Сказки для девочек

По душам о душе. Философские разговоры, психология и вопросы взаимоотношений.

Модератор: IrmaP

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 25 окт 2012, 17:30

ШОППИНГ, ЛИФТИНГ И ЛЕЧЕНИНГ

Ой, вы знаете, я в традиционную медицину не верю, а верю в торжество науки, которая уже давно доказала, что маги, колдуны и экстрасенсы обладают особенной силой и видят то, чего твой участковый терапевт ни под одним микроскопом не разглядит.
Вот, например, сглаз – его ни в одном медицинском справочнике нет, а бабка одна мне его мигом определила, и даже без УЗИ – так, на глазок.
- Это не простой даже сглаз, а косой, — задумчиво сказала она. – Дооолго снимать придется!
Ну, когда я своему муженьку цену вопроса сказала, у него просто глаз выпал. Но бабка меня предупредила, что так и будет, это отражение моего сглаза. Чем больше выпадет, тем сильнее сглаз. Я убедилась: не врала бабка! Очень сильный!
А потом я с подругой за компанию к одной потомственной колдунье пошла, проверить, как там косой сглаз, до конца прошел или нет. Выяснилось, что сглаз-то прошел, а зато прицепилась порча.
- Сделано тебе, милая, на смерть, — веско сказала колдунья. – Кому-то ты, видать, здорово насолила.
- Как же, знаю, свекровь это моя. Я на прошлой неделе борщ пересолила, так она так на меня зыркнула, что сразу настроение испортилось, — докладываю я.
- Ничего, нейтрализуем твою свекровь. Будет это недешево, зато качественно.
Колдунья славно потрудилась, порчу от меня отвела, только, видать, переборщила, вместе с порчей и свекровью и мужа нейтрализовала – дезертировал он из семейной жизни.
Ну, я не сильно и расстроилась – он мне в последнее время только палки в колеса совал на пути моего саморазвития и решения внутренних проблем. Прямо мракобес какой-то, а не цивилизованная особь!
Но стресс я все-таки получила, и это оставлять было нельзя – а вдруг застрянет? Посоветовали мне замечательного биоэнергета. Он меня как выслушал – сразу подсобрался, серьезный такой стал…
- Ах, как же вы так неосторожно себя стрессанули? Это ж просто бомба замедленного действия, граната неразорвавшаяся! В грудях болит?
У меня «в грудях» не болело, но немедленно засосало, засвербило и гранатой на сердце легло – такая уж я впечатлительная.
В общем, прошла я у биоэнергета целых десять сеансов, пока он мне стресс окончательно не растворил, вместе с квартальной премией. Но он меня уверил, что гарантия качества два года, и я не пожалею.
А тут я заволновалась, что муж-то испарился, а на горизонте никого нет, как же я одна, без гормональной и финансовой поддержки? Я туда, я сюда – кандидатов не предвидится. Ну, я нашла мага – хорошая женщина, знающая. Она как на меня посмотрела, сразу диагноз выставила – «венец безбрачия». А кто бы спорил? Поработать со мной она взялась, но такую сумму запросила, что у меня этот самый венец дыбом встал. Ну, деваться некуда, заплатила. Замуж-то хочется. Она мне сказала, что венец она разрушила, но линии судьбы будут восстанавливаться постепенно, и в течение десяти ближайших лет я выйду замуж. Определенно!
Ну, десять лет срок немалый, я не стала ждать, решила подстраховаться. Тут как раз в наш город приехал белый шаман Пантелеймон, вот я к нему лыжи и навострила. Он на мне обнаружил «пояс целомудрия», который первой чакре дышать совершенно не дает и мужиков от меня отпугивает. Вот уж в точку! Как он с меня этот пояс снимал, я рассказывать не буду – не велено. Но в первый раз я такое огромное удовольствие от лечения получила! Прямо профессор своего дела, даром что шаман! Продул мне все чакры вдоль и поперек, аж жить захотелось!
И ведь знаете – помог он мне! Муж мой беглый вернулся.
- Милая, — говорит, — я теперь твой диагноз точно знаю и готов с ним мириться, потому что это не лечится.
- Какой, — говорю, — диагноз, дорогой?
- «Печать идиотизма», — торжественно он отвечает. – Это не смертельно и даже порой забавно. Кто-то на шоппинг, кто-то на лифтинг, а ты вот – на леченинг. Ничего страшного, бывает. Будем жить!
Я прямо растрогалась вся. Вот дурак дураком, а диагноз точно поставил, надо же! Припала я к его родной груди и простила ему все его невежество и временное отсутствие у семейного очага. Тем более что скоро опять траты немалые предстоят, я уже чувствовала. Ну, печать, ну, идиотизма… Ничего, распечатаем!
Это потому что не верится мне, что «печать идиотизма» — это неизлечимо, и теперь надо поискать специалиста, чтобы с этим разобраться раз и навсегда. Может быть, подскажете адресок? Буду очень благодарна!

Автор: Эльфика
http://www.buh.ru/forum/thread.jsp?id=393479#393479
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо


Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 06 ноя 2012, 10:21

ЗОНТИК

В Ливеньбуль, столицу Дождляндии, юная Стефани переехала не по своей воле, а вместе со всей семьей, потому что тетушка, которую она и не видела-то никогда, сильно ослабела и нуждалась в уходе. Родители сочли, что нельзя оставлять ее одну в таком состоянии и надо переезжать, ведь других родственников у старушки не имелось, а тетушка уже не могла справляться с хозяйством в своем огромном доме. На старом месте и терять-то им было особенно нечего, поэтому они легко распродали имущество, быстро упаковали чемоданы, и вскоре уже всем семейством выходили из самолета в аэропорту Ливеньбуля.
За стеклами аэровокзала было серо, мрачно и лил дождь.
- У нас в Дождляндии это обычная погода, — проинформировал их еще на таможенном контроле офицер иммиграционной службы. – Здесь почти все время идет дождь, а хорошая погода – это когда просто пасмурно.
- А в какое время года все-таки солнце бывает? – спросила пораженная Стефани.
- Забудьте об этом. За солнцем у нас тут ездят в сопредельные страны, во время отпусков, — сообщил офицер. – Ничего, вы быстро привыкнете. Все привыкают.
- Не думаю, что я привыкну, — прошептала Стефани, но ее никто не услышал.
- А сейчас я попрошу вас сдать ваши зонтики. Таковы правила.
- Как – «сдать»? – всполошилась мамаша. – А как же мы – под дождь, и без зонтиков???
- Всем прибывшим таможенная служба выдает местные зонты, приспособленные к повышенной влажности и сильным ветрам. Зонтики качественные, услуга бесплатная, так что все тут у нас только ими и пользуются. Таковы правила.
И вместо маминого ярко-голубого, папиного коричневого и ее зеленого в белый цветочек всем им выдали местные зонтики – солидные, мощные, с красивыми резными рукоятками, но почему-то черные.
- А других расцветок нет? – робко спросила Стефани.
- А других и не бывает, — удивился офицер. – Всем – одинаковые, у нас тут равноправие и демократия… Таковы правила.
И правда: когда семейство вышло из здания аэровокзала, Стефани обнаружила, что куда ни посмотри – везде только черные зонты, сплошное равноправие. Но как-то ску-у-учно!!! А если поднять глаза на хмурое небо, на клубящиеся серые тучи, то кажется, что и там толкаются раскрытыми куполами черные зонты.
Тетушка действительно была слаба: по дому она передвигалась исключительно в кресле-каталке, на улицу без посторонней помощи и вовсе выехать не могла, да еще и речь потеряла в результате перенесенного инсульта. Разумеется, ей был тут же обеспечен должный уход, и Стефани вменили в обязанность ежедневно прогуливать тетушку на свежем воздухе хотя бы по полчаса.
Каждое утро Стефани спешила на занятия в школу, прячась от дождика под своим черным зонтом, а слева и справа, впереди и позади торопились по своим делам другие «чернозонтичные». Стефани иногда казалось, что над головой – два слоя туч: один из зонтов, другой – в небе. От такого двойного затемнения у нее настроение все чаще портилось.
- Мне тут не нравится, — недовольно бурчала она, придя из школы и стряхивая капли со своего черного зонта.
- Доченька, но теперь тут наш дом, — говорила ей мама. – Надо потерпеть, ты привыкнешь…
- Никогда я не привыкну к этому нескончаемому дождю и черноте над головой! – не соглашалась она, понимая, что ничего не в силах изменить. Несовершеннолетние дети должны жить со своими родителями и слушаться их, таковы правила…
И она со вздохом шла сначала делать уроки, а потом гулять с тетушкой. Это прогулочное время Стефани любила: можно было бесконечно кружить по саду, самостоятельно выбирая маршрут, а в сильный ливень – сидеть рядом с тетушкой на веранде, наблюдая за потоками воды и как дождь пузырится в лужах, и думать о своем. Но однажды…
- Почему ты плачешь, детка?
- Потому что мне грустно… Потому что дождь никогда не кончается, и на душе у меня так же пасмурно и сыро… Потому что мне кажется, что я скоро растворюсь, растаю, как кусочек сахара… Ой!
Стефани вскочила и во все глаза уставилась на тетушку.
- Это вы меня сейчас спросили?
- Тише, тише! Сядь на место и не шуми. Я хочу, чтобы меня и дальше считали неразговорчивой, — попросила тетушка. – Давай поговорим, как шпион со шпионом, шепотом и не разжимая губ.
- Почему как шпионы? – удивилась Стефани.
- Ну, во-первых, чтобы никто не догадался, что мы вообще разговариваем, — объяснила тетушка. – А во-вторых, мы обе чужие в этом дождливом городе, и я очень понимаю, почему нам здесь тоскливо.
- Мне-то понятно, почему… Но вы же прожили здесь всю жизнь? – уточнила Стефани.
- Да. Но вовсе не вся моя жизнь была такой дождливой. Город знавал и другие времена… Солнечные и счастливые!
- Расскажите! – попросила совершенно заинтригованная Стефани.
- На это потребуется не одна прогулка, — ухмыльнулась старушка. – Теперь у тебя будет дополнительный стимул гулять с твоей старой дряхлой тетушкой. А мне так приятно будет почувствовать себя престарелой Шахерезадой! Только, чур, между нами! Никому не слова! Тайна!
- Заметано! – с восторгом пообещала Стефани, которая очень любила тайны.
… Родители не могли нарадоваться на то, как прилежно их дочь выполняет свои обязанности по уходу за тетушкой. Стефани заботливо укутывала старушку теплым пледом и часами гуляла с ней по саду. Разумеется, они и не догадывались, что в эти часы Стефани получала от тетушки массу сведений, воспоминаний и жизненных наблюдений, и если бы было можно, эти прогулки вообще длились бы нескончаемо! И неудивительно: ведь Стефани узнавала от тетушки совершенно потрясающие вещи!
Оказывается, много лет тому назад Ливеньбуль был курортным городом, а Дождляндия еле успевала принимать нескончаемые потоки туристов, которые стремились попасть на Карнавал Жизни. Климат тогда был совсем другим – мягким и солнечным, поэтому Карнавал Жизни не прекращался круглый год. Песни и танцы, художники и музыканты, бродячие фокусники, представления под открытым небом, смех и радость – этим были наполнены все улицы городов Дождляндии, а Ливеньбуль (в те времена он еще носил название Сольбург – Солнечный Город) считался самым веселым городом в мире.
Но однажды правительство решило, что пора как-то упорядочить потоки туристов и ассортимент развлечений. Было создано сто комиссий, пять научно-исследовательских институтов и особая группа по разработке Правил Развлечений, и все они активно взялись за работу. Сначала жители даже обрадовались, потому что вечная суета на улицах и переполненность транспортных потоков их порою напрягали.
В самом скором времени стали вводиться многочисленные правила, регламенты и предписания, которые разъясняли, как следует правильно отдыхать. Теперь вроде бы стало понятно, что можно, а что нельзя, как себя вести и что делать, и можно было бы радоваться, но… Не сразу, но стало заметно, что Карнавал Жизни как-то поскучнел, а многие его моменты вообще увяли, потухли или вовсе сгинули. Затем и туристов стало поменьше – местные радовались, что теперь можно спокойно пообедать в ресторанчике или попасть на экскурсионный кораблик. А потом стали один за другим закрываться ресторанчики и уплывать в другие страны кораблики, уходить в дальние дали танцоры и музыканты, потому что клиентов было все меньше и меньше. Жизнь становилась все скучнее и скучнее…
- Неужели никто не пытался изменить ситуацию, вернуть в жизнь радость? – спросила ошеломленная Стефани.
- Ну как же, деточка… Разумеется, пытались! Но на все следовал один ответ: «Нельзя! Таковы правила!».
- Да, и нам это говорили, когда меняли зонтики на черные! Еще в аэропорту! – вспомнила девочка.
- О! Зонтики! Это было роковое решение, я думаю, что из-за них и начались дожди! – воскликнула тетушка.
- Но разве дожди могут появляться из-за зонтиков? По-моему, все как раз наоборот! Сначала дожди, а потом уж зонтики!
- Знаешь, дожди бывают везде, но они недолговечны. Прошли, обновили природу, отмыли деревья и тротуары – и снова солнышко сияет. И у нас было точно так же. А вот когда появилось новое правило – всем пользоваться одинаковыми зонтиками черного цвета, дожди стали постоянными. Словно черный цвет притягивает тучи!
- О, вы знаете, а я тоже что-то такое думала! – вспомнила Стефани. – Мне показалось, что хмурое небо отражает наши мрачные зонты…
- …а наши мрачные зонты отражают хмурое небо, — закончила тетушка. – Получается сплошно мрак. Порочный круг!
- А я вам еще пострашнее кое-что скажу, — призналась Стефани. – Я стала замечать, что и на душе у меня все чаще хмуро и мрачно. Мне кажется, что там начинает постоянно идти дождь. Меня это так пугает!
- Дождь – это слезы мира, — задумчиво ответила тетушка. – Плохо, когда у тебя внутри слезы… Мне кажется, что я оказалась в инвалидном кресле, потому что потеряла кураж, и внутри меня накопилось слишком много слез… Мне тоже стало неинтересно жить. Хорошо, что появилась ты – это меня взбодрило!
- Я вас тоже люблю, — сказала Стефани. – Но мне страшно! Ведь этой радости у меня внутри становится все меньше. А вдруг она и вовсе иссякнет, и тогда – что? Я тоже окажусь в инвалидном кресле???
- Ну что ж, по крайней мере, мы сможем устраивать гонки на скорость и соревнования по плевкам в длину, — округлив глаза, сказала старушка.
Они посмотрели друг на друга и разом прыснули – такая мысль показалась им очень забавной.
- Ах, как я скучаю по тем временам, когда Карнавал Жизни кипел вовсю, а зонтики были разноцветными! У меня был такой отчаянно-оранжевый зонтик, я его просто обожала! – мечтательно посмотрела в небо тетушка. Но неба она не увидела – только большой черный зонт, прилаженный к ее коляске от непогоды.
- Тетушка! А где он теперь этот ваш зонт? – вдруг спросила Стефани.
- Как где? Я не помню. Это же было очень давно! Пылится, наверное, где-нибудь на чердаке вместе со старыми вещами… Если его до сих пор никто не выбросил!
- На чердаке? Ага, понятно… — задумалась Стефани. – Ладно, что-то мы загулялись. Наверное, и ужин уже готов… Ну, раз, два, покатились!
В последующие дни Стефани имела вид крайне необычный и загадочный. Казалось, что она что-то задумала. Она сказала родителям, что приболела и не может пока гулять с тетушкой. Конечно, те всполошились и стали спрашивать, что да как. Но Стефани на все вопросы отмалчивалась или ссылалась на недомогание. Если бы родители присмотрелись повнимательнее, они бы сразу поняли, что что-то не так. Глаза ее блестели, а щеки разрумянились, словно она провела недельку где-нибудь на пляже, под палящим солнышком. Но никто не присматривался, и девочка могла спокойно выполнять задуманное.
Но вот через пару дней она объявила, что поправилась, и они снова могут гулять. Тетушка едва дождалась, когда Стефани пришла собирать ее на прогулку и по-шпионски, сквозь зубы, спросила:
- Что происходит?
Но Стефани только таинственно улыбнулась и молча повлекла коляску к выходу. Только углубившись в сад, она повернулась и уставилась на тетушку.
- Что, что случилось? – в нетерпении завозилась та.
- Скажите, а что вы готовы отдать, чтобы вернуться на Карнавал Жизни? – спросила девочка.
- Я? Да я бы все отдала, только у меня ничего уже нет, кроме моего бренного тела! – отвечала тетушка. – Да и Карнавал Жизни давно уже канул в Лету, его не вернуть…
- А вот и нет! – заявила Стефани. – Если вы мне пообещаете встать с этой коляски… ну, скажем, через три месяца! – то получите Карнавал в подарок. Согласны?
- Не торгуйся с отжившей эпохой, — строго сказала тетушка и не выдержала, засмеялась. – Ну давай уже скорее, давай! Что ты там придумала? У меня уже никакого терпения!
- Раз, два, три! – провозгласила Стефани и жестом заправского фокусника выдернула из зажима в спинке кресла черный зонт, а на счет «три» там оказался другой – ярко-оранжевый, очень позитивный, смешавший в себе краски апельсина, жаркого песка и яркого июльского солнышка.
- Мой зонтик!!! – в восторге вскричала тетушка. – Боже мой, любимый, ты вернулся! Ты снова со мной!
- И это еще не все! – объявила Стефани. – Представление продолжается!
Старушка глянула на нее – и обомлела. Стефани за несколько секунд переоделась в клоуна – в какие-то немыслимые одежды, в которых тетушка с удивлением узнала свои старые платья, кофты и шляпки, а на ногах у нее были открытые босоножки из тонких ремешков, в которых она затанцевала прямо по лужицам на садовой дорожке.
- Девочка моя! – прошептала тетушка, молитвенно сложив на груди сухие лапки. – Где ты все это откопала?
- На чердаке! – весело выкрикнула Стефани, продолжая отплясывать. – Оказывается, у вас на чердаке хранится столько памяти о солнечных днях!
- Карнавал жизни… — восхищенно шептала тетушка. – Тот самый Карнавал!!! И мой зонтик!!! Ах, если бы это могло не кончаться!
Но, конечно же, это вскоре кончилось – Стефани запыхалась, а ноги ее совершенно промокли. И к вечеру она расчихалась и затемпературила – на этот раз она заболела уже по-настоящему и вынуждена была целую неделю пролежать в постели. А когда она выздоровела…
Теперь уже у тетушки был вид крайне загадочный. Она, как обычно, помалкивала, но в глазах ее плясали чертенята. Стефани терялась в догадках и с нетерпением ждала, когда ей разрешат выходить на улицу.
И вот этот миг настал – они снова были вдвоем в саду.
- Стефани, дорогая! Я тоже приготовила тебе сюрприз! – торжественно объявила тетушка. – Я молила бога, чтобы ты поскорее выздоровела, чтобы показать тебе… раз, два, три! – и она с усилием поднялась и встала на ноги. Правда, секунд через десять она снова плюхнулась на место, но Стефани уже аплодировала в полном восторге.
- Это только начало, — скромно поклонилась тетушка. – Как видишь, я тоже времени даром не теряла. Это мое «пламенное спасибо» за возвращение в молодость! И за мой любимый Зонтик!
- Я полном отпаде! – сообщила Стефани. – Вы, тетушка, просто супервумен какая-то! За такое короткое время – и такие результаты! Я думаю, мы с вами всегда сможем время от времени устраивать себе Кусочек Карнавала. Ведь у нас-то в саду свои правила, кто нам запретит?
- Это да, конечно. Но погоди, я еще не все сказала, — перебила ее тетушка. – Пока ты болела, у меня было предостаточно времени на раздумья. И знаешь что мне в голову пришло?
- Что же?
- Подарить тебе мой зонтик!
- Нет, нет, он ваш!
- Да послушай же! Я его тебе дарю не просто так. Я вдруг подумала, что непогода начинается не снаружи. Она всегда сначала возникает внутри! Она состоит из глупых правил, и из нашего согласия с ними, из задавленных чувств и невыплаканных слез, из нашего равнодушия и страха быть «не как все». Мы становимся частью толпы и теряем себя. Но чтобы вернуть Карнавал Жизни, хотя бы в свою душу, нужно сделать что-то необыкновенное! Стать не «как все», а «как ты», понимаешь?
- Кажется, понимаю, — серьезно сказала Стефани. – Сначала ты приносишь в этот мир частичку солнца, потом еще кому-то захочется, а кто-то будет просто подражать, и через какое-то время света станет больше, чем тьмы, да?
- Именно так, дитя мое! Мы можем отвечать только за себя, за цвет своего мира! Да, иногда это выглядит дерзко и против правил, но как иначе-то? Так что бери зонтик – и дерзай! Пусть над тобой всегда будет оранжевое небо!
- Спасибо, — улыбаясь, ответила Стефани. – Пусть будет. Даешь Карнавал Жизни!
… Вы когда-нибудь бывали в столице Дождляндии — Ливеньбуле? Да, не самое солнечное место в мире, но многие туристы едут туда именно из-за дождей. Потому что именно в это время город расцветает множеством самых невероятных зонтиков самых невообразимых цветов! Здесь можно увидеть зонтики в стиле «ретро» и в стиле «модерн», украшенные кружевами и плетеные из соломки, однотонные, в цветочек, в полосочку, с набивным рисунком… Это какой-то Карнавал Зонтов, незабываемое зрелище! Постоянно проводятся конкурсы на самый оригинальный зонт, а в сувенирных лавках зонты разбирают, едва они появляются в витринах. В последнее время входят в моду и зонтики от солнца, которого в Ливеньбуле все больше и больше. Ходят слухи, что власти обсуждают законопроект о возвращении городу исторического названия Сольбург – Солнечный Город.
В общем, если соберетесь поехать, советую вам посетить самый популярный магазин — «Солнечный Мир». Узнать его легко, по торговой марке – над входом вы увидите стильный оранжевый зонтик. На кассе будет сидеть симпатичная расторопная старушка с озорным взглядом, с которой всегда приятно переброситься парой шуточек. А в торговом зале всем заправляет красивая молодая женщина по имени Стефани. Уж она-то точно подберет вам что-нибудь уникальное и удивительное, именно то, что подходит именно вам!
И знаете, что еще интересно в Ливеньбуле? Обратите внимание – даже когда идет дождь, над городом всегда синее небо. И если приглядеться, можно заметить, что в нем многочисленными радугами отражаются разноцветные зонтики.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/zontik-skaz ... lfiki/4735
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 13 ноя 2012, 12:38

КОГДА ПРИХОДИТ ЧУДО

Жила-была девочка, которая не верила в чудеса, а верила в человеческий разум. Так ее в детстве учили, ну, она и поверила.
Но чудеса существуют независимо от того, веришь ты в них или нет, и на каждого из нас в течение жизни приходится даже не одно, а множество разных чудес. Только те, кто в них верит, искренне радуются и говорят: «О, чудо!», а подобные нашей девочке — «совпадение» или «повезло».
Как вы думаете, у кого жизнь радостнее? Правильно, конечно, у первых! Ведь и чудеса, и радость живут в Душе и потому ходят рука об руку, а вот Разуму эмоции несвойственны – в лучшем случае, чувство глубокого удовлетворения.
Они очень разные, наши Разум и Душа. Душа любит петь и смеяться, а Разум – планировать и анализировать. Поскольку наша давно выросшая девочка дружила с Разумом, то пела она редко, а вот размышляла постоянно.
Конечно, пока девочка росла, с ней случались маленькие чудеса, которые она таковыми упорно не считала. А вот когда выросла, к ней пришло первое большое Чудо.
- Хозяева! Открывайте! Я хочу немедленно случиться! – провозгласило Чудо.
Ответом ему была тишина. Потом кто-то с кряхтением зашевелился и недовольно спросил:
- Кого тут черти носят?
- Это я, Чудо! Пришло в вашу жизнь, чтобы сделать ее ярче и радостней!
- Хозяйки дома нет, никого пускать не велено.
- А где же она?
- Вестимо где, в Прошлом! Анализирует и сопоставляет, опыт по полочкам раскладывает.
- Ладно, я попозже зайду, — сказало озадаченное Чудо.
… Вскоре Чудо повторило попытку, но хозяйка опять отсутствовала.
- Снова в Прошлом? – спросило Чудо.
- Неее… В Будущем! Планирует и расписывает.
- Ага! Ну хорошо, в другой раз…
… На следующий раз хозяйка оказалась на месте, но…
- Ты это, Чудо… не ко времени!
- Я не ко времени? Это как же понимать?
- Хозяйка не в себе… неприятности у нее. Переживает! Не до чудес ей.
- «Не в себе»… Вот дела! А когда она в себя-то придет?
- А когда неприятности станут ее Прошлым.
- Да ведь она тогда, небось, опять отправится следом за ними в Прошлое – опыт анализировать?
- Ну да.
- А когда ж мне случаться?
- Ну, ты ее отлови где-нибудь. Или в Прошлом, или в Будущем. Там и договоритесь.
- Не выйдет, — огорченно покачало головой Чудо. – Я случаюсь только «здесь и сейчас» — так уж я устроено.
- Ну, тогда не знаю. «Здесь и сейчас» — это проблематично. Она в этом состоянии редко бывает. Обычно или «там», или «тут».
- С ума сойти! – подивилось Чудо. – Надо же, человек сам от своего счастья убегает! А что случилось-то?
- Да ничего особенного. Одиночество заело. Личной жизни нет, радостей особых нет, одна только рутина…
- Вон оно что! Тогда самое время для чудес, то есть для меня. Открывай ворота, Разум! Открывай, кому говорю!
Такому напору Чуда было невозможно противостоять, и оно стремительно ворвалось в сознание выросшей девочки.
- Привет, я Чудо! – представилось оно.
- Но я не верю в чудеса, — удивилась она, поспешно утирая слезы.
- Зато я в тебя очень даже верю! Думаю, мы с тобой поладим. Только вот у тебя тут так тесно, мне даже и развернуться негде… Но это мы поправим вмиг! Это вот что?
Чудо распахнуло шкаф, и оттуда с грохотом посыпались скелеты.
- Скелеты в шкафу? И не лень тебе их прятать было? Им самое место в магазине наглядных пособий! Убираем?
- Убираем… — кивнула совершенно ошеломленная хозяйка.
- Отлично! Это, как я понимаю, засушенные чувства и несбывшиеся мечты? Помыть и расправить!
Пока хозяйка выполняла указание, Чудо, засучив рукава, метало в мусорное ведро старые обиды, подавленные желания, горестные воспоминания и прочий хлам.
- Но разумно ли это – избавляться от накопленного опыта? – робко спросила хозяйка.
- Может, и неразумно, зато исключительно полезно! Ведь чтобы в твоей жизни появилось что-то новое, надо сначала избавиться от старого!
- Ой, как пусто! – воскликнула потрясенная хозяйка, обозревая масштабы уборки. – У меня же ничего не осталось! С чем я буду жить?
- Со мной! – жизнерадостно сообщило Чудо. – Я вошло в твою жизнь и теперь тебя не оставлю. И мы с тобой вместе родим много-много маленьких чудес!
Так в жизнь хозяйки вошла Безусловная Любовь – самое большое Чудо, которое существует на свете. Оно не дает ей уходить в Прошлое и цепляться за Будущее, потому что то, что происходит «здесь и сейчас», всегда оказывается куда привлекательнее!
Теперь у нее есть все: и поклонники, и чудеса, и радость жизни. «Какая чудесная женщина!», — часто говорят про нее окружающие, и это правда: ведь Чудеса освещают нас изнутри, и тогда мы сами становимся Чудом!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/kogda-prikh ... lfiki/4745
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 16 ноя 2012, 11:10

ФЕЯ И ПРИНЦ ДОЖДЯ

В ее душе сияло солнце, плескалось море, порхали разноцветные бабочки и буйно цвели дивные цветы. Глядя на нее, людям хотелось смеяться, танцевать и любить жизнь. От нее шло такое тепло, что каждый мечтал подойти поближе и хотя бы прикоснуться к краешку ее одежды – на счастье.
В его душе шел дождь, клубились хмурые тучи, время от времени сверкали молнии и рокотал гром. Он тоже притягивал людские взгляды, как грозное и прекрасное явление природы, но приближаться к нему не хотелось – хотелось держать дистанцию.
Она была Феей Цветов из Страны Вечного Лета, а он был Принц Дождя.
Однажды он увидел ее – и уже не смог оторвать глаз. Он увидел в ней то, чего не было в его холодном мире – солнце, тепло и цветение. И его неудержимо потянуло туда, на ее солнечные поляны, где летают стрекозы, журчат ручьи и пахнет медом и лесными ягодами.
Разумеется, они встретились и познакомились – Принц Дождя, закаленный суровыми условиями своей страны, умел быть настойчивым и добиваться поставленных целей.
Фея еще никогда не видела человека, настолько промокшего и продрогшего внутри (а она, как истинная Фея, умела видеть гораздо глубже, чем можно разглядеть беглым поверхностным взглядом). «Бедный, как же он живет там, в своей Дождливой стране – без тепла и солнышка, и главное – без цветов? – подумала она. – Его душа совершенно замерзла… Ах, мне так хотелось бы ему чем-нибудь помочь, дать ему хоть немного отогреться!».
И она распахнула ему навстречу свою душу и пригласила Принца Дождя в свой чудесный мир. Разумеется, он принял приглашение – он был очень решительным, этот Принц Дождя. И они полюбили друг друга.
Это было восхитительное время! Принц Дождя впервые попал в Страну Вечного Лета и стремился исследовать каждый ее уголок, насладиться всеми ее чудесами. Ему впервые было тепло, он смог даже скинуть свой непромокаемый плащ: теперь не надо было защищаться от непогоды с помощью зонтика – ведь в Стране Вечного Лета всегда солнечно. Впервые за свою жизнь Принц Дождя смог расслабиться.
Они бегали по зеленым лугам, купались в горных водопадах, строили замки из золотого песка, кормили с руки единорогов и засыпали, утомленные, прямо на берегу, под крупными звездами.
Так продолжалось долго, и они были по-настоящему счастливы. Но однажды Принц засобирался домой.
- Разве тебе плохо в Стране Вечного Лета? – удивилась Фея.
- Очень хорошо. Но ты забыла, что я – Принц Страны Дождя, и государственные дела требуют моего присутствия, хотя бы иногда.
- Я понимаю, — кивнула Фея. – Тогда возвращайся поскорее, хорошо?
- Я вернусь, — пообещал Принц. – Как только смогу себе позволить…
…Теперь они встречались только время от времени. Он приезжал из своих холодных краев, весь окоченевший и промокший, и Фея с новыми силами отогревала его, отпаивала чаем с малиной и смородиновым листом, выслушивала его рассказы о дальних странствиях, обнимала и прижималась к его плечу, и это было счастье.
- Я так хотела бы, чтобы ты забрал меня с собой, — однажды вырвалось у нее.
- Не получится, — с сожалением вздохнул Принц. – В моей стране всегда идут дожди, бушуют грозы и ураганы, и там нет никаких цветов. Разве ты могла бы жить в таком месте?
- Без цветов? – испугалась Фея. – Нет, конечно! Но ты мог бы поселиться тут, у меня. Здесь очень просторно, хватит места для нового государства.
- Мне бы со старым разобраться, — вздохнул Принц. – Пусть в моей стране холодно и сыро, но это моя страна, и я – ее правитель. И я ее люблю, понимаешь?
- Да, — печально кивнула Фея. – Я понимаю…
- Но тебя я тоже люблю… И знаешь что? Давай попробуем. Будем жить вместе… Только не тут и не там, а где-нибудь посередине.
Разумеется, Фея была очень рада. Конечно, это было не предложение руки и сердца, но уже то, что они смогут быть вместе, грело ей душу.
Они поселились в большом красивом городе, и Фея сразу принялась наполнять их новый мир тем, что любила – цветами, солнцем и красотой. Уж таков был ее волшебный дар – украшать мир уже одним своим присутствием. А Принц… Наверное, никто бы не обрадовался, если бы он принес в город грозы, ураганы и проливные дожди, так что он и не пытался. Он просто был рядом с Феей, и она была счастлива. От ее счастья вырастали чудесные цветы, а в садике рядом с их домом с утра до вечера пели птицы, и даже старые пеньки в восторге давали свежие побеги.
Фее было некогда скучать. У нее было множество дел – ведь ее волшебство было очень востребовано, все мечтали, чтобы она прилетела, озарила все своим чудесным светом, украсила пространство цветами и наполнила своей любовью. И она с удовольствием делала это – ведь для этого и существую Феи, чтобы творить волшебство!
Может быть, поэтому она не сразу заметила, что Принц как-то заскучал. Нет, он по-прежнему был с ней, терпеливо дожидался ее из полетов, по-прежнему обнимал ее и любил, но…
- Я должен уехать, — однажды сказал он.
- Хорошо, я буду ждать, возвращайся поскорее!
- Нет, ты не поняла. Я уезжаю насовсем. В свою страну. Теперь я буду жить там.
– Что случилось? – встревожилась Фея. – Война? Наводнение? Бунт?
- Нет, нет, ничего такого. Все в порядке. Просто… Просто мне нужно домой, вот и все.
- А как же я?
- Я тебя люблю. Я обязательно буду приезжать. Время от времени.
- Но как же наш дом, наш сад, наши цветы? Как же этот замечательный город, к которому я уже успела привыкнуть? Мы же вместе захотели тут жить, а теперь я остаюсь одна…
- Возвращайся и ты домой, в свою Страну Вечного Лета, — сказал Принц. – Я буду часто тебя навещать. Ничего не изменилось, просто…
Он многое мог бы сказать. Например, что ему стало скучно, потому что он привык жить среди непогоды, бороться и преодолевать, побеждать и радоваться очередной победе, а в ее безмятежном солнечном пространстве для битв не было ни места, ни повода. Он мог бы сказать, что ему не хватает молний, громовых разрядов – тех бешеных страстей, которые сопровождают грозу. Он мог бы сказать, что соскучился по ливням – ведь он с детства привык к воде, струящейся с разверстых небес, и теперь стал засыхать. Он мог бы сказать, что ему, оказывается, не нужно столько солнца… Но он знал, что ей будет больно это слышать, и поэтому сказал совсем другое.
- Проводи меня, — попросил он. – Для меня это важно – знать, что ты не сердишься.
- Я не сержусь, — тихо сказала Фея. – Конечно, милый, я провожу…
Он не стал дожидаться утра и решил ехать с вечерним экипажем. Уже стемнело, зажглись фонари, а небо было затянуто облаками – ни звезд, ни луны… Мир словно померк – именно так и было сейчас на душе у Феи…
Принц сел в экипаж, дверца захлопнулась, дрогнула занавеска… Шестерка коней перебирала ногами, готовясь увезти ее Принца надолго, может быть, навсегда.
– Все будет хорошо, моя прекрасная Фея! – нежно сказал он ей на прощание. – Я обязательно приеду. Ты жди!
Он еще не уехал, а она уже ждала. Ей хотелось закричать, остановить его, обнять и никуда не пустить. Ей хотелось сказать, что он ей очень нужен, что ей хочется дарить ему тепло, согревать его тело, сделать так, чтобы высох вечный дождь в его душе и там засияло солнышко. Но она знала, что если мужчина принял решение, то останавливать его бессмысленно, поэтому она ничего не сказала. Она почувствовала на щеке что-то теплое и нежное. Это капнула слезинка, потом еще одна и еще… И тогда пошел дождь – ведь всем известно, что когда феи плачут, начинается дождик.
Фея вовсе не хотела огорчать его своими слезами. Она просто повернулась и пошла прочь, обратно в свой мир, к своим цветам и водопадам, ждать возвращения своего Принца Дождя.
- Мама, мама, тетя плачет? – спросил какой-то малыш, глядя ей вслед.
- Что ты, дорогой, конечно, нет! – ответила ему мама. – Тетя – Фея, разве ты не видишь? Она рассыпает цветочные лепестки, чтобы мир был красивым!
…Фея роняла слезы, и они действительно тут же превращались в лепестки, за ней тянулась серебристая дорожка, и казалось, что она идет не по мокрому тротуару, а по Млечному Пути.
- Мама, а долго еще будет дождик? – не унимался малыш.
- Нет, конечно! Дождик скоро кончится, и утром снова будет солнышко, — уверила его мама. – Пока в мире есть феи, все будет хорошо!
Фея помахала малышу рукой и улыбнулась сквозь слезы, и ее улыбка отразилась на небе мелькнувшей меж облаками серебряной луной.
… Кто сказал, что Феи только и умеют - порхать, веселиться и танцевать при луне? Это не так… Бывает, что и феи плачут, и тогда где-нибудь идет дождь. Пожалуйста, верегите фей! Пусть они почаще улыбаются, и тогда наш мир будет по-прежнему наполняться красотой.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/feya-i-prin ... lfiki/4757
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 23 ноя 2012, 09:52

ОБМАН

- Мое сердце разбито. Он меня обманул. Он втерся в мое доверие, проник в мою жизнь, просочился в мое пространство, и в душу тоже пролез! Он украл мое сердце, а теперь…
Да он мне и не нужен был, у меня и так было все: цветы, поклонники, вполне устроенная и очень интересная жизнь! Ну, не было у меня постоянного спутника, но это потому что я сама не хотела! Зато выбор всегда был – ого-го! А он… Нет, сначала я его даже не разглядела. Ничего выдающегося, мужчина как мужчина, пятачок за пучок. Но он оказался настойчив. Он так за мной красиво ухаживал! Цветы, подарки, комплименты… А мне было не до него – я существо творческое, меня мои проекты больше занимали. Я всегда такая спонтанная – туда лечу, сюда лечу… Меня дома застать – это еще постараться надо, у меня свободного времени – три минуточки в день. И как ему удалось за них зацепиться???
И вот уже, не знаю как, все чаще я лечу – и он рядом. А если не рядом, то звонит. И так он меня к себе приучил, что я его, наконец, разглядела. И оказалось, что он очень даже ничего! В целом, симпатичный, с чувством юмора, к тому же щедрый, с широкой душой, и чувствительный такой… Наверное, были и какие-то недостатки, но я не вникала. Сначала недосуг было, а потом уже не хотелось. Потому что я влюбилась!!! Как девчонка, хотя возраст у меня уже далеко не такой юный… Теперь уже мне хотелось, чтобы он все время рядом был. Привыкла я к нему. Сама не заметила, как стал он мне такой родненький, что слезы наворачиваются. И тут я вообще стала в нем находить все новые замечательные черты. Оказывается, он такой, такой! И этот его восхищенный взгляд, и всегда внимательный… Шубку подаст, дверцу откроет, капризы исполнит, слезки утрет. Мечта, а не мужчина!
А вместе жить – это я предложила. Потому что я к тому времени уже точно знала, что встретила своего Идеального Мужчину. Я была удивлена: ну как это я сразу не заметила, что это мой мужчина, мой, от кончиков ногтей до кончиков волос! Вот тогда я и сказала: «ДА!!!». Да нет, не ему – себе. У меня открылись глаза, и наконец-то я себе позволила любить. Безоглядно, беззаветно, бесстрашно! Так, чтобы рука в руке, душа в душу, глаза в глаза, чтобы никогда не расставаться, чтобы мы проросли друг в друга и стали единым целым!!!
Это было чудесно, восхитительно, великолепно! Мы оба были разведены, нас ничто не держало. Мы поселились вместе, и я стала с упоением обустраивать наше семейное гнездышко. Я умею создавать уют буквально из ничего, я в этом вопросе — ас, тем более если есть для кого стараться. А какие изысканные блюда я ему готовила!!! Я перестала метаться, я обрела смысл жизни! Как мне нравилось о нем заботиться… Варить ему борщи, гладить его по голове, засыпать на его плече… Я буквально молилась на него, на воплощение моего Идеала на сияющем пьедестале.
Но счастье длилось недолго, всего каких-то пару лет. Потому что он меня обманул. Он стал сбегать. Не знаю, куда – в свою жизнь, где меня не было. Сначала изредка, потом все чаще, а потом… Потом я вдруг поняла, что мы проводим вместе не так уж много времени. Он говорил, что любит меня и хочет быть рядом, но… Какая же это любовь, когда сбегают?
Разумеется, я пробовала с ним поговорить. Но он только вздыхал, иногда морщился, как от зубной боли, а потом долго уговаривал меня, что на самом деле все хорошо, что я себя накручиваю и сгущаю краски. Но я же ничего не сгущала, я пыталась выразить свои чувства! Разве я не имела на это права? Нет, он никогда не ругался со мной, и даже, по-моему, не обижался, но… Я-то обижалась. Я стала раздражительной и невеселой, и свет любви стал меркнуть. Сияние тускнело, тускнело, и вот однажды… Я взглянула на него – и озадачилась: что я делаю рядом с ним? Обычный мужчина, пятачок за пучок. Совсем не то, что мне нужно. Вовсе не идеал! Нет-нет, совсем не Идеал!
И тогда я развенчала его, сбросила с пьедестала… Да, мне было больно и жалко, я тогда много плакала, но это надо было сделать, потому что я начала разрушаться. Лучше сейчас будет больно, чем потом – смертельно.
Сейчас я снова одна. Моя жизнь не закончилась: у меня есть любимая работа, родные и близкие, друзья и любящая душа. И только один вопрос мучает меня: «Почему, почему, почему он меня обманул???».

***
- Сейчас я один. Зализываю раны. Нет, ради бога, никаких отношений. Сейчас – точно нет. Может быть, потом. Пока что мне надо подумать и осмыслить предыдущие. И ответить себе на вопрос: «Как это она меня так ловко обманула?».
… Я увидел ее – и обомлел. Какая женщина! Не какая-нибудь юная дурочка или молодящаяся матрона, а настоящая, зрелая, красивая женщина, яркая и в то же время нежная, загадочная и стремительная – просто мечта, а не женщина.
Добиться ее было не просто. Она все время была чем-то увлечена, куда-то стремилась, что-то творила. Такая творческая натура, воздушная, словно бабочка в полете! Во мне стала просыпаться забытая нежность – хотелось оберегать ее, защищать, быть рядом. Но для начала надо было хотя бы обратить на себя ее внимание. Цветы, подарки, комплименты – в ход был пущен весь мужской арсенал. Иногда мне удавалось произвести впечатление, иногда – не очень, но это еще больше меня подстегивало. Во мне проснулась удаль молодецкая – такой женщины стоило добиваться! А больше всего меня привлекало, что ее придется добиваться каждый раз заново – и так всю жизнь, в этом был особенный драйв… В общем, далеко не сразу, но мне как-то удалось зацепиться и упрочить свои позиции.
Все чаще она куда-нибудь летит – и я рядом. Или звоню ей по телефону. И она, вроде бы, уже более благосклонна, не против. Мы стали встречаться, и я сам себе удивлялся: на каждую встречу лечу как мальчишка! Сердце бьется, адреналин хлещет! И ведь не перестает она меня восхищать – каждый раз вижу в ней что-то новенькое, загадку какую-нибудь, и так хочется ее разгадать!
Вместе жить – это она предложила. У меня аж дух захватило. Внутренняя свобода – вот что меня в ней привлекло. Обычно одинокие женщины за свободного мужика цепляются мертвой хваткой, даже если внешне не показывают – по глазам видно, уже все прикинула и просчитала, вплоть до «они жили долго и счастливо и умерли в один день». А она – нет. Я четко осознавал, что ей хорошо со мной, но хорошо и без меня. И потому мне хотелось изобретать все новые штучки, чтобы она остановила свой полет и оценила меня по достоинству. Ну вот, она оценила, и стали мы жить вместе.
Нет, поначалу было все хорошо – просто класс, то, о чем я и мечтать не мог. Такая женщина – и моя! По улице иду – чувствую себя хозяином мира, горы свернуть могу. Для дома что-то добываю – душа поет, это ж для нее, для нас…
Но!!! Вскоре все как-то меняться стало, причем в нехорошую сторону. Не знаю, как бы это объяснить… в общем, ее стало слишком много. Вот сейчас скажете: «Сволочь, то ему надо, то ему много!». Но как бы это поточнее выразить… Понимаете, ее становилось все больше, а меня все меньше. Я это просто физически ощущал. Она заполняла меня изнутри. Страшное ощущение, скажу вам… Разрушительное. Бежать хочется, причем немедленно и подальше.
Нет, мне ей предъявить, по сути, нечего. Дома – уют и чистота, она по-прежнему красавица, постоянно кормит меня какими-то невообразимыми блюдами, и никаких полуфабрикатов, все своими руками… И смотрит на меня так, как будто я и не человек, а статуя работы Микеланджело, или что-то в этом роде. В общем, красиво, но не я.
Каюсь: я стал отодвигаться. Нет, другой женщины у меня не было. Просто старался организовать свою жизнь так, чтобы время от времени вырываться в другое пространство. Туда, где ее не было, где я снова был я. Я любил ее. Я пытался объяснить ей это, но она не слушала. Потом я понял: говорить с ней бесполезно. Эти уж творческие натуры: придумают себе красивое шоу, а потом удивляются, почему неправдоподобно выходит. Она меня, похоже, сильно идеализировала, да. Но я-то не идеал, совсем не идеал!
Я продолжал дарить ей подарки, приносить цветы и заботиться о ней. Мне вовсе не хотелось рвать отношения, хотелось просто развести ее и меня по отдельности, выставить какие-то границы. Она обижалась, пыталась вызвать меня на ссору, но я на провокации не велся. Просто не хотел портить то, что было. Я пытался объяснить, что на самом деле все хорошо, что она себя накручивает и сгущает краски. Что наши отношения могут быть великолепными, если чуть-чуть отступить и отпустить. Как говорил поэт, «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянье». Но какое там «расстояние»??? Тут даже не «вплотную», тут уже «насквозь».
И однажды случилось то, что давно назревало. Мы расстались. «Я развенчала тебя, мой герой, — сказала она. – Я сбросила тебя с пьедестала…». «А зачем меня туда было ставить?», — хотелось мне спросить, но я не стал. «Зачем, зачем»… Видать, надо было. Наверное, она без этого не может. «Ты меня обманул!», — сквозь слезы говорила она. А я смотрел на нее и думал: «Ты меня тоже обманула. Я полюбил ту, летящую, с сияющими глазами, недосягаемую, далекую, которую надо добиваться вновь и вновь. Но где она, та, недоступная? Теперь впору самому уходить на бреющем, иначе мне хана…». Я видел, что ей плохо, что я назначен источником ее несчастий, и я ушел. Пусть будет так…
Сейчас я один, зализываю раны. В принципе, все нормально. И только один вопрос мучает меня: «И как это она меня так ловко обманула???».

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/obman-skazk ... lfiki/4858
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 26 ноя 2012, 16:37

ПОЖИРАТЕЛИ ВРЕМЕНИ

К вечеру Юлечка, как всегда, чувствовала себя совершенно вымотанной – ну просто выжатой как лимон и выпитой до дна. Надо было бы сделать питательную масочку на лицо, и японский массаж, который занимает всего 12 минут и очень показан тем, кому сильно за 30, но сил хватило только на то, чтобы кое-как нанести ночной крем – и Юлечка со вздохом облегчения рухнула в постель.
Обычно она засыпала трудно: в голове еще долго крутились недодуманные мысли и недоделанные дела, а тут провалилась в сон сразу, как в колодец.
… Она летела в этот нескончаемый колодец, и ей было все равно. Она думала: «Вот сейчас достигну дна – и в лепешку, и тогда, наконец, можно будет отдохнуть, и кончится этот безумный марафон. Скорее бы уже дно!».
Но на дне ее ждало совсем не то, что можно было предположить. Чем дольше она летела, тем более плавным и замедленным становилось движение, как будто она попала в невесомость – так бывает только во сне. Еще когда она только почувствовала, что конец полета близок, снизу до нее донесся радостный гул – такой бывает на стадионах во время матчей и в толпе во время приезда суперзвезд. И когда она должна была с размаху врезаться в бетонное дно колодца, ее подхватили сотни рук – оказывается, на дне кто-то был! – и бережно куда-то понесли.
Юлечка не сразу смогла сообразить, что ее безвременный конец отменяется, и поэтому не дергалась, а смирно лежала на руках, хлопая глазами. Между тем гул нарастал, и уже можно было расслышать приветственные возгласы: «Да здравствует!», «Дождались!», «Матушка-Кормилица прибыла!».
«Какую-то Матушку-Кормилицу встречают, — вяло подумала Юлечка. – На праздник попала…».
Тем временем Юлечку внесли в просторный круглый зал, который амфитеатром окружали зрительские места, и все они были заполнены. Ее же понесли в центр, там было установлено что-то вроде помоста, покрытого коврами, а сверху водружен трон. Вот на этот трон Юлечку и посадили. «Как в цирке!» — подумалось Юлечке.
- Приветствуйте Матушку-Кормилицу! – завопил кто-то совсем рядом, и зрители в амфитеатре вскочили в едином порыве и завопили так, что Юлечка на какое-то время оглохла. Зато зрение у нее осталось, и она вдруг разглядела, кто это там сидит, на зрительских местах.
Это были не люди — странные существа. Небольшие, округлые, с глазками-шариками на стебельках и большими зубастыми ртами, впрочем, растянутыми в приветливые улыбки. Существа радовались и подпрыгивали – видно было, что Матушка-Кормилица здесь особа желанная и долгожданная.
Юлечка заозиралась по сторонам, ища глазами объект столь бурного поклонения, но не увидела никого, кроме такого же глазасто-зубастого существа с золотой ленточкой поперек круглого животика. Существо заметило ее взгляд и тут же подскочило поближе, склонившись в почтительном поклоне.
- Приказывайте, Ваше Величество!
- Величество? – растерялась Юлечка. – Это вы мне? А… что приказывать?
- Прикажите начать чествование! Я назначен Главным Распорядителем и готов выполнять любые указания!
- Ну… начинайте, — смешалась Юлечка. – Я вам не мешаю?
- Не смейтесь надо мной, о Несравненная! Мы так долго ждали этого часа, и вот – свершилось! Мы можем лицезреть нашу Матушку-Кормилицу воочию! Ура!
- Ура! Ура! Ура! – троекратно проревели трибуны.
- А где она, эта ваша Матушка-Кормилица? – жалобно спросила Юлечка.
- Ха-ха…ха-ха-ха… отличная шутка! – подобострастно хихикнул Главный Распорядитель. – Велите начать принесение Даров?
- Да приносите… — неуверенно разрешила Юлечка.
Распорядитель позвонил в колокольчик, и к помосту тут же попарно потянулась вереница зубастиков, волокущая в лапках разные предметы. Наверное, Дары.
- Дары нашей Матушке-Кормилице! – громогласно провозгласил Распорядитель, давая знак первой паре.
- О Повелительница! Разреши припасть к твоим ногам и положить туда же вот эти Часы! – пропищал первый дароносец.
И к ногам Юлечки положили огромный хронометр, на котором не было стрелок, а в центре вообще красовалась рваная дыра, пробитая чем-то острым.
- Не побрезгуйте, Благодетельница, примите наш скромный Дар! – добавил второй зубастик, преклоняя колени.
Юлечка тупо разглядывала странные часы. Распорядитель сиял.
- Но ведь они же сломаны? – обернулась она к Распорядителю, указывая на хронометр.
- Разумеется! – радостно подтвердил Распорядитель. – Это символ нашей с вами нерушимой дружбы и взаимовыгодного сотрудничества!
- А мы что… сотрудничаем? – осторожно поинтересовалась Юлечка.
- Конечно! Вы для нас – Источник Жизни, ибо Пожиратели Времени не могут питаться ничем другим! А мы освобождаем вас от массы Ненужного Времени! И сегодня, в день вашего чудесного явления, Пожиратели Времени безумно счастливы лично засвидетельствовать вам почтение и поклониться Той, Что Дает Жизнь!
- Постойте! Кто это – Пожиратели Времени? И почему – Пожиратели? – непонимающе спросила Юлечка.
- Мы!!! Пожиратели Времени – это мы, ваши верные слуги! А вы – наша Матушка-Кормилица и Благодетельница! – ликующе сообщил Распорядитель, преданно глядя в глаза.
- То есть вы едите… мое время? – никак не могла осмыслить этот факт Юлечка.
- Воистину! – возопил Распорядитель. – Виват Благодетельнице!
- Виват! – взревел зал.
Юлечка в панике вскочила, чтобы бежать незнамо куда – и потеряла сознание.
… Она пришла в себя, и еще не открывая глаз, вспомнила, что ей снился странный сон с глазастыми-зубастыми существами. Как их там? Да, Пожиратели Времени! Кошмар какой-то. Хорошо, что он кончился. Она открыла глаза – и в ужасе завопила. Она лежала на кушетке, а вокруг стояли и участливо пялились на нее те самые Пожиратели – все как один со скорбно-встревоженными физиономиями.
- Очнулась, Матушка! – благоговейно прошептал Распорядитель, которого она опознала по золотой ленточке. – Как же мы испугались!
- Я где? – привстала Юлечка.
- Лежите-лежите, вам нельзя волноваться! Вы у себя в покоях, отдыхаете. Действительно, столько шума! Столько эмоций! Не беспокойтесь, Повелительница, я распорядился, чтобы все Дары принесли сюда, и готов их продемонстрировать в любую минуту.
- Да объясните же мне! – взмолилась Юлечка. – Я ничего не понимаю! Где я? Что со мной? Почему я Кормилица, а вы Пожиратели? А то опять отключусь посредством обморока!
- Нет, нет, не надо! – замахали тонкими ручками Пожиратели Времени. – Мы все расскажем!
- Разрешите мне, — откашлялся Главный Распорядитель. – Видимо, я должен ввести вас в курс дела.
- Введите, пожалуйста! – жалобно опросила Юлечка. – А то я уже совсем ничего не понимаю!
- Сию минуту. Да, мы – Пожиратели Времени. Вот, предположим, у человека много ненужного времени. Оно валяется то здесь, то там. Его просто девать некуда! И оно начинает тормозить Временные Потоки, в жизни начинается застой, а это очень плохо! Тогда на помощь приходим мы, Пожиратели Времени. Мы бережно собираем каждую крошку и поедаем, чтобы переработать на первичные элементы и вернуть его Вселенной. А потом из этих элементов выйдет что-нибудь полезное. Я понятно объясняю, моя Повелительница? – обеспокоено прервал рассказ Распорядитель.
- Понятно. Только при чем тут я? – удивилась Юлечка. – У меня ненужного времени вовсе нет. Мне и нужного-то не хватает. Я постоянно чем-нибудь занята, на себя и то времени не остается. Получается, это вы мое время пожираете?
- Вовсе нет! – запротестовал Распорядитель. – Мы не питаемся полезным временем. Мы едим только неживое время. Ну, когда люди «время убивают» — это они готовят пищу для нас.
- Но я не убиваю время! – возмутилась Юлечка. – Напротив, я все время в делах!
- Разрешите зачитать Меню, — выступил вперед другой Пожиратель. – Я – Главный Хранитель Пищевых Запасов и веду подробную запись всех ресурсов. Если вам интересно, о Матушка-Кормилица…
- Мне интересно, — сказала Юлечка, принимая сидячее положение. – Зачитывайте! Только не называйте меня, ради Бога, Матушкой… А то я на себе прямо пыль веков чувствую.
- Слушаюсь! Итак, Меню. Понедельник. Утро, до работы. Проверяла почту в Интернете, отвечала на письма. Из них деловых – 1, полезных – 2, просто поболтать «о том-о сем» – 7. Подробно ответила на все. КПД – 30%. В Хранилище поступило 70% «пустого» времени.
Работа. Планерка у начальника – 30 минут, из них полезных – 5, остальное время чертиков в блокноте рисовала, время пошло в Хранилище. Утреннее чаепитие с перемыванием косточек сослуживцам – 40 минут. В Хранилище! По телефону обсуждала с мамой, как лечить ее гайморит – 20 минут. В Хранилище! Потом немного поработала – это живое время, и наступил обед.
Во время обеда 20 минут ела (полезное время), 40 минут обсуждала с подругой ее нового кавалера (мертвое время). Потом вечером – в М-Агенте сидела 2 часа, из них только 20 минут «живого» времени, остальное – необязательное. Ругала себя за то, что опять холодильник не разморозила и на массаж сил нет – еще 25 минут, все в Хранилище…
- Постойте! – прервала Хранителя Юлечка. – А как вы делите время на «мертвое» и «живое»?
- Когда человек занят полезным делом во благо Вселенной – это «живое» время. Когда «переливает из пустое в порожнее», «тянет время» или «убивает» его – это мертвое время.
- То есть вечерняя масочка на лицо – это «мертвое время»? – вспомнила Юлечка.
- Как раз нет! Уход за телом, увеличение вселенской красоты – это во благо! – зашумели Пожиратели. – Мы это не едим! Это очень живое время!
- А что плохого в том, что я разговаривала с мамой про гайморит? – озадачилась Юлечка. – Ее же это волнует?
- Но разве вы разбираетесь в лечении гайморита??? Лечить должен доктор – это его полезное время. А ваше полезное время – заниматься своей работой. Разве нет? – спросил Хранитель.
- Ну в общем, да, — признала Юлечка. – С этим я согласна. Но общение – это же тоже важно, правда?
- Да, конечно! Но общение тоже должно быть «живым»! – воскликнул Хранитель. – Оно должно приносить какую-то пользу, превращаясь затем в действие. Вот в какое действие превратился, например, ваш разговор с подругой?
- Ну… Не знаю. Может, у них как-то отношения изменились? В лучшую сторону? – неуверенно предположила Юлечка.
- А без вас этого бы не случилось? – спросил Хранитель.
- Да в принципе я там и не нужна, — подумав, сказал Юлечка. – Ей просто рассказать кому-то хотелось, поделиться.
- А вы предоставили ей свободные уши, — подхватил Распорядитель. – А вам, вам самой эта история была нужна?
- Да в общем нет… Она кавалеров часто меняет, и с каждым одно и то же. Просто ну как я ей откажу? Она же обидится! – объяснила Юлечка.
- А вы-то на себя не обижаетесь? За то, что превращаете свое живое время в мертвое? – спросил Хранитель.
- Я об этом никогда не думала, — честно призналась Юлечка. – Мне вообще подумать особо некогда. Я прихожу домой – и падаю замертво, потому что устала. За день так вымотаешься, что просто сил нет! Потом встаю, заставляю себя что-то по дому сделать, ну в Интернете посижу – и опять спать. До работы.
- Ах, Матушка! Позвольте мне напомнить вам Единый Закон Энергии-Времени! – склонил голову третий Пожиратель, до этого державшийся в тени. – Я – Ученый, исследую все, что подлежит рассмотрению. Так вот, Закон гласит: Вселенная отпускает Энергию только на полезное времяпровождение. И вся затраченная Энергия тут же восполняется. Вы вновь наполняетесь! А вот бесполезное времяпровождение – это «мертвое» время. Вы энергию потратили – а она и не восполнилась. И это превращается в усталость, которая окончательно опустошает. С вами же такое бывает?
- Каждый день, — кивнула Юлечка. – Редкий случай, когда я к вечеру не чувствую себя выпотрошенной.
- Простите мою дерзость, госпожа, — заговорил Хранитель, — но это и не удивительно! Вы за целый день выслушиваете столько ненужной информации, вмешиваетесь во столько чужих ситуаций, решаете столько не ваших вопросов, что к концу дня большая часть вашего драгоценного времени превращается в «мертвое»!
- Ну как же так? – расстроилась Юлечка. – Мне часто говорят, что я такая незаменимая, что я всем нужна, что я приношу пользу! Врут, что ли?
- Ни капельки, — возразил Ученый. – Вы действительно Незаменимая Большая Жилетка, Самые Нужные Уши и Очень Полезный Мусоросборник! Вас все за это любят и ценят. Вы же часами готовы решать чужие проблемы, которые по каким-то причинам люди не хотят решать самостоятельно!
- И мы вам очень благодарны! – вставил Хранитель. – За то, что вы так щедро поставляете нам «убитое» время, и ваши Пожиратели Времени не знают перебоев с пищей! Хранилище всегда забито до отказа, уже соседям излишки продаем!
- Ничего себе! – воскликнула Юлечка. – Это что же выходит, всем хорошо, кроме меня?
- Выходит, так, — согласился Главный Распорядитель. – Вы отдаете свое «живое» время другим, а себе оставляете все больше «мертвое». Поэтому и устаете от жизни.
- Но это же неправильно! – вырвалось у Юлечки. – Я же тоже хочу… жить!
- Так в чем же дело? – деликатно кашлянул Ученый Пожиратель. – Вам же никто не запрещает регулировать свое время по собственному усмотрению!
- А покажите-ка мне еще раз тот сломанный хронометр! – вдруг вспомнила Юлечка. – Что-то он мне напоминает!
- Извольте, о Повелительница! – загалдели на разные голоса Пожиратели Времени и кинулись выполнять указание.
- Я, кажется, поняла смысл этого подарка, — сообщила Юлечка. – Сломанные стрелки – это мое неуважение ко времени, да? А в центре – черная дыра, в которую утекает мое время.
- Исчерпывающее описание! – в восторге воскликнул Распорядитель. – Мы так и думали, что вы оцените!
- А можно и другие Дары посмотреть? – попросила Юлечка.
- Только прикажите, Матушка-Кормилица! Вот Кружка-с-Таймером, офисный вариант. Каждый раз через 10 минут она будет сигналить, что чай вы уже выпили, начинается «мертвое время», и лучше бы за работу приняться.
- А вот, полюбуйтесь, Испорченный Телефон. Как только разговор становится необязательным, он переключается на автоответчик. И вы можете идти заниматься своими делами, а он будет сам подавать реплики: «Угу!», «Ага!», «Да ты что???» и «Ну ничего себе!».
- А вот еще складное Кресло-Опрокидыватель. Как только вы засидитесь без дела, кресло само вас выкинет и придаст нужное ускорение!
- Прошу обратить внимание! Волшебные Беруши! Берегут ваши уши от недобросовестных пользователей и ненужной информации!
- А вот еще замечательный Дар! Абсолютный Компас! Мгновенно указывает, куда надо отправить соискателя! С гайморитом – к врачу! С депрессией – к психологу! С сомнениями – в церковь! Вам остается только озвучить направление!
- А вот это что, такое симпатичное? – вытянула шею совершенно заинтригованная Юлечка.
- А это – наш главный Дар! – торжественно объявил Распорядитель. – Шкатулка-Копилка! Взгляните, какая красивая!
- Ой! Действительно, чудо как хороша! – воскликнула Юлечка, принимая шкатулку. – А что в ней копится?
- Время! – еще важнее произнес Главный Распорядитель. – В Шкатулку-Копилку будут сами собой складываться те минутки и часы, которые потратите исключительно на полезные дела! Такие, что приносят в душу гордость и удовлетворение, радость и гармонию.
- А что будет, когда она наполнится?
- Тогда вы сможете вернуть это Счастливое Время Миру! Поверьте, так и происходит круговорот Счастья в природе!
- Здорово! – подпрыгнула Юлечка. – Но мне прямо не верится, что я смогу накопить столько Счастливого Времени! Ведь я все время занималась чем-то, и на себя у меня почти ничего не оставалась!
- Но тогда у вас не было этих замечательных Даров! – заметил Ученый Пожиратель.
- Стойте! – вдруг оторвалась от шкатулки Юлечка. – А как же вы? Если все мое время станет «живым», чем вы будете питаться? Или вам придется… умереть?
- Ну что вы, Повелительница! Нет, мы без пищи не останемся. Ведь в мире еще столько людей, которые тратят время впустую, делая его «мертвым»! У нас всегда будет много пищи, и не сомневайтесь даже!
- Я принимаю ваши Дары и благодарю вас, — взволнованно сказала Юлечка. – Думаю, хорошо, что я свалилась в этот колодец. Кстати, а куда это я свалилась?
- В Безвременье, — объяснил Ученый. – В него рано или поздно попадают все, кто тратит отпущенное ему время нерационально. Ведь время дается, чтобы жить и созидать.
- Я не хочу в Безвременье! – испугалась Юлечка. – Падаешь, падаешь, вязнешь, как муха в меду, и конца-края не видать.
- …И это падение сопровождается апатией, депрессией и угасанием интереса к жизни, — дополнил Распорядитель. – Такое уж оно, Безвременье.
- Но я еще могу вернуться назад, домой? – вдруг заволновалась Юлечка.
- Для вас мы ненадолго повернем время вспять, — пообещал Главный Распорядитель. – Упакуйте Дары! Королева возвращается!
Раздался гулкий бой часов, и Юлечка встрепенулась, как будто очнулась от глубокого обморока. Она даже не сразу поняла, что находится в своей собственной кровати, рядом трезвонит будильник, и уже наступило утро. Она вскочила с постели и удивилась: обычно она по утрам долго тянула время, стряхивая остатки сна, потом выползала из-под одеяла, кое-как плелась в ванную, а затем – к компьютеру, где ее ждала почта. А придя на работу, еще часов до 11 утра «раскачивалась», включалась в ритм жизни.
Но сегодня она чувствовала себя бодрой, веселой и «включенной». Она пробежала в ванную и вдруг решила: «Контрастный душ!». Душ взбодрил ее еще больше. На компьютер она только бросила короткий взгляд – и не стала включать. Зато включила музыку, потому что ей вдруг захотелось немного потанцевать.
Перед зеркалом она решила, что сегодня совершит посещение парикмахерской – во что бы то ни стало. И перекрасится в другой цвет. Это привело ее в восторженное настроение.
Затрезвонил телефон. Звонила мама.
- Ты знаешь, я всю ночь проворочалась, у меня вот тут в боку кололо и в копчик отдавало, как ты думаешь, что это???
- Бедненькая! Так тебе к врачу надо, и не тяни, пожалуйста, — искренне посочувствовала Юлечка. – Извини, мам, мне на работу. А ты срочно звони в поликлинику и записывайся на прием.
На работе утренний чай Юлечка пить не стала – ей вдруг подумалось, что она его вовсе не хочет, а пьет просто по привычке, за компанию. Работа у нее сегодня спорилась, и ей было интересно и весело.
Когда позвонила подруга и начала:
- Мне срочно нужен совет! Ты знаешь, он сегодня позвонил и говорит… — Юлечка ее решительно прервала.
- Прости, у меня работа, — сказала она в трубку.
- Ну так я вечером позвоню… — опешила подруга.
- А вечером – парикмахерская, — вспомнила Юлечка. – И потом: ну какой я тебе советчик в этих делах? У меня и опыта-то нет! Так что ты сама решай!
- Но мне же надо с кем-то поделиться?!– возмутилась подруга.
- К психологу! – посоветовала Юлечка, вспомнив Абсолютный Компас. – Честное слово, говорят, помогает.
- Ага, — озадаченно ответила подруга и отключилась.
За день Юлечка успела на работе сделать столько, сколько ей и не снилось, и при этом ни капельки не устала! Обеденный перерыв она потратила на пробежку по магазинам – давно пора присмотреть себе летний гардеробчик, а то и отпуск не за горами.
Вечером, налюбовавшись своим отражением с новой стрижкой, она все-таки включила компьютер и разобралась с почтой. Только на этот раз все получилось очень быстро, потому что она дала себе полчаса и ни минуткой больше. И оказалось, что этого вполне достаточно, если подходить по-деловому и ставить четкие временные рамки.
Телефон она временно отключила – чтобы не отвлекал. Сегодня ей совсем не хотелось слушать длинные обстоятельные рассказы и время от времени задавать однообразные вопросы: «А ты? А он?». Сегодня ей хотелось действовать!
Зато у нее оказалось время для того, чтобы перетряхнуть свой шкаф с одеждой и выгрести все старое. На это она потратила остаток вечера. И еще осталось время и на питательную масочку, и на японский массаж.
- Вот это да!!! - ахнула она, взглянув на часы. – Столько за день дел переделала, и ни капельки не устала. Наоборот – полна сил и энергии. Неужели это сон на меня так подействовал?
И тут раздался какой-то приглушенный трезвон, непонятно откуда, из-под кровати, что ли? Юлечка нагнулась и увидела коробку, которой там явно раньше не стояло. Она вытащила коробку на середину комнаты, сорвала упаковочную бумагу – и обомлела. Сверху лежал тот самый Испорченный Телефон, что был сегодня в ее чудесном сне, и трезвонил на все лады. Она боязливо сняла трубку и услышала писклявый голосок:
- Это я, Хранитель! Сегодня «мертвого» времени на склад ну ни минуточки не поступило! Зато Шкатулка-Копилка изрядно пополнилась! Желаю удачи!
- Спасибо, милый Хранитель! – закричала в трубку Юлечка. – И я вам желаю удачи! Всего хорошего!
Телефон умолк. И Юлечка увидела, что под ним в ящике лежат ее Дары – и Кружка-с-Таймером, офисный вариант; и Кресло-Опрокидыватель; и Волшебные Беруши, и Абсолютный Компас, и Шкатулка-Копилка… Но самое главное – там был Сломанный Хронометр, который так поразил ее во сне.
- Я повешу его над столом, — вслух сказала Юлечка. – Чтобы мое время никогда, никогда больше не утекало в Черную Дыру. Ведь теперь-то я знаю, кто такие Пожиратели Времени! А у меня теперь будет только одно время – Время Созидания!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/pozhirateli ... lfiki/4926
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 10 дек 2012, 14:22

СУП С КЛЕЦКАМИ

С внешностью мне не повезло: я с детства белобрысая, пухленькая, белокожая, близорукая и какая-то бесформенная – как клецка. Родители, на меня глядючи, только вздыхали и головами качали. «Словно тесто непропеченное», — вздыхала мама. «Квашня квашней», — соглашался папа. Я родителям верила – они зря вздыхать не станут, наверное, во мне и правда что-то не так.
И ведь мир вполне оправдывал мои опасения: за подружками ухаживали, дарили им цветы и рисовали на асфальте «Котенок, я тебя люблю», а ко мне бегали за советом или в жилетку поплакаться. Особенно Славик, который был влюблен в первую красавицу курса Марианну, а со мной просто дружил. А мне хотелось бы наоборот…
Так бы, может, и прошла вся жизнь в тайных переживаниях и сочинении стихов по мотивам чужой любви, если бы не поехала я на лето к бабушке в деревню погостить.
Бабуля встретила меня радостно – она всегда радовалась, когда я к ней наезжала.
- Девочка моя, какая ж ты красавица! – обняла меня бабуля.
Да уж, «красавица»… Я-то про свою «неземную красу» все знала, но спорить не стала – если бабуле хочется так думать, пусть…
Но бабулю мне провести не удалось. Она пару дней ко мне присматривалась, а потом решительно заявила:
- А ну, выкладывай, что там у тебя за камень за пазухой?
- Да нет у меня никакого камня, ты что, ба? – попыталась отговориться я.
Но не тут-то было: бабуля оказалась настойчивой и сумела меня все-таки разговорить.
- Не удалась я, — пожаловалась я бабуле. – И характер у меня ненастойчивый, и целеустремленности маловато, и внешность подкачала… Я вообще на клецку похожа – такая же «никакая». Кусок вареного теста – вот и все. И Славик во мне женщину в упор не видит, а только верную наперсницу и утешительницу. Как жить???
- Как жить, говоришь? – прищурилась бабуля. – Да волшебно! Только один магический секрет нужно знать…
- Секрет? Какой секрет?
- Фамильный. Передается у нас по наследству секрет волшебного супчика. Пришла пора и тебе научиться его готовить!
- Да??? – страшно заинтересовалась я. – А почему я никогда об этом не слышала?
- Так на то и секрет, чтобы о нем почем зря не болтали! Но тебе я всю магию открою. Давай, бери кастрюлю да водицы наливай, а я пока все для супчика приготовлю.
Бабуля первым делом мясо на брусочки порезала.
- В супчике волшебном главное что? Правильно, бульон! Это ж среда обитания, в которой ты варишься. От нее зависит, будешь ты вкусно жить или морщиться от горечи. Сейчас мы его сварим, а потом добавим соль – это мудрость жизни, еще перчику для остроты ощущений и лавровый лист – для победительности.
- Это как бы лавровый венок? – догадалась я.
- Точно! А ты вот пока морковочку на терке натри, помидорку кубиками порежь и лучок тоже. Сейчас мы это слегка обжарим на масле – и в бульон.
- Ой, как разноцветно получается!
- Для того и добавляем! Краски жизни, они тоже свой вкус дают. Чего ж хорошего, когда все одного цвета или вовсе бесцветное? Вот, смотри, какой веселенький наш бульон стал! А мы еще и картошечки сюда – это, считай, второй хлеб, от нее насыщение без пресыщения бывает.
Магический супчик мне нравился все больше и больше.
- Ну вот, детка, попробуй. Как тебе?
- Ммммм… Вкусно. Но…
- Что такое?
- Бабуль, вроде все есть, а чего-то не хватает.
- Правильно! Не хватает тут тебя.
- Ты чего, меня забросить в супчик собралась? – захохотала я.
- Ага! Говоришь, на клецку похожа? Так давай-ка мы сейчас тебя изобразим! Бери яйцо и взбивай вилочкой. Только с любовью делай, всю душу вкладывай. Когда супчик жизни любовью наполнен – он для всех куда привлекательнее, чем общепитовская еда. Проверено!
Я под чутким руководством бабушки яичко взбила, посолила, молочка туда добавила и немного тертого сыра, а потом мукой все сдобрила и тесто завела. Такое, не густое и не жидкое. А потом я чайной ложечкой теста немножко набирала и в супчик закидывала. Ой, как мне забавно смотреть было, как тесто набухало, увеличивалось в размерах и получалось… на меня похожим! Такое же мягкое и бесформенное. Но в целом, в бульончике, получалось очень красиво!
А бабушка тем временем зелень покрошила и когда супчик сварился, сверху ее посыпала.
- Молодо-зелено, тосковать не велено, велено счастливой быть, супчик с клецками варить… — бормотала бабушка с важным видом, а сама на меня поглядывала смеющимся глазом. – Повторяй, не зевай, магию запоминай!
Супчик у нас получился что надо, просто глаз не отвести! А уж на вкус – оооо! Слов нет, одно слюноотделение!
- Ну как, вкусно?
- Не то слово, бабулечка! Супчик – волшебный!
- А я тебе что говорю? Ты, детка, запомни: как сама свой супчик сваришь, так и жить будешь. И главное, что без клецок этот супчик не супом будет, а пустым бульоном. Без тебя твоя жизнь не состоится, понимаешь?
- Понимаю…
- В общем, как придет к тебе твой Славик – ты его этим супчиком покорми и увидишь, что будет.
Вернулась я домой, сварила волшебный супчик и Славке позвонила – приходи, мол, поболтаем, давно не виделись…
Славик супчик съел и добавки попросил. А потом и говорит:
- С ума сойти! Ничего вкуснее в жизни не пробовал! Кто автор?
- Я, — пожала плечами я. – А что?
- Да ничего, — сказал Славик и посмотрел на меня внимательно. – А знаешь, ты на этот супчик похожа. Веселая и … вкусная. Я бы еще съел…
… С тех пор прошло много лет, а супчик с клецками до сих пор в нашей семье – самое уважаемое блюдо. И муж мой Вячеслав его обожает, и его родители, и детки наши тоже.
Нет, конечно, я не только его варю – и борщи, и солянки, и всякие другие супы. Но я уже давно поняла главный секрет магического супчика: жизнь – это бульон, а ты – наполнитель. Если ты светишься любовью, так и супчик твой становится невероятно привлекательным для окружающих. И неважно, на что ты похожа – на клецку или там еще на какой-то ингредиент. Главное, что вкусно! Так что живите со вкусом – и ПРИЯТНОГО АППЕТИТА!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/sup-s-kleck ... lfiki/4975
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 11 дек 2012, 08:49

ПОДРУГИ

Мне картинка попалась в Интернете. И так захотелось ее в сказку развернуть! Ведь на самом-то деле этот диалог очень часто приходится слышать в жизни.

Изображение

Встретились две подруги – как всегда, на бегу-на лету. Притормозили, присели пожужжать немного.
- Ах, ты вся такая нарядная! Праздник какой-то?
- Да нет, на работу лечу, потому и нарядная. А ты чего вся в черном, как в трауре?
- И я на работу, потому и в трауре. Чего хорошего-то?
- А я работу свою люблю, так что у меня что ни день – то праздник.
- Нашла повод… Жизнь – полный мрак, радоваться нечему.
- Да ладно! С чего это она полный мрак? Наоборот – солнце, простор, аромат цветов!
- Ага, аромат… Только не цветов, а помойки! И не аромат, а вонь.
- Какой-то у тебя мрачный взгляд на жизнь…
- Ясное дело, мрачный! Ничего я от нее хорошего не вижу. Кручусь-мечусь, чтобы ноги с голодухи не протянуть, а толку мало. Обидно, да?
- А мне и самой хватает, и делюсь со своими, и еще про запас остается. Я на мир не в обиде!
- Так ведь при этом еще того и гляди прихлопнут или задавят. Люди такие злые!
- А мне добрые попадаются… Ухаживают, помогают. Ну, а если что – так я за себя постоять могу, все знают, что меня лучше не сердить.
- А меня никто не слушает! Отмахиваются от меня, гонят, морщатся… назойливая я, говорят…
- Ну, мало ли что говорят! Тебе-то какая разница? Мне вот, например, и слушать-то некогда, что там про меня говорят. Я дело делаю, только успеваю с места на место перелетать.
- Ну и надо оно тебе, так вкалывать? За что? Для кого?
- Да для себя. Мне в радость!
- В радость ей… Что вообще в этом мире может быть в радость? Оглянись – кругом сплошная помойка!
- А я когда оглядываюсь – везде цветочный луг.
- Как же, как же, луг… Чернуха одна! Тошнит уже от всего этого убожества.
- Да вот слушаю я тебя и удивляюсь: мы с тобой вроде как в разных мирах живем, подруга. Одними дорогами летаем, а видим по-разному.
- Это потому что ты идеалистка, тебе все медом намазано, а мне… Эх, да что там говорить, вся жизнь – сплошное дерьмо! Ладно, пора мне. Надо торопиться, а то всюду опоздаю и голодная останусь.
- Ну, и мне пора, до заката еще смогу три захода сделать! До встречи, подруга!
И муха, нервно потерев лапки, расправила крылышки и полетела к мусорным бакам. А пчелка, расправив крылышки, помчалась к липам – они как раз начали цвести, и от них шел нежный аромат свежего нектара, который пчела твердо намеревалась переработать и превратить в душистый целебный мед.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/podrugi-ska ... lfiki/5133
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 12 дек 2012, 10:36

КРУГ СИЛЫ

Жила-была одна хорошая женщина по имени Дара. Жила-не тужила, детишек растила, мужа любила, жизнь постигала да сказки слагала. Но вот однажды случилась с ней беда: нашли у нее серьезное заболевание, про которое говорят «страшный диагноз». И что самое плохое – сказали ей врачи, что времени у нее осталось совсем немного, надо срочно вопрос с операцией решать и не медлить ни дня лишнего.
Женщина эта была необыкновенная: когда она все узнала, то вовсе не испугалась (ну, может быть, самую капельку!), поплакала (но недолго!), а потом стала думать, как ей с бедой справиться. Врачам она, конечно, доверяла, но и сама сидеть сложа руки не могла. Все кругом ей говорили: «Не сдавайся, борись!», и она не собиралась сдаваться, но вот бороться… Трудно бороться, когда времени почти не осталось.
А еще у Дары было много друзей. Все они жили в разных городах и даже странах, а встречались в виртуальном пространстве, но это не мешало им быть единомышленниками и делить вместе и радости, и горести.
Когда они узнали о приключившейся с Дарой беде, никто не остался равнодушным. Всем хотелось как-то ей помочь, и поэтому был кинут клич – «ВСЕ НА ОБЩИЙ СБОР!».
Надо сказать, что и сама Дара, и ее друзья были волшебниками. Да, да, не удивляйтесь! В свое время волшебники ушли из нашего мира, а потом стали возвращаться, и теперь каждый, кто готов и не боится, может сам стать волшебником и творить собственную реальность.
Общее собрание волшебников называется Круг Силы. Вот на такой круг и слетелись все, кто услышал призыв о помощи.
- Врачи говорят, что времени мало, — сказала Дара. – Но я сдаваться болезни не намерена! Я все свое волшебство применила: уже поговорила со своей опухолью и даже сказку написала. Еще я пойду на семейные расстановки – говорят, действенное средство. А вот что еще можно сделать – не очень представляю. Может быть, у вас есть идеи?
- Если даже и нет – через какое-то время будут! – оптимистично сказали ей. – Ты молодец, что не держишь все это в себе, а с нами поделилась. Ведь если большую проблему поделить на маленькие кусочки, с каждым из них гораздо легче справиться!
- А давайте, так и сделаем! – тут же решили волшебницы. – Каждая возьмет по кусочку, рассмотрит его с разных сторон и вынесет вердикт: что с этим можно сделать в кратчайшие сроки. Ведь кусочек – часть целого и обладает той же информацией. И частичка целого о многом сможет рассказать, если задавать правильные вопросы!
Так они и поступили. Много времени не понадобилось – кусочки охотно стали делиться информацией, словно только и ждали, когда их спросят.
- Мой кусочек поведал, что живет в тебе глубинный страх перед раком, который по наследству передался, — поведала волшебница по имени Мери Рич. — В роду у тебя уже было это заболевание, тогда его еще лечить толком не умели, и все ужасно боялись. Можно сказать, проросло сорняками на информационном поле. Надо бы их выполоть!
- Я мигом! – обрадовалась Дара. – А как?
- Самое простое — пиши каждый день, выписывай все, что у идет изнутри. Все страхи, все сомнения, все печальные воспоминания. Написать – а потом сжечь и пеплом по ветру развеять! Это так здорово, что мы живем в сказочном мире, где все возможно!
- Отлично, беру на заметку! Каждый день буду писать, пусть все плохое из меня выходит и пеплом по ветру улетает!
В разговор вступила другая волшебница:
- А вот послание от моего кусочка: вовсе не бороться с опухолью, а поговорить по-хорошему, спросить, чего ей надобно, для чего она появилась. В самом деле: если мы с чем-то боремся, оно отчаянно сопротивляется и не сдается, жить-то всем охота… А если договариваться – тут можно и миром дело решить.
- Уже сделано! – радостно отметила Дара. – Вообще-то я ее в космос отправила, с почестями проводила. Но я еще с ней поговорю, пока она в зоне радиодоступности.
- А мой кусочек говорит, что есть у тебя одно негативное убеждение, причем не твое, навеянное, - рассказала Ольга. – Ты знаешь, что рак пожирает людей за считанные месяцы, и это тебя в глубине души безумно тревожит – «а вдруг и со мной такое случится, как же мои дети?».
- Есть такое дело, — призналась Дара. – Вроде стараюсь держаться, не допускать плохих мыслей, а как на деток посмотрю – слезами заливаюсь.
- Ну, то что ты от плохих мыслей отмахиваешься да отгораживаешься, это не значит, что их нет. А мы тебе другой путь предлагаем! Не жди, когда рак тебя сожрет – сделай это первой.
- Что???
- Найди раков и ешь их в свое удовольствие! Ну и что, что зима на дворе? Омары и лангусты – тоже раки, только большие! Ты когда в хорошем ресторане в последний раз была? То-то и оно! Бери мужа в охапку – и в ресторан, раков лопать! А домой купи конфеток «Раковая шейка» и рассасывай, рассасывай! Глядишь, вместе с ними и опухоль рассосется…
- С удовольствием! – засмеялась Дара. – Такое вкусное лечение – это мне по душе! Спасибо за рецепт!
- А у меня – стихи! – объявила Принцесса Нури. – Надо найти блаженство в существующем положении. Подумай, что твоя болезнь позволяет тебе НЕ делать? Может, на работу не ходить? Или домашними делами не заниматься? Или просто внимание тебе дает? А когда поймешь, в чем дело, сообрази, чем и как это можно заменить, только чтобы без болезни.
Какое блаженство — опухоль та —
Не опухоль вовсе, а так — суета!
Проверить пришла — любишь себя?
А верят в тебя ли друзья?
И СВЕТ ОСОЗНАНЬЯ её осветил,
Мудрой хозяйке дал много сил!!!!!!!!!!!!!
Какое блаженство — опухоль та —
Махнула рукой: прощай НАВСЕГДА!!!!!!!!!!!!
- Спасибо, Принцессочка! Я непременно попробую! – растроганно сказала Дара. – Искать блаженство во всем – это такое блаженство!!!
- А у меня тоже есть добытая информация, — сказала волшебница по имени Светик-Семицветик. - Раз в их роду это уже было, то они ЖИЛИ В СТРАХЕ. Это как носить камень на шее – постоянно, некуда от него не денешься. А я бы в такой ситуации посоветовала Даре взглянуть в лицо страху, переработать этот загнанный в угол ужас, отпустить то, что так долго таскали и она и её близкие с собой. Отпустить и жить свободной жизнью. Ведь если она этого не сделает, то это пойдет дальше, для её детей это может стать куда более страшным страхом. Это проблема не её, а их рода. И она может это остановить – это её задача, у Дары сильный характер и очень хорошая мотивация. Она как на этом берегу реки, а на тот сможет попасть, только взяв с собой самое ценное, а весь мусор накопившийся перетряхнет и выбросит. Дара, слышишь меня? ВЫБРОСИ МУСОР!
- Я услышала! Сегодня же выброшу из дома все старое, ненужное, отжившее, то, что не используется больше года – все на мусорку! – пообещала Дара. – Не поленюсь, сделаю генеральную уборочку, все почищу, ничего жалеть не буду!
- Но и это еще не все, — продолжила Светик-Семицветик. – Есть у меня послание от одного автора – Владимира Жикарецева, «Путь к свободе. Как изменить свою жизнь» называется. Так вот что он говорит:
«Вероятная причина появления рака – Глубокая Рана. Долго длящееся чувство негодование и обиды. Интенсивное скрытое или окрашенное горем и печалью пожирание себя. Несение в себе ненависти». Это как раз то, о чем Мери Рич говорила – надо все выписывать на листочки и расставаться с этим безжалостно!
- Пеплом по ветру! – с удовольствием подтвердила Мери Рич.
- А у меня еще кое-что интересное есть, — вступила в разговор волшебница Эль. — Я долго со своим кусочком разговаривала, и он мне такие интересные вещи рассказал! По его словам, тяжелая болезнь приходит к человеку не сразу, а как последний и самый отчаянный сигнал, что в жизни он что-то в течение долгого времени делает неправильно. Сосуд переполнился, дальше лить просто некуда. Ведь что такое смерть? Обновление! И выход один – решительно изменить свою жизнь прямо сейчас. Начать, можно сказать, с чистого листа! Если человек добровольно примет это решение, то уход с земного плана не обязателен и отменяется!
- Отменяем уход! Даешь жизнь с чистого листа! – загалдели волшебницы. – Дара, ты сможешь, мы в тебя верим!
- Мне вот что открылось. Есть тот, кто все может — это господь, — сказала волшебница Марина. – Все мы – маленькие клеточки большого Организма, и каждая из нас нужна и важна. Стоит попросить о помощи – и помощь придет. Но для твоего личного Организма ты и есть господь! Только ты можешь решить, как ему жить и каким ему быть. Так прими это решение!
- Мариночка, дорогая, ты на такую важную мысль навела! – задумалась Эль. – Я вдруг поняла, что мы можем придумать себе новые, здоровые органы! Например, представить вместо старой скукоженной почки новую, розовенькую, а потом убрать старую картинку и на ее место поставить новую. Наш мозг – это же самый настоящий Центр Управления! Пусть даст команду – БЫТЬ ЗДОРОВОЙ! Мысль материальна – это давно известно.
- Да, это хорошо, я тоже об этом знаю, как я могла забыть??? Но у меня совсем не осталось времени, какая-то неделька! – расстроилась Дара.
- Время вертикально, — вмешалась волшебница Нат. – Если ты сей момент приняла какое-то решение, то на другом конце луча ты уже получила результат. Понимаешь? УЖЕ получила. Значит, надо всего-то ничего – перенестись из этого момента в тот! Видишь, как просто?
- Не поняла, — покачала головой Дара. – По-моему, перенестись в будущее можно только с помощью Машины Времени.
- Ну так и придумай ее! – не унималась Нат. – Если ты ярко и ясно представишь себе, какая ты там, в той точке, чем занимаешься, о чем думаешь, а главное – что чувствуешь, и мысленно перенесешься туда, то обе точки соединятся, и СЕЙЧАС станет ДЛЯ ТЕБЯ как ТОГДА. Ты УЖЕ будешь здоровой и счастливой.
- Это для меня ново, но я обязательно попробую! – сказала Дара. – Вот увидите, я буду стараться.
- И еще вот что следует знать, — добавила Нат. – Не говори, что времени мало или что его почти не осталось. Его ровно столько, сколько нужно именно тебе. Значит, все успеешь! Всегда повторяй: «Время работает на меня!», и оно будет на тебя работать. В нашем волшебном мире все возможно!
Слова Нат подхватила волшебница Елена, и ее слова прозвучали как заклинание:
- Я нарисую будущее своё:
В нём детский смех и пенье колыбельных,
В нём запахи травы и ягод спелых.
Я расскажу вам будущее своё!

Я покажу вам будущее моё:
Там есть любовь, и правит всем свобода,
Благословение получено у Бога —
Я позову вас в будущее моё!

Я закружу вас в будущем моём,
От счастья пойдёт кругом голова!
Узнаете, что жизнь во всём права.
Останетесь вы в будущем моём!

Вы отдохнёте в будущем моём,
И наберётесь сил для веры вечной.
И понесёмся вместе в бесконечность,
Чтобы вернуться в настоящее моё…
- Спасибо, дорогие! Кажется, у меня все кусочки в мозаику сложились, — проговорила Дара. – Сейчас, когда я заболела, я по-настоящему осознала, что я не одинока, что мир добр и всегда готов прийти на помощь, что у меня столько верных друзей, а кругом столько волшебства! И теперь я знаю, что мне делать. Я должна осознать себя частью Мироздания, важной и нужной его частичкой. Я должна раскрыть в себе способности и обрести свою Силу. Я должна собрать все кусочки воедино и стать ЦЕЛОСТНОЙ, а значит – исцелиться! ИСЦЕЛЕНИЕ – это и есть полная целостность, да? А уж если не получится, тогда сдаваться врачам и применять лекарства, лучевую терапию и что там еще…
- Есть идея! – вдруг вскочила Эль. – А давайте не будем ждать, пока Дара врачам сдастся? Я предлагаю провести лучевую терапию прямо сейчас! Нас тут много, и у каждой есть своя магия и свой источник энергии. А вместе мы – сила! Если мы одновременно направим Исцеляющие Лучи на Дару, то это и будет самая настоящая лучевая терапия!
- А я хочу усилить наш Круг стихами! – вскричала Анелея. – Они только что родились, из самого сердца!
Уже вошло у нас в привычку
(Ведь мы волшебная семья!)
Объединять свои усилья
Туда где помощь вдруг нужна.

И вновь решили мы собраться,
И вновь объявлен Общий сбор,
Нас Дара в гости пригласила,
Шикарный нам накрыла стол.

Вот шум утих и все расселись,
Решила Дара слово взять,
Подняв бокалы с лимонадом,
Мы все готовы ей внимать.

- Друзья мои! — она сказала,
А также вся моя семья,
Я вас созвала не случайно,
Сегодня праздник у меня!

Ко мне тут гостья прилетала,
С какой планеты — не пойму,
Но очень мудрой оказалась,
Все объяснила, что к чему.

Сказала мне, что приходила,
Чтоб научить принять себя,
Чтоб я обиды отпустила,
И чтоб жила я все любя!

Любя весь мир, людей, свободу,
Детишек мужа и родных,
Ведь у Любви, теперь я знаю,
Ну просто нету выходных!

И вот сегодня моя Гостья,
Решила вновь лететь домой,
Ее мы вместе все проводим-
В полет отправим неземной!

Свои взметнули мы бокалы,
И прокричав опять -У-РА!
А Гостья, скромно потупившись,
Сказала — что ж, ну мне пора!

Все на балкон набились дружно,
А там стоял воздушный шар,
В корзину Гостья поместилась,
И он поднялся к небесам!

Мы все отчаянно махали,
Кричали ей — Благодарим!
Прощай навеки дорогая!
Ведь мы же сами мир творим!

А шарик поднимался выше,
Уже и в точку превратясь,
И мы заметили, что в небе
Звезда какая-то зажглась!

А Дара, слезы вытирая,
И всех родных своих обняв,
Шепнула тихо — Буду помнить
Лишь к небу голову подняв!

И в этот миг салют волшебный,
Взорвал ночную неба тишь!
…Что улетело столь далеко -
Обратно уж не возвратишь!

- Анелея, прекрасно! Чудесные стихи, сердечные, самоисполняющиеся! ДА БУДЕТ ТАК! – восторгались волшебницы.
- Благодарю… Благодарю! – приживая руки к груди, повторяла Дара.
- Дара, дорогая… Ты можешь доказать, что в этом волшебном мире все возможно, — сказала Эль. – Научишься творить и перекраивать собственную реальность, а потом научишь этому других. Мир нуждается в тебе и в твоем опыте! Ты – его важная и нужная клеточка, и он даст тебе всю необходимую поддержку на твоем Пути! Включаем Исцеляющие лучи, девчонки! И пусть свершится Чудо!
И Анелея задумчиво произнесла:
- Сейчас настали времена
Когда Божественные Силы
На все лишь отвечают — ДА!
Чего б у них не попросили!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/krug-sily-s ... lfiki/5145
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 13 дек 2012, 09:24

ИСПОЛНИТЕЛЬ ЖЕЛАНИЙ

Привет, я – Исполнитель Желаний. Есть такая штука на Небесах. Да, да, вы все правильно поняли – я исполняю ваши желания. Нет, я не ангел, я – исполнитель. Ну, агрегат такой, как мясорубка, например. Заложили кусок мяса – а на выходе фарш. Так же и я – заложили желание – а на выходе воплощение.
Я давно с желаниями работаю. С тех пор как создали. А когда это началось – я и сам не помню. Наверное, с Начала Времен.
Я ведь что хочу сказать? Меня так часто клянут!!! Мол, что же это такое получилось, я вовсе не того желал. Но я вам что скажу: фарш без приправ не бывает, ведь так? Ну там, лучок, перчик, соль… Так и ваши желания! Думаете одно, говорите другое, а в виду имеете и вовсе третье. Так что ваша высказанная мысль приправлена еще много чем!
Вот, помню, как-то заказал один хороший человек жену. Так-то он долго холостяковал, и жизнь у него была вполне веселая. Но решил вот остепениться, семью завести. Мысль у него была вполне благородная: «Вот женюсь – будем друг другу помогать, поддерживать в трудную минуту, вместе с превратностями судьбы бороться, да и на старости лет стакан воды кто-то подаст…». Ну, основное желание – жениться, это понятно. А приправы? Он же в фарш напихал и «превратностей судьбы», и «трудных минут», и «модель немощной старости» приплел… Желание я выполнил – я отказаться не могу, мое дело воплощать… Только вот теперь он клянет и судьбу, и жену свою, и самого себя, потому как у него, как он женился, вся жизнь в сплошную борьбу за выживание превратилась. Вот так они с женой и воплощают его желание в жизнь – то плечо к плечу, то спина к спине. Ясное дело, думает, что женитьба его ошибкой была. А на самом деле – как заказано, так и исполнено!
А вот еще, помню, случай был. Девушка молодая о любви мечтала. Ну, любовь – дело хорошее, правильное. Но ведь как мечтала-то!!! «Хочу, мол, безумной любви, чтобы обо всем на свете забывать, чтобы как с головой в омут, чтобы один день на другой похож не был, и чтобы он с меня глаз не сводил, любил меня больше жизни, ни на шаг от меня не отходил!». Сказано – сделано. Как только ее желание нужной плотности достигло – сразу в переработку. Подобрали ей знойного южного парня, красавец, джигит, горячий и необузданный. Так вы бы видели, на что она теперь похожа!!! Он же ревнует ее по-черному, все время доказательств любви требует, и все ему мало. Любовь там и правда безумная, ума в ней точно нет – одни страсти. А как следит за ней!!! Все точно выполнено – ни на шаг ее не отпускает, глаз не сводит. Боюсь вот только, что она дойдет до последней черты – и в омут с головой…
Нет, вы не подумайте, что все в такие крайности бросаются. Это ж я из ряда вон выходящие случаи рассказываю. Не у всех страсти в клочья. Но недовольных все равно много!
Вот сами посудите: женщина считает себя некрасивой, непрезентабельной. И каждый день молится тихонько: «Господи, пошли мне человека! Пусть хоть какой, хоть кривоногий, хоть лысый, хоть старый! Пусть на диване с газетой, ну и пусть! Только бы мужчина в доме был! Я бы ему все условия создала, чтобы ему хорошо было! Пожалуйста, Господи!».
Такая чистая молитва всегда до неба долетает. Раз долетела, два долетела, сто раз долетела… А там и плотность нужная образовалась, и уж Небесная Канцелярия ее регистрирует и к выполнению подписывает. А теперь подумайте: ну какая женщина будет довольна, если у нее на диване обосновался с газетой лысый кривоногий старик, да еще и внимания постоянного требует! А ведь сама просила!!! Хотя в глубине души была уверена, что за скромность ее неземную выдадут ей Прынца на белом коне. Ну, на худой конец Емелю с его трехкомнатой печкой и волшебной щукой. Дорогие мои!!! У нас здесь скромность никто по 5-баллной системе не оценивает! У нас исполняют желания – причем именно так, как вы их заказали!
Вот одна способная девушка зрелых лет (ну, это которая к 30 приближается) путем специальных тренировок довела силу мысли до высот неимоверных. И шлет, значит, такой запрос: «Я согласна много работать, пусть на нескольких работах, я сильная, я выдержу, только бы я и мои будущие дети были обеспечены». Аминь, товарищи! То есть хана… Ведь она сама себе заказала такое существование!!! Несколько работ. На каждой много работы. Причем тяжелой – потому что она «сильная» и «выдержит». А дети – всегда остаются «в будущем». Это ведь она так сказала! А сила желания у нее – на зависть обывателю! На всю Вселенную разносится. Попробуй, не исполни. Ну ладно, если она помучится-помучится, да и догадается другое желание послать. А если нет? Так и будет жить, по принципу «есть женщины в русских селеньях». Только, как правило, несчастные…
А то еще одна умница (правда, умница, не иронизирую ничуть!) решила скинуть с себя крест, который полжизни волокла. Дети вроде выросли, муж замучил своей безынициативностью – без ее команды даже чаю не попьет. Ну, она и заказала желание: «Хочу, мол, быть слабой женщиной! Я уже наработалась, устала – смертельно, пусть теперь они вокруг меня покрутятся». А поскольку, как я уже говорил, умница была – применила специальные методы для скорейшего выполнения желания. Ну и что вы думаете? Вдруг откуда ни возьмись образовалась у нее суровая болезнь. Из тех, что на всю жизнь. Вот лежит она в кровати, «слабая женщина», чувствует себя из рук вон плохо – ведь «устала смертельно», а семейство ее вокруг покрутится-покрутится немного, да и по своим делам. Они-то больную маму не заказывали, у них жизнь продолжается! Слава Богу, у моей умницы было много времени, чтобы лежа в полном одиночестве, пересмотреть свои ошибочные убеждения и новый заказ нам послать. Ну, тут все как положено: оценили плотность желания, завизировали, просчитали варианты, поставили на очередь, внесли изменения в сценарий, потом мне передали. В общем, через год и следа от неизлечимой болезни не осталось. А умница моя теперь других учит, как правильно желания формулировать. Потому как опыт есть. Как-никак, целый год суровой практики!
Дааааа… Желания, если подумать, страшная штука! Такого себе нажелать можно! Да и не только себе. Вот отец сыну говорит: «Балбес! Я в твои годы уже… А у тебя одни глупости на уме и руки не тем концом вставлены! Будешь всю жизнь неудачником, лузером, аутсайдером!». Это ж какое пожелание? А если сын однажды ему поверит? И придется мне исполнить такое вот «двойное» желание? Да что я говорю – «придется»? Исполняю! Много таких желаний! Спроси отца, зачем – так ведь завопит как потерпевший: «Вовсе я ему такого не желал! Я как лучше хотел!». А у нас тут толкователей и оракулов нет, как заказал – так и получил.
Плотность желания… Это важная штука! Если вы раз за разом думаете, что что-то плохое случится, вы же ему свою энергию даете, оно ж с каждым разом все плотнее становится, все ощутимее! И рано или поздно в мою мясорубку попадет! А вы потом скажете: «Ну вот, я так и знал…». Хотя на самом деле надо бы сказать: «Я так и придумал…». Я вот что советую: если плохая мысль в голову пришла, вы ее отловите и сразу в хорошую превратите. Ну, например, боитесь вы на самолете лететь. Террористы, мол, и все такое. А вы сразу представьте себе, что у террористов – праздник какой-нибудь. Плов там, шашлычок, задушевные беседы, восточные танцы. Не до вашего самолета им сейчас – празднуют! Пожелайте им побольше счастливых праздников – и летите себе спокойно.
Опять же вязкость времени… Я уж говорил – от желания до воплощения время должно пройти. Пока изучат, пока уточнят, пока подпишут, пока ресурсы Вселенной подтянут… А между прочим, многие из вас ждать просто не умеют! Не получилось сразу, вы и говорите: «Ну и ладно, не больно-то и хотелось!». А если не больно-то и хотелось – желание в мусорную корзину отправляется. Кто ж его выполнять будет, если вам уже не хочется? Учитесь верить и ждать! Мы ж тут исключительно для вас работаем, у нас больше других дел нет!

А еще бывает, когда и желание исполнено в точности, и счастлив человек, а все равно сам себе все испортить стремится… Я вот вам историю расскажу – просто роман с продолжением.
Обратилась к нам одна молодая женщина. Умница, красавица, чистая душа. И желание у нее было хорошее: на Чистую Любовь. Такие желания исполнять – одно удовольствие. Я уж дословно не помню, но звучало оно примерно так: «Хочу неземной любви, чтобы отношения были праздником, чтобы романтика была, взаимная нежность, забота, и счастье, и ребеночек чтоб у нас был, любимый и долгожданный. И чтоб каждая встреча – как в первый раз, и как в последний тоже!».
Ну, смотрю, какие приправы. Приправы обычно из подсознания вылезают, люди часто их и не осознают. А у нее к чистому намерению о Любви примешивается вот что: «Быт убивает любовь, превращает ее в привычку. Когда каждый день – это уже не праздник, а будни». Ладно, думаю, учтем!
Выполнял я это желание с огромным удовольствием! Подобрали ей пару идеальную – ну точно такие же убеждения, один в один! И получилась у них Великая Любовь, сплошная романтика: букеты, переписка, звонки, встречи, расставания, общность интересов, танец душ! Я сам любовался – феерия, волшебный сон! Как они подходят друг другу… То, что называется «идеальная пара»! Он счастлив, она счастлива, души звучат в унисон, и ребеночек родился в любви, в общем, заказ выполнен на 100%!
Думаете, хэппи-энд? Как бы не так! Через какое-то время она решает, что ей этого мало. Теперь она хочет, чтобы жить вместе. Чтобы каждый день просыпаться в одной постели, а каждый вечер – ужинать за семейным столом. Вот те на…
Наши тут, в Небесной Канцелярии, нимбы чешут: это ж совсем новое желание, а вовсе не продолжение того, предыдущего, как она себе мыслит… Ну, выяснили у Ангела-Хранителя, что там ее любимый мужчина по этому поводу думает. А думы задушевные у него такие:
« Господи, благодарю тебя за эту женщину и за эту любовь! У нас все как в волшебном сне. Только бы не просыпаться! Мы уже много лет вместе. У нас ребенок скоро в школу пойдет. И такая свежесть в отношениях! Это потому что мы вместе не живем. Каждая встреча – как в первый раз. И как в последний. Вспоминаю свой прошлый опыт семейной жизни – мороз по коже. «Семейная лодка разбилась о быт», как сказал поэт. Нет, больше я такой ошибки не повторю, мне моя женщина слишком дорога. Я ведь так ее люблю!!!».
Ну и скажите на милость, как тут быть??? Раньше их желания совпадали, а теперь вошли в противоречие… Его менять – никак, ведь свобода воли же! А жить вместе он ну ни в какую не хочет! Боится потерять то, что есть. И ведь не без оснований! Разумеется, отношения у них станут другими. Права моя красавица: когда каждый день – это уже не праздник…
Конечно, мы ей намекали, подходящих мужчин в ее жизнь приводили, с соответствующими убеждениями. Но она их в упор не видит – ей ее любимый тоже дорог! Она других не хочет, она его ждет, когда он созреет…
Вот и так бывает, сами видите… Счастье – штука тонкая, многообразная. Приручить его непросто, а вот спугнуть — легко. Поэтому я и говорю: прежде чем пожелать по-настоящему, подумайте, точно ли вы этого хотите! А то ведь воплотится – не вернешь, придется жить с тем, что есть.
Какой-то мудрец сказал: «Бойтесь своих желаний, они имеют обыкновение сбываться». Ну, мудрец давно жил, человечество с тех пор ой как повзрослело. А я вам по другому скажу: «Не бойтесь желаний! Изучайте их, анализируйте, шлифуйте и доводите до ума! Учитесь желать правильно – и тогда все у вас получится!».
А я, Исполнитель Желаний, воплощу их в жизнь в лучшем виде. На 100%!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/bojjtes-svo ... anijj/5237
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 24 дек 2012, 12:20

ЖЕНЩИНА В СВОБОДНОМ ПОЛЕТЕ

Случайный прохожий забрел в городок по ошибке: не там свернул, не туда стопы направил, ну и вот…
Городок был маленький, но уютный, не то, что шумные и суетливые культурно-торговые центры. Народ оказался степенным, дружелюбным, общительным, охотно давал пояснения, и вскоре прохожий уже знал, что прошел нужный ему поворот километров эдак на 5, и теперь надо возвращаться к развилке и сворачивать заново, но лучше делать это утром, потому как скоро начнет смеркаться, а тогда никто ни за что не ручается.
- У вас тут что, неспокойно? – задал вопрос прохожий. – Леший шалит? Или упырь какой завелся?
- Да нет! Спокойно! – отмахнулся один из доброхотов и советчиков. – У нас тут оазис, у нас супротив нечистой силы свои средства имеются. Просто по ночам эти самые средства того… в свободном полете.
- Драконов, что ли, завели? – опять не понял прохожий.
- Да каких там драконов! – добродушно засмеялись мужики. – Не, мы тут так, своими силами… Просто не надо бы вам высовываться без нужды. Вы ж мужчина!
- А женщинам можно? – тут же заинтересовался прохожий.
- А им у нас все можно, — охотно подтвердили горожане. – Так что вы, человек хороший, оставайтесь уж на ночлег – а утречком и пойдете к своей развилке, чинно-спокойно…
- Ну, ладно! – решил прохожий. – Где у вас тут на постой-то встать можно?
- А вот хоть к Антасу, что ли! – загалдели горожане. – Антас, ты ж комнаты сдаешь?
- Сдаю, как не сдавать, — отозвался, вылезая вперед, крепкий, хоть и хромой, мужичок по имени Антас. – Милости, как говорится, просим! Следуйте за мной, туточки недалеко!
Дом у Антаса оказался справный, комнаты хорошие, и прохожий с удовольствием скинул с себя плащ и котомку. А тут и ужинать позвали, и он спустился вниз, в комнату, которая служила и кухней, и гостиной.
На стол подавали жена хозяина и две дочки – одна лет десяти, а другая уже невеста. Прохожий смотрел и дивился: все три женщины Антаса были прямо колдовской красоты, и в глазах у всех горел озорной ведьминский огонек, но при этом тихие, послушные, уважительные, на хромого хозяина смотрели с обожанием и рот без нужды не открывали.
- А что, Антас, покажешь мне городок, пока не стемнело? – попросил прохожий.
- Да за милую душу, отчего ж не прогуляться? – обрадовался Антас. – Доедайте, и пойдем!
Антас раскланивался со встречными-поперечными, перекидывался парой фраз, а прохожий смотрел, прислушивался. Странно ему было: все без исключения мужчины казались довольными и умиротворенными, а женщины – спокойными и счастливыми. Все улыбались и смотрели друг на друга с любовью. Прямо как в сказке! Прохожий много путешествовал и обычно наблюдал совсем другую картину: мужчины часто были грубоватыми и готовыми в любой момент ввязаться хоть в спор, хоть в драку, а женщины — нервными, испуганными, истеричными или хитрыми. В общем, и в том, и в другом случае от них исходила некая опаска, словно под масками благопристойности скрывались совсем другие чувства, а тут, в городке, ничего такого не было вообще. «Странно!», — подумал прохожий, размышляя над увиденным.
- Пойдемте, мил человек, пора нам под крышу, скоро стемнеет, — напомнил Антас.
- Да чего уж вы так темноты пугаетесь? – полюбопытствовал прохожий. – Вроде нормальные мужики, силой бог не обидел, с любой напастью справитесь! А темноты боитесь, точно маленькие!
- Ничего мы и не боимся, — возразил Антас, ускоряя шаг. – А просто уговор у нас такой – день для нас, ночь для них, и все довольны.
- Слушай, ты вот все загадками говоришь, а мне ж интересно, ну просто спасу нет! – взмолился прохожий. – Для кого день? Для кого ночь? Какой уговор? С кем? Ты бы объяснил, что ли!
- Ай, ладно! – решился Антас. – Идем в трактир – у нас там мужики завсегда собираются посидеть, пивка выпить, новости обсудить. Там и поговорим.
- А жена ругаться не будет? – спросил прохожий.
- А чего ей ругаться? – очень удивился Антас. – Некогда ей ругаться, у нее свои дела. Идем, идем! До трактира еще дойти надо, а уже совсем темно.
Они уже почти дошли, когда над головой что-то со свистом пролетело и на безумной скорости умчалось в звездную тьму. Прохожий остановился, глядя вслед неведомому снаряду, и тут сверху раздалось азартное «ййййехууууу!!!!», с него что-то с силой сорвало шляпу, и раздался дикий хохот. Остолбеневший прохожий явственно разглядел ведьму, улетающую прочь на помеле и победно размахивающую трофеем – его собственной шляпой.
- Бежим! – крикнул Антас и отчаянно, изо всех сил, захромал к трактиру, увлекая за собой прохожего.
За несколько секунд одолев оставшееся расстояние, они захлопнули за собой тяжелую дубовую дверь трактира и остановились, тяжело дыша. Вся публика воззрилась на них, а трактирщик с невинным видом спросил:
- Чего это вы так загнанно дышите, как будто за вами ведьмы гнались? – после чего грянул громовой хохот, как будто тот сказал очень удачную шутку.
- Да ладно вам зубоскалить, человек и так с непривычки испугался, — укоризненно бросил Антас. – Налили бы лучше кружечку пенного…
Никто кочевряжиться не стал, подвинулись, расчистили место, подвинули тарелку с грибным омлетом, появились кружки с пивом и блюдо с тушеными овощами и охотничьими колбасками.
- А теперь рассказывайте! – потребовал прохожий, уговорив первую кружку. – Чую, у вас тут ой как интересно!
- Интересно-то интересно, да вот только поверишь ли? – с сомнением проговорил здоровенный бородач, сидевший напротив. – Да и зачем тебе чужие интересы, своих, что ли, нету?
- Очень даже есть, — ответил прохожий. – И сдается мне, наши интересы пересекаются. Будем знакомы: меня зовут Иоганн, и я – сказочник. Брожу по свету, собираю разные истории, мыслями удобряю, фантазией поливаю, чтобы они потом сказками проросли. А у вас тут ну уж больно сказочно, я такие вещи за семь верст против ветра чую!
- Хорошее у тебя чутье, — крякнул бородач. – Не подвело. У нас тут и правда того… волшебно.
- Так что за ведьмы рассекают тут на помеле с наступлением темноты и отнимают шляпы у честных граждан? – сразу взял быка за рога Иоганн.
- Да вы не обижайтесь, она пошутила, — тут же объяснил Антас. – Уговор у нас такой: кто не спрятался – сам и виноват. Они вреда не приносят! Ну, если зазевается кто, пощекотать могут. Одежду отобрать. В смоле вывозить. В речку уронить. Усы в зеленый цвет покрасить. В общем, по мелочам шалят! А если в дом заскочил и дверь закрыл – не, уже не тронут. Такой уж у нас уговор!
- И много у вас тут ведьм?
- Дык это… все! – простодушно объяснил Антас. – Сколько женщин, столько и ведьм!
- Ого! – весело удивился сказочник Иоганн. – Вот это номер! Да где ж вы столько ведьм набрали? И чего это они именно в вашем городке женихов выбирают? Да и потом… Видел я ваших женщин! Тихие, ласковые, спокойные – совсем на ведьм не похожи!
- А это наше «ноу-хау», — объяснил бородатый, ухмыляясь во весь рот. – С ведьмой жить вполне можно, и даже очень здорово, конечно, если секрет знать.
- Да уж понял, что есть у вас какой-то секрет, — с уважением ответил Иоганн. – Никогда не видел, чтобы ни одной сварливой женщины в городе не промелькнуло, зато все красивые до жути, что девчонки-семилетки, что старухи лет под 70, просто удивительно, это я вам как сказочник говорю!
- Ну, спасибо на добром слове, — расплылся в улыбке бородач. – Ну что, господа-товарищи, расскажем уважаемому Иоганну нашу сказочную историю?
- Рассказывай! Пусть знает! Давай! – наперебой согласно загалдели собравшиеся.
- А дело было так, — начал бородач, придвигая очередную кружку с пивом. – В наших местах мужики крепкие, основательные, суровые. Ну, сами видите – не хлюпики какие-нибудь. Грубые, резкие, дерзкие, одним словом, земные… Но и нам чего-то светлого хотелось! Чтобы душа, значит, воспаряла! Ну, и стали мы жениться на ангелах.
- На ком??? – поперхнулся пивом Иоганн.
- Да тут неподалеку женское поселение обосновалось, — подхватил нить рассказа Антас. – Крылатые женщины, загляденье, просто глаз не оторвать! Златовласые, голубоглазые, светлоликие, и нежные, как облачка! И нравом все как одна – сама кротость. Ну, как-то и решили, что для души только на таких и жениться! Вот и стали в городке появляться женщины из ангелов.
- А ведьмы-то, ведьмы-то откуда взялись? – напомнил Иоганн.
- А вот откуда! – снова вступил бородач. – Понимаешь, сказочник, они ж все крылатые были, да? А раз крылья имеются, то им летать охота. Ну, они и летали – время от времени. Как по хозяйству управятся – сразу в небо. А уж в лунные ночи ну просто удержаться не могли! Любили они воздушные хороводы водить лунными-то ночами…
- А нам, мужьям, это очень не нравилось! – уточнил Антас. – Мы ж что – грубые мужланы были, без высоких материй. Считали, что гулять – это мужское дело, а жены должны дома сидеть, в окно смотреть да нас ждать…В общем, мужчины то на охоту, то на рыбалку, то в кабачке посидеть, то в картишки перекинуться…
- А жены, с женами-то что? – Иоганн, кажется, весь превратился во внимание.
- А что с женами? Стали мы своих жен-ангелов притеснять, запрещать им крылья расправлять да в воздух подниматься. Женщины тоскуют без полета, плачут тихонько, но мужьям не перечат – ангелы ведь! Только все равно хоть тайком, но летают! Только не углядишь – жена уже опять куда-нибудь улетела! Непорядок, понимаешь! Муж сказал дома сидеть, а она шлындает где-то в заоблачных высях… И тогда мы придумали и вовсе крылья у них отобрать…
- Силой, что ли? – омрачился Иоганн.
- Да не то чтобы силой. Скорее, хитростью. Вишь, в чем дело… Ангелицы-то наши на ночь крылья скидывали, чтобы спать не мешали. Ну, сам понимаешь: в постели крылья того… лишние. Ну вот, договорились между собой, и однажды под утро мы все эти крылья в кучу стащили – и сожгли.
- Ох, варварство какое! – обмер Иоганн. – Да как же рука-то поднялась?
- Ну, поднялась вот, кто ж не ошибается, — печально заморгал бородач. – Но сначала-то обрадовались: вроде все путем, жены по домам сидят, никаких тебе бреющих полетов. Только что за оказия? – глядь, через какое-то время наши ангелицы меняться начали. Сначала и не заметили – просто глазки потускнели, голоса огрубели, потом зубки заостряться стали, ну, и характер испортился. А потом уж вообще – ну ведьма и ведьма! Ты ей слово – она тебе десять, да с такой злобой! Так я говорю, мужики?
- Так! Верно говоришь! Что было, то было! – одобрительно загудел народ.
- А дальше, дальше-то что? – нетерпеливо заерзал совершенно заинтригованный Иоганн.
- А дальше наши ведьмы совершенно страх потеряли, — тяжко вздохнул Антас. – Стали мужчин пилить день-деньской: то не так, да это не эдак.
- Ладно пилить, — вмешался бородач. – Они ведь мужиков уж и калечить начали! То и дело одна сковородкой мужу в лоб заедет, другая своему физиономию расцарапает, третья визгом оглушит до инвалидности.
- Они чуть что – визжать начинали, на ультразвуке, — пояснил Антас. – А это, мил человек, такая волна, от которой любое существо неистребимый ужас испытывает, и ничего с этим поделать нельзя. Так что разум теряет мужик от их визга, и все тут. Ну, и злится, конечно. Нашла коса на камень: чем женщины больше визжат, тем мужики больше стараются из дома сбежать. На охоту там, на рыбалку, в лес, в дальние странствия – только чтобы визга женского не слышать да на ведьм своих лишний раз не пялиться. А чем меньше муж дома – тем больше ведьмы визжат. Замкнутый круг!
- Знаю такое, «ведьминский круг» называется, — подтвердил Иоганн. – Как же вы, мужики, выжить-то сумели?
- А вот слушай, как. Когда уж совсем худо стало, собрались мы на совет. Надо что-то делать – а то хоть из дома беги! И вспомнил кто-то, что есть, мол, такой — Странствующий Рыцарь. Вроде ездит он по белу свету, Зло искореняет, нечисть всякую изводит. А уж наши-то ведьмы – сплошное Зло! Ну, мы быстро гонцов в разные пределы, и одному из них удалось отыскать Рыцаря и убедить его разобраться с нашей бедой.
- Ну и как? Разобрался? – подался вперед Иоганн. – И что он сделал? Окропил святой водой? Прочитал молитву? Наложил заклятье?
- Нет, ничего такого подобного, — вмешался Антас. – У него был особый талисман, который защищал его от Зла. И он вступил с ведьмами в переговоры. Никто не думал, что ведьмы вообще станут разговаривать с мужчиной, но Рыцарю как-то удалось завоевать их доверие. И они рассказали ему такое, во что и поверить-то было трудно.
- Рассказывайте! Я поверю, — пообещал Иоганн.
- Оказалось, что всему причиной – крылья, — объявил Антас. – Если женщина родилась крылатой – она не может не летать. Даже если очень захочет, даже если будет стараться, ее все равно будет тянуть в полет! Неудержимо!
- А вы их крыльев, стало быть, лишили… — задумчиво проговорил Иоганн.
- То-то и оно! – воскликнул бородач. – А если чего-то очень хочется, а возможности нет – женщина дуреет и свирепеет! Теперь-то у нас каждый сопливый пацан эту их особенность сызмальства знает и технике безопасности обучен, а тогда – ну кто бы знал??? В общем, если насильно лишить крыльев и радости полета – любой ангел со временем в ведьму превратится…
- Это точно, — согласился Иоганн. – Это я, братцы, как сказочник, тоже подтвердить готов. Выходит, сами вы, своими руками жен из ангелов в ведьм превратили?
- Ну, — кивнул Антас. – Было дело. Только Рыцарь нам помог, нашел способ. Обсказал нам всю историю и говорит: мол, если сумеете найти способ, как вернуть им крылья – ваше счастье! А если не сумеете – лучше вам всем собраться и уходить, иначе ведьмы вас изведут рано или поздно. А куда нам уходить? Да и дети ведь у многих народились, как их оставишь?
- И как же вы выкрутились? – спросил Иоганн. – Крылья-то того… в огне канули?
- Ага, — покаянно вздохнул Антас. – Как есть сгорели! В общем, собрались мужики толпой и пошли делегацией к ведьмам своим. Повиниться! Потому как повинную голову и меч ни отсечет, и ведьма не откусит… Сначала, конечно, ведьмы оторвались по полной, все мужикам высказали, кто они такие! Но Рыцарь строго-настрого сказал: на провокации не поддаваться, в споры не вступать, ведьм не злить, а садиться за стол переговоров. Ну, мы переждали бурю, а там и беседовать начали.
- На хитрость пошли! – с удовольствием припомнил бородач. – Говорим: «Мы на все ваши полеты согласные теперь, летайте на здоровье, только уж сами придумайте, как вам крылья вернуть. А мы, дескать, мужики темные, дремучие, сами видите, никакого у нас полета фантазии, одни глупости на уме!».
- Ну, от таких речей женщины, конечно, растаяли, — заулыбался Антас. – И фантазия у них сразу заработала! Теперь уж и не вспомнить, какая и почему первой оседлала метлу. Да только, видать, у них на радостях крылья выросли, потому как метла ррраз! – и подняла хозяйку в воздух. Ну, а за ней следом и другие, тоже свои метлы похватали и давай виражи закладывать!
- В общем, договорились мы полюбовно, — заключил бородач. – Днем мы, мужчины главные, жены нас слушаются и домашними делами занимаются. Ангелы просто, по-другому и не скажешь! А как ночь наступает – их время. Хватают свои метлы – и в свободный полет! Налетаются, наозорничают, умаются, возвращаются такие радостные, просветленные. Глаза горят, улыбка сверкает, румянец во всю щеку, от них мужьям и ласка, и полное понимание всех нужд и потребностей, аж до самого утра! Да и потом целый день работают по дому, песенки напевают, и слова дурного от них не услышишь!
- А чтобы мужчины не забывали, каково оно – жен в полетах души ограничивать, ведьмам дозволено в темное время суток над нами всякие шутки шутить. Если поймают, конечно! Да только нас фиг поймаешь, мы теперь умные! – подмигнул бородатый.
- Ну, делаааа… — протянул совершенно изумленный Иоганн. – Вот это сюжет!!! Да я такую сказку накропаю – все ахнут! А что ж такое Странствующий Рыцарь сделал, что ведьмы ему поверили?
- Ну, этого никто наверняка не знает, — почесал затылок Антас. – А только моя обмолвилась как-то, что вроде послал он им зеленый лучик из своего талисмана, а от него столько любви! Вроде бы от той любви сразу ни спорить не хочется, ни обижаться… И хочется обнять весь мир!
- Обязательно надо познакомиться с этим Рыцарем, — решил Иоганн. – Хочу своими глазами на такой сказочный талисман посмотреть.
- Солнце встало, утро уже, — объявил трактирщик. – Не пора ли, уважаемые посетители по домам, к своим любимым женушкам?
- И то правда, — спохватился Антас. – Благодарствуйте, мужики, за компанию, а только нам пора. Ну, с Богом?
… На крылечке их встречали три красотки – жена Антаса и обе дочурки.
- Дяденька, вот ваша шляпа, — застенчиво произнесла младшая, протягивая Иоганну его ночную потерю. У нее было совершенно невинное личико и большие ангельские глаза, в которых плясали озорные бесенята.
- Ты вернулся, милый! Как же я соскучилась! Идем поскорее в дом, – нежно произнесла жена, распахивая дверь, и Антас, виновато покосившись на Иоганна и разведя руками, двинулся за ней, как загипнотизированный.
Да и кто бы мог отказать такому ангелу???

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/zhenshhina- ... lfiki/5290
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 29 дек 2012, 10:49

БАШНЯ

Темная Сила притащила Принцессу в башню, кинула на холодный пол, сотворила напоследок парочку леденящих душу заклинаний и со свистом умчалась прочь.
- А-а-а! – простонала Принцесса, принимая сидячее положение. Все тело болело и ныло – Темная Сила с ней не церемонилась. Она огляделась вокруг и содрогнулась.
Она, пожалуй, знала, где очутилась. Легенды королевства рассказывали о Башне, Откуда Не Возвращаются, и ее боялся и стар, и млад, да только никто не был уверен, что застрахован от этого. Вот и Принцессу застраховать забыли…
Башня была мрачной и неприветливой, как и положено выглядеть Обители Зла. Свет в нее проникал сквозь пыльные плафоны, расположенные на самом верху, на высоте неописуемой, и до пола достигали только самые настойчивые и отважные лучики. Таковых было немного, поэтому в башне царил зловещий полумрак. И пахло тут : не то чтобы плохо, но как-то тревожно и затхло, словно свежий воздух сюда отродясь не поступал.
- Мрак, — пробормотала Принцесса, поднимаясь на ноги. – Насколько же это выше нашего дворца? Раз в пять? А то и десять?
Вспомнив о родном дворце, Принцесса опечалилась. Как там маменька и папенька, верные придворные, друзья-подружки? Небось, бегают, переживают, ищут ее по всем закоулкам дворца, а ее нет и нет, только платочек оброненный кружевной за розовый куст зацепился… Или уже обыскались, отплакали-отгоревали и зажили без нее, и никто не придет и не спасет, из этой проклятой ба-а-а-а-ашни!
Тут Принцесса уж зарыдала в полный голос, благо все равно одна и никто не услышит.
Никто и не услышал. А Башня к ее горестным всхлипываниям отнеслась на редкость равнодушно, хоть насмерть зарыдайся.
- Все равно сбегу! – пообещала Принцесса неизвестно кому и двинулась искать выход.
Сооружение было задумано и выполнено предельно просто: толстенные стены из темного камня, уходящие ввысь, и стеклянный купол наверху, вот и все.
- Ни окон, ни дверей, полна горница людей, — пробормотала Принцесса. Впрочем, люди были здесь давно – сейчас они превратились в скелеты, валяющиеся у стен. Наверное, те узники, которых Темная Сила умыкнула до нее. А может, она их для устрашения накидала…
Нет, одно украшение все-таки было – на одной из стен какой-то безумный художник нарисовал странную картину – изображающую невесть что, какие-то непонятные конструкции, вздымающиеся к свинцовому небу, да еще и с волосатой поверхностью. Краски были тусклые и мрачные, настроение картина навевала депрессивное, что Принцессе очень не понравилось.
- У-у-у, уродина! – прошептала она, неодобрительно глядя на картину.
На всякий случай она совершила обход еще разок, теперь в другую сторону – нет, выход не нашелся. НЕ БЫЛО ВЫХОДА!!! Впрочем, как и входа. Она не могла понять, как вообще Темная Сила попадала в эту башню, если только через верх…
- Ну конечно, она же летучая! – сообразила Принцесса. У самой Принцессы крыльев не было, и летать она не умела. Оставалось уповать или на отважных рыцарей-освободителей, или еще на какое чудо…
В скором времени обнаружилась еще одна неприятность: если воду можно было собирать с сырых стен, то пищи не было вовсе: откармливать пленников Темная Сила явно не намеревалась. Принцесса даже заскрежетала зубами от ярости – хотелось бороться, сражаться, вырваться из плена, но врага поблизости не было, а бросаться на стены или орать проклятия в никуда – какой смысл?
Принцессе было страшно, и она боялась сойти с ума от одиночества, поэтому она разговаривала с картиной – единственным цветовым пятном в башне. Хотя цвет был такой, что лучше бы и не видеть…
- На тебя жутко смотреть, понимаешь? — говорила она. – Ты – самое кошмарное, что есть в этой башне. Тебя зовут Безнадега! Тот, кто тебя нарисовал, был на грани безумия. Наверное, он чувствовал приближение смерти, и выразил свой ужас в тебе. А теперь от тебя еще страшнее тем, кто попал сюда после.
Ей казалось, что картина смотрит на нее насмешливо и даже издевательски. Она отворачивалась к стенке, но и спиной чувствовала неприятное творение, такая от нее энергия тяжелая шла.
- Ненавижу эту Темную Силу, ненавижу эту Башню, ненавижу это волосатое чудовище, они меня убивают, боже мой, да неужели же никто меня не спасет?
Бог весть, сколько времени прошло – несколько дней или недель, когда Принцесса ослабела настолько, что перестала вставать. Она лежала у стены, на охапке гнилой соломы, которую кое-как наскребла на полу башни, и старалась не думать. Это потому что все чаще ей приходили смысли о смерти. А временами ей казалось, что образ на волосатой картине и есть Смерть – круглая безглазая голова, широко распахнутые полы плаща, острые вздернутые плечи, а посередине – пустота…
Таяли силы, а вместе с ними и ненависть таяла, утекала куда-то. Теперь, когда смерть маячила уже где-то совсем рядом, хотелось просто поговорить. Хоть с птичкой, хоть с мышкой, да и таракан бы сошел за собеседника, только не было их тут, в башне. Оставалась только картина, и Принцесса пялилась на нее часами. Если долго-долго смотреть, то в картине возникала иллюзия движения, как будто она становилась живой. А еще можно было прищурить глаза и попытаться мысленно дорисовать картину. Например, раскрасить ее разными цветами. Круг наверху сделать ярко-желтым и пустить от него лучи во все стороны, а острые выступы превратить в руки ладонями вверх, и тогда получится, что кто-то держит в руках солнышко. Ну и что, что краски блеклые, а поверхность картины волосатая? Принцесса и сама сейчас выглядела не лучше – бледная, тусклая, нечесанная..
- А я тебя сейчас завитушками сделаю, — шептала Принцесса. – Будешь как барашек, кучерявенькая такая… Нет, некрасиво. Лучше я тебя расчешу. Теперь ты знаешь на что похожа? На соломенную изгородь! Да, я такие в нашем королевстве видела, селяне такие вокруг домиков возводят. А небо над тобой мы сделаем голубым-преголубым и облачка по нему пустим. Ну вот, была ночь, а стал ясный день. Вот теперь хорошо… Надо же, а ты красивая, если присмотреться! Были бы у меня краски, я бы тебя разрисовала!
Принцесса теперь смотрела на картину другими глазами. Ей казалось, что они обе похожи, как сестры, и такими тускло-блеклыми стали не от хорошей жизни. Просто Света в их жизни мало, радостных событий и вовсе нет, вот и скукожились они, померкли…
Теперь Принцесса чувствовала к картине самую настоящую любовь. Наверное, как и тот художник, что ее рисовал, только, видать, в башне красок ярких не нашлось, вот и сработал из подручных материалов…
И Принцессе очень захотелось погладить картину. Вернее, ей бы хотелось, чтобы ее погладили-пожалели, но если некому… Не картину же просить? Впрочем, если хочется почувствовать любовь, выход всегда найдется…
Она собралась с силами, встала и по стеночке, шажок за шажком, добралась до картины, до самого ее центра, там, где в щелочку небо видно, да не мрачное, а голубое, как она придумала. Хотела обнять картину, только от слабости не удержалась на ногах, навалилась всем телом. И вдруг…
Заскрипели ржавые петли, створки «ворот» подались, и Принцесса рухнула на зеленую траву, а отовсюду – такой яркий свет, что зажмуриться пришлось. А когда глаза открыла, видит – чудо свершилось: лежит она у подножья Башни, а кругом – жизнь кипит: кузнечики стрекочут, птицы летают, солнце светит, и небо такое голубое-голубое. А чуть дальше – сидит на камушке женщина в золотых одеждах и улыбается.
- С возвращением, Принцесса, с освобождением! Не все из Башни выбраться могут, а ты вот молодец, догадалась!
- О чем я догадалась?
- Что выход всегда есть, и он может быть в самом неожиданном месте. Что любовь творит чудеса. Что все, что ты видишь – это отражение твоего внутреннего мира. А как ты свой мир раскрашивать и изменять начала – и внешняя картина поменялась. То, что казалось уродливой стеной, стало воротами.
- А Темная Сила, что меня в Башню заточила? Она не вернется?
- Может вернуться, если ты позволишь. Но не ко всем она прилетает. Света и радости как огня боится, любовь и благодарность ей как острый нож в сердце.
- Я больше не дамся! А вот за других тревожусь…
- А ты не тревожься! Ведь у каждого Башня своя, и каждому свой выход определен. Сумеет – воспользуется. А ты, Принцессочка, раз уж спастись сумела, расскажи всем, как это сделать можно. Иди и живи! Все у тебя хорошо будет…
… Много лет прошло с тех пор. В королевстве каждый, от мала до велика, знает историю чудесного спасения Принцессы из Башни, Откуда не Возвращаются. И от поколения к поколению передают простую мудрость: все, что происходит с человеком, он и создает. И Башни, и выходы из них… И еще что даже самый мрачный пейзаж может волшебно преобразиться, если ты найдешь для него в душе нужные краски.

Эльфика, с любовью
http://www.elfikarussian.ru/bashnya-ska ... hirke/5301
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 17 янв 2013, 10:34

АМУРНЫЕ ДЕЛА

Пухленький златокудрый амурчик летел на задание. Деловито поправляя лук за спиной, он то и дело заглядывал в бумажку, сверяясь с маршрутом. Лес внизу кончился, показался лужок.
- Ага! Вроде здесь! — обрадовано тряхнул кудрявой головкой Амур и пошел на снижение.
Картинка была еще та…
Луг по периметру был обнесен высокой каменной стеной – как крепость. Вокруг уныло и бродили несколько растерянных мужчин. Некоторые пытались подпрыгнуть и посмотреть, что творится на лужке, но стена мешала – высокая была, основательная. Зато сверху Амуру хорошо было видно, что там, внутри.
По зеленой травке слонялись туда-сюда самые разные животные. Наблюдались овцы, корова, много козлов, крупная черная собака. Овцы блеяли, козлы мекали, корова время от времени мычала, а собака басовито взлаивала. В центре всей этой мычащей-рычащей композиции, на небольшом пригорочке, печально восседала молодая женщина в белом сарафанчике, с венком из ромашек на голове. Вид у нее был недоуменно-беспомощный.
- Ой, блин! – подивился Амурчик, почесав затылок. – Это что ж за зоопарк такой? И кто тут у нас клиентская группа?
Он снизился еще и подлетел к мужчинам.
- Здорово, мужики! Как оно?
- Привет, — оглянувшись, отозвался ближайший мужчина, остальные и не обернулись даже.
- Ага! Ты меня видишь и слышишь! Стало быть, ты – мой нынешний клиент, — с облегчением сообщил Амурчик.
- А они?
- А они, стало быть, бывшие. Или будущие. Ты не заморачивайся, ты лучше скажи, чего ходишь! Небось, дела амурные?
- Ну, амурные! Мне девушка нравится. Которая там сидит. Милочка ее зовут.
- Ага, все верно! Милочка! А тебя – Серега, да?
- Ну. А ты откуда знаешь?
- Так у меня наряд, маршрут. Все прописано. Во, смотри! «Поразить стрелой Амура Милочку и Сергея». Местоположение – тут. Все верно!
- Ух ты! Клево! Ну так поражай же скорее!
- Не могу. Как же я вас поражу, если ты тут, а она там? Вы ж друг друга не видите! Надо, чтобы рядом были. Тогда я прицелюсь – и вмиг!
- А как я ее увижу, если стена?
- Так вот я не пойму, откуда стена взялась? У меня на карте нет никакой стены, не обозначена! Слышь, Серег, может, ты знаешь?
- Да я-то откуда??? Сам мучаюсь! Она мне знаешь как нравится! Я вокруг нее и так, и эдак, а подобраться не могу – стена! Ворота есть, но они на таком конкретном замке, что граната не поможет.
- А перелезть не пробовал?
- Пробовал! И гранатой пробовал! Ни фига не получается. Крепко строили, на совесть. Гляди, камни какие. Монолит!!!
- Ты это, Серега… Погуляй пока еще чуток. Только далеко не отходи. А я на ту сторону, к ней. Выясню, что за стена.
Амурчик вспорхнул и легко перелетел на лужок, повиснув прямо над объектом.
- Эй, девушка! Милочка! Ми-ла!!! Да тебе говорю, не вертись, ты наверх посмотри!
Девушка в ромашках сначала встревожено заозиралась, а потом глянула наверх.
- Ой! Ангелочек!
- Я не Ангелочек! Я Амур!
- Кто-кто?
- Амур в пальто! Не понимаешь, что ли? Амур, бонжур, гламур, ля мур… Я – посланец богов, прилетел пронзить твое сердце стрелой Амура. Ферштейн?
- Да, да, ферштейн, конечно! Я согласная! Пронзай скорее, а то я тут одна-одинешенька, а знаешь как хочется пару себе найти? Только где они, мужчины-то?
- Да я готов! И мужчина на примете имеется. Сергеем звать. Только он по ту сторону стены. Нестостыковочка!!! Я ж вас одной стрелой должен, чтоб любовь – одна на двоих. Ты давай, выйди туда. Он ждет.
- Не могу… — увяла красавица.
- Чего не можешь? – не понял Амур.
- Выйти не могу, — трагически закусила губу девушка и заревела.
- Так, стоп! – скомандовал Амур. – Нет, ну я балдею! Три тыщи лет на этой работе, и все удивляюсь: ну откуда вы, женщины, столько слез берете? И почему, когда разобраться в чем-то надо, вы сразу в рев? Оно что, помогает?
- Помогает, — всхлипнула Милочка. – Знаешь как себя жаааааалкооо!!!!!
- Слушай, у меня заказов – невпроворот, — строго сказал Амур. – Если тебе недосуг – так я полетел. Мне тут тебя утешать некогда!
- Хорошо-хорошо, — испугалась Милочка, торопливо вытирая слезы. – Я уже все! Наплакалась.
- Ну вот и лады, — с облегчением сказал Амур. – Теперь давай о деле. По какой причине ты не можешь отсюда выйти? Знаешь?
- Меня животные к воротам не подпускают…
- Как не подпускают?
- Вот смотрите…
Милочка поднялась и сделала несколько шагов по направлению к воротам. Зверинец, который мирно пасся, пощипывая травку, бросил свои дела и угрожающе напрягся, выставил вперед рога, зубы и копыта.
- Вот видите… — горестно сказала Милочка, отступая на свой пригорочек.
- Ага. Понятно. Это пространство – твой внутренний мир, да? Стало быть, и животные тоже твои, прекрасная пастушка. Кого ты тут пасешь на лугу своей души?
- Я не знааааю… Они страааашные!!! И протиииивные!!!
- Отставить нюни! Еще раз, красавица. Это! Твое! Пространство! Души! Если ты впустила в нее что-то страшное и противное – так и выпустить только ты сможешь.
- А нельзя их как-нибудь… Ну, всех разом куда-нибудь девать, и чтобы я не видела???
- Это кто же должен сделать?
- Ну, вы, например! Я заплачу, вы не сомневайтесь!
- Так, дожились, — саркастически вздохнул Амур. – Как в песне поется, «амуры на часах сломали лук и стрелы…». Вот уже и предложения о частном найме поступают… Простите, я и так при исполнении служебных… Ты, Милочка, пойми: мое дело – влюбленных соединять. Вынул, стрельнул, улетел. Все! А «до» и «после» — это уж вы сами. Без меня!
- Значит, не можете? – обреченно вздохнула Милочка.
- Я – нет. Ты – да. Ты ж своей души хозяйка! Всего-то навсего назови каждую зверюшку по имени, что она там для тебя обозначает… И отпусти! И давай быстрее, у меня график и лимит!
- Ладно, — прерывисто вздохнула Милочка. – А как?
- О боже! – воздел глаза кверху Амур. – «Что за комиссия, создатель…». Ну ладно. Гляди сюда. Вон млекопитающее мычит. Что за корова живет у тебя в душе? Родная, что ль?
- У меня? Родная? Корова? Да вы что! Я в городе живу! С самого рождения! – удивилась Милочка.
- Но корова-то имеется! Значит, есть в твоей жизни корова, есть… Вспоминай давай!
- Не могу… — вконец расстроилась Милочка.
- Ну кто тебе, образно говоря, молоко дает? Кто тебя питает? При этом, может, мычит?
- «Не мычит, не телится», — вспомнила Милочка. – Это начальница моя говорит так, когда ругает.
- Часто ругает, что ли?
- Да каждый день! То юбка слишком короткая, то по телефону разговариваю долго, то цифирки в отчете перепутала… А сама – вообще корова, толстая, вредная и одевается как лахудрища.
- Мммммууууу! – протяжно замычала корова, грозно выставляя вперед рога.
- Ну вот тебе и корова-начальница определилась! – радостно сообщил Амурчик. – Чудненько!
- Чего ж тут чудненького? – возмутилась Милочка. – Она же меня сейчас забодает!
- А что ей остается делать? – безмерно удивился Амур. – Как ты к ней, так и она к тебе. Если ты ее не любишь, с чего ей-то тебя любить???
- А за что ее любить, за то, что ругается, да?
- Это ты уж сама найди, за что ее любить! – предложил Амурчик. – Всегда можно что-нибудь хорошее в человеке найти! Вот попробуй ее поблагодарить – и посмотрим, что получится. Давай, начинай!
- Ну… Спасибо тебе, корова, за то, что платишь мне зарплату… Без задержек даже!
Корова перестала рыть копытом землю и замерла с открытым ртом.
- Еще спасибо, что до сих пор меня не уволила… Даже после того, как я цифирки перепутала.
Корова озадаченно моргнула и склонила голову набок.
- А еще спасибо, что ты такая толстая, я как на тебя посмотрю, так сразу о своей фигуре вспоминаю… Тортики лопать перестаю…
Корова начала бледнеть и словно таять в пространстве.
- И спасибо, что ругаешься, а то бы я вообще с телефона не слезала! – крикнула Милочка.
Корова с тихим хлопком растворилась в воздухе, только дымок пошел.
- Вот это да! – восхитилась Милочка. – Это что, теперь начальницы нет, что ли?
- Начальница есть, — сообщил Амур. – Твоей обиды на нее нет. Лопнула, понимаешь ли! Одним препятствием к счастью меньше.
- С ума сойти… — прошептала Милочка.
- Ну, давай с овцами разбираться, – поторопил ее Амур.
- Ага! Сейчас только, соображу, кто это!
- Ну, кто у тебя по жизни овца?
- Да все, кто меня обидел! – тут же вспомнила Милочка. – Я так-то отпор давать боюсь, а про себя обзываюсь. Если мужского пола, то «баран!», а если женского, то «овца!».
- Ну вот и наплодила овец, пастушка младая! Целое стадо! Напустила обид в душу – а они травку-то щиплют, щиплют…
- Щиплют… А вы заметили, сколько после них навоза остается???
- Еще бы! Аромат еще тот! И как ты в этом амбре жила – ума не приложу. Ну, как будешь с ними разбираться?
- Наверное, надо простить обиды? – робко предположила Милочка.
- Тебе виднее. Экспериментируй.
- Дорогие баранчики и овечки! – неуверенно начала Милочка. – Я знаю, что вы – мои обиды.
Стадо сгрудилось в кучу и жалобно заблеяло.
- Не шумите, пожалуйста! Сейчас, одну минуточку… Я больше не хочу ни на кого обижаться, вот! Ой, да что ж вы так жалостно блеете? Как будто жалуетесь на кого-то?
- Это они на тебя, — подал реплику Амурчик. – Ты же их в душе обвиняешь? Ну вот они и оправдываются…
- Ох, тут работы на полгода! – озабоченно прикинула Милочка, обозревая поголовье своих обид. – А можно их разом отпустить?
- Можно. Все можно, — флегматично сказал Амурчик, поудобнее располагаясь на пригорке. – Раз уж все равно простой в работе, так хоть позагораю…
- Извините, пожалуйста… Я сейчас быстренько! – спохватилась Милочка. – Обиды мои! Я вас тут расплодила и накопила. Но вы на меня не обижайтесь! Я сейчас вас всех отпускаю. На волю! Идите, куда хотите! Освободите территорию!
Обиды еще секунд пять тупо пялились в пространство, а потом всем гуртом повернулись и кинулись прочь. Ворота они вынесли, даже не притормозив. По ту сторону ворот тут же замаячил Серега, призывно маша букетом цветов.
- Ой! Это кто? – вскрикнула Милочка. – Симпатичный какой…
- Это твой стимул, — пояснил Амур. – Чтоб ты побыстрее закончила. Серега, я тебе говорил. Избавишься от зоопарка – познакомишься с ним поближе.
- А сейчас нельзя? – с надеждой спросила Милочка. – Ворота же упали, чего он не заходит?
Словно услышав ее слова, Серега двинулся вперед, но на его пути тут же решительно встала черная собака, зарычав и оскалив клыки.
- Мощный кобель, — с уважением заметил Амур. – Породистый…
- Мой бывший муж, — удрученно призналась Милочка. – Гулял направо и налево. Я его иначе как «кобелем» и не называла. А зачем он здесь, мы ж развелись?
- Развелись, да не разбежались. Пока ты его осуждаешь, он в твоей душе живет.
- Вот здорово! – возмутилась Милочка. – А что, памятник ему, кобелю, поставить?
- А это идея, — одобрил Амурчик. – На долгую память. Чтобы снова кобеля в спутники не призвать. Ты ж сама его выбирала?
- Ну да, сама, — призналась Милочка. – Молодая была, глупая… Ладно, буду памятник ставить! Слышишь, мой бывший муж!
Собака развернулась к ней передом и навострила уши.
- Я снимаю все претензии к тебе! Я сама тебя выбрала, значит, никто не виноват! Ошибочка вышла. Я просто думала, что ты исправишься! Что я тебя сумею изменить! А ты сам вот изменять начал!
Собака села и ожесточенно почесала лапой за ухом.
- Но я всегда буду вспоминать тебя, чтобы снова не выбрать кого попало! Черного кобеля не отмоешь добела! Я сразу белого и пушистого выберу! Так что ты живи своей жизнью, а я буду жить своей!
Собака замерла и стала менять цвет. Через пару мгновений напротив ворот сидел симпатичный бронзовый пес со смазливо-похотливой мордашкой.
- Хороший памятник, — с гордостью сказала Милочка, обозревая фигуру пса. – Очень наглядный…
- Бееее! – с отчаянным блеяньем памятник окружили козлы.
- Ну, это понятно, — иронически усмехнулся Амур. – Все мужики – козлы, да?
- А вы откуда знаете? – с подозрением спросила Милочка.
- Говорю же, 3 тыщи лет на этой работе. Века идут, а метафоры все те же…
- И что делать?
- А что хочешь?
- Я хочу? Я хочу, чтобы козлы, раз уж они во все века есть, паслись подальше от меня! А ко мне чтобы приходили настоящие мужчины!
- Ну и скажи им об этом!
- Эй, вы, козлы!
Козлы взревели дурными голосами и затрясли бородами.
- Козлы, они ведь тоже полезные. Заслуживают уважения, — подсказал Амур.
- Тогда не так… Козлики мои дорогие!
Козлы стали строиться в каре, явно собираясь напасть.
- Опять не так! Ладно. Уважаемые представители животного мира!
Козлы притихли.
- Возможно, кто-то и ненавидит вас. Но только не я! Я уважаю вас. Вы полезные! И зря говорят, что с вас пользы, как с козла молока! Если бы вас не было, то у коз и молока-то не водилось бы!
Козлы одобрительно закивали головами.
- Так что я торжественно обещаю: больше никогда, ни за что, ни одного мужчину не назову козлом!
Козлы заволновались, засуетились, с них стала клочьями падать шерсть, отваливаться рога… Вскоре вместо козлов у памятника Черному Кобелю очутилась группка растерянных, озадаченных мужчин. Они быстро сориентировались в обстановке и потрусили к лесу, прикрывая руками причинные места.
- Мииилааа!!! – завопил Серега, влетая в ворота. – Я идуууу!
- Господи боже мой, я же не при макияже, — запаниковала Мила. – И одета по-домашнему…
– И навоз тут везде… — насмешливо напомнил Амур. – Ты не о внешности беспокойся, а о состоянии души!
- Милочка… Я так давно мечтал с вами поближе познакомиться, — уже говорил запыхавшийся Сергей. – Вы такая необыкновенная! Вот… это вам… цветы!
- Ах, ну что вы, зачем же… – смутилась Мила. – То есть спасибо… Я очень рада! Я так долго вас ждала, Сережа! Правда!
- Милочка, я бы давно пришел! Но вот эта стена – я уже почти отчаялся! Она просто непреодолима!!!
- Кстати, что это за стена? – обратилась Милочка к Амуру. – Вы не в курсе?
- Теперь в курсе, — ответил Амур. – Я сначала и сам не понял, а теперь-то ясное дело. Это твои ошибочные убеждения! Каждый камень – какая-нибудь мысль. «Я больше никогда не смогу выйти замуж», «Хорошо там, где нас нет», «Любовь придумали, чтобы денег не платить», «Все мужики – козлы», конечное дело, ну и прочая муть. Вы приглядитесь, тут на каждом камне что-нибудь написано.
- И что мне с этим добром делать??? – с ужасом воззрилась на стену Милочка.
- Это не ко мне, — поспешно открестился Амур. – Я по другой части.
- Милая, не волнуйся, — солидно откашлялся Сергей. – Стену я беру на себя. Я думаю, надо надписи поменять, а камень пустить на строительство семейного гнездышка. Верно я говорю?
- Какой ты умный! – восхищенно сказала Мила.
- Да я! Для тебя! Для нас! – задохнулся от счастья Сергей.
- Ну ладно, хватит ворковать, голубки! Кончайте свои амурные дела! Становитесь рядом, я вас сейчас пронзать буду, — распорядился Амур, прицеливаясь.
Но его не услышали: Милочка и Сергей стояли обнявшись, закрыв глаза, и было им явно Амура. И вообще ни до кого.
- У меня время, — напомнил Амур, в нетерпении дергая крылышками.
Ромашковый венок упал к ногам – Сергей был заметно выше, и чтобы поцеловаться, Милочке пришлось запрокинуть голову.
Амур еще немного подождал, потом оценил обстановку и спрятал на место орудие труда.
- Ну и ладно! За этот месяц уже пятую стрелу экономлю, — порадовался он. – Квартальная премия в кармане. Вот что значит творческий подход!!!
Он порылся в колчане и достал следующую разнарядку.
- Угу! Одинокая женщина бальзаковского возраста вот уже … лет мечтает встретить свой идеал. Ого! Терпеливая… Ладно! Полетим с идеализациями разбираться!
И Амур стрелой взмыл вверх. В колчане у него было еще очень много заданий. А в голове – много новых идей. Он был очень творческим существом, и экономия стрел выходила просто замечательная! Потому что в тех, кто расчистил в своей душе местечко для любви, вовсе необязательно стрелять. К ним любовь приходит просто так, сама, потому что ей есть где поселиться…
- А навоз — это даже хорошо! – пробормотал Амур. – Отличное удобрение почвы для будущих отношений. Для амурных дел – так просто клад!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/amurnye-del ... lfiki/5454
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 18 янв 2013, 16:49

ДВЕРЬ

У двери в подвал на корточках сидел мальчик с рюкзачком за плечами. Лет семи на вид, худенький и трогательный. И у него были такие печальные плечики! Никогда не видела этого мальчика в нашем дворе.
- Что ты тут делаешь, дорогой? Ты чей? – спросила я его.
- Тетенька, я не умру? – спросил мальчик, поднимая на меня полные слез глаза.
- Ч…что? – я аж поперхнулась от неожиданности. – Ты что такое говоришь? Почему ты вдруг должен умереть? Тебе плохо? Ты болен? Тебя кто-то обидел?
Он молча смотрел на меня, и глаза у него были такие… мученические. Ну, знаете, когда там застыли боль и немой вопрос.
…А ведь и у меня совсем недавно были такие же глаза. Я вспомнила, я видела свои глаза в зеркале, и в них тоже застыли боль и немой вопрос. Тогда умер мой друг, умер не вовремя, нелепо, и я никак не могла смириться с этим. И до сих пор не могу, если честно…
- Где твои родители?
- На работе…
- А ты что тут делаешь?
- Иду домой. Из школы.
- Мимо подвала идешь?
- Не знаю. Я как-то незаметно сюда пришел. Там темно. Страшно, но как будто зовет. Манит.
- Кто манит?
- Темнота.
- Знаешь что? – решительно сказала я. – Давай-ка я тебя чаем напою и позвоню твоим родителям. Что-то не хочется мне тебя тут, под дверью, одного оставлять.
Дверь в подвал была приоткрыта, там и правда было темно, оттуда тянуло сыростью и затхлостью, как из склепа. Детям в таких местах точно делать нечего!
- Разве тебе мама не говорила, что к подвалам подходить не следует?
- Не знаю. Наверное, говорила. Я не помню.
- Надо запоминать, что тебе мама говорит. Особенно о правилах безопасности.
- Я много чего не помню. Это потому что я все время думаю.
- О чем же ты так думаешь, малыш?
- О том, что я умру.
О господи… Какой странный ребенок! В его годы – и о смерти думать, ну как так? Да я в семь лет вообще была уверена, что я бессмертна! И мама с папой – тоже. Кстати, его родители, наверное, волнуются – где там их отпрыск, с кем?
- Мобильник имеешь? – спросила я.
- Имею. Только он сдох, в смысле разрядился.
- «Сдох»… Ну и лексикон у тебя, — покачала головой я. – Ладно, идем уже. Давай руку.
Он покорно встал и взял меня за руку. У меня сердце защемило – такой доверчивый, его же кто угодно обидеть может, вот так взять и увести незнамо куда…
Дома я первым делом позвонила его маме на работу по телефону, который он мне назвал – там все время было занято.
- Ладно, — сказала я. – Попозже еще попробуем. Давай я тебя борщом накормлю, ага? А потом будем чай пить. С оладушками! Ты любишь оладушки? Да, и варенье есть! И зефир в шоколаде. Тебя как зовут?
- Тима… Тимофей.
Тимофей, значит. А моего друга звали Тимур. Но он не любил, когда его называли Тима, предпочитал полным именем. Только я называла его Тимыч, и ему нравилось…
Тима ел вяло – не ел, а так, ковырялся. Даже зефир в шоколаде его не особо вдохновил. Впечатление было, что он действительно все время о чем-то напряженно думает, даже когда разговаривает.
В процессе я продолжала расспросы и выяснила, что никто его не обидел и ничего у него не болит, просто шел-шел, и захотелось вот свернуть к нашему подвалу.
- Мне часто хочется непонятного, — сообщил он. – Мама говорит, я странный.
Странный… Ну да, я тоже бываю странная, и мне тоже хочется непонятного. Например, мне хочется разговаривать с Тимуром. Хотя бы во сне. Или пусть даже наяву – когда никто нас не слышит. А он мне упорно не снится, я вообще не ощущаю его присутствия, и от этого мне плохо. Как будто его нет нигде – ни на этом свете, ни на том… Да, странно.
- И чего непонятного тебе хочется? – поинтересовалась я.
- Ну… На кладбище гулять, например. А мама запрещает.
- Правильно запрещает! – горячо поддержала неведомую маму я. – Чего там гулять? Там – место покоя.
- Я знаю, там покойники похоронены, — печально кивнул Тима. – Иногда мне снится, что я тоже покойник.
- То есть как???
- Ну, как… Что я там живу, в гробу, под землей. Сплю там, кушаю, играю…
- Нельзя играть в гробу! Там темно и тесно, — я была уже близка к панике от рассуждений странного мальчика.
- А мне все равно снится, — вздохнул он. – Я же не нарочно такие сны смотрю…
Действительно, чего это я паникую? Ну, снится, ну, бывает. Я вот тоже не нарочно все время думаю о Тимуре, как он умирал в больнице (хотя я там не присутствовала, я вообще в это время далеко была), и на кладбище к нему я до сих пор чуть не каждый месяц езжу (можно сказать, люблю гулять на кладбище!), так что я должна бы отнестись к причудам мальчика Тимы с пониманием. Только вот возраст… В таком нежном возрасте потери должны бы переживаться по-другому и быстро забываться.
- В твоей семье кто-то недавно умер, Тимочка? – осторожно спросила я.
- Нет, все живы, — помотал головой он. – Наверное, я первый умру. Я так думаю.
- А я так не думаю! – объявила я. – Сначала человек должен прожить жизнь, состариться, много сделать и повидать, а потом уж и умирать можно. А уж хотеть умереть – это совсем неправильно, слышишь?
- Да я и не хочу вовсе! – удивился мальчик Тима. – Дел у меня что ли других нет? Оно само…
«Оно само…». Вот и у меня тоже – «оно само». Почти два года, а я все еще не могу его отпустить. Он был такой талантливый, он писал такую музыку! Он мог бы так много сделать для мира, а ушел недопустимо рано. Он умер от банального воспаления легких, врачи ничего не смогли сделать. Я до сих пор не могу смириться, не могу! И ведь понимаю, что ничего не вернуть, его уже нет в этом мире, дверь захлопнулась… Хотя – нет! Я не даю ей захлопнуться. Я все время думаю: «а как он там?», «а хорошо ли ему?», и все время пытаюсь заглянуть туда, на ту сторону. Увидела бы, что там у него все в порядке – успокоилась бы.
Я снова набрала номер Тимкиной мамы – на этот раз мне ответили, что она вышла. Я оставила свой номер, наскоро объяснила, в чем дело, и вернулась к своему нежданному гостю.
- Тимочка, мамы нет на месте, но она нам перезвонит. Подождем? Может, тебе телевизор включить? Или компьютер – в стрелялки поиграешь?
- Я не люблю стрелялки, — опечалился он. – И телевизор тоже. Там убивают. Не хочу.
О боже, до чего же с ним трудно! Все он как-то незаметно сводит к одной теме. Которая, кстати, и меня тревожит…
- А разве все умирают только когда состарятся? – вдруг спросил он. – Ведь молодые тоже умирают?
Ох, как больно-то… Прямо в нервный узел. В тот, где все еще живет Тимур. Но надо что-то отвечать ребенку, а врать я не люблю.
- К сожалению, умирают и молодые. От болезней, от несчастных случаев. Но это – неправильно!
- А как это – умереть? Куда мы потом попадаем? – оживился он. – Нет, я знаю, что тело кладут в гроб, а гроб – в могилку, а вот мы сами – куда?
- Как – куда? – в замешательстве уставилась на него я. Вопрос был хороший: действительно, а куда? Я как-то явственно представила себе, как тело опускается в землю, а душа устремляется куда-то ввысь. – А, вот! На небо. Мы попадаем на небо. В смысле, наша душа туда улетает. Ну, как воздушный шарик.
- Но тогда все небо должно быть в воздушных шариках, — впервые улыбнулся он. – Как будто праздник!
М-да… Устами младенца, как говорится… Некоторые народы действительно считают уход с земного плана новым рождением и пышно празднуют это событие, с песнями, плясками и прочими ритуалами. Впрочем, озвучивать эту мысль я не стала – сочла неуместной.
- Видишь ли, Тимочка, души вроде как невидимы. Кроме того, они же не вечно там болтаются, они потом воплощаются снова. Так считают индусы.
- Я слышал, — энергично покивал Тима. – Я тоже так думаю. Наверное, души улетают на небо, чтобы отдохнуть. А потом снова в людей вселяются. Как в дом! Там побыли – здесь побыли, интересно же!
- Что ж, вполне возможно, — согласилась я, дивясь продвинутости нынешней молодежи. Надо же, семь лет ребенку, и такие познания в области тонких материй!
- Я не хочу улетать, — пожаловался он. – Я еще здесь не нажился, и мама огорчится. А меня словно кто-то за ниточку дергает и зовет, зовет… Прямо тянет!
- Тим, ты что? – растерялась я. – Ну сам подумай, ты же не воздушный шарик, ты человек, ты здесь живешь, на земле! Ну кто тебя куда тянет?
- А вдруг меня вселилась душа, которую не отпустили? – задумчиво спросил он. – Ну, то есть не совсем отпустили? Время прошло, а они еще все еще плачут, переживают, просят, чтобы вернулся. Я уже заново родился, а для них я как бы мертвый…
- Тима, ну что ты такое говоришь??? – вытаращила глаза я. – Что значит – «мертвый»? Для кого – «для них»?
- Я думаю, для тех, кто меня любил, — тихо сказал он. – Ведь кого любят, неохота отпускать, правда?
Ох, мальчик мой… Правда, еще какая правда! Особенно если отпускать приходится неожиданно и не вовремя. Вот Тимур ушел, а я все еще дергаю и дергаю за ниточку, потому что мне его так не хватает! Прямо ужасно не хватает, и я никак не могу сказать себе это страшное слово «больше никогда»… Но, опять же, это все промелькнуло у меня в голове и осталось невысказанным. Еще не хватало – грузить бедного ребенка своими проблемами! И тут зазвонил спасительный телефон.
- Боже мой, Тимочка у вас? С ним все в порядке? Почему он у вас? – скороговоркой частил в трубке взволнованный женский голос, бьющийся, словно птица в клетке. – Что случилось? Что случи…
- Не беспокойтесь. У него просто разрядился телефон. Все в порядке. Я его покормила. Не беспокойтесь, с ним все хорошо, — монотонно бубнила я. Вскоре разговор стал более вразумительным, и мы договорились, что через часик мамашка его заберет, мне только надо вывести его на угол, к остановке.
- Я не могу оставить маму, — по-взрослому серьезно сказал он. – Я у нее один, она будет горевать. Я должен жить. Даже если оттуда дергают…
Я не психолог и не педагог, я не знаю, как разбираться в детских фантазиях. И насколько это фантазии – тоже не берусь судить. В своих бы разобраться… Но мне его было невыносимо жаль, и хотелось как-то помочь, только я не знала, как. И вдруг меня осенило вдохновение, и я предложила:
- Тимочка, а давай их попросим оставить тебя в покое? Ну, чтоб не дергали и дали тебе прожить эту жизнь радостно и со вкусом!
- Хочу со вкусом! – оживился мой странный ребенок. – А как?
- А очень просто! Сейчас мы пойдем в магазинчик на углу, там воздушные шарики продают. Мы будем отпускать их в небо. Но сначала ты скажешь: «Тело – земле, Душа – Богу, а ваша любовь ко мне всегда останется с вами. Простите, но я не могу вернуться, потому что уже живу в другом месте и в другое время. Но знайте, что я вас тоже люблю!». Запомнишь?
- Запомню, — пообещал он. – А когда пойдем?
- А вот сейчас и пойдем. Давай-ка одеваться…
Все получилось как надо. Мы купили по шарику, взяли в руки…
- А вы что ли тоже будете отпускать? – казалось, мальчик даже не очень удивился.
- Буду, — кивнула я. – Мне тоже есть кого отпустить, поверь.
Мы пробормотали ту формулу, которую я наспех придумала еще дома. Как ни странно, Тима ее действительно запомнил и проговорил с чувством, и я тоже. А потом наши шарики устремились в небо, и мы провожали их глазами.
- Здорово, — удовлетворенно сказал Тима. – Ничего не держит… Легко летят!
- Это потому что отпустили, — объяснила я. – Когда отпускаешь – знаешь, как легко бывает?
Тут к нам кинулась женщина, только что вышедшая из автобуса – оказалось, Тимкина мама, и мы долго и бестолково обменивались извинениями и благодарностями.
- Он вам не докучал всякими глупостями? – напряженно спросила она. – А то с ним бывает… время от времени…
- Ну нет! У вас очень умный мальчик. Мне было интересно с ним общаться, — искренне ответила я. – Приходите в гости, буду рада.
Проводив Тимофея с его беспокойной матушкой, я не сразу отправилась домой – решила прогуляться. И вдруг явственно услышала голос моего Тимура – так, как будто у меня в голове включился какой-то канал.
- Спасибо, — шепнул мне он.
- Тимыч, это ты? – остановилась я. – Тимур, ты где?
- Двери в подвал должны быть закрыты, — сказал он. – Прах – к праху, жизнь – к жизни.
- Тимыч, я тебя отпустила, — зачем-то сообщила я. – В виде воздушного шарика…
- Отпразднуй, — улыбнулся он. Вот честное слово, я слышала, как он улыбнулся!
И все. Канал выключился – как будто дверь между мирами захлопнулась, на этот раз – полагаю, навсегда.
Я снова пошла в магазин. Я купила яблок, мандаринов, кисть винограда, тортик и шампанское – как будто действительно собиралась на праздник. О боже, да почему «как будто» — я действительно туда собиралась!
Я пришла домой, накрыла стол парадной скатертью, живописно разложила все яства, включила Тимурову музыку, сняла с полки его фотографию и поставила напротив себя.
- До свидания, Тимыч! – сказала я. – Даст Бог – когда-нибудь свидимся. А сейчас – живи! Не препятствую… Прах к праху, жизнь к жизни. Тело – земле, душа – Богу, а моя любовь к тебе останется со мной.
Я ждала, что снова включится канал, хоть на секундочку, но ничего такого не произошло. Наверное, он мне сказал все, что хотел. А может, его душа сразу воплотилась в какого-нибудь малыша, и ему уже может быть около двух лет. Не хочу, чтобы мои стенания-страдания дергали его за ниточку… Не хочу, чтобы его преждевременно коснулось дыхание смерти только потому, что его все еще где-то оплакивают – там, далеко, в прошлой жизни. Да, двери должны быть закрыты.
- Ох, который час? – спохватилась я. – Так, время – 16.30, еще успеваю!
И я кинулась звонить в ЖЭУ – от имени жильцов требовать, чтобы немедленно явился мастер и закрыл на замок подвальную дверь, из которой пахнет сыростью и затхлостью, как из склепа. Нечего тут смущать неокрепшие умы! Да и окрепшие тоже…
А потом я не поленилась спуститься и проверить, как выполнена работа. Теперь все было в порядке, дверь была крепко-накрепко закрыта и больше никого не могла заманить в чернильную темноту. Я вернулась домой с чувством выполненного долга.
- А моя любовь навсегда останется со мной, — сказала я Тимычевой фотке. – И музыка тоже. Спасибо, что ты случился в моей жизни. Ну что, потанцуем?
И я стала танцевать под его музыку. Мне было легко, мне было хорошо – впервые за два года. Все, что я могла подарить Тимуру теперь – это снова стать счастливой. Чтобы он там, в неведомых далях, тоже был счастлив.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/dver-skazka-ot-ehlfiki/5520
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
Ромашка
Сообщения: 1832
Зарегистрирован: 01 апр 2011, 20:28
Откуда: Зеленые Горки

Re: Сказки для девочек

Сообщение Ромашка » 17 фев 2013, 14:22

Уже битый час сижу, оторваться не могу, так впечатляет :vo:
Отделка и ремонт квартир! Кафель! Санузел под ключ! 93-86-81 : http://mama.tomsk.ru/forums/viewtopic.p ... 7&t=304021

В поисках карточек из журнала "Супергонки" (сынок ищет)

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 25 фев 2013, 12:20

ПРИЗВАНИЕ

Художником он стал просто потому, что после школы надо было куда-то поступать. Он знал, что работа должна приносить удовольствие, а ему нравилось рисовать – так и был сделан выбор: он поступил в художественное училище.
К этому времени он уже знал, что изображение предметов называется натюрморт, природы – пейзаж, людей – портрет, и еще много чего знал из области избранной профессии. Теперь ему предстояло узнать еще больше. «Для того, чтобы импровизировать, сначала надо научиться играть по нотам, — объявил на вводной лекции импозантный преподаватель, известный художник. – Так что приготовьтесь, будем начинать с азов».
Он начал учиться «играть по нотам». Куб, шар, ваза… Свет, тень, полутень… Постановка руки, перспектива, композиция… Он узнал очень много нового – как натянуть холст и самому сварить грунт, как искусственно состарить полотно и как добиваться тончайших цветовых переходов… Преподаватели его хвалили, а однажды он даже услышал от своего наставника: «Ты художник от бога!». «А разве другие – не от бога?», — подумал он, хотя, чего скрывать, было приятно.
Но вот веселые студенческие годы остались позади, и теперь у него в кармане был диплом о художественном образовании, он много знал и еще больше умел, он набрался знаний и опыта, и пора было начинать отдавать. Но… Что-то у него пошло не так.
Нет, не то чтобы ему не творилось. И не то чтобы профессия разонравилась. Возможно, он просто повзрослел и увидел то, чего раньше не замечал. А открылось ему вот что: кругом кипела жизнь, в которой искусство давно стало товаром, и преуспевал вовсе не обязательно тот, кому было что сказать миру – скорее тот, кто умел грамотно подавать и продавать свое творчество, оказаться в нужное время, в нужном месте, с нужными людьми. Он, к сожалению, так этому и не научился. Он видел, как его товарищи мечутся, ищут себя и свое место под солнцем, а некоторые в этих метаниях «ломаются», топят невостребованность и неудовлетворенность в алкоголе, теряют ориентиры, деградируют… Он знал: часто творцы опережали свою эпоху, и их картины получали признание и хорошую цену только после смерти, но это знание мало утешало.
Он устроился на работу, где хорошо платили, целыми днями разрабатывал дизайн всевозможных буклетов, визиток, проспектов, и даже получал от этого определенное удовлетворение, а вот рисовал все меньше и неохотнее. Вдохновение приходило все реже и реже. Работа, дом, телевизор, рутина… Его все чаще посещала мысль: «Разве в этом мое призвание? Мечтал ли я о том, чтобы прожить свою жизнь вот так, «пунктиром», словно это карандашный набросок? Когда же я начну писать свою собственную картину жизни? А если даже и начну – смогу ли? А как же «художник от бога»?». Он понимал, что теряет квалификацию, что превращается в зомби, который изо дня в день выполняет набор определенных действий, и это его напрягало.
Чтобы не сойти с ума от этих мыслей, он стал по выходным отправляться с мольбертом в переулок Мастеров, где располагались ряды всяких творцов-умельцев. Вязаные шали и поделки из бересты, украшения из бисера и лоскутные покрывала, глиняные игрушки и плетеные корзинки – чего тут только не было! И собратья-художники тоже стояли со своими нетленными полотнами, в больших количествах. И тут была конкуренция…
Но он плевал на конкуренцию, ему хотелось просто творить… Он рисовал портреты на заказ. Бумага, карандаш, десять минут – и портрет готов. Ничего сложного для профессионала – тут всего и требуется уметь подмечать детали, соблюдать пропорции да слегка польстить заказчику, так, самую малость приукрасить натуру. Он это делал умело, его портреты людям нравились. И похоже, и красиво, лучше, чем в жизни. Благодарили его часто и от души.
Теперь жить стало как-то веселее, но он отчетливо понимал, что это «живописание» призванием назвать было бы как-то… чересчур сильно. Впрочем, все-таки лучше, чем ничего.
Однажды он сделал очередной портрет, позировала ему немолодая длинноносая тетка, и пришлось сильно постараться, чтобы «сделать красиво». Нос, конечно, никуда не денешь, но было в ее лице что-то располагающее (чистота, что ли?), вот на это он и сделал акцент. Получилось неплохо.
- Готово, — сказал он, протягивая портрет тетке. Та долго его изучала, а потом подняла на него глаза, и он даже заморгал – до того пристально она на него смотрела.
- Что-то не так? – даже переспросил он, теряясь от ее взгляда.
- У вас призвание, — сказала женщина. – Вы умеете видеть вглубь…
- Ага, глаз-рентген, — пошутил он.
- Не то, — мотнула головой она. – Вы рисуете как будто душу… Вот я смотрю и понимаю: на самом деле я такая, как вы нарисовали. А все, что снаружи – это наносное. Вы словно верхний слой краски сняли, а под ним – шедевр. И этот шедевр – я. Теперь я точно знаю! Спасибо.
- Да пожалуйста, — смущенно пробормотал он, принимая купюру – свою привычную таксу за блиц-портрет.
Тетка была, что и говорить, странная. Надо же, «душу рисуете»! Хотя кто его знает, что он там рисовал? Может, и душу… Ведь у каждого есть какой-то внешний слой, та незримая шелуха, которая налипает в процессе жизни. А природой-то каждый был задуман как шедевр, уж в этом он как художник был просто уверен!
Теперь его рисование наполнилось каким-то новым смыслом. Нет, ничего нового в технологию он не привнес – те же бумага и карандаш, те же десять минут, просто мысли его все время возвращались к тому, что надо примериться и «снять верхний слой краски», чтобы из-под него освободился неведомый «шедевр». Кажется, получалось. Ему очень нравилось наблюдать за первой реакцией «натуры» — очень интересные были лица у людей.
Иногда ему попадались такие «модели», у которых душа была значительно страшнее, чем «внешний слой», тогда он выискивал в ней какие-то светлые пятна и усиливал их. Всегда можно найти светлые пятна, если настроить на это зрение. По крайней мере, ему еще ни разу не встретился человек, в котором не было бы совсем ничего хорошего.
- Слышь, братан! – однажды обратился к нему крепыш в черной куртке. – Ты это… помнишь, нет ли… тещу мою рисовал на прошлых выходных.
Тещу он помнил, на старую жабу похожа, ее дочку – постареет, крысой будет, и крепыш с ними был, точно. Ему тогда пришлось напрячь все свое воображение, чтобы превратить жабу в нечто приемлемое, увидеть в ней хоть что-то хорошее.
- Ну? – осторожно спросил он, не понимая, куда клонит крепыш.
- Так это… Изменилась она. В лучшую сторону. Как на портрет посмотрит – человеком становится. А так, между нами, сколько ее знаю, жаба жабой…
Художник невольно фыркнул: не ошибся, значит, точно увидел…
- Ну дык я тебя спросить хотел: можешь ее в масле нарисовать? Чтобы уже наверняка! Закрепить эффект, стало быть… За ценой не постою, не сомневайся!
- А чего ж не закрепить? Можно и в масле, и в маринаде, и в соусе «майонез». Только маслом не рисуют, а пишут.
- Во-во! Распиши ее в лучшем виде, все оплачу по высшему разряду!
Художнику стало весело. Прямо «портрет Дориана Грея», только со знаком плюс! И раз уж предлагают – отчего не попробовать?
Попробовал, написал. Теща осталась довольна, крепыш тоже, а жена его, жабина дочка, потребовала, чтобы ее тоже запечатлели в веках. От зависти, наверное. Художник и тут расстарался, вдохновение на него нашло – усилил сексуальную составляющую, мягкости добавил, доброту душевную высветил… Не женщина получилась – царица!
Видать, крепыш был человеком широкой души и впечатлениями в своем кругу поделился. Заказы посыпались один за другим. Молва пошла о художнике, что его портреты благотворно влияют на жизнь: в семьях мир воцаряется, дурнушки хорошеют, матери-одиночки вмиг замуж выходят, у мужиков потенция увеличивается.
Теперь не было времени ходить по выходным в переулок Мастеров, да и контору свою оставил без всякого сожаления. Работал на дому у заказчиков, люди все были богатые, платили щедро, передавали из рук в руки. Хватало и на краски, и на холсты, и на черную икру, даже по будням. Квартиру продал, купил побольше, да с комнатой под мастерскую, ремонт хороший сделал. Казалось бы, чего еще желать? А его снова стали посещать мысли: неужели в этом его призвание – малевать всяких «жаб» и «крыс», изо всех сил пытаясь найти в них хоть что-то светлое? Нет, дело, конечно, хорошее, и для мира полезное, но все-таки, все-таки… Не было у него на душе покоя, вроде звала она его куда-то, просила о чем-то, но вот о чем? Не мог расслышать.
Однажды его неудержимо потянуло напиться. Вот так вот взять – и в драбадан, чтобы отрубиться и ничего потом не помнить. Мысль его напугала: он хорошо знал, как быстро люди творческие добираются по этому лихому маршруту до самого дна, и вовсе не хотел повторить их путь. Надо было что-то делать, и он сделал первое, что пришло в голову: отменил все свои сеансы, схватил мольберт и складной стул и отправился туда, в переулок Мастеров. Сразу стал лихорадочно работать – делать наброски улочки, людей, парка, что через дорогу. Вроде полегчало, отпустило…
- Простите, вы портреты рисуете? Так, чтобы сразу, тут же получить, – спросили его. Он поднял глаза – рядом женщина, молодая, а глаза вымученные, словно выплаканные. Наверное, умер у нее кто-то, или еще какое горе…
- Рисую. Десять минут – и готово. Вы свой портрет хотите заказать?
- Нет. Дочкин.
Тут он увидел дочку – поперхнулся, закашлялся. Ребенок лет шести от роду был похож на инопланетянчика: несмотря на погожий теплый денек, упакован в серый комбинезон, и не поймешь даже, мальчик или девочка, на голове – плотная шапочка-колпачок, на лице – прозрачная маска, и глаза… Глаза старичка, который испытал много-много боли и готовится умереть. Смерть в них была, в этих глазах, вот что он там явственно узрел.
Он не стал ничего больше спрашивать. Таких детей он видел по телевизору и знал, что у ребенка, скорее всего, рак, радиология, иммунитет на нуле – затем и маска, и что шансов на выживание – минимум. Неизвестно, почему и откуда он это знал, но вот как-то был уверен. Наметанный глаз художника, подмечающий все детали… Он бросил взгляд на мать – да, так и есть, она знала. Внутренне уже готовилась. Наверное, и портрет захотела, потому что последний. Чтоб хоть память была…
- Садись, принцесса, сейчас я тебя буду рисовать, — сказал он девочке-инопланетянке. – Только смотри, не вертись и не соскакивай, а то не получится.
Девочка вряд ли была способна вертеться или вскакивать, она и двигалась-то осторожно, словно боялась, что ее тельце рассыплется от неосторожного движения, разлетится на мелкие осколки. Села, сложила руки на коленях, уставилась на него своими глазами мудрой черепахи Тортиллы, и терпеливо замерла. Наверное, все детство по больницам, а там терпение вырабатывается быстро, без него не выживешь.
Он напрягся, пытаясь разглядеть ее душу, но что-то мешало – не то бесформенный комбинезон, не то слезы на глазах, не то знание, что старые методы тут не подойдут, нужно какое-то принципиально новое, нетривиальное решение. И оно нашлось! Вдруг подумалось: «А какой она могла бы быть, если бы не болезнь? Не комбинезон дурацкий, а платьице, не колпак на лысой головенке, а бантики?». Воображение заработало, рука сама по себе стала что-то набрасывать на листе бумаги, процесс пошел.
На этот раз он трудился не так, как обычно. Мозги в процессе точно не участвовали, они отключились, а включилось что-то другое. Наверное, душа. Он рисовал душой, так, как будто этот портрет мог стать последним не для девочки, а для него лично. Как будто это он должен был умереть от неизлечимой болезни, и времени оставалось совсем чуть-чуть, может быть, все те же десять минут.
- Готово, — сорвал он лист бумаги с мольберта. – Смотри, какая ты красивая!
Дочка и мама смотрели на портрет. Но это был не совсем портрет и не совсем «с натуры». На нем кудрявая белокурая девчонка в летнем сарафанчике бежала с мячом по летнему лугу. Под ногами трава и цветы, над головой – солнце и бабочки, улыбка от уха до уха, и энергии – хоть отбавляй. И хотя портрет был нарисован простым карандашом, почему-то казалось, что он выполнен в цвете, что трава – зеленая, небо – голубое, мяч – оранжевый, а сарафанчик – красный в белый горох.
- Я разве такая? – глухо донеслось из-под маски.
- Такая-такая, — уверил ее художник. – То есть сейчас, может, и не такая, но скоро будешь. Это портрет из следующего лета. Один в один, точнее фотографии.
Мама ее закусила губу, смотрела куда-то мимо портрета. Видать, держалась из последних сил.
- Спасибо. Спасибо вам, — сказала она, и голос ее звучал так же глухо, как будто на ней тоже была невидимая маска. – Сколько я вам должна?
- Подарок, — отмахнулся художник. – Как тебя зовут, принцесса?
- Аня…
Он поставил на портрете свою подпись и название: «Аня». И еще дату – число сегодняшнее, а год следующий.
- Держите! Следующим летом я вас жду. Приходите обязательно!
Мама убрала портрет в сумочку, поспешно схватила ребенка и пошла прочь. Ее можно было понять – наверное, ей было больно, ведь она знала, что следующего лета не будет. Зато он ничего такого не знал, не хотел знать! И он тут же стал набрасывать картинку – лето, переулок Мастеров, вот сидит он сам, а вот по аллее подходят двое – счастливая смеющаяся женщина и кудрявая девочка с мячиком в руках. Он вдохновенно творил новую реальность, ему нравилось то, что получается. Очень реалистично выходило! И год, год написать – следующий! Чтобы чудо знало, когда ему исполниться!
- Творите будущее? – с интересом спросил кто-то, незаметно подошедший из-за спины.
Он обернулся – там стояла ослепительная красавица, вся такая, что и не знаешь, как ее назвать. Ангел, может быть? Только вот нос, пожалуй, длинноват…
- Узнали? – улыбнулась женщина-ангел. – Когда-то вы сотворили мое будущее. Теперь – будущее вот этой девочки. Вы настоящий Творец! Спасибо…
- Да какой я творец? – вырвалось у него. – Так, художник-любитель, несостоявшийся гений… Говорили, что у меня талант от бога, а я… Малюю потихоньку, по мелочам, все пытаюсь понять, в чем мое призвание.
- А вы еще не поняли? – вздернула брови женщина-ангел. – Вы можете менять реальность. Или для вас это не призвание?
- Я? Менять реальность? Да разве это возможно?
- Отчего же нет? Для этого нужно не так уж много! Любовь к людям. Талант. Сила веры. Собственно, все. И это у вас есть. Посмотрите на меня – ведь с вас все началось! Кто я была? И кто я теперь?
Она ободряюще положила ему руку на плечо – словно крылом обмахнула, улыбнулась и пошла.
- А кто вы теперь? – запоздало крикнул он ей вслед.
- Ангел! – обернулась на ходу она. – Благодарю тебя, Творец!
… Его и сейчас можно увидеть в переулке Мастеров. Старенький мольберт, складной стульчик, чемоданчик с художественными принадлежностями, большой зонт… К нему всегда очередь, легенды о нем передаются из уст в уста. Говорят, что он видит в человеке то, что спрятано глубоко внутри, и может нарисовать будущее. И не просто нарисовать – изменить его в лучшую сторону. Рассказывают также, что он спас немало больных детей, переместив их на рисунках в другую реальность. У него есть ученики, и некоторые переняли его волшебный дар и тоже могут менять мир. Особенно выделяется среди них белокурая кудрявая девочка лет четырнадцати, она умеет через картины снимать самую сильную боль, потому что чувствует чужую боль как свою.
А он учит и рисует, рисует… Никто не знает его имени, все называют его просто – Творец. Что ж, такое вот у человека призвание…

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/prizvanie-s ... t-ehlfiki/
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 13 июн 2013, 21:11

СКАЗКА ПРО КОТА, КОТОРЫЙ ЖИЛ МИЛЛИОН РАЗ
Жил-был кот, который жил миллион раз.
Он умирал миллион раз и миллион раз оживал.
Это был прекрасный полосатый кот.
Миллион человек ласкали его, и миллион человек плакали, когда он умирал.
А он не плакал. Ни разу.

Один раз он был даже котом короля.
Но вообще-то он не любил королей.
Король был отважным воином и все время сражался.
Король привозил кота на поле боя в красивой корзине.
Кот был убит шальной стрелою.
В самый разгар битвы король заплакал, обнимая его.
Король бросил сражаться и вернулся в свой замок.
Он закопал кота под деревом во дворе замка.

В другой раз он был котом моряка.
Но вообще-то он не любил моря.
Моряк возил его по всем морям и океанам.
Однажды кот упал с корабля. Он не умел плавать.
Моряк поймал его сетью, но кот уже умер.
Моряк обнял его мокрое тело и громко зарыдал.
Потом похоронил его под деревом в парке в далеком портовом городе.

Как то он был котом циркового фокусника.
Но вообще-то он не любил цирка.
Фокусник клал кота в ящик и распиливал ящик пополам.
Потом он вынимал из ящика живого кота.
Он кланялся под бурные аплодисменты.
В один прекрасный день фокусник ошибся и действительно распилил кота.
Он горько заплакал прямо на арене цирка.
Никто не хлопал.
Он закопал кота под деревом за шатром цирка.

Потом наш кот был котом вора.
Но он совсем не любил воров.
Вор вместе с котом тихо, как кот, бродил по ночному городу.
Он залезал в те дома, где держали собак.
Пока собака лаяла на кота, вор воровал.
И вот однажды собака загрызла кота.
Громко рыдая, вор бродил по ночному городу.
В руке он сжимал украденный бриллиант.
Вор зарыл кота в маленьком дворике.
Под деревом.

Был он котом у одинокой старушки.
Но он совсем не любил старушек.
Старушка весь день смотрела на улицу из окошка.
А кот дремал у нее на коленях.
Скоро кот постарел и умер.
Дряхлая старуха плакала, обнимая дряхлого кота.
Она закопала его под деревом. В саду.

Он был котом у маленькой девочки.
Но он совсем не любил детей.
Девочка носила кота на спине.
Она привязывала его шнурком.
И вот кот умер за спиной у девочки, запутавшись в шнурке.
Девочка плакала целый день.
Она вытирала слезы шерсткой кота.
Потом закопала его под деревцем.
А коту было совсем не страшно умирать !

А потом он вдруг стал диким котом.
Вольным !
Он обожал себя !
Он был великим полосатым котом, и поэтому стал великим диким котом !
Вольным !
Он был совсем ничей !
Он был сам себе свой !
Все кошки хотели выйти за него замуж.
Одна подарила ему рыбину !
Другая - мышку !
Третья - сало !
Четвертая облизала каждую его полосочку.
А он напевал:
- Я-то миллион раз умирал ! Ха !
Больше всего на свете он любил себя.
Только одна белая кошка была равнодушна к нему.
Кот подошел к ней и сказал:
- Я-то умирал уже миллион раз.
Но она ответила ему просто:
- Та-ак.
Ему стало немножко обидно.
Подошел он и на следующий день, и сказал:
- А ты еще ни разу не умирала.
Но белая кошка отвечала просто:
- Та-ак.
В один прекрасный день он сделал перед белой кошкой тройное сальто - подпрыгнул и трижды перевернулся в воздухе:
- А когда-то был котом в цирке.
Белая кошка ответила просто:
- Та-ак.
Он хотел было сказать:
- Я-то уже миллион раз умирал...
Но не сказал.
Он только спросил:
- Можно всегда быть с тобой ?
Белая кошка кивнула:
- Да.
И кот остался с ней навсегда.
Белая кошка родила много котят.
Кот уже больше никогда не говорил, сколько он раз умирал.
Он любил свою кошку и своих котят даже больше себя.
Скоро котята выросли и ушли куда-то.
- Какие они славные, сказал кот.
- Да, - согласилась белая кошка и замурлыкала.
Она чуть постарела и мурлыкала нежнее, чем прежде.
Больше всего в жизни кот хотел никогда не расставаться с нею.
Но однажды белая кошка тихо умерла рядом с котом.
Он впервые в жизни заплакал.
Наступила ночь, и настало утро, наступило утро, настала ночь, и кот плакал и плакал миллион раз.
Он лежал рядом с белой кошкой и незаметно стал неподвижным.
Больше уже кот никогда не оживал.
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 20 апр 2014, 03:40

ЧУДОВИЩЕ

Чудовище не любило день. Днем было светло, и солнце беспощадно выставляло напоказ его уродливое бугристое тело, его неопрятную бурую шерсть и унылую, словно сведенную судорогой морду.
Чудовище предпочитало вылезать из своей норы по ночам. При тусклом свете луны можно было немного расслабиться и полежать на лугу, глядя на звезды. А еще можно было брать воду из темной речки, не закрывая глаз – днем-то собственное отражение отбивало всякую охоту и к еде, и к питью. Можно было даже поплескаться в прохладных струях – ночь, все спят, никого не напугаешь…
Несмотря на весь свой кровожадный вид, Чудовище было вполне мирным и вовсе не злым. А если копнуть еще глубже – обладало тонкой, нежной, ранимой душой. Его радовали акварельные краски рассвета, и утренняя дымка над водой, и прихотливый полет бабочки. Оно любило слушать далекую музыку и шепот листвы, обонять запах меда и шиповника. Только кто бы мог подумать, что в этом кошмарном создании такая тяга к прекрасному? Никто не мог… и даже само Чудовище думало не о своих эстетических пристрастиях, а о своем неэстетичном уродстве.
Чудовище жило в глубокой норе, в самой чаще дремучего леса, куда даже звери редко забегали. Это было хорошо, потому что Чудовище предпочитало одиночество. Ведь в глазах других существ оно видело свое отражение – и каждый раз ужасалось: как такая кошмарная нелепица могла появиться на белый свет? Но вот появилась зачем-то… На страх окружающим, на горе себе…
Чудовище плохо помнило свое детство. Разумеется, когда-то у него были родители – как же без них? Но оно так давно удалилось в свое самоизгнание, что уже и воспоминания стерлись, стали какими-то зыбкими и нереальными. Помнилось только, что никакой шерсти у него тогда в помине не было, а была розовенькая гладкая кожица, без бугров и шрамов. Но родители почему-то его не любили, старались пореже смотреть в его сторону, а когда Чудовище лезло, чтобы погладили – оно слышало равнодушное «не лезь», «отстань», «не до тебя сейчас», «уйди, маленькое чудовище». Наверное, оно уже и тогда было страшненьким – иначе с чего бы родителям так шарахаться от собственного дитяти???
Позже, когда Чудовище подросло и ушло в самостоятельную жизнь, оно все еще страстно хотело любви. Просто – чтобы кто-нибудь играл с ним, гладил, бегал наперегонки и говорил ему ласковые, глупые слова. И оно пошло к людям. Напрягаясь, страшась, без надежды на взаимопонимание – его просто тянуло туда.
Но люди его сторонились. Наверное, оно уже тогда было ужасным… А может быть, его страх и напряжение передавались окружающим? Как знать… Во всяком случае, никакие его попытки сблизиться с кем-то и, может быть, подружиться, успеха не имели. Чудовище жадно ловило выражение лиц, глаз – ничего там хорошего не было. Замешательство, непонимание, порой страх, а иногда – брезгливое недоумение: кто это, мол, тут лезет со своим страшным рылом?
Чудовище все еще надеялось, что если оно будет полезным – люди примут его. Оно старалось преданно смотреть в глаза, ловя желание людей. Оно предлагало себя, когда нужно было помочь, оказать услугу, выполнить тяжелую работу. Пахать? Пожалуйста! Тянуть на себе воз? Да ради бога! Вычерпать грязную лужу? Уже готово! Быть всегда на подхвате, в любое время дня и ночи? Да, да, да!
Нельзя сказать, чтобы его услугами не пользовались. Отнюдь! Окружающие быстро привыкли, что под рукой всегда есть доброволец, на которого можно свались все свои проблемы и нужды. Причем можно даже не платить – этот доброволец был готов вкалывать без отдыха, срока и бесплатно, за миску похлебки и кусок хлеба, просто чтобы чувствовать себя нужным, чтобы быть «как все», чтобы быть принятым.
Иногда его хвалили, и тогда Чудовище было почти счастливо. Очень редко – благодарили, и это было странно – как будто не про него. А потом его помощь стала в порядке вещей, и на него стали покрикивать, требовать все больше и больше, а иногда – даже грубо и нетерпеливо отпихивать, когда оно становилось ненужным.
- В чем я виновато? – отчаявшись, спросило Чудовище однажды, когда его вновь отвергли. – Разве я делаю что-то не так?
- А ты слишком назойливо, — объяснил хозяин, которому только что Чудовище помогло перелопатить огромную кучу навоза. – Мельтешишь перед глазами, а кому приятно? И вид у тебя такой виноватый, что прямо хочется пнуть.
Это было очень обидно. Чудовище долго плакало за сараем. Оно старалось. Оно помогало. Оно хотело быть с ними! А они не поняли, не оценили и отвергли. Это было несправедливо!
Именно тогда Чудовище решило сторониться людей. Вообще. Оно ушло в лес и вырыло себе нору. Сначала неглубокую, но потом все глубже и глубже. Ему казалось, что если оно спрячется под землю – его никто не найдет, а значит, и не обидит. В норе было просторно, прохладно, мягко и безопасно. Но ведь век в норе не просидишь – время от времени все равно надо выползать на белый свет, добывать себе пропитание, одежду и все такое прочее. Значит, снова идти к людям.
Теперь Чудовищу приходилось очень долго морально готовиться к каждому походу в деревню. Оно не могло само себе признаться, что желание любви, попранное окружающими, давно перешло ту невидимую грань, когда оно становится ненавистью, а страхи подпитывали это чувство. Чудовище ненавидело людей – именно так защищается от страшной, невыносимой боли поруганная любовь. И понемногу Чудовище стало ненавидеть мир, который обрек его на страдания. Но больше всего Чудовище ненавидело себя. Свое уродливое тело, свое униженное желание быть хоть кем-то любимым… Если бы кто-то мог заглянуть к нему в его воспаленный мозг – он прочитал бы только одно желание: поскорее умереть, чтобы больше не видеть, не слышать, не осознавать своего уродства. К счастью, инстинкт жизни был все еще сильнее, чем тяга к небытию. И Чудовище, собрав себя в кучу, рано или поздно плелось в деревню.
Чудовище пропускало дни, когда в деревне была ярмарка – слишком людно, слишком страшно. Оно приходило на закате, когда сумерки скрадывали его кошмарную внешность. Приносило в мешочках и корзинках лесные дары – сушеные грибы, орехи, ягоды, целебные травы. Меняло на муку, соль, консервы. Угрюмо смотрело под ноги – старалось не увидеть случайно свое отражение в чужих глазах, чтобы не стало еще больнее. А потом снова возвращалось в свой лес – до следующего раза.
Наверное, долго оно так бы не протянуло. Ведь ни одно живое существо не может жить без любви! Любовь ведь та же пища, только для души…
Чудовище не знало, что мир – добр. И что мир никогда не покидает своих детей, какими бы они не были, и всегда стремится чем-то помочь. Иначе как объяснить, что во владениях Чудовища, куда обычно люди не забредали, вдруг появилось сразу двое? Два человека – большой и маленький. Женщина и ребенок.
Когда Чудовище наткнулось на них, оно сразу поняло: женщина умирает. Она была истощенной, измученной, с телом, покрытым струпьями и язвами. Она лежала, закрыв глаза, и тяжело дышала. А маленькая девочка жалась к ней и гладила рукой по спутанным волосам.
Чудовище остановилось в замешательстве. Пока оно лихорадочно раздумывало, что делать – просто пройти мимо, или напугать, или повернуться и нырнуть в заросли, девочка подняла голову и заметила его.
- Пожалуйста, помогите, — попросила девочка. – Мамочка упала и не может подняться. Пожалуйста!
Прятаться было поздно.
- Как вы сюда попали? – неприветливо спросило Чудовище, подходя поближе.
- Мы шли, шли и заблудились. Мы шли искать знахаря. Чтобы помог мамочке. Она очень больна, очень!
- Какие вам тут знахари? – в досаде воскликнуло Чудовище. – Лес тут, понятно?
- Помогиии… — простонала женщина. – Не мне – ребенку. Мне уже поздно…
- Что с тобой? Можешь глаза открыть?
- Не могу… Я ослепла… Это от слез… Слишком много слез…
- Гром тебя разрази! – рассердилось Чудовище. – Как я вам помогу? Чем???
- Переночевать… — прошептала женщина и замолкла, обмякнув всем телом.
Чудовище отстранило ребенка и приложило ухо к груди женщины. Сердце билось, хоть и слабо. Она была еще жива.
- Ты кто? – обратилось Чудовище к девочке.
- Я – Дарёнка. Меня так зовут, потому что я – подарок, так мама говорит. А маму зовут Вера. Она потом проснется и сама скажет.
- Проснется… — с сомнением пробурчало Чудовище.
Ему страшно не хотелось обнаруживать местоположение своей норы, но делать было нечего. Наступал вечер, а оставлять двух женщин в ночном лесу, полном диких зверей, даже Чудовище не рискнуло бы.
- Иди за мной, — бросило Чудовище девочке, поднимая на руки ее мать.
Идти пришлось недолго.
- Какая уютная пещерка, — сказала Дарёнка, удивленно озираясь по сторонам. – Это вы сами устроили?
- И не пещера это вовсе, а нора, — буркнуло Чудовище. – Сами! То есть само.
- Что значит само? – переспросила девочка. – Так не бывает! Само – это которое неодушевленное. Веретено, например. Или решето. А вы – или сам, или сама. Вы же одушевленное! Правильно?
- Откуда ты такая умная взялась? – рыкнуло Чудовище. – С чего ты взяла, что я одушевленное? Я – Чудовище!
- Глупости, — возразила Дарина. – Вы очень даже ничего. Только не мылись давно. И не расчесывались.
- Мое дело, — самолюбиво сказало Чудовище. – Перед кем мне тут красоваться?
- Передо мной, — объяснила девочка. – Я ребенок, и должна учиться прекрасному. У взрослых. Вот как мне вас называть?
- Чудовище, — упрямо набычилось Чудовище.
- Это очень грубо, — вздохнула девочка. — Я буду звать вас Чудик. Так симпатичнее. Чудик, а мама скоро проснется?
- Мммм, — застонало Чудовище, как от зубной боли, вспомнив о том обязательстве, которое он наложил на себя, вопреки всем своим страшным клятвам.
Женщина дышала неровно, прерывисто, и, похоже, у нее начинался жар.
- Эй, ты, как тебя, Дарёнка, да? Держи котелок. Ты воды из родника набрать сумеешь? Там, у входа, возле ели. Я пока огонь разведу, — бросило Чудовище.
- Сумею, я самостоятельная, — серьезно сказала девочка. – Я много что умею. Мама ведь давно больна.
- Чем больна-то?
- Несчастной судьбой, — пояснила Дарина.
- Разве судьбой болеют? – поперхнулось Чудовище.
- Еще как, — коротко ответила Дарёнка, выходя из норы.
Чудовище в своем одиночестве могло полагаться только на себя. Поэтому без знания целебных трав и минералов оно бы давно загнулось. В норе всегда был запас толченой осиновой коры, и травы чабреца, и сушеной малины, и барсучьего жира, и еще много чего. Вот эти снадобья и стало доставать из укромных уголков Чудовище.
- Чудик, куда воду? – раздалось из-за спины.
Чудовище подпрыгнуло, как ужаленное. Оно совершенно не привыкло к посторонним голосам в своей норе. Оно вообще было несколько удивлено, что еще не забыло человеческую речь.
- Давай сюда, к очагу, — распорядилось Чудовище. – Сейчас начнем лечить твою маму.
- Мама умрет? – спросила девочка.
- Умрет? Еще чего! Зачем ей умирать, когда мы ее лечить будем? – замотало головой Чудовище.
- А мама говорит, что время упущено, — сообщила девочка. – Потому что сильно обижалась на жизнь, и жизнь ей за это отомстила.
- Дура твоя мама, — рявкнуло Чудовище. – Ну, то есть ошибается она. Жизнь, она с чего мстить-то будет? И за что, главное?
- За несогласие. Мама говорит, что поняла, да слишком поздно. Надо было раньше соглашаться.
- Ну, чего сейчас об этом говорить? – рассудило Чудовище. – Вот потом и посмотрим, что там позже, что там раньше. Давай-ка вон кружку, будем ее отваром поить.
В этот вечер сил у больной хватило только чтобы пару раз отвара попить. Но задышала ровнее, спокойнее.
- Завтра будем ее мыть и раны лечить, — решило Чудовище.
- Ей нельзя мыться! – запротестовала Дарина. – Видите, какая она! У нее кожа воды не принимает!
- Это она вашей воды не принимает, — не смутилось Чудовище. – А у меня тут чистая, родниковая. Целебная! А потом еще и пихтовым маслицем смажем. И медом диких пчел. Ты не бойся, Дарёнка, хуже не будет!
- Хуже не будет, — согласно повторил ребенок. – Я вам верю, Чудик! Вы лучше знаете…
У Чудовища появились новые заботы. Он решил, что солнце, ветер, родниковая водица, чистый лесной воздух и его травы – самое верное средство от загадочной болезни «несчастная судьба». Дарёнка оказалась смышленой и расторопной, она очень здорово ему помогала, и в норе прибиралась ловко и чисто. А самое главное, о чем Чудовище думал, затаив дыхание, — она нисколечко его не боялась. Девочка смотрела на него прямо и открыто, и на ее лице вовсе не отражалось ни брезгливости, ни отвращения, ни раздражения. Она ему улыбалась! И Чудовище поймало себя на том, что ему хочется улыбнуться в ответ. Но оно пока не могло – разучилось. А может, и не умело никогда?
Несколько дней женщина по имени Вера только спала, просыпаясь, когда ее поили отварами или смазывали маслом, а потом снова засыпала.
- Это она от усталости, — объяснила девочка. – Мы все шли и шли, мама все плакала и плакала, и ничего не могла есть, а потом мы совсем заблудились. Пока вы нас не нашли. Такое счастье нам выпало!
- Уж точно, счастье, — не стало спорить Чудовище. – Это ж чистая случайность, тут лес непроходимый, ни живой души. Сгинули бы, и никто могилки не нашел. Как это я на вас вышел?
- Вышел? Вы, что ли, вспомнили, что мужского рода? Да, Чудик? – вдруг обрадовалась Дарёнка.
- Ээээ… Выходит, так, — смутился Чудик. – Ну, Чудовище такое, мужского рода.
- Неееет, — засмеялась Дарёнка. – Какое же вы Чудовище? Оно страшное и злое!
- А я какое?
- А вы большой и добрый! И руки у вас целебные!
- Я большой… Я добрый… — недоверчиво повторяло Чудовище, словно пробуя слова на вкус. – Ты это… пошла бы, поиграла, что ли! А то все в делах да в делах. Дитя же!
- Я пойду лучше малины пособираю, — схватилась за лукошко девочка. – У вас тут малина дикая – чудо просто!
- Ну иди, иди, все на свежем воздухе… — одобрило Чудовище, дивясь своим новым, непривычным и странным чувствам и ощущениям.
Через какое-то время женщина стала понемногу приходить в себя. Обрадованное Чудовище с удвоенной силой взялось вытягивать ее с того света. Вскоре уже они могли разговаривать.
- Что это за болезнь такая – «несчастная судьба»? – как-то спросило Чудовище. – Мне твоя дочка сказала…
- Правду сказала, — призналась женщина. – Дура я была, ох, дура! Сама себе болезнь накликала.
- Это как же?
- Да как… Так вот. Судьба у меня была, как я сейчас понимаю, обычная, как у всех. И хорошее, и плохое – всего помаленьку. Только я хорошее как должное принимала, а за плохое цеплялась. И ну обсуждать да осуждать! Жаловалась я много на судьбу. Муж мол, мало внимания уделяет. Свекровь притесняет. Дом маловат. Корова мало молока дает. Бусы у соседки в пять рядов, а у меня всего в три. Все мне казалось, что у других лучше, а меня обделила судьба. Ну, она и обиделась. Однажды крепко я осерчала на мужа за что-то, выгнала его в сарайку спать. А ночью снится мне – пришла женщина, статная такая, высокая, а одета – не поймешь, не то в белом, не то в черном. И говорит она мне: «Ну, Вера, услышала я твои сетования. Все у тебя в черном цвете нарисовано. А я ведь к тебе всегда в белом приходила! Видно, не знаешь ты, что такое черный цвет-то…». А я ей в ответ: «Да куда уж чернее? С мужем вот поругалась, денег в обрез… Кроме дочки, никакой радости в жизни нет! Гори она огнем, такая судьбина!». А она кивнула и говорит: «Ну, значит так тому и быть!». И пошла из избы, а напоследок вроде как светом полыхнула. Проснулась я – господи боже мой, сарайка-то горит! Я дочку в охапку, выскочила, а уж от сарайки и дом занялся. Все миром тушили, да только куда там! Одни головешки остались. Больше я уж мужа и не видела… Вот и остались мы голые да босые, без крова, без хозяйства, без кормильца.
- Ох, Вера! Ну и страсти ты рассказываешь! А на теле-то у тебя что? При пожаре, что ль, обгорела?
- Какое там! Пожар ни меня, ни дочку не тронул, ни царапинки не было! Это от обид моих на жизнь да на судьбу. Я свои раны душевные растравляла, растравляла, ну, и дождалась: стали они у меня на теле проявляться. А как в гнев впаду – так и гноиться начинают.
- Бедная ты, бедная…
- Какое «бедная»? Глупая, а не бедная! Ведь я, дура такая, и тут не унялась. Нет чтоб остановиться, подумать, что я понять должна – так я опять судьбу проклинать, дескать, последнее отняла — здоровье! И опять мне во сне женщина та является, и спрашивает: «Ну, а теперь как, довольна судьбой?». А я ей кричу: «Ты что, издеваешься? С чего мне довольной-то быть? И так счастья немного было, а теперь и вовсе не стало! Глаза бы мои такую судьбину не видели!». А она опять кивает и говорит: «Ну, раз так хочешь, пусть не видят!». Наутро глаза открываю – а там темным-темно, будто солнышко и не вставало… Вот тут я и задумалась: а что теперь? Дочка еще малая совсем. Я – калека слепая. Сами у родни живем, приживалами… Что ж я такого сделала, чтобы так-то вот судьба обернулась?
- И что, дальше-то что?
- А дальше… Как ослепла я, так времени у меня много стало. Вспоминала жизнь свою, пересматривала да перетряхивала, как старые вещи… Ну и поняла: видно, раньше-то мне зависть глаза застила! Что, мол, у других и кусок слаще, и сундук больше… А на самом-то деле судьба меня баловала! И хозяйство было справное, и здоровье крепкое, и муж работящий, а уж дочка – вообще золотая! Тут-то и наступило мне настоящее прозрение: где ж глаза мои раньше были??? Чего я на судьбу бочку катила? Она ж для меня все! А я… неблагодарной оказалась.
- Как же ты, слепая да с дочкой, в лес-то забрела?
- А это опять судьба… Явилась ко мне во сне, смотрит и молчит. А я ей и говорю: «Спасибо, матушка-судьба, что живая я, что дочка у меня есть, умница-разумница, что руки-ноги работают, да и голова немного начала. А раны что ж… Лечить будем!». А она отвечает: «Ну, вижу, стало до тебя доходить кое-что… Меняешься ты. Так и быть, дам тебе последний шанс. Бери дочку и иди, куда дорога поведет да сердце подскажет. А как до большого леса дойдешь, найдешь там знахаря, только он тебе помочь сможет. Может, тогда еще солнышку порадуешься. Ну, а коли не найдешь – на судьбу не обижайся, ты сама такой путь выбрала». А я и правда не обижалась – кого ж винить, коли сама кругом виноватая?
- Ты только это… себя не вини! Виноватого всегда пнуть хочется, — вдруг вспомнило Чудовище, и заныли его душевные раны. – Ну, ошиблась, с кем не бывает? Так ошибку поправить можно. А винить себя – это только раны растравлять.
- Ой, правду говоришь! Не буду раны растравлять, буду залечивать. Спасибо судьбе, что тебя вот встретили. А ты, случаем, не тот самый знахарь?
- Да какой я знахарь! Так, живу я здесь, — нахмурилось Чудовище. – Знахаря потом поищешь. А сейчас сил набирайся.
Вернулась Дарёнка с лукошком малины, ели ее вдоволь, и на сушку еще осталось. Потом снов отвары варили, а потом ходили закатом любоваться, и Вера с ними – хоть и не видно, зато тепло ощущается и компания хорошая.
- Чудик, а давай, я тебя причешу? – как-то предложила Дарёнка. – А то ты правда на чудище похож!
- Я и есть Чудище, Чудовище даже, - недовольно сказало Чудовище, но послушно подставило голову.
- Правда, что ли, такой страшный? – не поверила Вера.
- Правда, — отрезало Чудовище.
- Не слушай его, мам! Он славный, и еще симпатичный, даже очень! Только он себя почему-то не любит! – запротестовала Дарёнка.
- А за что мне себя любить? – насупилось Чудовище. – Меня в жизни никто не любил, кто боялся, кто использовал, а чтоб любить – не помню такого.
- Ну я же тебя люблю, — удивилась Дарёнка. – Как же – никто? И не боюсь нисколечко! Ты хороший! И вовсе не страшный! Я думаю, ты просто заколдованный!
- Сама ты заколдованная, — махнуло рукой Чудовище. – Сказки сочиняешь.
- Ну и что, — возразила Дарёнка. – Пусть и сказка, зато хорошая. А ты просто мой Чудик!
… Не ошибся Чудик – вода, воздух и солнышко оказались целебными, и раны Веры стали быстро затягиваться, заживать. Наверное, это ее новые мысли помогли. И благодарность судьбе – благодарность самое лучшее лекарство от душевных ран.
А однажды, когда они все вместе вышли из пещеры, которая все меньше походила на нору, а все больше на дом, Вера вдруг вскрикнула:
- Ой! Я, кажется, солнечный лучик видела! На миг, но видела!
Дарёнка кинулась ей на шею, завизжала от счастья. А вот Чудовище не обрадовалось… Повернулось и побрело прочь. «Вот она прозреет и увидит, какой я на самом деле, — обреченно думал он. – И кинется бежать со всех ног, только бы подальше. И опять я один… Эх, судьба!».
Тут он вдруг в мыслях запнулся, словно протрезвел. «Да что ж я делаю??? — подумал он. – Это ж какое счастье мне этим летом привалило – Дарёнка… Вера… Да я всю оставшуюся жизнь судьбу благодарить должен, что они у меня столько времени пробыли, заботиться о себе позволили, не шарахались, не гнали! Ай, что будет, то и будет! Вишь, для Чудовища и то у судьбы подарки есть…».
- Чудик, Чудик! Куда же ты ушел?! Мама теперь правда все видит! У нее глазки открылись! – издали закричала Дарёнка, подбегая к пеньку, где он пристроился.
- Ну и ладно, ну и хорошо, — сказал он, отворачиваясь и часто моргая – глаза что-то отсырели.
«Чего ж хорошего, сейчас подойдет и увидит, кто ее тут приютил, — думал он. – Только бы снова со страха не ослепла».
- Чудик, дорогой, это и правда чудо! Мои глаза снова видят! – радостно говорила приближающаяся Вера. – Да взгляните же на меня!
«Сейчас она увидит меня… И все! Все кончится! – с ожесточением подумал он. – А, и ладно! И пусть!».
И Чудовище поднялось к ней навстречу, готовое к самому страшному, к ужасу, к крику… к расставанию.
Но неожиданно он увидел, как ее глаза вспыхнули радостным изумлением, ярко-ярко, как две лампочки.
- Боже, какой вы… красивый!
«Издевается?» — неуверенно подумало Чудовище, всматриваясь в ее глаза, ища в них притворство или жалость. Но неожиданно он увидел в них свое отражение. И замер, пораженный.
Он очень давно не смотрел ни в чьи глаза. Даже в Дарёнкины. Мимо смотрел! А сейчас вот глянул – и увидел, что отражение ему нравится! Хорошее было отражение. Мужественное. Человеческое…
Исчезла куда-то бугристая кожа, неопрятные лохмы, и судорога, сводившая лицо, отпустила, прошла бесследно. Он хотел что-то сказать, но слова застряли в горле. Видимо, устав ждать, Вера просто сделала шаг – и обняла его, прижалась к широкой груди. А сбоку к ноге прижалась Дарёнка.
- Вы меня расколдовали, — сказал он. – Как в сказке.
- И ты нас, — сквозь слезы сказала Вера. Но это были уже слезы счастья, светлые и легкие, от которых глаза не слепнут, а только ярче сияют.
… На осенней ярмарке все обращали внимание на семейство – по рядам шли высокий, статный мужчина с красивой каштановой бородой, красивая женщина с нежным румянцем на гладких щеках и ясноглазая девочка лет семи. Все трое держались за руки, улыбались и выглядели очень счастливыми.
- Кто это? Откуда? Мы их раньше здесь не видели! – шептались люди, провожая семейство глазами.
- Говорят, в лесу поселился знахарь с семейством, все на свете лечит! Это вот он и есть, по всему, — отвечали другие. Слухи быстро расходятся по свету…
К семейству подошла женщина, закутанная в странный плащ, цвет которого постоянно менялся.
- Какого цвета мой плащ? – спросила она.
- Золотой, — в один голос ответили они.
- Для вас это так, — кивнула женщина. – Каждый видит меня такой, какой хочет. Вы вот – золотой. Что ж.. Значит, судьба!
- Я узнала тебя, — улыбнулась Вера. – Ты не представляешь, как я благодарна тебе за все, за все!
- И я, — кивнул мужчина. – Я был Чудовищем, правда. Я сам превратил себя в Чудовище. Но это в прошлом. Теперь я научился любить. И благодарен тебе за то, что мое добровольное заточение окончено. Спасибо тебе!
- Я счастлива, — улыбнулась женщина в плаще. – Теперь у вас будет счастливая судьба, знаете ли. Прощайте!
И Судьба пошла прочь, завернувшись в плащ, а людям казалось, что он не то белый, не то черный, и только для избранных он всегда золотой…

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/chudovishhe ... t-ehlfiki/
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 27 апр 2014, 04:00

КУКЛОВОД

А я ведь вычислила тебя, кукловод… Как ты ни прятался, как ни старался заморочить всем голову, но я тебя увидела.

Да, да, вон там ты и прячешься, за большим черным ящиком. Затаился, даже не выглядываешь. У тебя есть автомобильное зеркало, ты высовываешь его из своего укрытия и видишь все, что происходит на ширме. А там веселуха!!!

Рычат зловещие чудовища, скрежещут клыками ужасные монстры, лязгают мечи, хищные птицы алчно реют над головами, повсюду летят отрубленные, оторванные и откусанные руки-ноги, и кровь брызжет во все стороны, как взбесившийся водопроводный шланг. Герои бьются не на жизнь, а на смерть, и Смерть – тощая фигура в балахоне и с косой – то и дело утаскивает очередного соискателя, павшего в неравных боях. Кукольный театр в жанре «триллер»…

Это ты их такими придумал, мой мальчик… В этом кукольном театре ты и драматург, и режиссер, и декоратор, и кукловод – тоже ты. Это ты вызвал из небытия таких мрачных героев, придумал им жизнь, и они наполняют твое личное пространство драйвом, красками, переживаниями, эмоциями. Героев не жалко – один уходит, другой приходит, герои не переведутся никогда, к тому же чего их жалеть – они ж куклы…

А ты сидишь за ящиком и управляешь прямо оттуда сложной системой веревочек, которую ты изобрел сам. Ты по праву гордишься этим творением – оно и в самом деле и задумано дерзко, и выполнено филигранно, и фигурки исполнителей чутко отзываются на малейшие движения твоих рук. Тебе есть чем гордиться – ты очень, очень искусный кукловод!

Нет, конечно, ты мог бы выбрать другую пьесу и другой сюжет. Там, на ширме, могли бы скакать зайчики и расти цветочки, порхать разноцветные бабочки и распускаться невиданные цветы, там счастливые принцессы расчесывали бы длинные власа, а герои приносили бы им в подарок не головы драконов, а волшебные яблоки. Там было бы здорово, в этой пьесе, но… На кого бы ты тогда изливал свою желчь, кукловод? На кого бы злился, кого бы ненавидел? Ты привык злиться, бояться и ненавидеть, и тебе не нужны всякие белочки-грибочки, радуги-солнышки, не твой это сюжет.

Когда ты в последний раз выходил за пределы театра, кукловод? Вот и сидишь ты за ящиком, бледное существо с тельцем ребенка и лицом старичка, и потираешь лапки, придумав очередное кровопролитие. Твоя фантазия неисчерпаема, и тебе хочется убивать. Если бы было можно, ты бы убил всех, но ты умен и понимаешь, что слишком мал и слаб для этого, и поэтому предпочитаешь вести кукольные бои. Ты уже перестал понимать, где театр, а где жизнь, и тебе кажется, что ты сокрушаешь своих врагов, спасаешь человечество от верной гибели. Ты сражаешься с монстрами, порожденными твоим же воображением, и это стало делом твоей жизни. Тебе кажется, что еще чуть-чуть, и падет последнее порождение Зла, и тогда начнется настоящая жизнь. Но чудовища погибают одно за другим, а ничего не меняется.

И знаешь, почему? Что, нет? А скажи-ка, кукловод, что это там такое спрятано, в черном ящике, за которым так удобно прятаться? Почему у него такие толстые стенки, такая тяжелая крышка, почему он укреплен стальными уголками и опутан ржавыми цепями?

Ах, что же ты так разволновался? Почему исказилось твое личико, и ты вскочил на ноги, и забегал, и машешь руками, отгоняя меня подальше от ящика? Да, да, я понимаю, это твое сокровище, оно тебе дорого, ты не хочешь его никому показывать, ты вообще не желаешь это обсуждать, но… Прости, я тебя не послушаюсь. Я грубо нарушу твои границы, и тут уж ничего не поделаешь, это судьба.

Ты кричишь, кукловод, ты топаешь маленькими ножками, ты молотишь кулачками, но они проваливаются в никуда. И это так, я ведь бесплотна, ты все равно не сможешь мне помешать. Ну вот, я уже освободила ящик от цепей, теперь очередь замка. Где ключ? Ключ у тебя, да? Конечно, вон как ты схватился за потайной карман… Ладно, не надо. Я сама. Мне ключи не нужны, поверь. Я просто дерну это ржавое, разъеденное временем железо, и оно рассыплется в прах, опадет рыжей пылью. Я откидываю крышку, и…

Ну что ж ты так, малыш? Зачем ты спрятал в этом ящике свое детство? Ну да, не самое счастливое, но, в общем-то, вполне… Мама, папа, а вон и ты – накормлен-напоен, обут-одет, и даже игрушки есть… Только вот почему ты такой печальный, а все такое… тусклое, что ли? Ах, ты давно сюда не заглядывал! Я так и думала. Ты так хорошо запрятал свое детство, что не смог вырасти. Ведь взрослость наступает после юности, а юность после детства, а ты все еще живешь там, в ящике, вместе с твоими родителями. Ты еще не прожил его, свое детство. Оно еще там, тянется бесконечно, как жевательная резинка. Уже и невкусно, и надоело, тошнит, а выплюнуть жаль… Но что же тебя заставило так поступить? В чем дело? А-ах, вон что…

Да, тебе было нелегко… Родители заботились о тебе, но не видели в тебе Личность. Твою волю жестоко подавляли. Ты мечтал быть сильным, добрым и смелым, но никто никогда не поддерживал тебя в этом стремлении. Зато критики было хоть отбавляй. Ты всегда был «недо…». Недодумал, недосделал, недоуспел, недоучил, недопрыгнул… Тебя не любили таким, какой ты есть, тебе всегда ставили планку все выше и выше, ты изо всех сил старался ее преодолеть, и у тебя даже получалось, но… Какими бы ни были твои успехи, их всегда было недостаточно. Опять «недо…». Твои успехи обесценивались, потому что всегда можно еще лучше, выше, быстрее. Твои старания не были замечены, потому что все время впереди уже маячила новая цель, и выходило, что ты мало постарался.

Мой милый, маленький мальчик! Тебе так важно было иметь четкие ориентиры, а тебе их не дали… Для тебя так важно было быть похожим на отца, и чтобы он гордился тобой, но этого не происходило. Ты злился и еще отчаяннее стремился всем доказать, что ты можешь, что у тебя есть много достоинств, что ты вовсе не ничтожество, что ты имеешь право на жизнь! Ты так старался, потому что ты их любил. Да-да, малыш, не удивляйся – ты их очень, очень любил! Все, что ты хотел – это любить, но твоя любовь раз за разом билась об стену непонимания и непринятия. И когда ей стало больно – очень больно! невыносимо больно! – она превратилась в ненависть. Что ж, малыш, это бывает! И тебе захотелось, чтобы они испытали ту же боль. Ты возненавидел их с такой же силой, с какой раньше любил.

Кто эта жуткая старуха, которая присутствует в каждом акте твоего бесконечного спектакля? Да, да, вот эта ведьма с седыми космами, с костлявыми когтистыми пальцами и безумными глазами? Она вроде бы ничего не делает, ни в чем не участвует, но… Ты чувствуешь, какую агрессию она распространяет вокруг? Видишь, как она провоцирует всех на распри и войну? Так что это за персонаж? Конечно, я так и знала. Это Ненависть. Ты руководил куклами, а она руководила тобой. Вот поэтому твоя жизнь и превратилась в бесконечную и бессмысленную войну с монстрами из собственного детства.

Ты дрожишь? Ты испуган? Ты плачешь? Не надо, милый, все самое страшное позади! Ведь я уже с тобой, и я открыла твою тайну. Тайну твоего страшненького кукольного театра, из которого зрители сбегают, едва вникнут в суть спектакля… Теперь я расскажу тебе новый сюжет, новую сказку, но она будет с хорошим концом. Иди сюда, устройся у меня на коленях, позволь мне тебя обнять, и слушай, что было дальше.

Ненависть убивает, а ты любил папу и маму и вовсе не хотел их убивать. Вас было двое – ты и Ненависть, она стала первым персонажем твоей кукольной труппы. Она хотела уничтожить тех, кто не принял твоей любви. Но ты не мог этого допустить – ведь речь шла о твоих родителях. И тогда ты сколотил вот этот ящик и запихал туда все свое детство, с его переживаниями, невыплаканными слезами, страшными мыслями о том, что ты никому не нужен и зря появился на этот свет. Ты запер этот ящик, чтобы не видеть и не помнить, и тебе это долго удавалось. Только вот ненависть невозможно запереть, она всегда найдет любую лазейку, чтобы просочиться и отравлять жизнь тому, кому она принадлежит. И она мучила тебя, мой маленький… Это она заставляла тебя вынашивать планы мести и мечтать о том, как ты вырастешь и все еще покажешь.

Но ты так и не смог вырасти… Ведь запертая энергия не движется, и ты навсегда остался маленьким мальчиком. И тогда в своих фантазиях ты создал кукольный театр, который населил самыми страшными, самыми отвратительными персонажами. Вот с ними-то можно воевать, их положено уничтожать, а главное – на них можно переложить ответственность за все плохое, что с тобой происходит.

Ты так и не смог понять, что убийство порождает только убийство, кровь влечет новую кровь, а ненависть – разрушительна. Вот и получилось так, что твой театр стал театром военных действий, а ты от ужаса спрятался за ящик. И если кто-то снаружи забредал сюда, они видели только спектакль с чудовищами, но не тебя, кукловода, а по сути – маленького испуганного мальчика.

Что? Ну конечно, нет! Я вовсе не считаю тебя самым главным чудовищем! Наоборот, мне кажется, что ты очень умный и смышленый малыш. Придумать и организовать такой кукольный театр мало кто смог бы. У тебя тут все прекрасно продумано, очень хитро устроено, ты просто молодец! Так что можешь смело считать – ты воплотил свою мечту, ты им всем показал! Ну, а то, что ты выбрал не совсем удачную пьесу – так это же всегда можно поправить, да? Для начала стоит сыграть твое детство, но совсем по-другому! Но для этого надо достать из ящика все то, что ты там прятал все эти годы… Ты согласен? Прекрасно! Давай, я тебе помогу… Мы бережно достанем оттуда папу – строгого папу, который хотел, чтобы ты был идеален. Маму, покорную маму, которая не перечила папе, чтобы ты уважал сильную мужскую руку. И тебя – маленького, потерянного… Ну что ж, воспитывали как могли, они тоже не идеальны, не обессудь…

Ну вот, ящик пуст, ничего не осталось. Но посмотри – под ним еще кто-то есть, он шевелится, он жив! Помоги мне столкнуть этот гроб с музыкой, давай освободим узника! Ох, как же его придавило… Ничего, сейчас мы его освободим. Ага, я так и знала… Добро пожаловать, привет! Ну, знакомьтесь! Это – Хозяин, а это – Кукловод. Слышишь, Человек, вставай в полный рост, расправь легкие, и можешь, наконец, вздохнуть полной грудью! Тяжелое детство больше не будет давить на тебя, а ненависть – перехватывать горло. Теперь ты свободен! Ведь кукловод – это всего лишь твое порождение, маленькая часть тебя, и все, что ему нужно – это любовь и признание. Ты, в отличие от него, уже вырос, и ты можешь все это ему дать! Вот так, правильно, обними его и скажи ему, что он тебе нужен. Ведь он такой опытный кукловод, ему просто цены нет, он многое знает и умеет, можно устраивать поистине феерические спектакли!

Кто я? Да, простите, забыла представиться. Я – ваша Душа. Да, да, и твоя, и твоя. Говорите, я вам нравлюсь? Спасибо. Значит, вы оба – очень душевные создания. Да, теперь все будет хорошо. Я знаю, малыш, что у тебя есть очень красивые мечты — вспомни их, пожалуйста! Я знаю, что ты накопил большой жизненный опыт и многое познал, Человек, так примени это! Вы сможете сменить декорации, набрать новую труппу, придумать нужную драматургию – и вперед! А я наполню все это вдохновением… В общем, дерзайте, а я – в Творческий Полет!

И если бы кто-то посторонний заглянул в этот вечер в кукольный театр, то увидел бы, как взрослый человек по имени Николай и маленький мальчик с очень взрослым лицом с азартом спорят, чертя на листах бумаги эскизы новых декораций. Там просматривались океаны и острова, дворцы и парки, зеленые просторы и легкие облака… Это пространство было предназначено явно не для монстров и чудовищ, и персонажей для пьесы еще только предстояло придумать. Этим двоим было хорошо вместе, потому что они прекрасно понимали и дополняли друг друга, и главное, что теперь они оба слышали свою душу.

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/kuklovod-skazka-ot-ehlfiki/
Последний раз редактировалось MAMONTH 28 апр 2014, 08:45, всего редактировалось 1 раз.
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Аватара пользователя
Волшебная Затейница
Сообщения: 6823
Зарегистрирован: 21 апр 2008, 18:24
Профиль Vkontakte: https://vk.com/clubvolshebnic_tomsk

Re: Сказки для девочек

Сообщение Волшебная Затейница » 27 апр 2014, 15:20

:vo: Эльфика настоящая Радостная Волшебница :love: :yes:
MAMONTH, спасибо! А то у меня Эльфики всего 3 книжки, там этих нет сказок :flow: :flow: :flow:

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 28 апр 2014, 09:39

Васильковая ✿ܓ писал(а)::vo: Эльфика настоящая Радостная Волшебница :love: :yes:
MAMONTH, спасибо! А то у меня Эльфики всего 3 книжки, там этих нет сказок :flow: :flow: :flow:
Юля, я сказки по датам добавляю. Так и получается, что последние еще не вышли. :)
Рад, что нравится.
Пока не знаю как выкладывать: каждый день, через день или раз в неделю. Если каждый день - то закончатся быстро и времени мало на понимание будет. Пока думаю.
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

*АРИШКА*
Сообщения: 11090
Зарегистрирован: 27 июл 2010, 19:01

Re: Сказки для девочек

Сообщение *АРИШКА* » 07 июн 2014, 14:08

почитаю :roll:

Аватара пользователя
MAMONTH
Сообщения: 482
Зарегистрирован: 10 янв 2010, 01:59
Откуда: Академ

Re: Сказки для девочек

Сообщение MAMONTH » 09 июн 2014, 11:57

МЕЛОЧИ ЖИЗНИ

Вовка был рубаха-парень и душа любой компании, потому что знал множество анекдотов, на раз входил в контакт с кем угодно, к жизни относился легко и по мелочам не парился. И к работе он относился так же – легко и с юмором, тем более что процесс располагал: Вовка трудился в фирме «Мебель на заказ», а заказчик – он тоже разный, знаете ли, бывает…
Вот и на этот раз – бабка одна заказала кухонный гарнитур и теперь методично доставала всякими придирками. Нет, ну не то чтобы совсем дурковала – факты имели место, но, по мнению Вовки, яйца выеденного не стоили. Так, имелись недочеты по мелочам, ну так ими вполне можно было бы пренебречь, а бабка вот зациклилась и требовала сатисфакции. Это она так выразилась, Вовка это слово и за большие деньги не стал бы выговаривать – язык сломаешь. Нет чтобы русским языком сказать – «переделайте, мол, и все тут», а она, можно сказать, матерится тут по-интеллигентному…
А сатисфакции бабка жаждала по следующему поводу: на лицевой панели выявились две длинные царапины, а один шкафчик вообще на место не встал – видать, что-то при замерах напортачили. Ну, шкафчик укоротили, только дверцу пришлось перевернуть, и теперь с обратной стороны наблюдалась лишнее отверстие. Ну, Вовка расстарался – замазал его герметиком, ничего так получилось, если не присматриваться и не ковырять, так и незаметно даже.
Но бабка оказалась упертая, вынь да положь ей радикальное и бесповоротное устранение дефектов.
- Ну вот что вам с этой дырки? – удивлялся Вовка, демонтируя злополучную дверцу. – Это ж мелочи жизни! Ее и не видно вовсе! Шкаф же высоко висит, а я ее на совесть замазал!
- Но я-то знаю, что она есть! – вредничала бабка. – Я что, свои кровные денежки заплатила за ваши внеплановые дырки? Не было такого в договоре!
Вовка не перечил, так как в договоре ничего такого действительно не было. Более того, и сроки они сильно нарушили, и крепления не в полном комплекте поставили, и еще царапины те, будь они неладны. Вовка их черным маркером замазал, и не видно так особо, но бабка и тут оказалась несогласная, затребовала новую панель. Ну, ладно, панель так панель, хотя, по его мнению, на кой столько лишних, необязательных телодвижений производить?
- Легче надо к жизни относиться, бабуся! – сказал Вовка, унося дефективную дверцу. А может не сказал, а подумал только… Но все равно – куда проще жить, если на мелочах не задерживаться. Жизнь, она же гладкой ни разу не бывает, везде рытвины и ухабы, и что, каждый раз ровнять, что ли? Эдак далеко не уедешь и скорости не наберешь! Где замазать, где закрасить, где подсыпать, где замаскировать – вроде и ничего получается. Вовка сам так жил и всем того же желал. А если по всякому поводу морочиться, так и язву нажить недолго.
Зря он про язву подумал, накаркал ведь! Пришел Вовка домой и чувствует – в животе какой-то непорядок. Не то крутит, не то болит. В общем, сигналы подает. Дальше – больше. Засигналил живот, как теплоход на Волге, прямо надрывается. Ну, Вовка наболтал себе проверенного народного средства «от живота» — водки с солью, принял в требуемой дозировке, и вскоре отпустила боль, стихла.
- Во как лечиться надо! – довольно пробормотал Вовка. – Быстро и со вкусом, и врачи не нужны!
Но среди ночи живот заныл с новой силой, да так, что и дышать больно. Он слышал, что такие боли у медиков называются «острый живот», а теперь понял, почему. И правда, словно кто-то ему якорь вставил в самое нутро, и колется он, гад, остриями во все стороны. Спать было уже решительно невозможно, народное лекарство кончилось еще вечером, а жить все равно хотелось, поэтому Вовка подумал и «скорую» вызвал.
«Скорая» ехала так долго, что кто похилее уже бы давно помер, но Вовка жизнь любил и поэтому докторов дождался, хоть и больно было ужас как.
- Чего вы там ковырялись? – сквозь зубы прошипел он. – А если у меня аппендикс лопаться собрался?
- Вот если бы голова лопаться собралась, тогда стоило бы беспокоиться, — рассудительно сказал врач. – А аппендикс – это же тьфу, для современной медицины семечки и проблема позавчерашнего дня, мелочи жизни.
Вовка с этим был в корне не согласен, потому как живот у него болел сегодня и мелочью жизни уж точно не казался, но спорить не стал – не до того было. Это потому что карета «скорой помощи» уже везла его в больницу, и ощущения были того… разнообразные. Вовку с его «острым животом» подбрасывало чуть ли не до крыши, а потом с силой вдавливало в носилки, якорь каждый раз заново врезался в нежные стенки живота, и это не прибавляло ни здоровья, ни оптимизма.
- Что ж вы, убийцы в белых халатах, как дрова везете? – утирая испарину, простонал Вовка. – Тут и здоровый загнется, не говоря уже о больных…
- Парк изношенный, машина старая, дороги никто не чинит, — объяснил врач.
- Так вы бы хоть амортизаторы нормальные поставили.
- А толку их ставить? Все равно через неделю-другую полетят. Так что терпи, пациент! Тяжело в леченье – легко в гробу! Гы-ы-ы-ы!!!
В другое время он бы и сам посмеялся над черным врачебным юмором, но сейчас ему не до смеха было. Кое-как дотерпел до больницы, в приемный покой уже в совсем скрюченном состоянии прибыл.
- А каталка где? – все-таки спросил он, вспомнив американские фильмы. Там обычно больного от машины на кресле таком специальном везут, вокруг медперсонал суетится, кто-то капельницу на ходу прилаживает, и непременно: «Доктор, мы его теряем!».
- Вот со своей каталкой бы и приезжали, — неприветливо буркнула сестра приемного отделения. – Полис где?
- Какой полис??? – взвыл Вовка. – Помираю я, не видно, что ли? Полис – это ж мелочь по сравнению с человеческой жизнью!
- Не сметь помирать без полиса! – взвизгнула медсестра. – Кому мелочь, а кому строгая отчетность! Вот везите полис, а потом болейте себе на здоровье!
К счастью, полис нашелся за обложкой паспорта, и Вовку признали как полноправного пациента, осмотрел его доктор и вынес вердикт:
- Срочно в операционную! Медлить нельзя!
- А что там у меня? – струсил Вовка.
- Вскрытие покажет, — сурово сказал доктор. – В смысле разрежем вас и посмотрим, что там стряслось. А так, поверхностно, кто его знает, что там…
- Так может сначала на УЗИ? Или на этот… как его… рентген?
- УЗИ не работает, рентген всей картины все равно не покажет, — объяснил доктор. – Самое верное дело – своим глазом глянуть. У хирургов глаз-алмаз, нипочем не ошибется!
- Так во мне же дырка будет! – чуть не плача, завопил Вовка.
- Ну и что – дырка? Мелочи жизни, зарастет! Мы ж ее потом заштопаем. Ну, а что шрам – так вы не барышня, вам на обложку «Вог» не сниматься. А мужчину шрамы, как известно, украшают!
Тут Вовку совсем сморило от боли и от ужаса, так что как он оказался в операционной, и сам не помнит. Лежит он, значит, на операционном столе, весь простынями укрытый, ремнями зафиксированный, и слышит, как медики к операции готовятся. Вода течет, металлические предметы лязгают, персонал переговаривается.
- Ой, я перчатку уронила! Ну надо же, перед самой операцией!
- А новых нет, не подвезли! Оперировать-то будете, или отменим?
- А как же, обязательно буду! Ничего, сейчас под краном промою – и сойдет.
- Как сойдет? А вдруг там микробы? – подал голос Вовка.
- Да сколько их там, этих микробов? К тому же быстро поднятое упавшим не считается! Подумаешь, перчатка – мелочи жизни…
- Ничего себе мелочи, — пробурчал Вовка. – От этой перчатки, может, жизнь моя зависит…
- Не суетитесь, больной! Я уже шестой десяток у операционного стола разменяла, и ничего, смертность в пределах нормы!
- Не хочу я в эту статистику, даже если в пределах нор… Сколько, вы сказали, у стола?
- Без двух годков шестьдесят!
- А сколько же тогда вам самой? – холодея от неприятного предчувствия, спросил Вовка.
- Восемьдесят пять! – бодро ответила хирургиня.
- Что??? Сколько??? А если вам во время операции того… плохо станет?
– Вот и молитесь, чтобы мне было хорошо, и прекратите канючить. Подумаешь, возраст, ерунда какая! По сравнению с вашими шансами на благополучный исход это просто мелочи. Вася, давай наркоз.
- Ага, даю.
- Маня, скальпель! Да не тот, который зазубренный, а тот, которым утром добермана резали…
- Какого еще добермана??? – заорал Вовка. – Я требую главврача!
- А как раз его добермана и оперировали. Успешно, кстати! И вас прооперируем, будьте спокойны. Ну, начина…
- Стойте! – задергался Вовка. – Еще же наркоз не подействовал!
- Это ничего, мы пока начнем, а он по ходу дела подействует, — утешила его хирург. – Мелочи же, чего вы, право…
- Да какие мелочи могут быть при операции??? – возмущенно заголосил Вовка.
- А такие же, как при изготовлении мебели, — мстительно ответила докторша, появляясь в поле зрения, и Вовка с ужасом опознал в ней давешнюю заказчику, ну ту, с некондиционной дверцей. Она поигрывала длинными кривыми ножницами, а в другой руке у нее хищно поблескивал скальпель. Похоже, тот самый, добермановский. – Отверстием больше, отверстием меньше, какая разница?
- А-а-а-а!!! – Вовка изо всех сил рванулся с операционного стола – и… проснулся. – Значит, все-таки сон… — ошеломленно проговорил он, тряся головой. Но сон выдался на редкость реалистичным, словно в триллере побывал, даже вон пот холодный выступил… Живот у него уже не болел – видать, с перепугу перестал, решил, что болеть-то себе дороже выходит…
На работу Вовка помчался, едва рассвело, и с утра пораньше взялся за дверцу для бабки. Работал истово, вдохновенно, по принципу «семь раз отмерь, один раз отрежь». Заметил, как практикант Серега болты, не пересчитав, на глазок, к готовому заказу кинул – не промолчал, вмешался:
- Ты чего это, парень? А вдруг не хватит?
- Да ну, сроду мы их не считали, это ж мелочевка! – удивился Серега.
- А вот и плохо, что не считали! – горячо ответил Вовка. – Ты тут не доложишь чего, а от этого, может, жизнь человеческая зависит!
- Че такого-то я сделал? – обиженно пробормотал себе под нос Серега, но болты назад потянул – пересчитывать.
- Давай-давай, молодо-зелено! Мебельное дело – работа тонкая и точная, в ней мелочей нет, — сурово сказал Вовка. – Учись, пока я живой… А то кто тебе потом опыт передаст?
Серега был явно недоволен неожиданной выволочкой, но вот это уже точно были мелочи жизни!

Автор: Эльфика
http://www.elfikarussian.ru/melochi-zhi ... t-ehlfiki/
Не имеет значения, что думают другие – поскольку они в любом случае что-нибудь подумают. Так что расслабься. (c) Паоло Коэльо

Ответить

Вернуться в «Психология и философия»