет у меня до сих пор плетня. Думала я, что заборы – это лишнее, да ошибалась. Хочу обозначить границы своего участка, да чтобы плетень был не простой, а веселый, сказочный, из шнурков разноцветных. Чтобы он калитку для тех, кто с добром, сам открывал, а для тез, кто с негативом – захлопывал. Поможете сплести?
- А как же! – разулыбался народ. – Всем миром, оно ж быстрее получится, и узоров больше, опять же! Неси, Авксентий, шнурки и гусли! Мигом вам плетень соорудим, с песнями и народным гуляньем.
И теперь у Федосьи с Авксентием такой плетень стоит, что любо-дорого посмотреть. Радует и глаз, и душу. И калитка широкая такая, чтобы заходить удобно было гостям желанным.
А в деревне с тех пор мода пошла на цветные плетни. Наберут шнурков побольше – и всем коллективом, с песнями, на трудовые свершения, границы участков обозначать. Потому как если у тебя дом есть и прилегающая территория имеется, то только ты за нее и в ответе. И если просочился какой недоброжелатель – это он тебе показал, где твое слабое место. Там, стало быть, и надо дырку латать, чтобы твой плетень свою охранную функцию исправно нес. И будет тогда вам счастье, а в доме будет мир и покой. Чего вам от всей души и желаем!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/pleten-skaz ... lfiki/2918
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 22 авг 2012, 15:22

МАСТЕР ИЛЛЮЗИЙ

Сказка написана по мотивам статьи «Не пытайтесь быть нужными»
Билет на поезд я купила под влиянием душевного порыва. Вот рванулась душа отчаянно из той темницы, где ей было и темно, и тесно – и за полчаса я покидала вещи в сумку, примчалась на вокзал, купила билет, села в вагон, и… И вот уже поезд тронулся, колеса застучали, «любимый город в синей дымке тает», как поется в популярной песне. Я приобрела билет в купе (плацкартных не оказалось), здорово переплатила, но теперь даже радовалась: мне хотелось тишины и одиночества – просто глазеть в окно, наблюдая, как вместе с чахлыми придорожными кустиками убегают в прошлое все мои проблемы. Я и не заметила, как доехала до следующей станции. Поезд зашипел и остановился, залязгали двери вагонов.
- Разрешите? – в купе протиснулся мужчина. – Здравствуйте, девушка. Похоже, мы с вами попутчики.
- Угу, — невежливо буркнула я. Не настроена я была вступать в разговоры, знакомиться и вообще реагировать на окружающий мир.
- О, какая восхитительная роза! – с энтузиазмом сказал мужчина, прикоснувшись к унылой пластмассовой вазочке, стоявшей на столике. Я посмотрела – там действительно была роза. Свежая, нежная, благоуханная, с капельками росы на лепестках. Что за черт??? Я могла бы поклясться, что эта вазочка с самого начала и даже еще секунду назад была совершенно пуста. Определенно! Но по купе уже плыл тонкий розовый аромат, что доказывало ее материальность.
- Ее здесь не было, — сказала я. – Это вы ее поставили?
- Ну что вы! Не я. Просто – обыкновенное чудо.
- Вы лжете, — твердо определила я. – Хотите сказать, что я рехнулась? Что у меня уже крыша поехала? Что я ничего вокруг не замечаю, да?
Я с ужасом понимала, что нахожусь на грани истерики, и еще чуть-чуть – пойду вразнос.
- А это вам, — сказал мужчина, сделал неуловимое движение рукой, и в ней оказалась шоколадка.
- Как вы это делаете? – напряженно спросила я, уставившись на его пальцы.
- Не обижайтесь на меня. Привычка. Я – иллюзионист.
- Кто?
- Иллюзионист. Фокусник. Артист оригинального жанра. Но мне нравится слово «иллюзионист». Я – мастер иллюзий. Это я вам, девушка, могу без ложной скромности доложить.
- Так роза – ваша?
- Моя, — покаянно кивнул он. – Вы были такая грустная, мне просто захотелось сделать вам приятное. Я не ожидал, что безобидный цветок может так испугать.
- Меня сейчас все может испугать, — ответила я. – Ситуация такая… пугающая.
- Пугающих ситуаций не бывает, бывают испуганные люди, — сообщил иллюзионист. – Я могу вам чем-то помочь?
- Нет, конечно, — мотнула головой я. – Вы-то чем поможете? Незнакомый человек, просто попутчик…
- Э-э-э, не скажите, — не согласился он. – Именно незнакомый человек и может стать тем, кто увидит вашу ситуацию непредвзятым, «незамыленным» глазом, и оценит ее беспристрастно, не принимая ничьей стороны. Вам от меня ничего не нужно, мне от вас ничего не нужно – встретились и разошлись. Так что пользуйтесь случаем!
- Знаете, не лезьте вы ко мне в душу с вашими разговорами! – рассердилась я. – Тоже мне, спаситель! Иллюзионист… Мне своих иллюзий хватает – во! – и я для наглядности чиркнула ребром ладони по подбородку.
- Ого, да вы почти захлебнулись в собственных иллюзиях, — нисколько не обидевшись, озабоченно сказал он. – Еще чуть-чуть – и они в вас хлынут через рот. Надо срочно чем-нибудь запить! Айн, цвай, драй – ап!
Дверь приоткрылась, и в проеме возникла проводница, немолодая и полная, с усталым недовольным лицом.
- Билеты приготовим, пассажиры.
- Хорошо, приготовим. А пока… Два стаканчика кипяточку, если вас не затруднит. А чаек у нас свой, — распорядился попутчик. Голос у него был негромкий, но властный, проводница сразу закивала и сгинула – видимо, за кипяточком.
Мы едва успели достать билеты, когда она вернулась с двумя стаканами в допотопных металлических подстаканниках с эмблемой ЖД.
- И лимончик! – заботливо сказала она, почтительно опустив на стол блюдечко с желтыми кружочками.
- Вы – чудо! – искренне восхитился иллюзионист, и в его руках оказался тюбик. – Это вам, чтобы сберечь вашу красоту для мира.
- «Атласные ручки»! Линии «Мерилин»! – ахнула проводница, заворожено уставившись на тюбик. – Вы… волшебник!
- Вы тоже, моя дорогая, — задушевно сказал он. – Все мы волшебники, каждый в своем роде…
Проводница удалилась, светясь от счастья, а я воззрилась на него уже внимательнее. Мужчина был на вид совершенно обыкновенный: немолод, не сказать чтоб красив, но и не урод, конечно. Одет он был в серый костюм и голубую рубашку – и то, и другое так себе, явно не от Кардена. Экипировку дополнял не то большой портфель, не то небольшой чемодан черного цвета. Собственно, все. Среднестатистический мужчина. Только вот глаза у него были замечательные: темные, глубокие, живые и теплые, и в них, где-то там, глубоко-глубоко, словно бы плясали золотые искорки.
- А крем – тоже иллюзия? – спросила я. – Через минуту растает в воздухе, как мираж?
- Нет, крем настоящий, впрочем, как и роза, — засмеялся он. – Мне не трудно, а ей приятно. Маленькие чудеса всегда приятны. И творить их может каждый, было бы желание.
- А большие чудеса вы творите?
- Я разные творю. Все-таки иллюзионист со стажем…
- А если я вас попрошу? – решилась я.
- Я постараюсь, — серьезно ответил он. – Вы пейте чай, он уже заварился.
Все-таки ловкость рук у него была неимоверная. Я и не заметила, когда он успел кинуть в стаканы по пакетику чая, и теперь к аромату розы и нарезанного лимона примешивался запах корицы, имбиря и, по-моему, еще мяты…
- Рассказывайте, — повелел он, и я не посмела ослушаться. Ух и сила в его голосе, просто мурашки по спине! – Что у вас там стряслось?
- Безвыходная ситуация. Тупик, — начала я и замолчала, собираясь с мыслями.
- Безвыходность – иллюзия, — тут же сообщил он. – Если вы даже и забрели в тупик, то всегда можно выйти через вход.
- А если дверца захлопнулась? Если это даже не тупик, а ловушка? – спросила я.
- Ловушка – это тоже иллюзия. Это просто такая хитроумная задача на логическое мышление. Надо не отчаиваться, а решать – вам даже интересно будет.
- Ничего себе «интересно»! – всплеснула руками я. – Когда ты находишься в замкнутом пространстве, и на тебя со всех сторон давит…
- Абсолютно замкнутых пространств не бывает. И это иллюзия! Уж поверьте старому фокуснику. Всегда имеется какая-то дверка, или окошко, или щелка, или отверстие – в общем, лазейка. Вход, он же и выход.
- А если не имеется? – горько спросила я. – Если вообще – эти стены вот-вот тебя раздавят? Если постоянно приходится сжиматься, скукоживаться, принимать неестественные формы? Если так тесно, что уже начинаешь задыхаться?
- Да, что тогда делать? – спросил он. — Невозможно же сжиматься и скукоживаться до бесконечности? Вот смотрите… — и он сотворил очередной фокус: в его ладони сам собой появился небольшой мячик. – Вот, я его сжимаю, придаю ему неестественную форму… А он сопротивляется и возвращается к естественной. Вот вроде бы я его сжал… Почти получилось! А он не хочет жить в таком состоянии и снова становится круглым… То есть самим собой! Видите?
- Вижу, — кивнула я, внимательно следя за трансформациями мячика. – Но я же не мячик!
- А поему бы вам им не стать? Ну хотя бы на время? – предложил он. – Создать такую иллюзию – ощутить себя резиновым мячиком? Слабо, да?
- Вовсе нет, — слегка обиделась я. – Воображение у меня хорошее. Сейчас, ощутю. То есть ощущу. В общем, попробую!
- Я вам немного помогу, — пообещал он, воздевая руки. – Брамс, бимс, абракадабра!
Не знаю, он ли помог, или я такая талантливая, но у меня получилось сразу. Я сосредоточилась – и вдруг почувствовала себя маленьким теннисным мячиком. Я прямо физически ощущала и свою приятную округлость, и жесткую упругую резину, и ворсистое покрытие, и желание попрыгать, полететь куда-нибудь, отскочить от твердой поверхности…
- А теперь я попытаюсь засунуть мячик воооот в эту шкатулочку, – услышала я как издалека голос иллюзиониста.
В поле моего зрения появилась небольшая коробочка, почти вдвое меньше меня. То есть мячика, конечно. Я хотела сказать, что не помещусь в нее, но не успела: иллюзионист уже стал уминать меня, запихивая в эту самую шкатулку, причем довольно жестко и немилосердно. Я, потеряв дар от такой наглости, только возмущенно пыхтела и отчаянно сопротивлялась, но его сильные и ловкие руки держали меня крепко. «Как в ежовых рукавицах», — подумала я. Наконец, ему удалось со мной справиться, и он даже прихлопнул меня крышечкой. Но тут уж меня просто взорвало. В прямом смысле слова. «Прекратите немедленно!», — хотела завопить я, набрала полную грудь воздуха, и – бу-бух! – шкатулка с треском развалилась, а я вмиг очутилась на воле, воинственно подпрыгивая на месте.
- Тихо, тихо, тихо, — успокаивающе забормотал мой попутчик. – Все уже закончилось. Но сколько же в вас задавленной энергии! Еще чуть-чуть – и вы бы все купе разнесли!
- Ой, извините, — смутилась я, приходя в себя. – Уж очень ярко я все это представила…
- Не удалось захлопнуть вас в ловушке, да? – засмеялся он. – Как вы ее – вдребезги! Вот ведь можете, когда захотите!
- Ну еще бы! – все еще не остыв, с вызовом сказала я. – Вы же меня буквально смяли! Как можно было запихивать такой большой мячик в такую маленькую коробочку? Это же немыслимо!
- Ну а как вы позволяете себя, такую большую, взрослую и красивую девушку, запихивать в рамки чужих представлений, желаний, условий? – живо отозвался он. – Вы давно уже выросли из всех «коробочек», но все еще даете собой играть другим. Вот что немыслимо!
- Я не даю! – возмутилась я. – Я такая, какая есть!
- Ой ли? – усомнился фокусник. – Вот это задерганное, несчастное, испуганное существо, запрыгнувшее в первый попавшийся поезд, чтобы сбежать от себя – это вы и есть? Нет уж. Обманываете. А я не верю! Считайте, что этот фокус не удался.
- Я так выгляжу? – испугалась я. – Задерганно и испуганно? Что, сразу заметно?
- Ну, может, не всем. Но мне, старому опытному иллюзионисту – да, заметно.
- А почему вы решили, что я сбегаю от себя? Вообще-то, если честно, — да, сбегаю. Но не от себя, а от проблем!
- Милая моя! – задушевно взял меня за руку он. – Бегство от проблем – это величайшая иллюзия. Они не отстанут! Они потянутся за вами даже на край света.
- П…почему?
- Потому что вы связаны! Вы же их питаете. Вы им нужны, понимаете?
- Я всем нужна, — горько сказала я. – Иногда мне кажется, что они просто разорвут меня на лоскуты, для индивидуального использования. Это никакая не иллюзия, поверьте. Это и есть моя главная проблема.
- И слово «проблемы» предлагаю заменить: вообще-то все проблемы – это задачи, которые требуется решить. Только и всего. Как на контрольной. Сделал дело – гуляй смело.
- Эк у вас просто получается! – хмыкнула я. – Заменил проблемы на задачи – и все волшебно изменится, так, что ли?
- Уверяю вас. Это очень простой фокус, для первоклассников. Освоить его – раз плюнуть. Попробуйте! Ну, вспомните школьную программу! «В бассейне две трубы, в одну трубу вода втекает, а из другой вытекает…».
- Ну, у меня такая проблема… То есть задача, — неуверенно начала я. – Понимаете, все от меня чего-нибудь хотят. Каждый день, каждый час, каждую минутку. Я нарасхват, я всем нужна. Я разрываюсь, я надрываюсь, я спешу все успеть и всем помочь. А мне, похоже, уже никто не нужен! Я обессилена и все время хочу спать. Я – бассейн, из которого стремительно утекает вода. Иногда мне кажется, что я умираю. Все…
- Не все, — возразил иллюзионист. – Пока это только условия задачи. А что требуется узнать?
- Через сколько времени бассейн окончательно опустеет, — мрачно ответила я. – Или, скажете, что опустевшие бассейны – это тоже иллюзия?
- Нет, это не иллюзия, — серьезно ответил он. – Опустевшие бассейны – это страшно. Я видел такие. Но только я прошу вас подумать: а вы точно хотите узнать именно это?
- Именно что?
- Через какое время вода в вашем бассейне окончательно иссякнет?
- Н-нет… Это я от отчаяния. Черный юмор. На самом деле я хотела бы узнать, как сделать, чтобы мой бассейн всегда был… полноценный. Вернее, полноводный.
- Ага! Так сейчас вы, стало быть, считаете себя неполноценной! – обрадовался фокусник. – А почему, собственно?
- Потому что не соответствую! – сердито сказала я. – Не оправдываю ожиданий, понимаете?
- Чьих?
- Да чьих угодно! Родительских, например. Начальства. Мужчин. Подруг. Своих, в конце концов.
- Уточним условия задачи, — предложил он. – В чем заключаются ожидания?
- Ну, родители хотят, чтобы я состоялась в этой жизни: сделала карьеру, вышла замуж, нарожала им внуков, посещала все семейные тусовки и была послушной девочкой. Начальство хочет, чтобы я неуклонно повышала производительность труда и работала за двоих, за троих, за целый батальон – желательно за одну зарплату… Мой любимый мужчина хочет, чтобы его обожали, понимали и принимали таким, какой он есть, но при этом постоянно требует, чтобы я изменила в себе и то, и это, и еще что-то… Подруги хотят, чтобы я в любое время дня и ночи была готова послушать, посоветовать и утереть слезы. А я… я уже ничего не хочу. Устала. Сбежала. Меня нет.
- Вас нет… — медленно повторил он. – Вы просто потерялись в темном лесу чужих ожиданий. Вы уже сами перестали понимать, кто вы, куда вы и зачем живете, так?
- Да нет же! – запротестовала я. – Это-то я как раз хорошо понимаю. Человек должен жить для других, приносить пользу обществу. Для этого он и приходит в этот мир.
- Величайшая иллюзия! – веско сказал фокусник. – Вовсе не для этого!
- А для чего?
- Для того, чтобы понять, кто он есть на самом деле, и выполнить то, для чего он предназначен! Вот этот мячик – зачем он пришел в этот мир?
- Чтобы им играли в теннис, — недоумевающе ответила я.
- И это его предназначение! На нем нельзя жарить яичницу, его нельзя надеть вместо тапочек, к нему не прибьешь полочку. Потому что его дело – служить для игры в теннис. Он радуется и скачет по корту, с азартом отскакивает от ракетки при ударе, коварно уходит в аут. Он счастлив от того, что выполняет то, для чего он создан. Понимаете, о чем я?
- О счастливом теннисном мячике? — неуверенно предположила я.
- Да нет… Я о вас! Почему вы разрешаете использовать вас для всего на свете??? Образно говоря, вы стремитесь объять необъятное и осчастливить весь мир. Но это целиком и полностью ваша иллюзия! Как может осчастливить мир тот, кто сам в глубине души несчастен? И сколько воды можно получить из бассейна, который вот-вот пересохнет?
- Но я… Я просто считаю не вправе отказать кому-то в помощи, внимании, поддержке. Ведь любовь и уважение просто так не даются, их надо сперва заслужить!
- Ну, милая моя, это не я мастер иллюзий, а вы! – развел руками фокусник. – Вы создаете иллюзию собственной незаменимости, чтобы взамен получить иллюзию любви. И на этот затяжной фокус у вас уходит масса энергии. Вот в какую трубу утекает ваша жизненная энергия!
Я призадумалась. Хотелось сказать, что это не так, но… В принципе, чего уж врать себе и этому незнакомцу из поезда, с которым мы скоро расстанемся навсегда? Он говорил чистую правду: да, для меня было очень важно, чтобы меня любили. Принимали. Одобряли. Хвалили. Считали хорошей. И я правда прилагала много усилий, чтобы все было именно так.
- Любовь – это тоже иллюзия? – спросила я, вспомнив его последние слова.
- Нет, любовь – это как раз настоящее, — серьезно ответил фокусник. – Любовь – наполняет. Только не стоит путать любовь с желанием признания и одобрения. Любовь – питает, желания – опустошают. Научитесь любить себя, и вы с радостью будете делиться ею с другими, не ожидая одобрения и благодарности, просто – от полноты чувств.
- Но я не знаю, как! – воскликнула я.
- Вам придется научиться этому. Постепенно, конечно. Но вы умница, и у вас получится. Вот увидите: в самом скором времени от ваших иллюзий и заблуждений не останется и следа.
- По-моему, это не так уж просто, понадобится какое-то время, – заметила я.
- Вы правы, — развел руками он. – Так может, имеет смысл для начала хотя бы поменять свои заблуждения на более позитивные?
- А что, так можно?
- Да почему же нет? – развеселился иллюзионист. – Меняйте на здоровье! Уж собственные-то иллюзии вы точно можете выбирать сами!
- Тогда… А можно, я превращу свой бассейн во что-нибудь другое?
- Да пожалуйста! – разрешил он.
Я зажмурилась и представила себя… фонтаном. Он был большой, круглый, многоструйный, и на нем играли радужные блики. В чаше плавали золотые рыбки и плескались малыши. А вокруг на скамеечках сидели люди и наслаждались прохладой, исходящей от меня в жаркий летний денек. Я вовсе не ждала их одобрения – разве фонтаны нуждаются в благодарности? Я просто наслаждалась напором воды, и упругостью струй, и тому, как они играют и переплетаются между собой, и мне было хорошо уже от того, что я существую.
- Какое у вас лицо. Замечательное. Одухотворенное! – сказал мой попутчик.
- Я хочу просто быть, — ответила ему я, не открывая глаз. – Просто быть, такой свободной и полноводной, и не думать о том, кому я нравлюсь и что я должна.
Голос мой задрожал – мне захотелось плакать. Как будто внутри меня действительно забил фонтан и стал наполнять меня влагой. Но поплакать я не успела, потому что в дверь деликатно постучали.
- Скоро Тамбов. Вы просили… — сообщила проводница, взирая преданным взглядом на дарителя «Атласных ручек».
- Благодарю вас, мадемуазель, — поклонился фокусник, вручая ей невесть откуда взявшийся апельсин. – Хорошего вам настроения и благодарных пассажиров!
- Вы уже выходите? – искренне огорчилась я.
- Да, это так. Я приехал.
- Жаль, что так быстро. Вот так всегда: только познакомишься с интересным человеком, как уже пора расставаться.
- Расставание – тоже иллюзия, — улыбнулся он. – Вы думаете, это я, старый фокусник, так уж вам интересен? Не думаю. Вам интересна та информация, которую вы получили. А она приходит разными путями, и от кого угодно.
- Спасибо, — поблагодарила я. – Вы мне очень помогли.
- Я рад, что смог быть вам полезен. Но заметьте – только до определенной границы, в данном случае — до Тамбова! А тут у меня начнется своя жизнь, а у вас – своя. Надеюсь, уже немножечко другая. Ведь и вы уже другая…
… Я могла бы поклясться, что когда он выходил в Тамбове, а я его провожала до тамбура, на столике было чисто (стаканы проводница унесла и даже столик протерла). А вот когда я вернулась – там лежал тот самый теннисный мячик, который так отчаянно не хотел сжиматься до размеров коробочки. Я взяла его в руки и покатала на ладошках.
- Я никогда не буду принимать уродливые формы, — пообещала я ему. – Только ты мне об этом напоминай, ладно?
Мячик слегка дрогнул, словно кивнул. Согласился, значит. Наверное, это была иллюзия. Но я ее выбрала, и значит, для меня она стала реальностью.
- Благодарю вас, мой дорогой иллюзионист, — прошептала я мячику. – Мне сейчас так хорошо… Я – очень счастливый мячик!
Меня переполняли чувства. Похоже, что во мне и впрямь забил фонтан. Это фонтанировали новые идеи, планы и мечты. И это точно была никакая не иллюзия, а самая что ни на есть реальность!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/illyuzionis ... lfiki/3077
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 23 авг 2012, 13:01

КАТЕРИНА И ЕЕ КАНДИДАТСКАЯ

Вот и наступил он, первый день нового года, начало рождественской недели, когда небеса раскрываются навстречу людям, и на земле творятся самые невероятные чудеса.
Вечером в одной из обычных городских квартир девушка Катерина, устроившись на диване перед телевизором, с тихой грустью рассматривала большой цветной конверт «Почта Деда Мороза», куда в прошлом году сложила все свои мечты и желания, продуманные и записанные по всем правилам. Настроение ее было совсем не праздничным. По всему выходило, что Дед Мороз ее обошел, и ничего не сбылось. Ни-че-го!!!
Новый год она встретила одна. То есть не одна, конечно, а в компании друзей, но… Ей хотелось бы совсем, совсем по-другому, и именно об этом она просила Деда Мороза в прошлом году. Но вот год кончился, наступил новый, а подарка как не было, так и нет.
- И ведь не сказать, что я плохо себя вела! – с недоумением сообщила Катерина новогодней елке, которую к празднику так тщательно, с любовью нарядила. – Старалась изо всех сил! И заказы посылала по правилам, как в умных книжках написано. В настоящем времени, от первого лица… Тогда почему же все так несправедливо? Где они, подарки? Неужели я не заслужила???
- Заслужила… Не заслужила… — раздался ворчливый голосок из-под елки. – Что ты все торгуешься, как на базаре?
- Ой! – вскрикнула Катерина, роняя конверт. – Что такое?
- Да не кричи ты, ничего страшного, я это, я, твой ангел!
Только тут Катерина заметила, что ангелочек, которого она поставила под елку рядом с Дедом Морозом и Снегурочкой, каким-то образом вспорхнул и теперь сидит на нижней ветке, меланхолично болтая ногами.
- Обычное новогоднее волшебство, — объяснил он, поправляя крылья. – Можем поговорить.
- А вы… вы – живой? – испуганно пробормотала Катерина, тараща глаза на ангела.
- Живее всех живых. Только в обычное время не свечусь почем зря. А сейчас – можно. Рождественская неделя!
- Скажите… А я, случаем, не рехнулась?
- Нет, вы только посмотрите на нее, — возмущенно всплеснул маленькими ручками Ангел. – Когда у нее все плохо, и чудес не происходит – сомнений в здравости рассудка не возникает. А когда случилось такое ма-а-а-ленькое чудо – это да, повод для вызова психушки. И что это значит?
- А что это значит? – растерялась Катерина.
- Значит, так и запишем: НЕТ ИСТИННОЙ ВЕРЫ В ЧУДЕСА. Так, робкая надежда… «А вдруг?». Выходит, обыденность тебе куда привычнее и милее.
- Ну так конечно, я же и живу в обычном мире, — стала оправдываться Катерина. – Тут все по накатанной происходит, как положено. Вот и привыкаешь…
- Кем «положено»? Кто это, интересно, так положил? – тут же спросил Ангел. – И кто тебе — лично тебе! – мешает жить в Мире Чудес?
- Это был один из моих заказов Деду Морозу, — схватилась за конверт Катерина. – Вот, просьба №1 – послать в мою жизнь Чудеса.
- Да посылали, — с досадой дернул крылышком Ангел. – Только ты их за Чудеса не сочла. Не разглядела и не приняла.
- Почему???
- Потому что ты смотришь только вперед, куда накатанная дорожка ведет. А все интересности, между прочим, происходят за пределами дорожки, за обочиной. Обочина и есть граница обыденности, если хочешь знать! В общем, пишу: ПРЕДПОЧИТАЕТ ХОДИТЬ ПРОТОРЕННЫМИ ДОРОГАМИ.
- Погодите, что это вы там пишете? – обеспокоилась Катерина.
- Отчет, — охотно пояснил Ангел. – Ты же просьбы Деду Морозу писала? Так я теперь тоже должен отчитаться в Небесной Канцелярии, почему ты подарками недовольна.
- Подарками? Да какие там подарки? – ахнула Катерина. – Если бы хоть что-то сбылось! А так – ну ничего ведь не было!!!
- Да ну? – не поверил Ангел. – А давай-ка по твоим пунктам пробежимся!
- Давайте, — воинственно сказала Катерина, вытряхивая из конверта разноцветные бумажки. – Вот, пункт №2. «Я получаю повышение по службе и занимаю должность старшего менеджера». Не сбылось!
- Формулировка неправильная, — отозвался Ангел. – Если бы ты написала «Я – старший менеджер», тогда – да. А так – ну сама вслушайся! «Я получаю…» Ну вот ты и получаешь… получаешь… получаешь… И еще долго можешь получать.
- Ах, вон оно что? – озадачилась Катерина. – Стало быть, неправильно записано, и в этом все дело?
- Не только, — покачал головой Ангел. – Скажи, кто занял это место?
- Лепехина.
- И что, как ей там?
- По-моему, не очень, — подумав, ответила Катерина. – Она теперь должна первой приходить, последней уходить, за все отвечает, а под Новый год, когда отчеты – так и по выходным на работу выходила. Аж осунулась вся, и муж бунтует.
- Так это, между прочим, и был подарок – сохранили тебя от переутомления и эмоционального выгорания. Лепехина-то покрепче тебя будет, и то… А ты ей все-таки завидуешь? – поинтересовался Ангел.
- Пожалуй, нет. Но… это же такая весомая прибавка к зарплате!
- Ах, так тебе денег надо было? Ну и просила бы увеличения доходов! А то «менеджер, менеджер»…
- А как они увеличатся, если я на старом месте? – не поняла Катерина.
- Да какая тебе разница, как??? Ты ж подарок просишь! П-О-Д-А-Р-О-К! А как мы его оформим, то наша забота, не твоя. Записываю: НЕ ДОВЕРЯЕТ ВЫСШИМ СИЛАМ!
- Ой, ну погодите! – жалобно попросила Катерина. – Ну что вы сразу ябедничать?
- Я не чтобы наябедничать, а чтобы работу над ошибками сделать, — укоризненно сказал Ангел. – В Деде Морозе ты разочаровалась и подарков в этом году просить не стала, но впереди рождественская неделя, и еще не поздно исправить это.. Так вот чтобы на этот раз – как следует.
- А, ну тогда ладно, — успокоилась Катерина. – Насчет доходов я поняла. Теперь дальше…
- Еще не все! – остановил ее Ангел. – А зачем тебе повышенные доходы?
- Ну как??? – озадачилась Катерина. – Для повышения уровня жизни, разумеется.
- А что ты хочешь повысить в своей жизни?
- Я? – глубоко задумалась Катерина. – Да мало ли что! Ну, одеться там, съездить куда-нибудь… Не думала я как-то над этим. Лишних денег-то все равно пока нет!
- А лишних денег и не бывает, — проинформировал Ангел. – Вселенная отпускает ровно столько, сколько нужно для удовлетворения твоих потребностей. А у тебя они более чем скромные! Вот и бюджет выделен соответственный.
- И что же делать? – в который уже раз растерялась Катерина.
- Как «что»? По крайней мере, решить, на что ты хочешь пустить эти «лишние» доходы! И неплохо бы посчитать, сколько денег потребуется для воплощения твоих задумок.
- А если очень много? – усомнилась Катерина.
- Для Вселенной «много» — не категория, — авторитетно заявил Ангел. – Запишу-ка я: НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕБЕ ИЗОБИЛИЕ ВСЕЛЕННОЙ. В ней, между прочим, всем всего хватает, чтоб ты знала.
- Хорошо, буду знать, — пообещала Катерина. – А вот еще… Я писала Деду Морозу свою самую заветную мечту. Как я встречаю самого лучшего мужчину в мире!
- Ну, уж это желание выполнено, причем неоднократно, — деловито сообщил Ангел. – В чем проблема?
- Как??? – опешила Катерина. – Как выполнено? Проверьте, это какая-то ошибка!
- Никакой ошибки. Мужчины были. 365 раз, каждый день по одному лучшему мужчине.
- А…а…а…где же они? – наконец смогла выговорить абсолютно сбитая с толку Катерина.
- Кто где, — пожал плечиками Ангел. – Ты же ни на ком из них не остановилась, не познакомилась, отношений не завела.
- Да я их вообще не видела! – чуть не плача, завопила Катерина. – Ангел, миленький, где они прятались?
- Да нигде они не прятались. Ехали с тобой в автобусе. Обедали в кафе. В магазине рядом продукты выбирали.
- Но откуда же я знала, что они – самые лучшие??? И что, все, что ли? Разве так бывает?
- Каждый мужчина – лучший в мире. По определенным параметрам. А ты не уточняла, какой для тебя будет самым лучшим. Ну вот, мы тебе на выбор и посылали. Стоит записать: МУЖЧИН В УПОР НЕ ВИДИТ И НЕ ЗАМЕЧАЕТ. Потому и одна до сих пор…
- Но пялиться на человека в упор – это невежливо!
- Зато очень вежливо посмотреть открытым взглядом, улыбнуться, перекинуться парой фраз, обменяться телефонами, наконец… А как, по-вашему, еще можно познакомиться???
- Ох, ну как же это я! 365 мужчин – и я ни одного толком и не разглядела! Ну я и дура слепая!
- Это был заказ? – невинно поинтересовался Ангел. — «Дура слепая» — к исполнению?
- Нет! Нет! – испугалась Катерина. – Это я так, просто по привычке…
- Так и запишем: ИМЕЕТ ДУРНУЮ ПРИВЫЧКУ СЕБЯ РУГАТЬ.
- Да что вы все пишете и пишете! Это не работа над ошибками получится, а целая кандидатская диссертация!
- Зато когда защититесь – это же другой статус, другой уровень жизни!
- Да, я вспомнила: у меня там было еще и желание неземной любви! Вот ее-то точно не случилось!
- Вот она-то как раз точно случилась, — возразил Ангел. – Неземная любовь – это по нашей части. Знаешь, как мы тебя весь этот год любили? Сколько раз удержали от опрометчивых поступков? Сколько раз оградили от нежелательных воздействий? Сколько раз подстраховали в критических ситуациях? То, что с тобой за весь год ничего плохого не случилось – наша работа. Да и то, что я здесь на ветке сижу и план кандидатской разрабатываю – разве не говорит о том, что Небеса тебя любят?
- Ну-у-у-у… Если честно, то я весь год в этом сильно сомневалась, — призналась Катерина. – Иногда даже сердилась.
- Выходит, я должен записать: НЕ УМЕЕТ БЫТЬ БЛАГОДАРНОЙ.
- Не пишите! Не пишите! – всполошилась Катерина. – Я же не нарочно, я просто не знала!
- Тем более надо записать, чтобы не забывала, — строго сказал Ангел. – Впереди рождественская неделя, самое волшебное время в году. Любые чудеса возможны в это время. Сейчас ложись спать, а утром найдешь под елкой свой главный подарок. Пока, и счастья тебе в новом году!
- Но я не хочу спать… — начала Катерина, и тут же почувствовала, что очень, очень хочет – буквально веки слипаются.
… Катерина проснулась и не сразу открыла глаза. Там еще оставались волшебные сны, которые она видела ночью – новогодние огни городов с высоты птичьего полета, заснеженные лесные елки, пляшущие зайцы, окно, распахнутое на ночном небосклоне, а в нем ангел, считающий что-то на древних бухгалтерских счетах… Ангел?
Катерина ойкнула, резко открыла глаза и приняла сидячее положение.
- Я же во сне с Ангелом разговаривала! – вспомнила она. – И так ясно, как будто на самом деле!
Она спрыгнула с дивана, где вчера так неожиданно уснула, и подбежала к елке. Ангелочек смирно стоял там, где ему и положено быть, искусная китайская поделка из кристаллического пластика. А рядом с ним… Рядом с ним тот самый конверт «Почта Деда Мороза», который так не оправдал надежд Катерины в прошедшем году.
- Дело прошлое, надо выбросить! – решила Катерина, взяла конверт в руки, и… Оттуда выскользнул листочек мелованной бумаги, на котором затейливой вязью были выведены строки.
- Что это? – изумилась Катерина, поднимая лист.
Она прочитала заголовок: КАНДИДАТСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ. А ниже было написано: Соискатель – КАТЕРИНА. Научный руководитель – Ангел-Хранитель. Ниже лист был расчерчен на две колонки, и в левой были скрупулезно перечислены все ошибки Катерины,
1. ПРЕДПОЧИТАЕТ ХОДИТЬ ПРОТОРЕННЫМИ ДОРОГАМИ
2. НЕ ДОВЕРЯЕТ ВЫСШИМ СИЛАМ
3. НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕБЕ ИЗОБИЛИЕ ВСЕЛЕННОЙ
4. МУЖЧИН В УПОР НЕ ВИДИТ И НЕ ЗАМЕЧАЕТ
5. ИМЕЕТ ДУРНУЮ ПРИВЫЧКУ СЕБЯ РУГАТЬ
6. НЕ УМЕЕТ БЫТЬ БЛАГОДАРНОЙ
- Записал все-таки! – ахнула Катерина. – Ну, Ангел!
Но была и правая часть листа. Она была девственно чистая, и только на верхней строчке был заголовок: ГЛАВЫ ДИССЕРТАЦИИ. А дальше тоже шли цифры.
- Ага! Я догадалась! – сообразила Катерина. – Я должна поставить опыты и попробовать делать все с точностью «до наоборот»! А потом получить результаты и описать, как они получились! Вот это да! Ну и год мне предстоит, интересно-то как!!!
Катерина опустилась на колени перед елкой и нежно прикоснулась к маленькому ангелочку, смирно стоявшему под елкой.
- Я не знаю, приснился ты мне или по-настоящему сидел вчера вечером вот на этой ветке! Но мне это неважно – я хочу верить в чудеса! Хочу и буду! Я сделаю работу над ошибками и напишу кандидатскую диссертацию. И стану кандидатом Волшебных Наук! И у меня впереди целая рождественская неделя, чтобы поблагодарить мир за этот чудесный подарок. Счастливого Рождества!
И ей показалось, что пластиковый ангел на миг стал живым, улыбнулся и помахал ей легким крылышком.
- Благодарю, — шепнула Катерина, прижимая к себе свое будущее Счастье.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/katerina-i- ... skaya/3126
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 28 авг 2012, 14:41

ПОДАРОЧЕК

Накануне рождества, пребывая в самом мрачном расположении духа, я возвращалась из магазина с покупками, на ходу пытаясь нащупать в кармане шубки ключи от дома. Вместе с ключами на коричневую плитку лестничной клетки выпало еще что-то. Я наклонилась и подняла, и тут же мне захотелось завыть на весь подъезд. Хотя это был всего лишь брелок – маленький чертик на колечке с замочком. Новогодний подарок, кстати. Если это можно подарком назвать…
- Да что же это такое! – горестно простонала я, решительно направляясь к мусоропроводу. – Выбросить и забыть!
- Нет, нет, нет! Не выбрасывай меня, я тебе пригожусь! – запищало у меня в руке.
- Ой! – вскрикнула я, роняя брелок вторично. – Черт, он еще и с музыкой!
- Не ругайся, — обиженно пропищал брелок. – Нас нельзя поминать всуе.
- Кого это тут нельзя поминать всуе? – пробормотала я, ставя сумку на пол, чтобы открыть мусоропровод.
- Выбросишь – пожалеешь, — пообещал голос. – Мало того что Новый год весь проревела, так еще и Рождество провоешь. Вот так некоторые и отказываются от главных подарков в своей жизни.
Я приостановилась. Новый год я и впрямь проревела. Только об этом никто, кроме меня, не знал. Так откуда же…
- Так я-то рядом был! В кармане шубы! Все слышал и даже частично видел!
- Кто это «ты»? – подозрительно спросила я, уставившись на брелок.
- Да посмотри же ты внимательно! – взмолился голос. – Я, я это говорю!
Тут я и впрямь разглядела, что чертик отчаянно подает мне знаки: машет ручонками, надувает и без того пухлые щечки и изо всех сил выпучивает глаза. Выглядел он так комично, что я невольно усмехнулась. Забавная игрушка…
- Я не просто игрушка, я инструмент! – обиженно сообщил чертик. – Меня использовать можно, между прочим!
- Ладно, — решила я. – Надо пойти домой и разобраться с этим пучеглазиком.
- Про «пучеглазика» я не услышал, — проинформировал чертик. – А домой – я «за». А то сразу «выбросить», «забыть»… Сумку не забудь, родная!
Я подхватила сумку и двинулась к родной квартире.
- Итак, приступим, — деловито предложила эта интерактивная фигурка, едва за нами захлопнулась дверь.
- Да погоди ты, дай хоть раздеться! – с досадой сказала я, не особо уже удивляясь тому, что выбрала такого странного собеседника. Впрочем, за неимением лучшего…
- Да лучшего для тебя и придумать невозможно, — сказал чертик. – По крайней мере, сейчас, когда все рухнуло…
- Откуда ты знаешь, что все рухнуло? – немедленно обозлилась я, кидая брелок на кухонный стол и начиная методично выгружать из сумки продукты.
- Так я же и есть тот подарок, который разбил тебе сердце!
Вот кто бы спорил… Что да, то да! А как бы чувствовало себя ваше сердце, если бы любимый мужчина (почти муж!) преподнес вам на Новый год дурацкий копеечный брелок для ключей, хоть бы и говорящий…
- Никакой и не «почти муж», все ты придумала, — тут же высказал свое мнение брелок. – «Почти мужей» не бывает. Да он и женихом-то тебе не был – предложения же не прозвучало?
- Я надеялась, что в новогоднюю ночь прозвучит, — созналась я. – Не случилось…
- И хорошо, что не случилось! – порадовался Пучеглазик. – Тем более что и ты теперь по-другому на все это смотришь…
- С некоторых пор – да, — мрачно подтвердила я. – Прозрение мне было. Так по-свински испортить мне праздник, которого я так ждала!!!
- Испортить? – удивился чертенок. – Да мы тебе жизнь спасли!
- Кто это «вы»?
- Твой бой-френд и его подарок. То есть я.
- Ну, знаешь! – возмутилась я.
…Нет, вы подумайте: ваш любимый мужчина за день до Нового года забегает к вам прямо на работу и радостно сообщает, что неожиданно уезжает на все праздники с друзьями в Домбай, на горных лыжах кататься, и вас, заметьте, с собой не зовет. А вместо ожидаемого новогоднего чуда в подарок на ходу сует вам дешевый брелок для ключей, поцелуй в щечку – и «до встречи, родная, счастливого Нового года!». А вы даже ответить адекватно не можете, потому что кругом коллеги, и вы еще ничего не сумели сообразить, и слезы подступают к горлу, и вообще… И вот это считать подарком?
- А представь себе, что он не уехал ни в какой Домбай. Вы встретили Новый год, он сделал тебе предложение, и подарил, скажем, кольцо с изумрудом, и ты согласилась…
- Ну, и..?
- Ну и мучилась бы всю жизнь! – напророчил мой собеседник. – Ведь если вспомнить все его привычки, то ты была у него далеко не на первом месте, согласись?
- Да уж, — не могла не признать я. – Это я как-то очень здорово осознала. Во втором десятке, между шахматами и баней… А в пятерке лидеров – работа, мама, собака, машина, спортзал. Правда, по телефону он мне 20 раз на дню звонит, контролирует, где я и что я. Но в остальном… Все-таки он своей жизнью живет. Я, можно сказать, по остаточному принципу.
- Вот-вот. Но тем не менее, он подарил тебе самый дорогой подарок, то есть меня! И уже за это стоит его поблагодарить.
- Вот уж спасибо так спасибо! – со всей возможной язвительностью сказала я, для убедительности взмахнув батоном колбасы. – Ничего дороже мне в жизни не дарили.
- Согласен, — подтвержил чертенок, не оценив моего сарказма. – Итак, поблагодарили, движемся дальше. Я тебе хочу сказать, что на каждое событие можно посмотреть с разных сторон. Если расценивать с точки зрения критики – конечно, все будет не очень хорошо, и даже совсем плохо! А вот если подойти с точки зрения подарочков…
- Это как? – уточнила я. – Тебе, можно сказать, пыльным мешком по голове, а ты – «ах, спасибочки, очень приятно»??? Ты мне это, что ли, назло говоришь?
- Именно так, — невозмутимо подтвердил Пучеглазик. – И тебе советую поступать так же. Что бы ни случилось – а для тебя это хорошо. Всем чертям назло!
- Ну-ка, ну-ка, — вдруг заинтересовалась я. – Разверни-ка мне эту концепцию! Вот черти – это разве хорошо? Ведь люди, говорят, по сути своей ангелы, и стремиться должны к Свету. А вы – нечистая сила, от вас надо подальше держаться.
- Ага, как же! – мигом развеселился чертенок. – Да вы без нас шагу ступить не можете! У вас тут как про зажигательную девушку говорят: «у нее чертенята в глазах пляшут», «черт, а не ребенок», «чертовски привлекательна». Скажешь, нет?
- Да, — признала я. – Говорят, причем с большим одобрением! А еще говорят «сам черт ему не брат» — это про отчаянных (кстати, по-моему, надо бы частицу «не» убрать!), «чем черт не шутит» — это когда тебя уговаривают что-то новое попробовать, и «не так страшен черт, как его малюют» — когда боишься, а делать надо. Ну, еще и про неприятности всякие: «черт меня дернул», «черт под руку толкнул», «послать ко всем чертям»…
- Вот я и говорю – хоть вы и Ангелы, а без черта никак не обходитесь. Кино, спектакли, книги!
- Ну да, и Пушкин про черта написал, «Сказка о попе и работнике его Балде»! – всплыло в памяти из моих детских книжек.
- А Гоголь, Гоголь! – мечтательно закатил глазки чертенок. – «Ночь накануне Рождества» — это ж просто волшебная песня. Как они там, с Вакулой-то, к царице за черевичками, а?
- Ну да, весело, — вспомнила гоголевский сюжет и я. – Только там Вакула, по-моему, вашего брата оседлал и как раз на нем и ездил?
- Хе-хе! А как же? Тут или ты черта оседлаешь, или он тебя, вариантов нет!
- Да ну? – весело изумилась я. – И что, на тебе тоже можно ездить?
- К вашим услугам, — скромно поклонился чертенок. – Во всяком случае, помочь тебе разобраться в твоих трудностях я готов. И научить тебя все рассматривать, как подарочки – тоже.
- Тогда давай! – вошла в азарт я. – Вот скажи мне, у меня 10 килограммов лишку по бокам – это подарочек?
- Обязательно! Греет, защищает, накормит в голодные времена! Если сядешь на диету, например…
- А если бы 10 кг недоставало, кожа да кости – это как?
- Хорошо! Легкость, гибкость, воздушность, сплошной подарок!
- А то, что живу в однокомнатной, и мне тут просто тесно – подарочек?
- А как же! Уборки меньше, и все пространство компактно уложено и насквозь просматривается.
- А если я в трехкомнатную перееду – тогда что?
- Простор для мысли, новизна впечатлений, новые повороты жизни и судьбы.
- Ох, и юлишь ты, черт! – погрозила ему пальцем я. – Ладно, давай дальше! Вот, предположим, я на милого обиделась, причем по делу. Это разве подарок?
- Ну а как же? – удивился чертик. – Повод задуматься, а хочешь ли ты связать жизнь именно с этим человеком. Заодно, к тому же, и обиды утилизировать поучишься.
- А если бы не обиделась, а молча все это проглотила?
- Тоже подарок! Считала бы себя такой ангельски-всепрощающей, благородной, кроткой, упивалась бы собственной добротой и жертвенностью. Это тоже приятное занятие!
- Слушай, ты меня как-то путаешь, — нахмурилась я. – У тебя получается, что все, что бы ни случилось, хорошо.
- А тебе больше нравится, когда все плохо? – поинтересовался Пучеглазик.
- Да нет, но есть же однозначно плохие вещи!
- Нету таких, — замотал головой чертенок.
- А болезни?
- Можно на работу не ходить, лежать в постели и предаваться томной неге.
- А если с температурой?
- Радоваться, что организм активно борется, изнутри все прогревает! Чай с малиной пить, малина – ненормировано!
- Хммм… Сомнительно, конечно, ну да ладно. Зарплату который год не повышают – это уж точно не подарок!
- А вот и подарок! Явный намек, что пора поискать новую работу. Если что-то не устраивает – значит, готова к чему-то другому!
- И смерть – подарок? Тут уж ты мне мозги не запудришь! Смерть – это всегда плохо!
- Для тех, кто остается – да. Страдают, переживают. А для тех, кто ушел – еще неизвестно. Ты ж не знаешь, как им там? Тем более что никому на Земле еще не удавалось миновать двух моментов – рождения и смерти. И то, и то следует расценивать как подарок!
- Ах, как ты вывернул! – подивилась я. – И ведь непонятно, что и возразить-то…Вот ведь черт!
- Спасибо за комплимент, — довольно ухмыльнулся мой мелкий собеседник. – Стараюсь изо всех сил. Гляжу, настроение у тебя повысилось. Здоровый блеск в глазах появился!
- Правда, повысилось, — с удивлением осознала я. – Так интересно же с тобой спорить!
- А ты, ангел мой дорогой, не бойся спорить, — посоветовал он. – С судьбой, с обстоятельствами, с ситуациями. Они с тобой случаются – а ты найди в них полезное зерно, прими подарочек и сделай по-другому – так, как тебе надо.
- А нельзя сразу как мне надо? Без поисков?
- Нельзя, — возразил Пучеглазик. – Подарок, он на то и дарится, чтобы пользу принести. Ты ж не хочешь, чтобы тебе раз за разом сердце разбивали?
- Не хочу, — подтвердила я. – Мне мое сердце дорого.
- Так и не терзай его тяжкими переживаниями! Тебе жизнь в подарок дали, а ты о всяких мелочах думаешь!
- Ты это о себе, что ли? – поддела его я. – Умничаешь тут, мелочь пучеглазая…
- Велика фигура, да дура; мал золотник, да дорог, — немедленно отбрил мой наезд литературно подкованный чертик.
- Без намеков, пожалуйста, — приказала я. – Так ты хочешь сказать, что мои одинокие новогодние каникулы – это тоже подарочек?
- А ты как считаешь?
Я ответила не сразу – думала. Еще утром я считала, что это просто невыносимо, и все праздники – псу под хвост. А теперь мне очень хотелось выписать на листок бумаги все негативные события, которые со мной когда-либо случались и даже через долгое время продолжали отравлять мне жизнь, и найти в каждом из них что-то полезное. Подарочек, так сказать! Мероприятие это, безусловно, требовало тишины, сосредоточенности и вдумчивости, и с этой точки зрения все складывалось как нельзя лучше.
- А я что говорил? – немедленно прокомментировал Пучеглазик. – Да ты порадуйся, что твой в Домбай укатил! А то бы сейчас то на телефон отвечала, то кормила его, то неслась куда-нибудь. А тут – столько времени для себя, любимой!
- Правда твоя, — не могла не признать я. – Слушай, а ты такой разговорчивый в честь праздничка или всегда?
- Я – твое «второе я», — доверительно сообщил Пучеглазик. – Со мной всегда разговаривать можно, и необязательно даже вслух.
- Мое «второе я» – чертенок? – не поверила я. – Но почему?
- Слушай, ну ты же умная женщина, должна понимать, — с укоризной ответил он. – Это – просто символ, чтобы не с пустотой разговаривать! На этом колечке мог болтаться кто угодно. Дракончик, ромашка, собачка, финтифлюшка какая-нибудь. А если болтаюсь я – так это значит, что именно такого подарочка тебе и не хватало! Я тебе добавлю огонька, энергии, драйва, перчика!
- Ну, спасибо, — сказала я – на этот раз вполне искренне. – Так значит, будем дружить?
- Будем. Мне, конечно, не очень нравится, что ты меня Пучеглазиком окрестила, но я, в принципе, уже привык.
- Отлично! – я мигом притащила ключи, сняла старый брелок – белого пластмассового котенка – и мигом прицепила Пучеглазика. – Вот видишь, я тебя признала, теперь мы с тобой неразрывно связаны и всегда будем вместе. По крайней мере, до конца этого года — точно.
- До конца года мы с тобой еще столько чудес натворим! – с воодушевлением пообещал мне Пучеглазик. – Это я тебе твердо обещаю.
- Но учти, я – не подарок, — честно предупредила его я. – У меня перепады настроения, депрессии, тяжкие сны, хвосты из прошлого, и все такое.
- Ничего, скоро ты забудешь об этой ерунде, — ничуть не испугался он. – И станешь ты, солнце, таким подарком, что каждый захочет тебя заполучить!!! Главное – не души своих порывов, делай то, что хочется.
- Ох ты ж! – восхитилась я. – Тогда за работу! Мне очень хочется отыскать подарки в том, что со мной происходило «до». А уж потом…
Я достала чистую тетрадку и ручку, расчертила лист повдоль и крупно написала слева – СОБЫТИЯ, а справа – ПОДАРОЧКИ.
- Счастливого Рождества! – пожелала я себе, Пучеглазику, домбайским горнолыжникам и вообще всем на свете. Такое уж у меня было лучезарное расположение духа!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/podarochek- ... sudby/3145
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Ответить

Вернуться в «Психология и философия»